История
  • 591
  • ЛЕГЕНДА О "ГРИШЕ-РАЗБОЙНИКЕ" / или Кто же он, последний диктатор восстания «РАВИЧ»? Часть 4.

    Андрей ТИСЕЦКИЙ

    VII. А тот ли«РАВИЧ»?! / или Следы снова ведут на Игуменщину



    Предыдущую часть исследовательской работы читайте по ссылке — Your text to link...

    Но что, если я ошибся в своих умозаключениях по поводу идентификации атамана «шайки экспроприаторов" – Гриши-разбойника — Ксаверия Астровского (в чём лично я нисколько не сомневаюсь) ещё и с «Равичем»?! Что, если я принял за целое лишь часть картины?! что, если искать «Равича» надо на той же самой Игуменщине, и даже на малой родине самих Астровских?!

    На эту внезапную мысль меня натолкнули некоторые новые сведения, ставшие известными уже после фактического написания большей части данной исследовательской работы.

    Так, в библиографическом справочнике участников Ноябрьского восстания 1830-1831гг. на территории Беларуси приведены две персоналии землевладельцев Слатвинских (Антоний и Эварист) из Игуменского повета Минской губернии, косвенно участвовавшие в тех событиях, т.к. «хранили оружие» (возможно для партизан Павла Астровского). Причём в отношении Эвариста отмечено, что он был отдан под военный суд и содержался два месяца под арестом[328].

    Правдоподобно, что в обоих случаях персональные данные записаны некорректно(возможно и умышленно), а речь идёт об одном фигуранте дела — Людвике (Людвиге-Михаиле) Антоновиче Сегней-Слатвинском (польск. Ludwik Słotwiński; 25 августа 1801, имение Рованичи, Игуменский уезд — между 1876 и 1889 гг.) на то время игуменском поветовым маршалке[329].

    Правдоподобно и то, что дело было закрыто стараниями его бывшего опекуна, а потом тестя Винцента Гечевича (руск.: Викентий Иванович Гечан-Гечевич, польск.: Wincenty Gieczewicz; 5 красавіка 1770 — 19(31) сакавіка 1840, г. Санкт-Пецярбург), на то время минского гражданского губернатора и тайного советника. В феврале 1831-го он станет сенатором, переедет в С.-Петербург[330] и в этом же году выхлопочет для зятя младшее придворное звание камер-юнкера двора Его Императорского Величества[331].



    Портрет Винцента Гечевича

    Отцом Людвика был Антоний Слатвинский (род. до 1748, приход Видзовского костела — 12 марта 1804, г. Минск, похоронен на Кальварийском кладбище), чашник Лидский. 21 марта 1789 года за 260 тыс. злотых он приобрёл у епископа Виленского Игнатия Масальского имение Рованичи с фольварком Драхча Минского уезда.

    Людвик Слатвинский дважды становился маршалком шляхты Игуменского повета – 1 сентября 1826 –1832гг. (избирался на 2-а трёхлетних срока подряд) и 1 октября 1838-1850гг.(избирался на 4-е трёхлетних срока подряд).

    С 2 октября 1853 по 3 октября 1859гг. являлся Минским губернским маршалком (избирался на 2-а трёхлетних срока подряд, утверждался императором на посту 8 ноября 1853 и 2 ноября 1856)][332].

    Гербом рода (внимание!) являлась «Лелива», а само имение Рованичи граничило с несколькими имениями Ваньковичей, повстанцы из рода которых взяли себе такой же общий псевдоним. Вот только в честь ли носителей этого герба отца и сына Астровских?!





    Фото: «Лелива» на элементах лепнины и портике костела св.Антония в Рованичах



    Фото: руины костела св.Антония



    Фото: здание костёла Святого Антония еще в 1970-е гг., до того как в 1980-х его спалили неизвестные вандалы



    Фото: печать с «Леливой», как-будто с суконной фабрики Слотвинских, находившейся в имении Рованичи

    Знаменательно, что именно в последний срок заседания Людвика Слатвинского на выборной тогда ещё должности предводителя губернского дворянства зафиксирована активная подготовка к восстанию на Минщине, в том числе, деятельность шайки экспроприаторов на Борисовщине и соседних уездах.

    И именно после окончания её эпопеи он сложил свои полномочия, не став переизбираться на очередной срок, как бы уйдя в тень, с головой окунувшись в дела имения.



    Усадебный дом Слатвинских в Рованичах на рисунке Наполеона Орды. 1864—1876 гг.

    И не стоял ли за экспроприаторами (эдаким серым кардиналом), как и за тайной деятельностью мятежных землевладельцев Борисовского и Игуменского уездов Ваньковичей, Свид(ов) и Свенторжецких именно Людвиг Слатвинский, который, в том числе через магнатский род Тышкевичей также герба «Лелива» (чьё владение Логойск( центр семейного майората) находилось тогда в Борисовский уезде), был связан с ними кровнородственными связями[333]?!

    В таком случае герб «Лелива» мог выступать и неким тайным символом, который связывал эти роды через Гечевичей герба «Лелива»), а также (не исключено), что и род игуменских Астровских. Но, в таком случае, об этом знали лишь посвящённые, которые унесли эту тайну с собой в могилу.

    Сменивший Людвика Слатвинского в 1859-м на должности предводителя губернского дворянства коллежский асессор Александр Лапа, в 1863 году был выслан по приказу нового Виленского военного генерал-губернатора Михаила Муравьева в Пермскую губернию за подписание и намерение 17 ноября 1862 года представить на имя российского императора Александра II официальный адрес (обращение), в котором говорилось о необходимости объединения Минской губернии с польскими губерниями. Планировалось представить такие же адреса от всех губернских дворянских общин Северо-Западного края [334].



    Фото: Александр Доминикович Лапа (Лаппо)

    Как видится, оставайся Людвиг Слатвинский в это время на должности губернского предводителя дворянства, наверняка его постигла бы та же участь. Возможно, он предвидел это, и просто не стал подставляться.

    Однако женатый на его дочери Теодоре-Ядвиге[335] отставной штабс-ротмистр, шляхтич Слуцкого уезда Гектор (Виктор) Коркозович, (1819-1866) в 1863г. непродолжительное время исполнял обязанности повстанческого временного военного начальника Минского воеводства, и вместе с Болеславом Свенторжецким принял участие в боевых действиях повстанцев на Игуменщине. 14 июня 1863 года после боя отряда Лясковского с царскими войсками возле д.Лочин, он был взят в плен, лишен по суду сословных прав и приговорён к 15 годам каторги в рудниках, с конфискацией имущества и как-будто умер в Санкт-Петербурге от тифа по дороге в ссылку[336].

    А в имении Логи с д.Жеремец, Пружанка и Логи Логовского и Пружанского участка Беличанской волости Игуменского уезда:(30 дв. 146 р.д… выкупалось 987 д.) остались дети Ядвига, Леон и Элиза Гекторовичи. Досталось имение им от матери Феодосии Коркозевичовой. 1/7 принадлежала Гектору и была конфискована (РГИА Ф.577.О.18 д.453).





    Фото: могила дочери Гектора Коркозовича Юзефы-Софии Коркозович возле руин рованичского костёла

    Правдоподобно, что именно тесть Г.Коркозовича сделал всё, чтобы сохранить имение в собственности семьи. И каким-то образом он сумел сохранить и авторитет у российских властей, несмотря на то, что его подпись в списках т.н. «всеподданейшего адреса» дворян Минской губернии (о лояльности к Императору II) отсутствует, хотя их поставили два его сына Адам и Гвидо (Список за 28 ноября 1863г. (Адам и Гвидо Слотвинские; Список за 18 февраля 1864г. (Гвидо))[337].

    Однако К.Калиновский в своих Показания в Виленской особой следственной комиссии от 4 или 5 февраля 1864г. свидетельствовал, что:

    «В числе постановлений, объявленных мною от имени отдела были:

    а) разрешение обывателям (т.е. гражданам) Литвы не стеснятся в подписи адресов правительству, так как эти заявления считались не обязательными для лиц. их подписавших. Главной целью такого объявления было желание ослабить влияние адресов за границею. (Очевидно речь идёт об обращении Исполнительного отдела Литвы от 2 сентября 1863г. См. — »Niepodległość", №8, 1863)[338].


    Поэтому среди подписантов по той же Минской губернии можно найти и тайных тогда ещё руководителей восстания на её территории и других фигурантов данной исследовательской работы.

    Другое дело, что именно в районе Рованичей в конце весны, а далее с конца лета и до поздней осени 1863-го оперировал объединённый отряд повстанцев Минской губернии под командованием Станислава Лясковского, вплоть до его роспуска[339].

    Известно также, что на 1858 год та самая Володута, возле которой партизаны Собека взяли в плен царского генерала Грунта, а её жители были сосланы в Сибирь, входила в состав рованичского имения[340]!

    И не в районе ли Рованичей стараниями Людвика Слотвинского «Собек» и скрывался до начала следующего года?!

    Опять же, согласно показаниям бывшего инсургента отряда С.Лясковского студента Московского университета Генриха Александровича Станевича, данных им в Минской следственной комиссии 25-26 июня 1863 года:

    «Однажды. когда недостало в шайке денег, то по совещанию штаба посланы были Липинский и Озембловский (разведчик отряда — А.Т.) в им.Рованичи к помещику Слотвинскому, откуда того же дня возвратились и привезли 800 руб.сер.»[341]

    Интересно, как потом Людвик Слатвинский объяснялся с властями по этому поводу. Надо думать, заведомо лгал, рассказав, что из лесу приехали «польские разбойники» и под угрозой применения оружия, вынудили его отдать им эти деньги)))



    Фото: а 80 лет спустя «юго-западнее деревни Рованичи в лесном урочище Безодница с XI.1942 по X.1943 гг. базировалась партизанская бригада им.Щорса». Памятный знак возле рованичской средней школы.

    В этой связи знаменательно и то, что, в соседнем с Рованичами имении Ваньковичей Забашевичи, как видится, удалось таки скрыть от властей истинную причину смерти её владельца Юзефа Ваньковича, которая, правдоподобно, наступила в результате ранения или болезни, вызванной тяготами и трудностями тяжёлых партизанских будней[342].



    Фото: надгробие могилы Юзефа Ваньковича на т.н. «панском» католическом кладбище в лесу возле д.Забашевичи

    Вместе с ним там, правдоподобно, захоронены и ещё несколько также оставшихся нераскрытыми инсургентов, а также их дети, рождённые в том же мятежном 1863-м. При том при всём, что кладбище миниатюрное, а идентифицированные старые могилы XIX – нач. XX вв. – это исключительно могилы рода Ваньковичей.

    Ремарка
    Из метрической книги Борисовского костёла об умерших за 1914 г.: № 76. 1914 года августа 8 дня убит на войне Яков Францевич Витковский, командир гусарского Нежинского полка, вдов, 52-х лет (09.06.1863-24.08.1914[343]) от роду, оставил сына Марианна, дочерей Ядвигу и Елену. Тело его 28 апреля 1915 года борисовский декан кс[ендз] Гурко на Забашевичском кладбище похоронил[344].



    Фото: Предположительное надгробие могилы Якова Витковского, предполагаемого же сына повстанца 1863-го, захороненного в одной из нескольких безымянных могил «панского» католического кладбища д.Забашевичи



    Фото: на переднем плане расколотое надгробие предполагаемого отца-повстанца Розалии Зубович — могилы справа на «панском» католическом кладбище д.Забашевичи



    Фото: надгробие Розалии Зубович

    Р Российском государственном историческом архиве хранится Дело «По протесту СПб прокурора о Дворянине Коркозевиче»(РГИА. Ф.1405 О.63.Д.1630). Н.2.12.1864 г.- К.13.03.1886 г.

    Согласно рапорта СПб прокурора Его Превосходительству Министру юстиции дворянин Минской губернии:

    «Гектор Коркозевичиз 43 лет состоял под судом в полевом военном суде, учрежденном при штабе Коломенского пехотного полка и приговорен к ссылке в каторжную работу в рудники на 15 лет.

    Вследствие этого 11.03.1864 г.за № 24 выдан Коркозевичу полевым военным судом статейный список и тогда же за № 142 уведомлен Тобольский приказ о ссыльных.За тем при открытом листе, выданном Минским Батальоном военной стражи,13 июля за №13865, Коркозевич отправлен в путь и прибыл по Варшавской ж.д. в СПб в августе 1864 г.С этих пор Коркозевич остается в СПб, в исправительном заведении, т.е. год и 3 месяца.

    Из переписки о Коркозевиче видно, что он был свидетельствован кем-то и в какой-то болезни, но только не в особом присутствии Губернского правления, как это установлено 107 ст. ХIV т. Устава о ссыльных.

    После сего, в июле 1865г. СПб физикат ((ново-лат., от лат. physicus) врачебная управа, особое присутственное место в обеих столицах царской России — А.Т.)вторично освидетельствовал здоровье Коркозевича и тоже не в особом присутствии Губернского правления, как постановлено законом.

    Физикат заключил, что болезненное состояние Коркозевича не предвещает хорошего исхода и во всяком случае при общем изнурении сил отправление его в край с суровым климатом должно иметь весьма вредное влияние на его здоровье.

    Какая болезнь у Коркозевича физикат не определил, а сказал только, что в Сибири очень суровый климат.

    По моему личному мнению этот климат очень полезен для мятежников, и во всяком случае не вреднее Петербургского...»


    Далее прокурор требует все документы о состоянии здоровья Коркозевича.

    Вследствие этого врач Исправительного заведения Рихтер дал 18.09.1965г. следующее заключение:

    «В июле 1865 г. выражено физикатом мнение, что болезненное состояние Коркозевича не предвещает хорошего исхода, делает невозможным отправление его в ссылку. В настоящее время К. довольно бодр, покоен, питание в организме улучшилось, однако ж расположение к успешному развитию туберкулеза и к нервным припадкам мало изменилось…

    29.10.1865 г. было проведено новое освидетельствование физикатом уже в особом присутствии Губернского правления и физикат заключил, что» Коркозевич страдает органическим пороком сердца и начальственной артерии вследствие ревматического воспаления в сочленениях. Имея ввиду, что такое болезненное состояние при влиянии холодов может принять опасный характер, физикат полагает, что отправка К. к месту назначения может быть произведена только по окончании зимних холодов.."


    Поскольку заключения разные, прокурор засомневался в правильности заключений и ведёт переписку с Губернским Управлением на предмет того, что они сами должны сделать заключение о необходимости оставить в больнице, и в случае оставления уведомить о том Тобольский приказ. Кроме того отмечает, что ст.ст.108 и 111 ХIV т. Устава о ссыльных подразумевает, что оные отправлялись пешком, а теперь они следуют по железной дороге или на лошадях.

    Решений в деле нет.

    Но, видимо, пока переписка шла, наступила весна. В Сибирь его отправили, где он, по сведениям из других источников, вскоре и скончался. Как будто от тифа[345]?!

    Однако можно предположить, что «смерть от тифа», а не от туберкулёза или инфаркта (что выглядело бы логично) была «констатирована» всего лишь на бумаге за солидную мзду ответственным за это царским чиновникам. А сам Гектор Корказович мог по поддельным документам уехать за границу Российской Империи, или вернуться на родину и нелегально проживать там до самой своей смерти.

    Подобный пример известен в лице арендатора имения Янки Борисовского уезда Винцента Рожновского, который был активным участником повстанческого отряда, действовавшего в 1863 году в районе Голубицкой пущи, граничившей с местечком Кубличи Витебской губернии и местечком Березино (верхнее) Борисовского уезда. Силы были неравные, и повстанцы вынуждены были отступать в леса на восток от реки Березины, что тянулись в направлении Борисова. При отступлении повстанцы понесли тяжёлые потери. Всех пленных собрали в местечке Лепель Витебской губернии. Винцент Рожновский был схвачен и, также как и Гектор Коркозович, был осуждён на 15 лет каторги. Его имения Камень и Ула в Лепельском уезде Витебской губернии были конфискованы и переданы царским генералам за заслуги «в усмирении мятежа». Однако в 1867 году Винцент Рожновский смог сбежать с каторги и под вымышленной фамилией Стодольник проживал в имении Станкруль Борисовского уезда, принадлежащем родителям его жены Гинтовтам[346].

    За явной волокитой в деле отправки на каторгу в Сибирь Гектора Коркозовича с содержанием его не в тюремных казематах, а в больничной палате, с возможностью навещания родных, явно стоял его влиятельный тесть, имевший гражданский чин 4-го класса Табели о рангах действительного статского советника[347].

    Справочно:

    Чин этот давал право на потомственное дворянство. Соответствовал чинам генерал-майора в армии и контр-адмирала во флоте, а также (по 1809 год) — придворному чину камергера. Титуловался «Ваше превосходительство». Лица, имевшие этот чин, занимали должности директоров департаментов, губернаторов, градоначальников; реже — товарищей (заместителей) министра. Чин действительного статского советника присваивался послам и посланникам Российской империи[348].

    М.Н.Муравьёв, описывая в своих «Записках» дела восстания в соседней с Минской Могилёвской губернии, упоминает и тамошнего маршалка князя Стефана Любомирского (pl.Stefan Lubamirski, бел.Стэфан Любамірскі — 03.01.1853—15.12.1863[349],), конкретно обвиняя его в руководстве действиями повстанцев на Могилёвщине:

    «Тамошний губернский предводитель был одним из главных секретных руководителей онаго (восстания); но он так себя осторожно вёл, что его трудно было юридически в том уличить; впрочем он был уволен от должности и одан под надзор полиции»[350]



    Фото: Стефан Любомирский (1856-1863)

    Так вот, не был ли на самом деле «Равичем» бывший минский губернский предводитель дворянства?!

    А «Равич» не производное ли сокращение от названия его имения Рованичи (бел. Раванiчы)?!

    В таком случае Ксаверий Астровский, по логике вещей, мог исполнять при нём и формальную роль руководителя «секции войны», а по факту – последнего полевого командира. Какая-то, чисто формальная должность, могла быть и у того же Василя Конопацкого.

    Как известно, Людвик Слатвинский скончался между 1876-м и 1889 гг. И не легализовался ли Ксаверий Астровский именно после его смерти?

    Опять же, совсем не известно, кто была мать последнего, где и как прошло его детство, отрочество, юность. А что, если его воспитанием занимался сам владелец имения Рованичи?

    На эту мысль меня навела этимология его малой родины Гайдуковой Слободы (Слободки).

    Известно, что, помимо всего прочего, гайдуками в исторической Литве – Беларуси XVI — XIX вв. называли вольнонаёмных воинов (телохранителей) личной охраны местных правителей и магнатов. Дети гайдуков часто получали университетское образование. Обычно гайдуки отличались очень крупным и крепким телосложением[351].



    Фото: Могила одного из потомков тех гайдуков из личной охраны Слатвинских на кладбище в Рованичах

    Павел Астровский (отец Ксаверия) перед началом Ноябрьского восстания 1830 года как раз и являлся студентом Виленского университета, где изучал медицину. В войне-восстании начинал участвовать на территории северных поветов бывшего Великого Княжества Литовского в качестве поручика 12 полка линейной пехоты[352].

    Известно и то, что он был очень высокого роста и недюженной силы[353], как видится, доставшиеся ему по наследству от предков.

    Учитывая тот факт, что его сын Ксаверий после побега из Псковской тюрьмы вынужден был бежать за пределы Российской Империи, где и умер, правдоподобно, что сын инсургента Ноябрьского восстания с самого детства был взят под крыло рованичского магната Людвика Слатвинского. И, следовательно, находится под его опекой и влиянием. В любом случае, даже если верна именно моя вторая версия идентификации «Равича», после смерти последнего, формальным тайным лидером разгромленных, но так и не покорённых последних нераскрытых повстанцев оставался именно Ксаверий Астровский.

    Известно, что в дореволюционное время достопримечательностью имения Рованичи была библиотека с обширным фондом. Здесь же хранился (внимание!) большой статистический архив Минщины. 

    Хочу напомнить, что в рапортах «Равича» национальному правительству в Польше речь шла и о необходимости «собирать статистические данные про ситуацию в крае»[354].

    Правдоподобно, что в личном архиве Слатвинских могли быть и непубличные документы, которые окончательно подтвердили бы мои умозаключения, или же опровергли часть из них.



    Фото: усадебный дом Слатвинских в Рованичах. 1918г. (https://be.wikipedia.org/wiki/Раванічы#/media/Файл:Ravaničy,_Słatvinski._Раванічы,_Слатвінскі_(1918)jpg)



    Фото: возле усадебного дома Слатвинских. 1901-1917гг. (https://be.wikipedia.org/wiki/Раванічы#/media/)Файл:Ravaničy,_Słatvinski._Раванічы,_Слатвінскі_(1901-17).jpg



    Фото: вид усадьбы с озера. XX век



    Фото: современное состояние усадебного дома Слатвинских в Рованичах — (https://www.sb.by/articles/ne-poteryat-navsegda-pamyatniki.html)

    Правдоподобно и то, что именно на основании этих документов Ксаверию Астровскому и могло быть выписано подтверждающее его участив в Январском восстании удостоверение. Но куда был вывезен тот архив, в Россию, Польшу, или куда-то ещё, сохранился ли он вообще, и если да, то работали ли с ним профессиональные историки и энтузиасты, доподлинно не известно.

    В 1870-м году участник Ноябрьского восстания 1830-1831 гг. и кузен Эмилии Плятер беларус Владислав Плятер вместе с польским историком, журналистом и политиком Агатоном Гиллером основали Польский музе в замке Рапперсвиль в Швейцарии, в котором была собрана и большая коллекция документов Национального правительства, мемуаров различных документов по Январскому восстанию, из числа тех, что не попали в руки царских властей.



    Основатель музея, граф Плятер, завещал коллекции польскому (по факту и беларускому) народу. В 1927 году, после восстановления Польшей независимости после Первой мировой войны, в соответствии с завещанием Платера музейные коллекции были перевезены в Польшу в четырнадцати железнодорожных вагонах: 3000 произведений искусства, 2000 исторических реликвий, 20 000 гравюр, 9000 монет и медалей, 92 000 книг и 27 000 рукописей.

    Большая часть этих коллекций, особенно библиотека и архивы, были намеренно уничтожены нацистами в Варшаве в ноябре 1944 г. после подавления Варшавского восстания[355].

    Правдоподобно, что среди уничтоженных документов могли быть и те, что смогли бы пролить больше света по теме моей исследовательской работы, в том числе оригинальные документы — переписка Национального правительства с «Равичем».

    Т.е. на данный момент у меня есть только скупые обобщённые сведения и скрупулёзная историческая реконструкция событий, что имели место на нашей земле 160 лет назад.

    Поэтому в «Деле об идентификации „РАВИЧА“» ещё рано ставить точку.

    Ссылки:

    [328]Гарбачова В.В. Удзельнiкi паустання 1830-1831г.г. на Беларусi /бiблiяграфiчны слоунiк/, Мн. Выдавецкi цэнтр БДУ, 2006, С.315.
    [329]Минские губернаторы, вице-губернаторы и губернские предводители дворянства (1793-1917) : биографический справочник /сост. Ю.Н. Снапковский; редкол.: В.И. Адамушко [и др.]. Мн. Изд. «Беларусь». 2016. С. 76, 77, 230–233; be.wikipedia.org/wiki/Людвік_Антонавіч_Слатвінскі.
    [330]https://be.wikipedia.org/wiki/Вікенцій_Іванавіч_Гечэвіч.
    [331]Минские губернаторы, вице-губернаторы и губернские предводители дворянства (1793-1917) : биографический справочник /сост. Ю.Н. Снапковский; редкол.: В.И. Адамушко [и др.]. Мн. Изд. «Беларусь». 2016. С. 76, 77, 230–233; be.wikipedia.org/wiki/Людвік_Антонавіч_Слатвінскі.
    [332]Там же.
    [333]https://ru.wikipedia.org/wiki/Тышкевичи; www.kp.ru/daily/26484/3354567/.
    [334]Минские губернаторы, вице-губернаторы и губернские предводители дворянства (1793-1917). Там же. С. 159–163; be.wikipedia.org/wiki/Аляксандр_Дамінікавіч_Лапа.
    [335]Минские губернаторы, вице-губернаторы и губернские предводители дворянства (1793-1917). Там же; be.wikipedia.org/wiki/Людвік_Антонавіч_Слатвінскі;
    dmitrij-kr.livejournal.com/100687.html.
    [336]1863 год на Меншчыне. — kalinouski.arkushy.by/library/rok_1863_na_mienszczynie/personal.htm;
    rosgenea.ru/familiya/korkozovich: dmitrij-kr.livejournal.com/100687.html.
    [337]Rok 1863 na Mińszczyźnie. St.181, 189; 1863 год на Меншчыне. — kalinouski.arkushy.by/library/rok_1863_na_mienszczynie/adress.htm.
    [338]Восстание в Литве и Белоруссии 1863―1864 гг. Материалы и документы. С.72.
    [339]Там же. С.427, 431, 434, 435; НИАБ, Ф.2001, Оп.2, Д.13, Л.254, 254об. (рукопись на бланке); Паустанне 1863-1864 гадоу у Вiцебскай, Магiлеускай i Мiнскай губернях. Дакументы i матэрыялы Нацыянальнага Гiстарычнага Архiва Беларусi. Мiнск. Выдавец А.М.Вараксiн. 2014, С.398; Андрей Тисецкий. ЗАГАДКА СМЕРТИ ЮЗЕФА ВАНЬКОВИЧА / или Кто же он, таинственный игуменский инсургент «Лелива»? — bramaby.com/ls/blog/history/4011.html.
    [340]https://ru.wikipedia.org/wiki/Володута.
    [341]Восстание в Литве и Белоруссии 1863―1864 гг. Материалы и документы. С.431.
    [342]Андрей Тисецкий. ЗАГАДКА СМЕРТИ ЮЗЕФА ВАНЬКОВИЧА / или Кто же он, таинственный игуменский инсургент «Лелива»? — bramaby.com/ls/blog/history/4011.html..
    [343]https://www.ria1914.info/index.php/Витковский_Яков_Францевич; www.grwar.ru/persons/person/5343;
    gwar.mil.ru/army/3043/;
    [344]НИАБ. Ф. 937. Оп. 8. Д. 4. Л. 358.
    [345]http://kalinouski.arkushy.by/library/rok_1863_na_mienszczynie/personal.htm.
    [346]Ражноўскі К. Успаміны/ пераклаў з польскай М. Гіль. Ч.1. Паставы: «Сумежжа». 2015. С. 4.
    [347]Минские губернаторы, вице-губернаторы и губернские предводители дворянства (1793-1917) : биографический справочник /сост. Ю.Н. Снапковский; редкол.: В.И. Адамушко [и др.]. Мн. Изд. «Беларусь». 2016. С. 76, 77, 230–233; be.wikipedia.org/wiki/Людвік_Антонавіч_Слатвінскі.
    [348]https://ru.wikipedia.org/wiki/Действительный_статский_советник
    [349]https://mogilew.by/histor/188371-rukovodstvo-mogilevskoy-gubernii.html.
    [350]Графъ Михаилъ Николаевичъ Муравьёвъ / Записки его объ управленiи Северо-западнымъ краемъ и объ усмиренiи в немъ мятежа, 1863-1866. Русская старина. 1882. Томъ XXXVI. С.423.
    [351]https://ru.wikipedia.org/wiki/Гайдуки.
    [352]Гарбачова В.В. Удзельнiкi паустання 1830-1831г.г. на Беларусi /бiблiяграфiчны слоунiк/ С.37.
    [353]Прототип Дубровского: Из неопубликованных воспоминаний современника Пушкина. – За индустриализацию, 1937, 10 февр.; Андрей Тисецкий. НЕВЫДУМАННАЯ ИСТОРИЯ «РАЗБОЙНИКА ДУБРОВСКОГО» /или Жизнеописание одного беларуского шляхецкого рода. — bramaby.com/ls/blog/history/4114.html.
    [354]Дзмiтрый Матвейчык. Паўстанне 1863-1864 гадоу у Беларусi: нарыс баявых дзеянняў. Мн. «Медысонт». 2013. С.99.
    [355]https://en.wikipedia.org/wiki/Polish_Museum,_Rapperswil; www.polskieradio.pl/397/8260/Artykul/2613533,76-лет-назад-гитлеровская-Германия-практически-уничтожила-фонды-Госархива.

    7 апреля 2024г.
    • нет

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.