История
  • 2518
  • Янка РОМАНЧУК - несостоявшийся беларуский Нельсон МАНДЕЛА

    Автор и составитель — Андрей ТИСЕЦКИЙ — СЫЩИК от ИСТОРИИ
    «Беларуское историко-детективное агентство»


    Продолжение исследовательской работы «ПРЕЗИДЕНТ БЕЛАРУСИ» Янка РОМАНЧУК, он же «ЦЫГАН», он же «ЯСТРЕБ», и «Союз Борьбы за Независимость Беларуси» / Часть I. «Эпопея в Барановичской области. 1944-1949 гг.» — Your text to link...

    Внимание! Материалы будут добавляться и корректироваться.

    В редакции 23 ноября 2021 года

    Любые совпадения с днем сегодняшним – «это все фейк и неправда…»

    «Пасеклі край наш папалам,
    Каб панскай вытаргаваць ласкі.
    Вось гэта — вам, а гэта — нам,
    Няма сумлення ў душах рабскіх.
    І цягнем мы на новы строй
    Старую песню і чужую:
    Цыгане шумнаю талпой
    Па Бесарабіі качуюць…
    За ўсходнім дэспатам-царком
    Мы бегаем на задніх лапах,
    Нью-Ёрку грозім кулаком
    І Чэмберлена лаем трапна.
    Засыплем шапкамі яго,
    Ура, ура — патопім ў соплях.
    А нас тым часам з году ў год
    Тут прадаюць ўраздроб і оптам.
    Мы не шкадуем мазалёў.
    Мы за чужых праклёны роім,
    Але без торгу і без слоў
    Мы аддаем сваіх герояў.
    Не смеем нават гаварыць
    І думаць без крамлёўскай візы,
    Без нас ўсё робяць махляры
    Ды міжнародныя падлізы.
    Распаўся б камень ад жальбы
    Калі б ён знаў, як торг над намі
    Вядуць маскоўскія рабы
    З велікапольскімі панамі.
    О, ганьба, ганьба!
    Ў нашы дні
    Такі разлом, туга такая!
    І баюць байкі баюны
    Северо-Западного края…
    Плююць на сонца і на дзень.
    О, дух наш вольны, дзе ты, дзе ты?
    Ім мураўёўскі б гальштук ўздзець,
    Нашчадкам мураўёўскім гэтым…
    Але яшчэ глушыце кроў.
    Гарыць душа і час настане,
    Калі з-за поля, з-за бароў
    Па-беларуску сонца гляне.
    Тады мы ў шэрагах сваіх,
    Быць можа, шмат каго не ўбачым.
    З тугою ў сэрцы ўспомнім іх,
    Але ніколі не заплачам.
    А дзень чырвоны зацвіце,
    І мы гукнем яму: «Дабрыдзень».
    І са шчытом ці на шчыце
    Ў краіну нашу зноў мы прыйдзем».


    Алесь Дудар 1928г.

    В последнее время стало популярно сравнивать несостоявшегося кандидата на пост Президента Республики Беларусь Виктора Бабарыко с южноафриканским государственным и политическим деятелем Нельсоном Манделой.

    Но бывший глава Белгазпромбанка («дочка» российского Газпромбанка), в отличие от бывшего президента ЮАР, до своего совсем недавнего осуждения «за получение взяток в особо крупных размерах», был, по известной «терминологии», всего лишь успешным «жирным котом», а не лидером радикальной, и даже террористической организации. В данном случае — Африканский национальный конгресс — АНК.



    Фото: Нельсон Мандела в камере тюрьмы

    По мнению Манделы, вооружённая борьба стала последним средством ("… иногда не до законов..."). Годы растущих репрессий и насилия со стороны государства убедили его в том, что ненасильственная борьба с режимом апартеида не принесла и не могла принести ожидаемого результата[1].

    И история действительно показала, что именно политика ответного террора за террор, в конце концов, заставила мизерное белое меньшинство фашиствующих хозяев жизни Южно – Африканской Республики (фактических рабовладельцев) сесть за стол переговоров с представителями подавляющего большинства совершенно бесправного и униженного коренного черного населения страны (фактических рабов). А совсем не (давно уже ставшее популярным мемом) «выражение озабоченности» мировых политических кругов.

    И в беларуской истории периода СССР был человек, который, при счастливом для него стечении обстоятельств, вполне мог стать нашим национальным Нельсоном Манделой — первым президентом по настоящему свободной, независимой и процветающей Республики Беларусь – «Страны для жизни».

    Самым видным и опасным для руководителей БССР представителем национальной антисоветской политической «диаспоры» в исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ) 2-й пол. 1950-х – 1-й пол. 1970-х гг. безусловно являлся Иван (Янка) Владимирович Романчук, человек, который несколько лет до своего задержания и осуждения вел беспощадную локальную партизанскую войну с советской властью на Несвижчине и в соседних районах бывшей Барановичской области (1946-1949); считал, что беларусы – самодостаточная нация, и поэтому должны находится не в составе Польши или России, а жить в своем собственном государстве, имел политические амбиции – заочно называл себя Президентом Беларуси; создал и возглавил подпольную антисоветскую организацию «Союз Борьбы за Независимость Беларуси».



    Фото из уголовного дела. Источник — документальный фильм ОНТ «Противостояние» 2004 года

    Но если этот период жизни современника Манделы во многом теперь известен, то годы его лагерного сидения (1949-1974) до сих пор оставались практически белым пятном отечественной историографии. А ведь именно они стали самыми значимыми и плодотворными в его деятельности уже не как террориста и экспроприатора(каких во множестве было и среди первых лидеров советской России-СССР – те же Ф.Дзержинский и И.Сталин, например), а одного из главных негласных проводников беларуской национальной идеи своего поколения, стоявших у истоков провозглашения независимости Республики Беларусь на излете ушедшего в историю XX века.

    Янка Романчук родился 22 октября 1920 года. Интересно, что в интернете в свободном доступе можно найти следующую общую характеристику людей, рожденных 22 октября (Весы), которая как нельзя лучше характеризует данную историческую фигуру:

    «Это обаятельные, позитивные и жизнелюбивые личности. Они видят мир в ярких красках.

    Эти люди энергичны и напористы. Они выделяются целеустремленностью на фоне остальных Весов. Их рациональный ум с развитым абстрактным мышлением не привык действовать по готовым стереотипам. Поэтому от них стоит ждать нововведений и перестроек.

    Это бунтари от природы. Они любят отстаивать социальные идеи или свои идеалы в глазах общественности. К середине жизни это качество угасает и позволяет вести более миролюбивый способ жизни (выделено мною – А.Т.).

    В характере родившихся в этот день ощущается влияние следующего знака зодиака – Скорпиона. Такое близкое соседство вносит нотки эмоциональности, желания власти и тотального контроля над событиями».


    Об истинной роли Янки Романчука в деле беларуского Возрождения второй половины XX века удалось узнать благодаря кропотливой многолетней работы с его личным архивом и дополнительному историческому поиску.

    Однако, обо всем по порядку.


    I. «Группа Прашковича» / «Академическая группа» («Акадэмiчны асяродак»)


    Известному антигерою Беларуси Муравьеву-Вешателю часто приписывают фразу «Что не доделал русский штык — доделает русский чиновник, русская школа и русский поп» (в современной интерпретации Азаренка – институты некоего единого общества – школа, армия и церковь).

    В советские времена ситуация с насильственной русификацией беларусов, и, в первую очередь, через русскую школу только усугубилась.

    Наибольшее же вытеснение белоруской мовы происходило в 1960/70-е гг. при денационализированном «крепком хозяйственнике» — популисте Петре Машерове во главе Советской Беларуси, метившем на самую вершину власти в СССР.

    За что, согласно распространенной версии, и поплатившемся, будучи устранен кремлевскими конкурентами в результате заказного политического убийства, обставленного под «несчастный случай» — аварию.



    Широкая дискуссия о методах обучения русскому языку в национальных республиках закончилась в августе 1956 года межреспубликанской конференцией в Ташкенте, где было отмечено, что русский язык стал всем советским народам «вторым родным языком» и средством обогащения лексики национальных языков…[2].

    Третий закон Ньютона гласит, что на любое действие найдется противодействие. Развернувшаяся после этого кампания внедрения русского языка во все сферы жизни национальных республик встретила протест части национальной интеллигенции, которая после XX съезда партии начала подымать голову. Даже высшее руководство БССР порой высказывалось с осуждением масштабов русификации.

    В середине 1950-х — преподаватель Городенского университета Бронислав Ржевский проводить компанию письменных обращений к властям на тему дискриминации беларуского языка. Организует также обращения студентов.

    16 января -1956 г. Бронислав Ржевский был арестован и впоследствии осуждён к 7 годам заключения по обвинении в беларуском национализме.

    ЦК КПБ организует разгром «националистических взглядов» М.Ларченко. Сигналам к этому стала статья Л.Абецедарского и А.Сидоренко с обвинениями М.Ларченко в идейных ошибках[3].

    13 августа 1956 года Народный поэт Беларуси Якуб Колас попытался передать письмо про состояние белорусского языка в ЦК КПБ, но ответственный за культуру секретарь Тимофей Горбунов не принял Песняра. Это был показательный акт заведомого унижения поэта, с точкой зрения которого белорусская правящая элита всегда считалась.

    Чиновник дал понять Якубу Коласу, что его мнение никого не интересует. Как вспоминают дети Песняра, в тот день отец вернулся от Горбунова и во время обеда скончался. Ему было 74 года[4].



    Фото: группа белорусских писателей, среди которых Я. Колас, П.У. Бровка, А.С. Ставер, В.С. Короткевич и другие на совещании молодых писателей. 1956 г., г. Минск



    В феврале 1957 года вышло постановление Совета министров БССР «Аб удасканаленьні і частковай зьмене існуючага правапісу», целью которого была дальнейшая русификация беларускай мовы.

    В том же 1957 году Братья Левон и Михась Белые развесили в Минске листовки в защиту беларускай мовы (содержание листовок составляло стихотворение Левона Белого («Усе народы прагнуць сваёй волі, ўлады, песьні...»). Участники акции были разысканы и наказаны.

    14 декабря 1957 года в газете «Літаратура і Мастацтва» появилась статья Бориса Саченко «Шанаваць родную мову». Это было первое выступление в беларуской прессе против русификации.

    В № 5 за май 1958 года в журнале «Маладосць» было опубликована повесть Алексея Кулаковского «Дабрасельцы».

    В июне 1958-го прошло совместное заседание бюро ЦК ЛКСМБ и Президиума правления Союза писателей БССР, где повесть осудили как ошибочное произведение, которое «показывает колхозную деревню в кривом зеркале» (ЛИМ, 02.07.1958). А.Кулаковский был снят с занимаемой им должности главного редактора журнала «Маладосць»[5].

    В январе 1959 года на приеме в честь сорокалетия БССР, на который приехал Н. С. Хрущев, первый секретарь ЦК КПБ К. Мазуров выступил с речью на родном ему белорусском языке. Хрущев был возмущён, почему речь была не русском. Чуть позже он высказался ещё более определенно:

    «Чем скорее мы все будем говорить по-русски, тем быстрее построим коммунизм».

    После этого началось вытеснение беларуской мовы с тех позиций, которые она ещё занимала, особенно усилившееся после смены первого секретаря ЦК КПБ П. Машеровым в 1965 году[6].

    С этого времени в БССР начались ликвидация беларуских школ и беларускоязычной периодической печати, а отечественную литературу начали изучать согласно российских переводов. Похожие тенденции отмечались и в Академии Наук БССР, где директор Института языкознания даже не умел говорить по-беларуски, а директоры других научных институтов не пользовались беларуским языком, научная литература за редким исключением печаталась по-российски. В это время приём в асьпирантуру проходил коммунистическую партийную фильтрацию, а значительная часть сотрудников, в особенности связанных с беларусоведением, были агентурой советских спецслужб.

    Насильственная и всеобщая политика русификации вызывала протест беларуской интеллектуальной элиты, в том числе академической. Однако высказывание своей позиции оставалось небезопасным несмотря на т. н. «хрущёвскую оттепель».



    Фото: около Академии Наук БССР, слева направо: Алесь Яскевич, Иван Тищенко, Иван Марченко, Иван Яшкин, Арсень Лис

    С начала 1960-х гг. в окружении молодых учёных и аспирантов преимущественно гуманитарных научных институтов начало складываться неформальное ядро единомышленников (некоторые участники движения не были между собою знакомыми). Эти люди попали в Минск уже преимущественно национально сознательными личностями. Большинство из них были выходцами из западной части Беларуси, или какое-то время там работало, что давало возможность контактировать с деятелями беларуского национально-освободительного движения.

    Мировоззрение и патриотическая позиция всех этих людей формировались под воздействием:

    — западно-беларуской традицией (контакты с живыми её носителями, знакомство с соответствующей патриотической литературой);
    — традициями беларусизации второй половины 1920-х (через знакомство с тогдашней литературой, которая уцелело от уничтожения);
    — восстановлением исторической памяти (запрещённые книги В.Ластовского, В.Игнатовского, А.Смолича, польскоязычные издания);
    — деятельность беларуской эмиграции (через радио «Свобода» и благодаря «обличительным» советским публикациям, в которых выбиралась нужная информация);
    — влияние украинского национально-освободительного движения (через контакты с учёными Академии Наук Украины) и в некоторой степени аналогичных движений в странах Балтии;
    — влияниям российского диссидентского движения (через самиздат);
    — тесными контактами с представителями старого беларуского Возрождения, которые вернулись из концлагерей, или с их близкими родственниками (Язеп Сушинский, Лариса Гениюш, Николай Улащик, Павлина Мядёлка, в некоторой степени Гаврила Горецкий, жена Аркадия Смолича и др.)[7].

    Участники движения имели контакты с единомышленниками из других неформальных объединений — студентов филологического факультету БГУ, с объединением «На Чердаке» («На паддашку»), куда входили преимущественно минские художники и искусствоведы; с объединениями Гродненщины (Лариса Гениюш, Алесь Белакоз), Молодечно (Геннадий Кохановский, Микола Ермолович), Барановичей, Новополоцка, некоторыми офицерами и курсантами минского Высшего инженерного радиотехнического училища.

    Важную роль в патриотическом движении играли художник/культуролог Левон Борозна, который, как и Янка Романчук, был ярым поборником идеи отделения Беларуси от Советской России, а также писатель Владимир Короткевич[8].



    Фото: крайний справа — Зенон Позняк. 4-й справа — Владимир Короткевич

    Весной 1972 года Политбюро обсуждало в Москве вопрос о диссидентском движении.

    Председатель КГБ Юрий Андропов предложит разобраться с «агентами Запада». Брежнев поддерживает предложение и призывает «сечь эти явления в корне, не позволять подонкам отравлять атмосферу советского общества».

    Эта (публично не объявленная) кампания, очевидно, координировалась рабочей группой по подготовке к 50-летию СССР (1972), однако подробно прорабатывалась она в Отделе пропаганды ЦК КПСС[9].

    Обвинения в “покровительстве национализму” стали одной из причин снятия с занимаемых ими должностей как минимум двух “еще хрущевских” глав компартий республик (УССР и ГрУССР) – Петра Шелеста и Василия Мжаванадзе. В 1973 году из Политбюро были выведены три его члена: Шелест и не входящие в клан Брежнева «покровители русских националистов» Геннадий Воронов (предсовмина РСФСР) и Дмитрий Полянский. Их места заняли верные “брежневцы” вроде Юрия Андропова[10].

    Внутри страны советов начинается погром диссидентства и национализма.

    В Москве арестовывают правозащитниц Якира и Краснина. Владимира Буковского присуждают к 7 годам заключения. Начинается компания очернения академика Андрея Сахарова и Александра Солженицына, который совсем недавно чудом выжил после попытки неизвестных отравить его.

    Аресты и суды над диссидентами происходят и в Ленинграде, Новосибирске. Репрессии достигают Вильно. Но больше всего достаётся украинцам. Во Львове происходят массовые аресты по «делу Добоша».

    КГБ путем шантажа разузнает от бельгийского студента украинского происхождения Ярослава Добоша, который собирал в Украине образцы «самиздата», имена авторов крамольных изданий. Практически все они получат большие сроки и попадут в лагеря строгого режима на Урале и в Мордовии[11].

    В это время, помимо уголовного преследования диссидентов, власти активно начинают применять «карательную психиатрию» — принудительное направление инакомыслящих в психиатрические лечебницы. [12].

    15 августа 1972 в Минске произошло резонансное заказное политическое убийство. Братьями Михаилом и Александром Золотовыми, сыновьями полковника КГБ Михаила Золотова – начальника охраны Дома правительства в Минске, был убит один из главных моральных лидеров беларуской национальной интеллигенции своего поколения Левон Борозна[13].



    Фото: Левон Борозна. 1971г.

    28 ноября 1973 года при странных обстоятельствах (в больнице, как будто в результате довольно простой операции[14]) умирает совсем недавно вышедший на свободу послевоенный «несвижский Робин Гуд» Микола Демух.

    КГБ вплотную занялось «академической группой» летом – осенью 1973 г. Волна репрессий накатила из Украины, где до этого времени полным ходам шёл разгром тамошнего патриотического движения. На допросах и при обысках напали на следы связей с Беларусью. В руки чекистов попали письма некоторых беларуских представителей патриотической интеллигенции с оценкой национальной политики КПСС и планами координации сопротивления ей.



    Фото из уголовного дела. Источник — документальный фильм ОНТ «Противостояние» 2004 года









    Фото: могила Н.Демуха и его сына (который как-будто тоже имел проблемы с советским законом и ушел рано) на кладбище д.Квачи Несвижского района. 2018г.





    Фото: старый свиран на земельном участке, не сохранившейся до наших дней хаты Н.Демуха в д.Квачи Несвижского района. 2018г.

    Летом 1973 в Минске и некоторых других городах прошел ряд допросов и профилактических бесед. По примерным подсчетам, «на собеседования» попало около ста учёных, преподавателей ВУЗов, учителей, студентов.

    Судя по вопросам на допросах, спецслужбы старались приписать им создание подпольной националистической организации, с соответствующим руководством, структурой и связями за рубежом. В особенности чекисты интересовались личностью Владимира Короткевича, которому, судя по всему, они примеривали роль «лидера беларуских националистов (как и в 1930-м году ОГПУ хотел сделать Янку Купалу «лидером» мифического «Союза освобождения Беларуси»). Не обходили вниманием и Ларису Гениюш.



    Фото: Лариса Гениюш

    Однако с версией КГБ о существовании подпольной националистической организации ничего не получилось. Высшее коммунистическое руководство Беларуси не было заинтересованно в раздувании дела «о националистах». В республике, жители которой в массе своей совершенно безропотно и поголовно превращались в русскоязычных советских людей, не могло быть национализма. Опять же, Петру Машерову совсем не хотелось повторить судьбу его украинского коллеги Петра Шелеста, первого секретаря ЦК КП Украины, погоревшего на аналогичном «деле».

    Надо думать, что даже в среде руководителей КГБ при СМ БССР мнение о необходимости «жесточайших» репрессий разделяли далеко не все, поэтому, в конце-концов, в отличие от той же УССР, обошлось без уголовных дел.

    Тем не менее, главное беларуское кэгебэшное начальство апеллировало к Москве. Оттуда приехал соответствующий эмиссар, который ознакомился с делами, и репрессивная машина закрутилась снова. Выбрали тех, кто больше всего засветился радикальностью позиций или высказываний, и в особенности те, в отношении которых были собраны вещественные доказательства «вины».

    Так у Миколы Прашковича это были письма в Украину.

    А следует отметить, что он дружил со многими патриотически настроенными беларускими писателями и учёными, в особенности с Ларисой Гениюш, с которой переписывался и которую навещал в Зельве. Он также наладил связи с украинскими патриотами. Когда в 1972-м г. некоторые из их (М. Коцюбинская, З. Франко) были обвинённые в национализме и лишены работы, М. Прашкович собирал средства на помощь украинским друзьям.

    У Михася Чернявского нашли привезенную им с Украины в Беларусь рукопись известной по тем временам работы В.Дзюбы «Интернационализм, или русификация»[15].

    Зимой 1973-1974 велась идеологическая подготовка акции наказания. Партийные пропагандисты по всей Беларуси начали в лекциях рассказывать о раскрытии националистической организации, которая готовилась оторвать Беларусь от «семьи братских народов СССР»; претендовала на отобрание у России Смоленщины и Брянщины; стремилось к реставрации капитализма. Назывались конкретные фамилии участников «подполья».

    Чёрная же пропаганда пошла значительно дальше. Мелкие партийные функционеры распускали слухи о связях с иностранными центрами, о вагонах антисоветской и националистической литературы, о подвалах с оружием. Не забывало и о моральном облике «националистов».

    Из тех, кто в 1974 — 75 летах был уволен из работы, как националист: Каврус Алесь, старший научный сотрудник Института языковедения, родился на Мядельщине; Лапуць Виктор, заведующий отдела Института геологии, родился на Копыльщине в семье, депортированной в 1937 г. в Казахстан, учился во Львове, национально сформировался под влиянием Владимира Короткевича и Степана Мисько; Мисько Степан, старший научный сотрудник Института искусствоведения, этнографии и фольклора, родился на Слонимщине; Позняк Зенон, аспирант Института искусствоведения, этнографии и фольклора, родился на Ивьевщине; Прашкович Микола, старший научный сотрудник Института литературы, родился в Березинском р-не, работал учителем на Сморгонщине; Рабкевич Валентин, старший редактор Белорусской советской энциклопедии, родился на Копыльщине, работал журналистом на Браславщине и Воложинщине; Чернявский Михась, старший научный сотрудник Института истории, родился и учительствовал на Мядельщине. Были также участники Академической группы, в отношении которых ограничились «профилактическими разговорами» и запугиванием[16].



    Фото: Слева направка (нижний ряд) Михаил Шушкевич, Борис Саченко, Алесь Ясквич, Иван Чигрин, Алексей Гордицкий, Михась Чернявский. Стоят слева направо: Арсень Лис и Николай Прашкович. 1960-е гг. Фото из семейного архива Арсеня Лиса

    Михась Чернявский в свое время вспоминал (пер. с бел. мой – А.Т.):

    «Было в нашем окружении несколько лиц, которые «не засвечивались» и практически не участвовали в сходках, но они накапливали и прятали информацию. Их задачей было уцелеть при возможном разгроме движения и арестах, и стать передатчикам идеи Возрождения преемникам. Фамилии их я не буду называть и сейчас»[17].

    К последнему обстоятельству мы еще вернемся.

    Арсень Лис (1934-2018 гг.), беларуский фольклорист, литературовед, литератор, член Союза писателей СССР и Союза беларуских писателей, доктор филологических наук, в свое время свидетельствовал, что осенью 1973 года КГБ начал реализовывать задуманную против ученых Академии Наук БССР обвинительно-репрессивную акцию.

    «Задуманное сначала фигурировало там под названием «Группа Прашковича» (и к этому обстоятельству мы еще вернемся – А.Т.). Позже ей было дано более общее, бесперсональное название «Академическая группа» («Акадэмiчны асяродак»).

    … А это уже читай, понимай политическая крамола, проступок антигосударственный. Спустя некоторое время после вызовов в КГБ ученых и литераторов стало очевидно, что было это не профилактическое «прощупывание настроений интеллигенции». Скрывалась за этим некая конкретная цель-замысел.…

    А на самом деле не нужно было быть глубоким аналитиком, чтобы догадаться, что за всем этим кроется некий практический замысел спецслужбы. Но что конкретно можно было предположить?

    О том, что занималось этим специальное отделение госбезопасности по борьбе с белорусским национализмом, узнал Степан Миско, как старший среди нас, да вдобавок человек не без связей (его дядя академик Прокопчук в Гражданскую войну был комиссаром), и даже, что возглавлял то подразделение полковник Репич»[18].


    Миско вызывали на бюро ЦК КПБ перед пленумом 1974 года. Первый секретарь ЦК КПБ Пётр Машеров рассказывал Миско о «едином советском народе», об «одном языке» и т. д. А затем начал кричать на его:

    «Нашёлся свядомый белорус. Поживёшь два года без работы, вот посмотрим, как ты запоёшь… Ты думаешь, если бы ты стал руководителем республики, так сразу все и заговорили бы на белорусском языке…»


    Степан Миско продолжал отстаивать свои взгляды. После разговора с Машеровым в бюро ЦК КПБ он не мог в течение 2 лет устроиться на работу. Тогда устроился в Государственный музей БССР. А перед пенсией — работал заместителям главного редактора в издательстве «Университетское»[19].

    Справочно:

    Репич Михаил Григорьевич(1924 – 201…?), уроженец д.Замостье бывшего Василевичского района бывшей же Полесской области БССР.

    В годы советско-германской войны — связной и разведчик спецотряда №14 Разведуправления Генштаба Красной Армии. Полковник КГБ СССР.



    Фото: Михаил Репич. 1970-е гг.

    В 1947 году закончил Ленинградскую спецшколу НКГБ/МГБ, а в 1963-м БГУ им.Ленина.

    В 1947-1958-м гг. – старший разведчик, старший оперуполномоченный МГБ – МВД ЛитССР.

    В 1958-1967 гг. – старший оперуполномоченный КГБ при СМ БССР.

    В 1967-1970 гг. – заместитель начальника отдела КГБ при СМ БССР
    (5-е Управление (борьба с идеологической диверсией), созданное в 1967 году[20]?).

    В 1970-1974 гг. – начальник отдела КГБ при СМ БССР.

    В 1974-1979 – помощник начальника по кадрам УКГБ при СМ БССР Минской области.

    В 1979-году вышел на пенсию.

    Из военных воспоминаний М.Г.Репича:

    «Когда о моей связи с партизанами стало широко известно, мне в конце марта 1943-го было предложено уйти в лес и влиться в 14-й диверсионно-разведывательный спецотряд Разведупра Генштаба Красной Армии. Мой прежний командир Григорий Середа, пополнив группу, ушел для выполнения задания на шоссейную дорогу Брест – Гомель, а потому я поступил в распоряжение командира разведгруппы «Андрея» — Ивана Яковлевича Бялляра. С учетом того, что я хорошо знал окружающие села и людей, меня по-прежнему использовали на разведработе – продолжал встречи со связными на ст.Нахов, в райцентре Василевичи, в Замостье и Глинной Слободе. Под руководством Ивана Яковлевича приобрел навыки агентурной и визуальной разведки…»



    Фото: Михаил Репич. 1945г.

    Интересно, что в первые послевоенные годы беларус Михаил Репич служил не в Советской Беларуси, и не был причастен к ликвидации (говоря языком официальных чекистских документов) местного послевоенного «буржуазно-националистического подполья». В это время он принимал участие в борьбе с лиетувискими «лесными братьями» на беларуской Виленщине.

    А со времени партизанщины Михаил Репич был хорошо знаком со своим земляком и бывшим же партизанским разведчиком Иваном Науменко, последним Народным писателем Беларуси (1925-2006).

    К последнему обстоятельству, как и к личности Михаила Репича, мы еще также несколько позже вернемся.



    II. Лагерная эпопея беларуса – политического заключенного №1 в СССР
    эпохи «оттепели» и «развитого социализма»


    Пока не удалось восстановить полную картину первых лет отбытия наказания Янкой Романчуком в ГУЛАГЕ. Из нескольких источников известно, что сначала он сидел в Горлаге под Магаданом, где в 1953 году после смерти Сталина, в числе других беларусов 4 ОЛП (лагерный отдельный пункт), являлся активным участником знаменитого Норильского восстания (по сути стачки) политических заключенных — самого продолжительного и массового ненасильственного протеста заключённых в истории ГУЛАГа[21].

    Один из лидеров восстания наш земляк Рыгор (Григорий) Климович в одном из интервью отмечал:



    ФотоР.Климович после возвращения из лагеря в 1956г.

    “В Норильском лагере было на удивление много беларусов (по его данным – свыше пяти тысяч человек)… Мы не просто жили и держались вместе, но и учили беларускую мову, читали о своём историческом прошлом. И вскоре, ощутив себя беларусами, одной семьёй, мы стали силой в лагере, и силой большой… Ядро беларусов нашего четвёртого отделения составляли Иван Наумович, Александр Стельмах, Иван Бабич, Семён Крот, Александр Шавейка и Иван Романчук”[22].







    Фото: заключенные Горлага. Сер.1950-х гг. Из архива бывшего политического заключенного, уроженца Борисовского района Ивана Апета

    Дальнейшее перемещение последнего по советским ИТЛ можно проследить по почтовым конвертам писем из его личного архива. Самые ранние из них датируются 1955-м годом. Вот лишь некоторые, адресованные ему бывшими лагерными товарищами (беларусы, украинцы, русские, эстонцы), их родственниками и некоторые черновики писем самого Янки Романчука:



    II.I. Из лагеря в лагерь (Из переписки Янки Романчука)



    Один из самых старых конвертов писем

    — 23.01.1955 г. г.Комсомольск на Амуре п/о Хурмули п/я «ЯБ» 257/20-4 Романчук Ивану Владимировичу. Отправитель: Близняк Григорий Павлович, БССР Молодеченская обл. г.Поставы пл.Свободы, 20.

    — 24.10.1955. Романчук Ивану Владимировичу Хабаровский край «Советская Гавань» п/я 205 –В. Отправитель: Прико Ольга Даниловна БССР Брестская обл. Давид-Городокский р-н Хоромский с/С д.Хорск.

    — 2.4.1956. Романчук И.В. г.Комсомольск на Амуре п/о Хурмули п/я 257/20-4. Отправитель: Шеломский Тимофей Иванович Крымская обл. Старо-Крымский р-н с.Изюмовка.

    Из письма от 31.5.1956 г. (получено 10.6.1956 г.) на рус.яз.:

    «Здравствуйте, Иван Владимирович.

    Сегодня получила письмо из дома, в котором папа переслал ваши письма, адресованные мне, и письма моего брата. Ваня пишет, что скоро будет дома. Сколько радости принесла нам эта весточка! Он уже уехал из Магадана, но куда – ничего не пишет. Я не знаю, куда послать деньги на дорогу, ведь у него нет никаких запасов, в этом я уверена.

    Сегодня написала письмо его другу Леониду Карпухину, с которым он был вместе до последнего дня, попросила его подробнее сообщить о Ване. Куда и на какое время его переместили. Мы его так ждем!

    Я писала в Верховный Совет дважды, ответа не получала, но ждала…

    Теперь нам не нужны никакие ответы, мы ждем теперь Ванюшу.

    Я начала уже запасаться вином.

    Я знаю, сколько вам отшельнику пришлось пережить бед. Не думайте, что вас, переживших столько горя, встретят с презрением. Найдутся, конечно, такие негодяи, но умны люди давно уже их считают презренными, а не тех, кто брошен был в свое время за решетки. Такая была «эпоха», она требовала жертв, это все понимают. Не надо вспоминать прошлое, оно так горько…

    Вы еще молоды, все будет хорошо, сохраните только здоровье, это самое главное.

    Когда кончается ваш срок?

    Всего хорошего.

    Желаю здоровья, Л.Т.»


    Из черновика ответного письма от 10.06. 1956г. на рус.яз.:

    «Здравствуйте Лариса Тимофеевна.

    Очень благодарен вам за письмо от 31.5. с.г. Разделяю с вами радость по поводу освобождения ИД…. Срок свой кончу в этом году и стремлюсь «бросить якорь» в Крыму. Довольно северной тьмы. Рвусь к южному солнцу. Здоровье в полнейшем порядке, а коль что окажется и не так – верь, медики «подштопают»… При оказии, от меня прошу передать привет Карпухину Л. Мы друзья с Норильска».


    — 6.10.1956. Романчуку И.В. Хабаровский край гор.Совгавань, п/я №205 «В». Отправитель: Гор.Ухта, Коми Р, Ветлосян, Дорожный пр.6, кв.17. Синкевич(?) (Шестакович? Ясинский? Ясенович?) Василий Ануфр.

    — 2.11.1956. Романчук И.В. Хабаровский край г.Сов.Гавань п/я 205 «В». Отправитель: Яскевич А. (Жора) г.Баранович, ул.Бородино, 19

    — 23.1.1957. Романчуку Ив.Вл. г.Совгавань п/я 205 «В». Отправитель: Иван Данилович Главацкий Крым Судак Щебетовка.

    — 26.1.1956 г. (получено 14.2.1956 г.) Романчуку И.В. г.Комсомольск на Амуре п/о Хурмули
    , п/я «ЯБ» 257/20-4. Отправитель: Иван Главацкий, г.Магадан, п/я 261/199.



    Из письма на рус. яз.:

    «Дорогой Иван Владимирович, здравствуй!

    Твое письмо от 18.12.55 г. получил 23.1.56 г. Искренне благодарствую.

    До этого письма мне ничего не было ведомо о твоей судьбе. Теперь ясно.

    Что же тебе писать о моей жизни? Пашу по специальности. Старые хозяйства ликвидировал. Почти вслед за твоим отъездом я переехал в 1-й (ОЛП – А.Т.) Летом (4 месяца трудился на УПП. С наступлением зимы «нырнул» в бухгалтерию. По указУ от 17/IX много ушло. Мне дали 50%. Боровко ушел (ему дали 50%, но зачетов хватило). Мне еще календарных 4 г. 8 мес. Положение тоже, что и в твою бытность. Помаленьку креплюсь. Постарел. Русалочка «ссучилась», о твоей боюсь чего хорошего написать. Проконсультируюсь у Леньки Шаколенко. По статьям ему по амнистии отказано.

    Право, прости, не знаю, что тебе и писать? Как изнасиловали поросенка – тебе это не интересно. А потрясающих новостей нет. Все обители похожи, в основном, друг на друга.

    Так и получается: поговорить, казалось бы, было б о чем, а писать нечего…»


    Из письма И.В.Романчуку Михася Кожича (из Степлага) от 1.6.1956г. (пер. с бел. мой – А.Т.):

    «Дорогой Янка!

    Сердечно благодарю за письмо. Эти новости, которые ты мне сообщаешь и тут уже известны. Комиссия работает у нас уже довольно давно. Одно отделение уже закончили (ОЛП – А.Т.) отпустили домой, приблизительно 90%, а 10% задержали еще на месте. Из них многим сократили срок, кому до 10 лет, кому до 15, а кому до 20. А некоторым единицам оставили старый: по 25. Теперь рассматривают соседнее отделение, за 3 км от нас, однако проживают и судят у нас, т.к. тут есть соответствующее помещение. Людей привозят сюда на машинах. Людей с 8-м пунктом освобождают очень редко. Срок сокращают многим, однако есть случаи, что оставляют по-старому.

    Чистосердечное признание и раскаянье очень помогает; из таких почти всем уменьшают срок, а многих и домой отпускают. Крутить и отпираться – хуже. К людям западным, выросшим не под советской властью, отношение лучше. Как к несознательным: им часто прощают и серьезные преступления, и даже убийства.
    Через пару дней должны начать рассматривать наше отделение. Как со мною будет – не знаю, однако есть яблоки дома пока не собираюсь. Дело мое – тяжелое.

    Ту бумажку, которую тебе читала спецчасть, прочитали мне недавно. Выпало из приговора тоже, что и у тебя, а все последнее осталось в силе. А того, что осталось, достаточно. Вот такие дела. «Хотелось бы в рай, да грехи не пускают». Пора было бы вдохнуть родной воздух, да, как видно, не придется. Еще придется подождать. Ну что же, как будет, так и будет.

    Маруся живет тут уже второй месяц. Ходит на работу в огород: садит цветы, поливает, полет и т.п. Зарабатывает мало, однако как-нибудь держимся. Бог даст – не пропадем. Только вот беда, что она думает, что меня отпустят, и вместе поедем домой. Не хочется мне ее разочаровывать, и поэтому молчу. Каждый день после работы захожу к ней. В воскресенье временами пускают на сутки. Вместе как-то живей проходит время, забываешь, что меня ждет лагерь. Вспоминаем прошлое и мечтаем о будущем. Она рассказывает, какие лишения ей пришлось пережить после моего ареста, как ее преследовали все, не исключая и Ширмы, как уволили с работы.

    Неизвестно, как наладится наша семейная жизнь после рассмотрения моего дела комиссией, может быть, что вывезут куда.

    Ну об этом заранее думать не стоит.

    Володю Киселя вывезли в бытовой лагерь, т.к. у него только лагерный террор, бытовая статья. Его дело не подлежит рассмотрению комиссией. Вот, видишь, как не везет хорошим людям.

    Вчера получил весточку, что Генка Бовдей приехал сюда, находится в Кенигире, 25 км отсюда. Ну он постарается приехать сюда и увидится со мной.

    Последнее время он жил в Татарской АССР вместе с Тасей. Писал, что там им было очень тяжело. Дней десять тому назад я послал ему письмо и советовал, чтобы ехал сюда, а он вот и сам появился.

    Тут уже лето. Весна закончилась полностью через два месяца. Хорошо, что жары и пекла нет, т.к. очень мучит. Пустыня покрылась сизой зеленью. Из растений тут преобладает степная полынь и поэтому зелень имеет оттенок сизо-голубой.

    Красивые красные тюльпаны уже давно отцвели. Идут часто дожди. Интересно, как там у нас. Теперь должен цвести ландыш над Неманом. Когда же уже доведется увидеть?

    На этом заканчиваю. Вести шлю тебе, как видишь, не интересные. Может ты напишешь мне более приятные новости.

    Привет Прико.

    Будь здоров!

    Твой сябра Михась»


    — 2.3.1957 Совгавань п/я 205 «В» Добриян Александр Николаевич. Получатель: Добриян Николай Николаевич, Гродненская обл. Слонимский р-н Костеневский с/С д.Соколово.

    — 1.5.1957. Романчук Ив.Вл. г.Совгавань п/я 205 «В». Отправитель: Добриян Александр Николаевич г.Комсомольск на Амуре п/о Хурмули участок №23.

    — 14.9.1957. Дьяченко Владимиру Исаковичу, Иркутская обл. Чунский р-н п/о Чуна п/я 215/5-019.

    Из черновика письма (рус. яз.):

    «В.Исак., как видишь, мы сменили Хабаровский край на Иркутскую обл. и с 1.VI. г. живем здравствуем под адресом: Иркутская обл, Чунский р-н п/о Чуна, п/я 215/5-019. Я работаю в пекарне. Сергей Андреевич – как и в Совгавани, Полторак грузит вагоны с лесом, Орлов прогуливается, а Павел Александрович остался в Совгавани. Чего – я не знаю???

    У меня работы много, ведь около 1800 человек приходится обслуживать, а нас только четыре человека. Однако не унываю. Голову не опускаю.

    Нас потешили и громогласно заявили: ожидается амнистия и вслед за ней новый кодекс с имением обратной силы…

    Тебе интересно, что собой представляет Чуна? Это 150 км от Тайшет на северо-восток. Поселок в тайге.

    Ж.д станция. Имеется большой ДОК, где народ и работает. Вокруг лесозаготовительные участки. Обеспечение неплохое. Цены ниже совгаваньских. Сахар – 9.60 руб. кг, масло слив. – 24.30 и т.п. У нас с общежитием – тесновато, а для вольнонаемных – квартир полно. Заработки неплохие Водки пьют – уйму. Картошку еще кушаем свежую, а скоро и молодую…»








    — 21.10.1959 г. Романчук Ивану Владимировичу Иркутская обл. г.Тайшет п/я 410/7. Отправитель: Леонид Сенкевич (двоюродный, троюродный брат? – А.Т.), Чуна (на трасянке, пер. мой – А.Т.):

    «Очень благодарю тебя за дружеские отношения. Прочитав все четыре письма, я пришел к выводу, что тебе там не совсем погано, хотя между строчками проскальзывает недовольство перемещением на новое место. Но я думаю, что это только сначала, а дальше будет все в порядке.

    Если это все, что ты пишешь, все правда, в смысле работы и заработка, то кажется мне, что ты ничего на этом не пострадал, что приехал туда, а как только хорошо познакомишься там со всеми, то может быть еще лучше, чем тут.

    Что касается твоего покровителя, который так старался за твое новое место, то я ему передавал «привет» от тебя. Правда немного он скривился, но старался этого не показать и начал иронически усмехаться. Но когда я спросил, насколько ему стало свободней, после того как тебя отправил, а это было в присутствии развода, то ему стало неловко и стал оправдываться, что как будто это все не от него зависело. Гулидов ему тоже обратил внимание по поводу тебя.

    Ну, короче. Это все уже прошлое. И назад его не вернешь. При возможности, поговоришь еще ты с ним, а теперь крепись на новом месте, устраивайся как можно лучше.

    Да, вот еще маленькая неприятность. С Демуха удержали по исполнительному всю месячную получку, и он тут поднял скандал, утверждая, что он по своему листу все выплатил на Колыме, а то, что удержали, это нужно было платить тебе.

    Но ему бухгалтер сказал, что было бы в листе отмечено, но так как он твердит, что выплатил, то они дали запрос в тот лагерь, где он платил. Результаты когда-то будем знать. А теперь я пишу тебе по той причине, чтобы ты был в курсе этого дела…

    А тебе передают привет все, кому я передал от тебя: Володя (Кисель? – А.Т.), «Бай», Кудрицкий, Гулидов, «Скотобаза», ну и ряд других.

    Прими и от меня дружеский горячий привет».


    Из письма Л.Сенкевича от 24.1.1960 г.:

    «Что до Демуха, то я перестал с ним спорить, и он в последнее время ничего не напоминает. Может так и лучше, т.к. только начнешь спорить, то что-нибудь да скажешь непотребное. Работает на «Баевом» месте ночью…»










    Фото: на входе в Городищенский РОМ. 1950-е гг.

    — 26.12.60 г. Романчук Ивану Владимировичу Иркутская обл. г.Тайшет п/я 410/7. Отправитель: Котович Иван Николаевич г.Луганск, ул.Челюскинцев 8-34.

    Из письма И.Н.Котовича. г.Минск от 11.5.1961 г. на рус. яз.:

    «… И так, я нахожусь в новом городе Солигорске, который очень быстро и красиво строится. Да! Ну, что красивый он будет, то это да. В этом и сомнения не может быть. Строятся большие 4-х этажные (и больше) красивые дома со всеми удобствами.

    Квартиры из 2-х – 3-х комнат, удобная уборная, кладовые, газовая плита и все другое удобство.

    Но, могу сказать чистую правду, что устроится на работу очень-очень трудно. В Сибири гораздо проще и свободнее, чем у нас на родине. Я все еще не работаю. Думал я, когда ехал в Солигорск, что здесь будет легко и хорошо, а оказывается все наоборот. Знаешь Ваня, мне хотелось устроится на Солигорский Калийный Комбинат, но там еще нет набора, ни рабочих, ни ИТР. И вот я живу все за счет брата, который высылает мне деньги.

    Правда вот сегодня ходил на одно предприятие, где мне пообещали устроить мастером. Может быть, что и получится. Если это не выйдет, то придется вернуться в Луганск. Там работы гораздо больше и и гораздо легче устроится, чем в Солигорске. Конечно, в Солигорске в будущем, через 2-3 года, будет хорошо, и на работу будет легко устроится. Сам комбинат только начинает строится. А строительство продлится 3-4 года. И конечно, к этому времени, уже будет большой и хороший город. Правда, здесь жить экономически и материально хорошо. То есть все есть, что только тебе надо. Масла сколько угодно и какого угодно. Молока тоже. Хороших продуктов полно. Ну материалов, одежды, ботинок и др. всего полно. Вот такие-то дела, Ваня. Теперь скажу тебе откровенно, что в Минске гораздо проще устроиться на работу, чем прописаться. Я ходил во многие организации, и везде есть работа. Но говорят так. Дайте минскую прописку, и мы вас берем на работу.

    Да! Моя очередь подходит на прием к Председателю Верх. Совета Козлову. Все мои вещи находятся в Минске, а я живу временно у родственников в Солигорске. Но я твердо решил, что буду работать в Солигорске. Сегодня иду на медкомиссию и устроюсь как положено.

    Ты, Ваня, обязательно пиши. Ведь я тебе о многом сообщу в следующих письмах, какие мне делают упреки и бросают реплики.

    Ваня, большой персональный привет: Луцаеву Петру, Гулидову Николаю, Харькевичу Павлику, Сашке Анищенко, Ивану Григорьевичу Браславскому, Маловка Алику, Папчук Ник., Яну Кару – моему другу эстонцу (и дерни его от моего имени за нос), Ражахатому(?) (неразб.) Ник., Кулик Ник. И всем хлопцам нашим землякам…»


    Из письма И.Н.Котовича. г.Минск от 20.5.1961 г. на рус.яз.:

    «Здравствуй дорогой друг Ваня!

    Сообщаю, что только сегодня вечером получил твое долгожданное письмо, за которое тебе сердечное спасибо.

    Ваня! Признаюсь тебе откровенно, что я так соскучился по ребятам. Ты, конечно, мне никогда не поверишь, но это мое откровенное признание. Ведь здесь на большой свободе так тебя каждый хочет объегорить, надуть как стервеца. Это чистая правда. Хочешь устроится на работу – гони монету. Хочешь получить квартиру – тоже самое, нужен «чимергес» — самогон. А если хочешь прописаться, то и денег не соберешь…
    А у нас вспоминают тебя и Царское.

    Ваня, работать буду на в гор.Солигорске на калийном комбинате. Короче говоря, так с работой очень трудно. Т.е. трудно устроится…»


    — 14.8.1961 г. Котовичу Ивану Николаевичу. Романчук Иван Владимирович Мордовская АССР ст.Потьма п/о Явас п/я 385/7-23.



    Фото: вывеска ж/д станции Потьма того периода

    -22.3.1964. Луцаеву Петру Михайловичу Мордовская АССР ст.Потьма п/о Явас п/я жх 385/7-11. Отправитель: И.М.Устименко г.Магадан п/о 12 дупча №12.

    — 2.7.1965 г. Романчуку Ивану Владимировичу Мордовская АССР п/о Явас п/я-ж-х 385/7/17. Отправитель: Максимчик Алексей Степанович Алтайский край Смоленский р-н с/з Чапаевская ферма.

    — 7.7.1965 г. Романчуку Ивану Владимировичу Мордовская АССР ст.Потьма п/о Явас п/я ж.х. 385/7-7. Отправитель: Крутько Александр М. (брат) Минская обл. Велейский р-н Каловичский с/с Титневичи.

    — 13.12.1965 г. Романчуку И.В. Мордовская АССР п/я жх 385/7-8. Отпр. Брановец Анна Викторовна Минская обл. Слуцкий р-н пос.Мусичи колхоз Маяк.





    Открытка от освободившегося земляка-диссидента, Лагодича Николая Васильевича, отсидевшего 3 года в Мордовских лагерях[23]

    — 30.5.1966. Романчуку И.В. Мордовская АССР п/о Явас п/я жх 385/11-14. Отправитель: Каморник Семен П. г.Новогрудок ул.Ленина, 99.

    — 6.5.1968. Романчуку И.В. Мордовская АССР ст.Потьма п/о Явас п/я жх 385/11-8. Отправитель: Гродненская обл. Лидский р-н Дубровенский с/С д.Копачели Гре.ч… Д.

    — 7.9.1969. Романчуку И.В. Мордовская АССР ст.Потьма 385 п/о Умор-19. Отправитель: Кохович Мария М. Брестская обл. г.Лунинец ул.Суворова, 7

    — 18.12.1969 Романчуку И.В. Мордовская АССР ст.Потьма п/о Умор п/я 385/19-3. Отправитель: Грушевский Николай А. Брестская обл. г.Лунинец ул.Суворова,7

    — 24.3.1971. Романчуку И.В. Потьма п/о Лесной уч жх 385/19-3. Отправитель: Жебровский Марьян Станиславович Гомельская обл. Лельчицкий р-н п/о Марковское.

    — 22.4.1972. Романчук Ивану Владимировичу. Мордовская АССР ст.Потьма п/о Лесной уч. жх 385/19-3. Отправитель: Бурак Петр Григорьевич Минская область г.Слуцк ул.2-я Трудовая 10-13.

    Из письма на рус. яз.:

    «… Я очень долго старался перейти работать в Минск, но как вам известно, в Минске никак не приписывают, и все мои старание и надежды остались безрезультатны.

    Работаю пока в городе Слуцк на мясокомбинате. Но, как вам известно, в пищевой промышленности оклады низкие, а как говорится, на зуб можно всегда кое-что положить съедобного в виде колбасы и кое-каких мясных продуктов…

    Был в командировке в г.Береза и попутно заехал в Несвиж к Леокадии Иосифовне. Много говорили, но в основном о тебе. И, говоря открыто, тебя там ждут и надеются. Да еще в разговоре мне сказали, что Демух работает и живет в Дзержинске. И вот, по их настоянию и просьбе я поехал в Минск через Дзержинск, а в Дзержинске разыскал Демуха, и встретились по-приятельски, друг друга узнали и о многом поговорили. В его жизни тоже произошло неприятное. Жена его не приняла, и он поехал к сыну в Солигорск. Тот тоже его не принял, и тогда ему пришлось переехать в Дзержинск, где остался на квартире у одной вдовушки. Но, как он сам выразился, она с отклонением и ему пришлось уйти в общежитие, где и живет по настоящее время. Работает на строительстве каменщиком, а все же думает, как он выразился, сойтись с одной дамочкой, но пока еще один. Правда я был у него в прошлом месяце, а письма от него еще не получил, хотя адресами и обменялись. Обещал бывать у меня в Слуцке, а также, при возможности, и я обещал побывать у него.

    Вот вкратце и все мои новости. Ну а если говорить о жизни на свободе, то более правильно будет выражение цветущая. Поверишь, Иван Владимирович, как одевается народ, просто смотришь и радуешься. Всего везде сколько хочешь и чего хочешь. Все красивое. И вот я уже, как ты знаешь, более полугода как на свободе. И хотя у меня все вещи забрала Нина, но все же я уже купил три хороших костюма, пальто зимнее и осеннее, две пары туфель, двое брюк и несколько рубашек под костюмы. Вот, как видишь, охота быть среди людей тоже одетому поприличней. Часто хожу в кинотеатр.

    Привет от меня Борису Коновичу, Рудольфу Алексею, Робертасу, Игорю, Бриндину, Тимофею и всем остальным…»










    Справочно:

    Процесс ликвидации сталинских лагерей затянулся до января 1960 г., когда после образования Главного управления исправительно-трудовыми учреждениями лагеря были реорганизованы в колонии. В новом Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. отдельные главы (первая и вторая главы Особенной части) отводились особо опасным государственным преступлениям. Одной из наиболее тяжёлых среди них считалась ст. 70 «Антисоветская агитация и пропаганда», по которой чаще всего и судили инакомыслящих (УК РСФСР).

    Осуждённые по этой и ряду других аналогичных статей, согласно Положения об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах МВД СССР 1958 г., должны были содержаться изолированно. В течение 60–70-х годов для таких заключённых были созданы специальные исправительно-трудовые учреждения, в их числе:

    – «Учреждение ЖХ-385» в Мордовии, включающее колонии в посёлках Лесной, Сосновка, Озёрный и женскую колонию в посёлке Барашево.

    – три колонии в посёлках Центральный, Кучино, Половинка Пермской области;

    – Владимирский централ;

    – тюрьма в г. Чистополь ТАССР (с 1978 г.)[24].

    На одном из российских сайтов можно найти следующую информацию.

    «Своеобразной тюремной империей страны является УЧРЕЖДЕНИЕ ЖХ-385. Это единственное в своем роде исправительное учреждение, не входящее в систему традиционных территориальных органов исполнения наказаний республик, краев и областей, со своей столицей — поселком Явас, своими генералами, своими органами охраны, надзора, безопасности и оперативными аппаратами. Учреждение берет свое начало от когда-то располагавшегося на территории Мордовской автономной ССР Дубравного Исправительно-Трудового Лагеря (ДУБРАВЛАГ) НКВД СССР. Этот лагерь после смерти Сталина в 1953 году стал одним из немногих мест, а впоследствии и единственным, отбытия наказания для лиц, осужденных за «государственные преступления» (включая антисоветские).

    Для агентурно-оперативной работы среди зеков Дубравлага существовал единственный специальный отдел КГБ по Дубравлагу (в остальных лагерях, колониях и тюрьмах страны оперативная работа велась и ведется оперативными частями самих мест заключения). Несмотря на то, что в конце 1980 — начале 1990 годов те части УЧРЕЖДЕНИЯ, где содержались антисоветчики, диссиденты, шпионы, валютчики и нарушители госграницы, были закрыты в связи с изменением политики и атмосферы в стране, само Учреждение ЖХ-385 продолжило свою деятельность, сосредоточившись уже на обеспечении отбытия наказания обычными уголовными преступниками (только теперь оно называется Управлением ФСИН РФ по Мордовии)[25].

    На последних письмах из архива И.В.Романчука, датируемых серединой 1972 – началом 1974 гг., стоит уже другой адрес места отбытия наказания: Пермская обл., р-н Чусовской, ст.Всесвятская, учр. ВС 389/35-3 (п/я УТ-389/35-2).

    Справочно:

    В начале 70-х гг. карательные органы готовились к массовым акциям по пресечению самиздата. В январе–марте 1972 г. в Москве, Ленинграде, Киеве, Вильнюсе и многих других городах прокатилась волна обысков и арестов. Но мордовские политлагеря уже не были достаточно надежными. Тогда было принято решение о создании новых политлагерей. Местом их дислокации была избрана Пермская область.

    Одновременно велось ужесточение pежима содержания заключенных: 14 янваpя 1972 г. министp внутpенних дел подписал новые правила внутреннего распорядка в лагерях и тюрьмах, существенно урезавшие и так небольшие права заключенных. В апреле были установлены новые нормы питания осужденных, по которым горячая пища в штрафных изоляторах стала выдаваться через сутки. 7 июля Президиум Верховного Совета РСФСР утвердил указ об уголовной ответственности за передачу или попытку передачи заключенным каких-либо предметов.

    Пермская область еще с конца 20-х гг. была одним из заметных островов архипелага ГУЛАГ. К 1952 г. здесь насчитывалось до 170 лагерных пунктов различных лагерных управлений 11. Из этого множества лагпунктов были выбраны два – бывший третий лагпункт ЛО № 10 и бывший первый лагпункт лесной ИТК-6 УИТЛК УМВД Пермской области.

    Лагерное отделение 10 было основано в 1943 г. в составе ИТЛ Понышстрой в качестве каторжного лагеря и в этом же качестве было в 1946 г. передано УИТЛК УМВД по Молотовской области. В составе ЛО были три лагпункта: № 1 – в пос. Створ на р.Чусовая, № 2 – на станции Всесвятская и № 3 – в пос. Центральный 12. К 1952 г. ЛО № 10 перестало быть каторжным. В это время (апрель 1952 г.) в отделении насчитывалось 2 583 заключенных (при лимите наполнения – 2 378 человек). Третий лагпункт находился, вероятно, в стадии реконструкции – в нем зафиксировано 136 заключенных строгого режима при лимите наполнения в 500 заключенных. Первый и второй были лагпунктами усиленного режима.

    В 60-е гг. третий лагпункт перестроили в колонию для девочек-подростков, совершивших уголовные преступления. На рубеже 60–70-х гг. лагпункт снова реконструировали, построили два двухэтажных кирпичных благоустроенных здания (даже с теплым туалетом и умывальником) для размещения малолетних преступниц.

    В 1972 г. девочки-подростки были из колонии вывезены и в лагерь доставлены политзаключенные из мордовских лагерей. Третий лагпункт ЛО № 10 стал именоваться ИТК ВС-389/35, или политлагерем «Пермь-35».

    Лагпункт № 1 лесной ИТК-6 (дер. Кучино Чусовского района) в 50-е гг. был превращен в механизированную ИТК общего режима, а с начала 60-х гг. стал колонией для осужденных работников правоохранительных органов. В 1972 г. эту колонию перевели в Нижний Тагил Свердловской области, а в Кучинский лагерь (ИТК ВС-389/36) привезли политзаключенных из Мордовии. Оба лагеря имели более совершенные заградительные системы, чем обычные уголовные лагеря, усиленные и особо подготовленные штаты охраны и обслуживания.

    Не случайно, видимо, в качестве места дислокации одного их новых политлагерей была выбрана благоустроенная женская «малолетка» – в годы перестройки ее посетят представители международных правозащитных организаций, в том числе и комиссии Конгресса США, и найдут условия содержания в ней вполне приемлемыми. Подобная ситуация могла прогнозироваться в момент выбора места. К тому же новые политлагеря находились в европейской части страны, хотя и достаточно далеко от центра.

    13 июля 1972 г. в Чусовской район Пеpмской области пpибыл пеpвый эшелон с заключенными из Моpдовских политлагеpей ЖХ-385/3, ЖХ-385/17, ЖХ-385/19. Несколько сот политзаключенных в обстановке сугубой секретности были переведены в пермские лагеря ВС-389/35 и ВС-389/36 в связи с тем, что режим их изоляции в Мордовии, с точки зрения властей, был недостаточно надежным.

    Эшелон с заключенными шел из Мордовии до Перми трое суток. Шел только ночами, а днем отстаивался на глухих полустанках. Конвойная команда была переодета в спортивные костюмы. Не только все окна, но и система вентиляции – в июле 1972 г., когда термометр даже по ночам не опускался ниже 30° и кругом горели торфяники, – были задраены наглухо.

    Заключенные теряли сознание. Была смерть прямо на этапе. Многие, когда приехали наконец и стали выгружаться, не могли стоять на ногах.

    Жестокость вызвана была чрезвычайно секретным характером операции. Никто не должен был знать, куда перевозят заключенных. Никто не должен был передать весточку…

    Колония ВС-389/35 занимала ключевое положение в «пермском треугольнике» политзон. Вблизи нее располагалось центральное руководство всех трех политлагерей, на ее территории находилась лагерная больница, обслуживавшая эти зоны. Здесь отбывали наказания многие сотни и сотни заключенных. Значительное число из них составляли осужденные по ст. 64 УК РСФСР («измена Родине») и аналогичным статьям УК республик бывшего СССР.

    Были лица, осужденные за военные преступления: действительные пособники немецких оккупационных властей и вермахта периода второй мировой войны, а также бойцы Украинской повстанческой армии Организации Украинских националистов (ОУН УПА), литовские партизаны и др.; лица, уличенные в шпионаже или обвиненные в попытке шпионажа; осужденные за переход или попытку перехода государственной границы, обвиненные в государственном терроризме, диверсиях, вредительстве.

    Большая часть заключенных была осуждена по чисто политическим статьям: «антисоветская агитация и пропаганда», «организационная деятельность, направленная к совершению особо опасных государственных преступлений, а равно участие в антисоветской организации», каковыми считались все организации, – кроме созданных или официально одобренных властями. Количество осужденных по этим статьям неизменно возрастало, особенно после проведения репрессивными органами в конце 70-х – начале 80-х гг. широкомасштабной операции по искоренению инакомыслия в СССР[26].



    Фото: памятная табличка на одном из зданий колонии Пермь-35
    Из черновика тезисов на вечер «вопросов и ответов» от 2.8.1973 года:

    «Вопрос краткий:

    — Почему и кто меня, Романчука Ивана Владимировича. 1920 г.р… ограбил??!
    Отняли 1164 дня зачетов?

    Из-за того, что этот вопрос все (от нач. спецчасти, нач. Управления Мокрушина. До Ген. прокурора СССР) стремятся и сбывают, то бишь «отвечают» не обоснованными на законе, или хотя бы Конституцией СССР … (невн.) вопрос требует некоторого, более подробного изложения.

    I.

    Произнесено слово «ограбил». А как на русском языке назвать насильственное отнятие без… (невн.) (на то) закона СССР??!!!

    Если бы у кого из моих воспитателей кто-то забрал фуражку, так стоимостью 2-5 рублей? Чепе! На ноги и поиски было бы подключено не одно милицейское лицо.

    А вот у меня отнято 1164 дня (3 года 2 мес. и 7 дней) зачетов рабочих дней – т.е. СВОБОДЫ. Я 3 года 2 м-ца и 7 дней должен работать в неволе и получить за равный труд ½ его стоимости.
    Как это прикажете понимать?!

    Ведь зачеты я заработал до 25.12.58 г.

    Они (зачеты) начислены, утверждены, доведены до моего сведения и занесены в, законом утвержденную форму (документ), не мною выдуманной, а властью Советской, администрацией СССР.

    Так вот, поскольку нет советского закона, позволяющего лишить, отнять, упразднить (или еще как назовите) заработанного, ибо это само собой понятно, ведь страна победившего социализма не может, не могла санкционировать в любом виде, в любой форме грабеж, хотя бы потому, что Великая Октябрьская революция совершилась во им защиты труда и его результатов.

    Здесь же идет речь исключительно о труде, честном труде во имя святая – Святых – СВОБОДЫ.

    С учетом 1164 дней зачетов, я должен был освободиться 17 марта 1971 года. Настоятельно прошу вступить в ходатайство перед соответствующими органами СССР, чтобы:

    1. Были засчитаны 1164 дня зачетов в срок, и я, Романчук И.В. был безотлагательно освобожден.

    2. Сделать пересчет и мой ТРУД с 1.3.71 г. по день выхода из заключения был оплачен по ставке вольнонаемных.

    3. Выдать трудовую книжку, с занесением в нее всех данных, как того требует советское трудовое законодательство – за законно отработанное время.

    II.

    Всякие ссылки администрации на тяжесть преступления – беспочвенные. Даже не читая приговор от 17.11.49 г. и определение от 10.12.55 г. (сравнивая их) ясно, что конституционный срок в СССР (в данное время) – 15 лет.

    Слушая ваши «рассуждения» о тяжести, можно подумать, что 15 лет получают люди, а суды дают – без преступления вообще. А это уже граничит с клеветой на действительность (мягко говоря).

    III.

    Жду конкретного и ясного ответа.

    Может быть:

    а) назван закон. Его статья, дата издания и название. Кем издан.

    б) ходатайство о безотлагательном освобождении, с удовлетворением пп.1,2,3 и 4-й.

    в) без обоснования пп. а, б – действует сила, т.е. произвол.

    Отсюда, где уверенность, что вместо освобождения, Вы не сошлете меня в дом сумасшедших, пренебрегая тем, что здесь мне доверили оборудование и энергосистемы, с чем успешно справляюсь.
    З.к. И, В, Р., отряд №3».

    Справочно:

    17 декабря 1948 г. Совет Министров СССР принял Постановление «О зачетах рабочих дней заключенным». На каждого заключенного была заведена зачетная карточка. На основании этой зачетной карточки комиссия выдавала справку о сокращении срока. В 1959 году зачеты были отменены[27].



    Как видим, получается интересная ситуация, когда после снятия политических пунктов обвинения с Янки Романчука в 1955-м году, его, тем не менее, с начала 1960-х гг. и вплоть до окончания его лагерной эпопеи, продолжали содержать в колониях для политических оппонентов советской власти в СССР. Причем перекидывали из лагеря в лагерь, не давая долгое время влиять на умы других политических заключенных, и, в первую очередь, из числа беларусов. При пересмотре уголовных дел в середине 1950-х многим политзаключенным были значительно сокращены сроки отбытия наказания.

    Однако И.В.Романчука это «послабление» советского «карающего меча правосудия» совершенно не коснулось. В отличие от того же Миколы Демуха и всех других лиц, проходивших по его и сопутствующим делам. С другой стороны, возможно судьбе было угодно продлить ему жизнь еще почти на полтора десятка лет, т.к. на волю он вышел уже после имевших место репрессий в отношении беларуской национальной интеллигенции, прямо или косвенно проходившей по делу «Академической группы».


    II.II. В Мордовских лагерях.

    Большую часть своего срока Янка Романчук отсидел в Мордовских лагерях.

    В 1960-е – нач. 1970-х гг. вместе с ним там отбывали наказание такие разные беларуские «сидельцы», как десантник из-за “железного занавеса” Тимох (Тимофей) Востриков, диссидент Александр Долбик, студент Сергей Ханженков, который в 1963-м планировал взорвать “глушилку” в Минске.

    А.Долбик в свое время свидетельствовал, что группка беларусов во главе с Востриковым и Романчуком в заключении отмечало День Воли (25 марта)[28].

    Это подтверждал и Сергей Ханженков. Вот что он вспоминал:

    “Беларуская община была очень малой… За 10 год, что я там был, я встречался с маленькой группой беларусов. Она включала в себя трёх человек. Это был Романчук, Остриков и ещё один человек, с Пинщины, который за послевоенную партизанщину сидел (Грушевский его фамилия была). Так втроём они и отмечали все беларуские праздники…



    Фото: Тимох Остриков. Сер.1950-х гг.

    Время от времени кто-то к ним присоединялся. Вот мы приехали из Беларуси, с ними контактировали… Я сам себя к беларускай группе не относил, т.к. я не говорил по-беларуски… Романчук и Остриков, безусловно, между собой говорили по-беларуски.

    К Острикову относились с большим уважением. К Романчуку также, но он был очень спокойный, как говорят, терпимый. Справедливый, несокрушимый, непоколебимый. Это-то ценится. Это было и в Острикове, и в Романчуке. Сразу бросалось в глаза, что Романчук вовсе не озлобленный человек, спокойный, уверенный в себе, не агрессивный. Нервная система в полном порядке. Таким он запомнился”[29].




    Фото: Сергей Ханженков в период заключения

    В своем интервью бывшему советскому политзаключенному Эдуарду (Эдварду) Хямяляйнену, опубликованном в газете «Набат Северо-Запада» (Петрозаводск, РФ), № 75 (86), 27 декабря 1991 г. Сергей Ханженков вспоминал также следующее:

    "… Я попал в Мордовию в конце 1963 года. Оказался на седьмой зоне, поселок Сосновка. Наши «статьи» сидели и в одиннадцатой, и в первой, в семнадцатой и в девятнадцатой зонах. Всего насчитывалось в Мордовии особо опасных заключенных тысяч десять, из них около двух тысяч находилось на «семерке».

    В зоне много было сидевших за войну, а также «семидесятников» (антисоветская агитация и пропаганда — А.Т.). Самый интересный лагерный период, на мой взгляд, я не застал. К тому времени многие посаженные в 56 – 57 годы уже освободились. Закончили отсидку Р.Пименов, М.Молоствов… Правда, оставались еще Краснопевцев, Меньшиков…

    Пятидесятые годы – период лагерной вольницы, время интеллектуальных споров, дискуссий… На днях прочитал воспоминания Александра Гидони, несмотря на эгоцентризм книги, он, по-моему, очень верно описал атмосферу тех лет. Я сужу по рассказам, которые слышал в начале шестидесятых.

    Уже потом, когда я прибыл, началось ужесточение режима. К семидесятым годам – мы тогда с тобой встретились – порядки уже в зоне были совсем иные"[30].


    Согласно С. Ханженкова, в лагере было мебельное производство. Они делали мебель, футляры для радиоприёмников и телевизоров. Видимо там Янка Романчук и выучился на краснодеревщика.

    Владимир Кисель в свое время свидетельствовал:

    “Романчук был очень умный, талантливый человек… А как он рисовал! А вырезал на дереве! Работал краснодеревщикам и в лагере и после возвращения в Беларусь”[31].


    Поэтому ему там относительно хорошо жилось; он даже высылал часть зарабатываемых на производстве деньг родителям и (двоюродным?)племянникам.





    В архиве И.В.Романчука сохранилась его собственноручная выписка статьи в газете «За дружбу народов» (орган политчасти ИТК -19) №11 XI.1971 г. Рубрика «Он работает рядом с вами»:

    «Умелец»

    Ивана Владимировича Романчука все в колонии знают не только как столяра-краснодеревщика, но и как умелого наладчика станков. Он всегда приходит на помощь, когда что-то не ладится в работе, и поэтому его иногда доброжелательно в шутку называют «доктор по дереву и металлу».

    Его многосторонние знания, многолетняя практика снискали ему добрую славу умельца. Каждый знает, что у И.В.Романчука он получит нужный совет, и поэтому к нему в любое время обращаются производственники.
    Помогая другим, Романчук перевыполняет производственные задания. Изделия, сделанные его руками, отличаются высоким качеством, художественным вкусом.

    И это понятно: ведь он в душе художник. Многим памятны портреты, сделанные им способом интарсии (деревянной мозаики) и показанные на колонийской выставке в прошлом году.

    Своим умением опытный мастер делится с новичками, с молодыми производственниками, рассказывает «секреты» изготовления красивой мебели, точной наладки деревообрабатывающих станков.

    Б.Иванов, ст.мастер»


    II.III. Янка Романчук — «Серый кардинал» беларуского национального Возрождения 1960- х – начала 1970-х гг.

    "… Война — это не просто кто кого перестреляет.
    Война — это кто кого передумает...

    Борис Васильев «А зори здесь тихие...»

    I. Переписка с беларускими издательствами и КГБ при СМ БССР

    В начале 1960-х Янка Романчук начал делать то, что, казалось бы, в его обстоятельствах было совершенно невозможно! Он исподволь и удаленно развязал новую интеллектуальную «партизанскую войну» на информационно-идеологическом фронте с русификацией и манкуртизацией исторического сознания нашего народа в Советской Беларуси. Об этом свидетельствуют материалы из личного архива нашего героя.

    В это время, находясь в заключении, он очень серьезно и систематически занимался самообразованием в вопросах беларуской филологии и истории. Всеми правдами и неправдами выписывал и испрашивал различные беларуские периодические и не периодические издания, в т.ч. используя систему «Книга почтой». Отдельные экземпляры периодики и книг ему, по его просьбам, выискивали и присылали освободившиеся из неволи друзья.

    Таким образом он начал организовать общественную библиотеку для своих земляков по месту отбытия наказания, основу которой составляли беларускоязычные издания. Причем тематика книг и периодики была очень широкой. Это и художественная литература, и научные издания (в первую очередь исторические). Дальше — больше…

    Как известно, заключенным тогда разрешалось отправлять не более двух писем в месяц личного характера. Ограничения не распространялись на переписку с любыми государственными органами. Данной лазейкой не преминул воспользоваться наш герой.

    Он стал активно слать корреспонденцию в редакции беларуских печатных издательств, таких как «Беларусь», «Голас радзiмы», «Маладосць», «Полымя», «ЛiМ», и др. со своими рецензиями на публикации журналистов, писателей и литераторов, в которых показал себя как ярый поборник роднай мовы и ее чистоты; выступал инициатором филологических, культурологических и исторических диспутов и инициатив. И, в том числе, на темы настоящих истоков беларуской государственности, которые тогда являлись совершенным табу. Свои письма Янка Романчук просил редакции адресовать дальше авторам тех или иных публикаций и книг, с просьбой ответить на его вопросы и доводы. Так завязывались переписки. В обращениях к писателям, научным и творческим работниками полемизировал с ними, просил поспособствовать в приобретении той или иной литературы, которую было проблемно тогда раздобыть не только простым беларуским обывателям, но даже жителям Минска. И ему шли на встречу!

    А началось все, видимо, с совершенно незначительного письма в отдел концертов по заявкам беларуского радио в Минске еще 1.5.1956г., которым, как мне видится, он, Янка Романчук, в завуалированной форме хотел дать о себе знать не только указанному адресату, но и еще кое-кому на родине (пер. с бел. мой – А.Т.):

    «Уважаемая редакция!

    Событиям последнего десятилетия было выгодно разлучить меня с моей любимой. Она не смогла устоять перед трудностями жизни.

    Прошу исполнить песню «Ты одна, ты одна виновата, что я до сих пор не женат». Я так часто ее пою.
    Пускай прозвучит она, как прощальный гимн.

    С уважением, Романчук Иван Владимирович,
    Д.Бояры Несвижского района.

    P.S.

    Если найдете возможным, уважаемая редакция, прошу прочитать вышеизложенное перед редакцией.

    [Подпись]


    Следующим письменным обращением в культурные учреждения БССР возможно было полушуточное письмо – рецензии на статью-очерк студента химфака БГУ Ивана Ласкова в журнале «Маладосць»(?). Между прочим — будущего автора «финской» концепции происхождения беларусов[32]. Произошло это уже в начале 1960-х гг.
    В ответ студент написал Романчуку письмо следующего содержания (тоже не лишенное шуточно-издевательских тонов) (пер. с бел. мой – А.Т.):

    «Уважаемы товарищ Романчук!

    Очень хорошо, что Вы, хоть и находитесь в таких отдаленных местах, не забыли про родной язык и выписываете любимый журнал беларуской молодежи.

    Однако ваше письмо привело меня в большое недоумение, если не сказать больше. Во-первых, Ваш фамильярный тон – «паважаны студэнце». Во-вторых, вы обвиняете меня в грехах, в которых я не повинен.
    Где в тексте очерка вы нашли, что студенты живут без жажды путешествий, без романтики? Наоборот, каждая строка очерка говорит о том, как интересно, охваченные самой настоящей романтикой, живут студенты моего факультета. А на стр.139 прямо сказано: «А жажда путешествий у нас все равно останется… Просто такие уже сердца у нас, студентов» И поэтому ваше беспричинное заявление звучит как оскорбление.

    Кто дал вам право обращаться к студентам с лозунгом: «Смелее смотрите на жизнь; задавайте тон всему!» Для этого надо иметь высшее образование и большой опыт. По тому, как вы поняли мой очерк, констатирую, что у вас ни того ни другого не имеется. К сожалению.
    Будьте здоровы.

    С уважением – Иван Ласков
    Минск, 31 мая 1961 г.»


    Однако студент не на того напал! ;-) На это письмо ему было отправлено следующий хлесткий ответ, черновик которого сохранился в архиве И.В.Романчука (пер. с бел. мой – А.Т.):

    «Сосновка, 5.6.1961 г.

    Извините, что без обращения. Вас (лично) привело в большое недоумение, что обратился к вам «паважаны студэнце». Слово «товарищ» я понимаю как сябра, друг или коллега. Если же вы подразумеваете другой смысл, то беларуский язык для такого обращения имеет красивое слово «спадар», и не использовал я его только потому, что не уверен в богатстве вашего лексикона.

    В деле другого «Вашего греха», я вижу, что Вы невнимательно читали мое письмо. Грехов у Вас (лично) я не искал. Очерк очень понятно говорит, что жажда путешествий у вас (студентов) стала заметной (заявила о себе) после вечера (стр.130); а также видно и по стр.134 «в прошлом году не одного номера», 138 – «… -неразб.».

    Об этом я и писал: «… как же вы могли жить без жажды путешествий…»?

    Я никак не могу назвать студенческой романтикой дела ваших Мухинцев. Подбирать пьяных на улице, или успокаивать хулиганов – это дело далеко не студента-химика. Может ваш коллега Мухин не по призванию выбрал факультет? Может его место на юридическом?

    Я даже не думал критиковать ваш очерк. Мне просто захотелось высказать свою мысль в отношении вашей студенческой жизни и «романтики» Мухинцев. Студентка Бурмакина делает большое дело. Если так каждый Мухинец подготовит хоть одну особу к экзаменам, то ваша студенческая семья увеличилась бы на несколько сотен так необходимых современности специалистов; а то помогают тунеядцам бездельничать, чтобы получить стипендию. Это не романтика.

    Мухинцев у вас больше чем хористов, музыкантов, кружковцев, вместе взятых.

    В отношении задавать тон всему – тут я не так высказал мысль. Хотел сказать: помогайте находить … (неразб.) – правильный(?) путь в окружающей жизни.

    Для большего понимания приведу одно событие.

    Было это в 1938 году, когда панская Польша желала войти в Чехословакию … (неразб., по-польски). Студенты Львовского университета организовали поход в кафедральный костел. По дороге к ним примкнуло много горожан. Большая процессия во главе со студентами стал перед костелом на колени и стала громогласно молиться, чтобы бог послал хотя частичку ума Мастицкому, Беку, Рыдз-Смиглому.

    Я далек от мысли, что многие верили в бога, однако они обвинили молитвой безглудь – правительство панской Польши в агрессии и солидарности с бандитизмом Гитлера.

    Возможно приведенный пример не совсем соответствует современности, однако я привести лучшего не могу. Считаю, что вы меня поняли.

    Ваш очерк заинтересовал окружающих меня друзей, и вот они просят помочь понять, из чего видно, что вы студент Беларуского государственного университета?

    Приведенные в очерке песни и почти все стихотворения на языке русском, не говоря об «сони» (?-неразб.) газете «Советских химик» Это было бы нормальным на факультете русской литературы, а вот у химиков? – как-то странно.

    Возможно Колоса, Богушевича, или даже Богдановича вы изучали в переводе на русский язык? Может стоит хромовой смесью хорошо прополоскать великодержавный шовинизм этого факультета?

    Такие мысли окружающих меня друзей.

    С уважением, подпись.

    P.S.

    Советую прочитать в №5 за 1961 г. очерк Д.Журавлева «Зайдем во дворец м» ст.109.»


    В 1962-м году, накануне 100-летнего юбилея начала национально-освободительного восстания народов бывшей Речи Посполитой (1863-1864) Янка Романчук пишет письмо в Министерство культуры БССР, в котором ставит вопрос о необходимости установки памятника руководителю восстания на территории Беларуси.

    В архиве нашего героя сохранился официальный ответ за подписью тогдашнего заместителя начальника управления по делам искусств, в котором идейные наследники Муравьева-Вешателя спешат уведомить его о том, что:

    «В настоящее время вопрос о воздвижении памятника К.Калиновскому не рассматривается. При решении вопроса, Ваше заявление будет учтено, и вы получите извещение».





    А вот черновик письма в Дзяржаўнае выдавецтва БССР (пер с бел. мой – А.Т.):

    «Сосновка, 28.2.1964 г. Мордовская АССР.

    Уважаемая редакция!

    Только что закончил читать Алексея Синилова «Сцежкамi Прынемання». На большие размышления(?) навела меня эта работа(?)

    Автор отправился по Принеманью, благодаря Солодухину. Это очень похвально, только читая некоторые фразы/предложения мне непонятно – не знает автор истории, или просто плывет по течению? Не видит автор разницы между теперешней Lietuva(й) и Литвой (которую Мицкевич считал своей родиной.

    Сошлюсь на выдержку из решения XX съезда КПСС… «Партийность науки должна быть связана с научной объективностью»…

    На ст.102 автор пишет: «… из Вильнюса». Общеизвестно, что в то время (которое автор имеет ввиду), это место называлось Вильна, от слова Вилия. Неприятно читать слова: «… вясковых [рабят]», «… на гэтага [пацана]». Слово «рабята» явно не беларуское, а «пацан» — это что-то от «блатных», или еще хуже – от слова «поц», и нельзя ему давать место в нашем словаре/лексиконе.

    Несколько слов про А.Мицкевича и Э.Ожешко.

    Эти великие люди родились в Беларуси (Литве); жили, любили свою Батьковщину и прославляли ее своим творчеством. Правда мы пока что знаем творчество А.Мицкевича только на польском языке. Однако до недавнего времени о творчестве Кондратовича (Сырокомли) было такое же мнение, и вот нашлось творчество и на беларуской мове. Значит надо искать! (возможно в Стамбуле или Ленинграде).

    Подчеркивать, что А.Мицкевич поляк, как-то рановато; разве что на базе:

    «… O Matko Polsko! Ty tak świeżo w grobie
    Złożona — nie ma sił mówić o tobie!»
    (Pan Tadeusz. Epilog, 10)

    Однако же он писал:

    «Litwo! Ojczyzno moja!..»
    (Pan Tadeusz. I, 10)

    Или:

    «… Niech no Pogoń zarży,
    niech na Żmudzi. niedźwiedź ryknie!”
    (Подчеркнуто мною – И.Р. (Pan Tadeusz. VI, 220)…

    Парадоксом звучат слова А.Синилова: «… По национальности Адам Мицкевич – поляк, родной его язык – польский»

    Однако он ни разу в жизни не наведал Варшаву, своей родиной называл Литву (подч. И.Р.), а народ, среди которого он вырос, чьи чувства, помыслы, мечты с детства вобрал (или только вобрал? –И.Р.) в себя – это был беларуский народ [страница 169].

    И дальше: «… так до невидимых вершин поднялся А.Мицкевич в своем поэтическом творчестве в своей любви к родине и народу (подч. И.Р.)[стр.170].

    Как-то непонятно: Литву считает батьковщиной, любит народ беларуский, поляков называет ляхами (пренебрежительно), однако автор называет его поляком.

    Тут приходят на ум слова мудрости:

    «Если это кошка, то где же плов, а если это плов, то где же кошка???!!!»

    Пришла пора. И необходимо в этом разобраться, чтобы разъяснить с научной объективностью эти вопросы, чем внесете ясность в историю как народов. Так и искусства.

    В общем, «Сцяжынкамi Прынемання» мне понравилась. Читал с восхищением. Очень хорошо, что стали выдавать книги с таким содержанием.

    Библиотеки полны толстых томов обо всем свете и… почти ничего про Родной край, про его природу, славное прошлое.

    Я нахожусь в неволе Отбываю срок (25 лет) за БНС. С 1949 года пришлось видеть многое, много слышать и беседовать с разными людьми. И как было обидно, а часто просто до слез больно, из-за незнания людьми не только истории родного края, а даже его обычаев, традиций.

    Тем более становилось невмоготу, когда слышалось от людей, которые учились в БГУ им.В.И.Ленина в Минске, что: «… Беларусь не имеет истории!» И это в наше время. Более 30 лет после издания В.И.Лениным «Декрета прав народов России» (из разговора со студентами БГУ – 1950г.)

    На тяжелые мысли наводят различные альбомы: «Дрезденская галерея», «Злата Прага», «Братислава», «Париж», «Эрмитаж», потому что нельзя ничего найти про родной край – Беларусь. Разве наши предки не оставили после себя красивого? Взять хотя бы Гродно, Новогрудок, Вильно, Полоцка (колыбель беларуской печати), или Несвиж.

    Искусство со стен Несвижского Фарного костела позволит издать альбом, а для художника (без преувеличения) вызовет гнев к феодалам.

    Хорошо было бы, чтобы издали альбом «Памятники земли Беларуской».

    Июньский Пленум ЦК КПСС большое внимание обратил на патриотическое воспитание общества. И вот возникает вопрос: как можно быть патриотом своей Батьковщины, если не знаешь ее историю, культуру, в общем, славное наследие.

    Задача работников идеологического фронта обеспечить народ литературой соответствующих содержаний.

    С уважением, Романчук И.В.»









    В 1964-м году, прочитав пособие для педагогических институтов «Историческая грамматика русского языка» / Краткий очерк / Изд.3-е, М.1962, И.В.Романчук пишет в издавшее его ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО Министерства просвещения РСФСР с просьбой адресовать его письмо автору – профессору П.Я.Черных.

    «Уважаемый проф. П.Я.Черных.

    В Вашем труде «Историческая грамматика русского языка» третьего издания на стр.67 я нашел: «… Белорусская народность сложилась как следствие слияния этих племен (кривичи, дреговичи и радимичи). В связи с возникновением новых условий на западной окраине древней Руси, в связи с образованием союза западнорусских земель, вскоре захваченных Литвой…»

    У меня возникает вопрос: когда это кривичи, дреговичи и радимичи были захвачены Литвой?
    Поскольку вы взялись за историческую грамматику, то, наверное, знаете, что (по-Вашему) союз западнорусских земель – это и есть та самая Литва, а Вы «попутали» историю с выдумкой Екатерины II-й. Ведь это она «святейше потрудилась» и назвала Литву – Белоруссией, а жмудь – Литвой. И вот уже сегодня приходится читать такое.
    Стоит знать решение XX-го съезда партии: «Партийность науки должна быть научно объективной».

    С уважением, [роспись]

    1.7.1964 г.»






    Судя по ответу из редакции, письмо было переадресовано профессору П.Я.Черных, однако ответа на свой вопрос Янка Романчук, видимо, так и не получил.

    Из некоторой части дальнейшей корреспонденции Янки Романчука (не личного характера) следует, что где-то к середине 1960-х гг. (по идее, к 20-летию освобождению от гитлеровских оккупантов и победы в советско-германской войне) КГБ и руководство союзных республик СССР инициировало программу «перековки» идейных националистов путем периодической организацией в Мордовских лагерях встреч политических заключенных с представителями правительства этих республик, национальной творческой интеллигенции, деятелями литературы и искусства, проводимых в форме лекций, с дальнейшими вопросами и ответами; показа документальных кинокартин и кинохроник, снятых национальными киностудиями; проведением концертов национальных художественных коллективов и оркестров. По логике вещей, это должно было показывать стремительные успехи советской власти в деле социалистического строительства, и цивилизованным путем способствовать интеграции бывших политических оппонентов власти в «победивший социализм» и интернационализм.

    Однако вопрос о том, кто кого в конечном счете «перековывал», остается открытым. И к этому мы еще вернемся.

    Судя по всему, со стороны творческой интеллигенции БССР указанную «интеграционную» программу мог курировать Алесь Бажко — беларуский писатель и поэт, тайный агент советских спецслужб, а на то время — заведующий редакции художественной литературы издательства «Беларусь»[33].

    А собственно по линии самого КГБ при СМ БССР непосредственно занимался этим чекист Микола Репич.

    (Черновик) «Редакции (администрации)
    Издательства «Беларусь»
    Минск, ул.Захарова

    Последний номер «Полымя» имеет содержательный материал. Видя сдвиг в правильном направлении, не могу оставаться безразличным и поэтому подымаю несколько замечаний авторам, которые разместили в «Полыме» свои работы.

    Очень прошу переслать приобщенные письма:

    — Короткевичу Вл.
    — Прашковичу Мик.
    — Бажко А.

    С пожеланием продуктивной работы и больших успехов.

    [подпись]

    5.5.1965 г.

    P.S.

    Беспокою вас потому, что не имею частных адресов».

    «А.Т.Божко

    Сперва прошу извинения за хлопоты, которые причиняю этим письмом.

    Последнее время стали выходить из печати очень интересные книги. Достать их в наших условиях трудно, и вот обращаюсь к вам за помощью.

    Прошу нам выслать накладным платежом (как только выйдут из печати):

    1. М.Бірыла М. В. Беларускія антрапанімічныя назвы ў іх адносінах да антрапанімічных назваў іншых славянскіх моў (рускай, украінскай, польскай);
    2. И.Н.Голенищев-Кутузов. Гуманизм у восточных славян (Украина и Белоруссия). Изд-во Акад. наук СССР. Москва;
    3. А. Крывіцкі Родная мова. Выдавец: Народная асвета. Мінск. 1964;
    4. В.Раманоўскі. Саўдзельнікі ў злачынствах.

    Если у вас не окажется, такой возможности, то пожалуйста, прошу приобщенную заявку отправить в магазин «Книга почтой».

    Непосредственно не обращаюсь только потому, что на издательство возлагаю больше надежд. В «Книги почтой» отписывают, что: «все необходимые вам книги отсутствуют», или просто молчание. И только время от времени подсылают необходимое. Средства мы имеем.

    Жизнь наша проходит однообразно. Самым большим событием был концерт (4.3. этого года) Беларуской филармонии. Все-все очень благодарны гр.Репичу за старания. Еще и сегодня, да и вообще долгое время, остается в памяти это событие.

    Концерт филармонии изменил представление о Беларуси в целом и до ее людей в особенности.
    Я здоров. Рад был бы встрече с земляками, только не такими «кандидатами» как Никитин.

    P.S.

    Книги, обещанные при последнем посещении нас Р(Ф-?) Репича, еще не прибыли в нашу библиотеку.
    Ф.Дубовский в больнице.

    [подпись]

    Ответное письмо (поступило по адресу 12.7.1965г., получено 18.7.1965г.) (пер. с бел. мой – А.Т.)



    Фото: Алесь Бажко



    «Salve (форма приветствия на латинском яз. – А.Т.), Иван Владимирович!

    Мне только что передали Ваше письмо. Я отдыхал на Вологодчине, был там почти 5 месяцев, поэтому вся корреспонденция ждала меня в Минске неразобранная. Относительно необходимых вам книг постараюсь сделать все возможное. Плохо, что их уже нет в продаже. Однако, как говорят, свет не без добрых людей, где-нибудь да найдутся один или два экземпляра.

    Недавно я также получил письмо от Дубовского. Он пишет, что уже находится среди вас.

    Передайте ему привет от меня и от его родни и знакомых в Орше.

    Пишите, как у вас там теперь обстоят дела, получили ли книги, которые были высланы издательством «Беларусь» в ваши библиотеки.

    В Минске сейчас в самом разгаре лето, вот-вот начнется уборочная. Виды на урожай в республике хорошие. Думаю и верю, что вы вскоре сами убедитесь в этом.

    Желаю вам и всем остальным друзьям вашим хорошего здоровья, настроения и скорого возвращения домой.

    С уважением, Алесь Бажко.

    Минск, 7 июля 1965 г.»


    «Сосновка, 18.7.65г.
    Salut, Алесь Тимофеевич!

    Выражаю признательность за письмо от 7.7. эт.г.

    Приятно ощущать вашу отзывчивость. Благодаря, наверное, издательству «Беларусь» я получил с Железнодорожной, 27 «Саўдзельнікі ў злачынствах»; гр.Репич уведомляет, что выслано 17 книг, в числе их есть «Родная мова» Кривицкого, плюс ваша помощь и получим необходимое.
    Вы правы – мир не без добрых людей.

    Радостно знать о вере Людей в лучшее – разумное решение проблем современности. Многие из нас с радостью готовы убедится об урожае, который позволит обеспечить потребности (;-) – А.Т.)
    Дубовскому привет передал. Спасибо вам отписал. Тяжело ему держаться на волнах. Одни вы способны его поддержать.

    Библиотека имеет только то, что было до 64 года.

    Нас посетили (14.7. и 17.7.) учителя Саранской музыкальной школы. Шармантола Фаина Андреевна и концертмейстер Чистова Маргарита Федоровна с концерт-лекцией «Русская народная песня». Понравилось!..
    Очень разумная пропаганда за красивое искусство. Серьезное познавательное значение.

    Программа концерт-лекции построена так:

    Лектор, Фаина Андреевна, начала со значения песни для человека. Отметила значение татарской мелодии на русскую песню, место и время распространения цыганской песни в Росси, значение обрядной песни, романса и современной частушки.

    Фаина Андреевна обладает хорошим голосом, любит свою работу и с преданностью, с влюбленностью прочитала лекцию с демонстрацией отрывков песен и их вариантами, с подголосками и всею красотой произведений. Отрывки исполнялись под аккомпанемент концертмейстера на пианино.

    Замечательно исполнена: «Пряха», «Над полями да над чистыми»; романсы: «Я вновь перед тобою», «Утро туманное (сл.Тургенева), «О не целуй меня»; замечательную песню на татарском языке; арии из «Фауста» и «Кармен»; частушки «Сибирские» и «запольские».

    Общее впечатление от концерт-лекции отличное. Лично рад, что пополнил (немного) свои знания про русскую музыку, хотя бедность фольклора бросается в глаза.

    На первом выступлении в зале было 100-150 человек, а второе пришли слушать все, кто был свободен от работы, 500-600 слушателей. Подарено много им цветов.

    Лично и окружающие меня с большой радостью послушали бы подобное про историю беларуской народной песни, под аккомпанемент народного инструмента и голосом. Некоторые выражают уверенность, что и скрипка в Ваших руках многое могла бы рассказать о Родной стороне. Моя мысль такая же!

    Еще раз выражаю благодарность за отзывчивость и внимание.
    Желаю доброго здоровья и счастья.

    С уважением [подпись]

    P.S.

    Правда ли? Тут принеслась весть, что БГУ им.Ленина будет преподавать на родной (беларуской) мове.
    [подпись]"




    Билет на подобный концерт

    Ремарка

    В письмах А.Бажко и Я.Романчука проскользнула фамилия некоего Ф.Дубовского.

    На сайте «Жертвы политического террора в СССР» можно найти следующую информацию:

    Дубовский Федор Васильевич, 6.05.1923 г.р., уроженец БССР, Могилевская обл., Горецкий р-н, д.Родионовка; белорус; образование 10 кл.; Ранее судим по общеуголовной статье. Проживал: БССР, Витебская обл., Орша. Арестован 17 августа 1963 г. Приговорен: Витебским облсудом 11 февраля 1964 г., обв.: ст.67 ч.1 УК БССР. Приговор: 4 г. Срок отбывал в Дубравлаге Источник: НИПЦ «Мемориал», Москва[34].

    Как будто был осужден за то, что в мае 1963 года, находясь в общественном транспорте — автобусе «призывал уничтожать коммунистов и заявил, что коммунисты не лучше фашистов»[35].

    Сведений о его реабилитации не имеется (как и о его дальнейшей судьбе), поэтому я, как опытный Сыщик от Истории, не исключаю, что рецидивист Ф.В.Дубовский был «подсадной уткой», а «антисоветская выходка» была частью спецоперации беларуских чекистов по его дальнейшему внедрению в беларускую же антисоветскую националистическую сидельческую диаспору в политических Мордовских лагерях.

    Далее привожу переписку с Миколой Репичем (пер. с бел.мовы мой – А.Т.), которая раскрывает Янку Романчука как человека с могучим интеллектом, опытного полемиста, способного формулировать программные материалы, которые, в том числе, детально конкретизируют основные пункты ущербности и бесперспективности советской власти в СССР в целом, и БССС – в частности, что и показала дальнейшая история.

    «26.3.65г. г.Минск

    Иван Владимирович!

    По вашей просьбе посылаю некоторые произведения беларуских писателей. Остальное получите немного позже.

    Если имеет потребность в других произведениях, напишите мне по адресу: г.Минск, Комитет Государственной безопасности Беларуси.

    Понравился ли вам концерт наших артистов, какие отзывы?

    Репич»




    Ответное письмо(черновик):

    «Сосновка. 30.5.65г.

    Григорий Михайлович (описка, на самом деле – Михаил Григорьевич)!

    Получил высланные вами 26.3. с.г. книги и записку. Выражаю сердечную благодарность. Немного долго они были в дороге (два месяца).

    Я получил 26.5.65 г.

    Как видите, «задержка» с отповедью имеет место не по моей вине.

    Прибыли книги следующие:

    1. Беларускiя казкi, 1963г.
    2. Ад.Русак. Толькi з табою, 1960г.
    3. Ал.Бажко. Перад вераснем. 1959г.
    4. К.Губаревiч: «П'есы», 1963 г.
    5. Голас сэрдца, 1962 г.
    6. Андр.Александровiч. Т.1 «Вершы»,
    7. Т.2. «Паэмы, публіцыстыка».
    8. Вал. Таўлай «Творы», 1961г.
    9. Беларускія народныя песні. Т.3. 1962г.
    10. Ст.Александровiч. «Старонкi братскай дружбы», 1960г.
    11.

    Вас интересуют отзывы про концерт Беларуской филармонии. Еще и сегодня люди вспоминают концерт с большой теплотой.

    После 4 марта больше чем неделю только и было разговоров что про концерт. Одобряют исполнение не только люди «pospolityie», но и люди вхожие в мир искусства, которые бывали в лучших театрах Парижа. Правда у многих возникает вопрос, почему было бедно представлено родное искусство. Вагнера, Бизе и др. люди знают и слышат по радио и других многочисленных концертах, а вот от Беларуской филармонии ждали знакомства с той частью нашей планеты, которая носит название Беларусь. Об исполнении отзыв единодушный – замечательно!..

    Иного не слышал. Много людей просто… плакали, не скрывая слов.

    Люди, которые много видели, много пережили и, казалось бы, с окаменелыми сердцами, все же не могли успокоится несколько дней.

    Межвольно обидно за такое малое внимание к родному беларускому искусству. И все же земляки гордятся республикой!

    Меньше стало «шуток» по содержанию, примерно равных той реплике, что имела место в зоне при Вашей бытности тут с «кандидатом наук» Никитиным.

    Приведу несколько примеров из разговоров, услышанных после концерта:

    — «… Когда играли «Реве́ та сто́гне Дніпр широ́кий», казалось, что находился не в зале, а на палубе между разбушевавшейся стихией (комментарии излишни).

    — Как подняли занавес я(слушатель), увидев музыкантов, ждал большего, а вышел разочарованным – Беларусы пропагандируют тех, кто в этом не нуждается. Кто же заступится за нас? Обидно за чужую душу того, кто разрабатывал программу. Исполнение хорошее любых произведений, а вот «Лявонiха» желает лучшего. Другие республики привозят свое, а мы (нам) – чужое.

    Ссылка на интернациональность – это только неудачная ширма отдельных тенденций.

    Много было разговоров по поводу ограниченности времени и программы. Очень многих обидели, не давши вечернего выступления. Больше же людей днем на работе. Неужели это из-за денег?.. Так мы (только земляки) купили бы билетов на 5 концертов, если 15-25 летней работы мало.

    Высказываются мысли, что этот оркестр и государственная капелла – это только показная «витрина», а в магазине» пусто. Видно эти мысли приходят после знакомства со статьями про обзор художественной самодеятельности, что имел место недавно в Минске.

    Вот это почти все относительно концерта.

    Что до книг, то я 20.5. с.г. выслал письмо в издательство «Беларусь» и А.Бажко. Считаю, что те 6 книг получим. Список желательной литературы прикладываю.

    Мои личные замечания.

    Книги:

    А.Бажко «Перад вераснем» — цена 3,15 руб.
    А.Русак «Толькi з табою» -//- 3,70 -//-
    С.Александровiч «Старонкi братскай дружбы» -//- 6,15 -//-

    стоят излишне дорого. Что это?.. Цель задержать книги на полках и не дать в руки. Это не просто издевательство над всем, что беларуское. Не думайте, что нас страшит цена. Мы готовы за родное платить любую цену, однако разговор идет про широкий круг читателей.

    Если же они не уценены после реформы (денежной реформы в СССР 1960-го г. – А.Т.), то чем же объяснить это?.. Издевательство над своим народом!

    Желательно (лично мне) знать где (какая судьба) Хадеева Кима с 26.3.1965г.(?) «поджигателя», а точнее «диверсанта» на идеологическом фронте? Применены ли государственные санкции к его личности?

    С уважением [подпись]»


    «Иван Владимирович, Тимох (Востриков – А.Т.) и другие!

    Ваши письма мы получили. Вчера отослали Вам кое-что с желаемой литературы, что было под руками, другие книги в следующий раз. Отправили всего 17 книг: «Матчына душа», «Блакiт i золата дня» Ул.Караткевiча; «Казкi жыцця» Я.Коласа; «Тры паэмы» Я.Купалы,; «Беларускiя антрапанiмiчныя назовы» i iншыя.

    Ощущая Ваш интерес к литературе, мне хочется познакомить Вас с книжками поэзии и прозы, изданными в последнее время, и с теми, что выйдут в ближайшее время.

    Недавно издательство «Беларусь» выпустила в печать в двух томах избранные произведения Владимира Дубовки. В издании широко представлено творчество одного из старейших беларуских поэтов – его стихи, поэмы, сказки, некоторые переводы.

    Вышел роман М.Горецкого «Вiленскiя камунары», написанный в тридцатые годы.

    Ценители устного народного творчества получили красиво оформленный сборник «Казкi i апавяданнi беларускага Палесся», куда включены лучшие примеры сказочного творчества беларусов, собранные в свое время А.Сержпутовским.

    Видимо многих читателей порадует хорошо выданная книга Шекспировых сонетов в переводе Вл.Дубовки.
    Хорошим подарком читателям будет выданная уже антология болгарской поэзии «Ад стром балканскiх». Стихи перевел Нил Гилевич.

    Также вышли в свет книга заметок про литературу «Ранiшнiя росы» Я.Скригана, повесть Р.Нехая «Героi не адступаюць», посвященная знамениой героине Вере Хоружей, сборник стихов «Мае мерыдыяны» А.Пысина, «Бальшак» Н.Гилевича, «Хараство» Е.Лось, «Росныя лiлеi» Хв.Жички и др.

    В ближайшее время выйдут книжки миниатюр Я.Брыля «Жменя сонечных промняў», сборник прозы М.Пенкрата «Ведрыцкiя напевы», повести Р.Соболенко «Былое застаецца ў сэрцы» и «Незамужняя ўдава», поэтические сборники К.Буйлы, С.Граховского.

    Завершает работу над рукописью романа «Навальнiца над полем» И.Мележ, надеемся, что книга выйдет до конца года. Считаем, что эти книги заинтересуют Вас, много чего они скажут сердцу, которому дорога родная земля. Их можно получить через магазин «Книга почтой», ул.Железнодорожная, 27 (раньше Омский переулок, 13).

    Относительно цены книг. Иван Владимирович, считает, что если на книжке, выданной до денежной реформы обозначена цифра 3,70, или 5,15, то и теперь нужно платить столько же! Нет, это Ваша выдумка, или шутка! Все, все книги продаются по новой цене, и, к слову сказать, у нас книги очень дешевые, не то что на Западе.
    Вас интересует судьба Хадеева. Больше того, что написано об нем в статье, мы ничего не знаем, т.к. лично я с ним не знаком. Никаких государственных санкций к его персоне не применено. Он живой и работает в Минске.

    Возможно вас интересует погода в Беларуси.

    Все время идут дожди, однако на полях растет хороший урожай (как будто тонко намекает/предупреждает, что вся его переписка перлюстрируется; вопроы о погоде/урожае неизменны в письмах Романчука родителям — А.Т.)

    И последнее. В ваших письмах мы поняли, что концерт Беларуской филармонии не очень понравился. Встает вопрос, имеет ли смысл такие мероприятия?

    С уважением, М.Репич

    15.6.65г.
    г.Минск
    (получено28.6.65г.)»









    «Сосновка. 28.6.65г.

    Уважаемый Михаил Григорьевич!

    Получил Ваше письмо от 15.6. с.г. и перво-наперво выражаю искреннюю признательность за желание оказать помощь истомленной душе, за заботы, за ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ.

    Шестнадцать лет прошло, как кинули меня на чужбину. Много раз обращался к служебным особам на Батьковщине и… или молчали, а если и писали два слова, то только на бумаге со штампом. Вот почему так благодарю за письмо, а больше всего за человечность.

    За упомянутые шестнадцать лет много пережито, много передумано; время внесло ясность в некоторые вопросы; но вот на один вопрос не могу найти ответа: — Почему вы (большевики) хотите казаться худшими, чем есть в действительности??..

    Вы, Михаил Григорьевич, будучи представителем этой группы людей в праве спросить, что у вас хорошее, а что плохое. Не буду распространять, а обращу внимание на более (по моему мнению) характерное дело.

    И так!.. Вы напомнили, что у нас намного дешевле книги, чем на Западе. Да!!.. Это одно из приятных завоеваний Октября. Однако!?.. Почему вы так не цените это завоевание?.. Печатаете миллионными тиражами книги, которые не переживут авторов. Как пример: работы корифея наук Сталина, Хрущева, даже академика Лысенко. И в то же самое время, творчество М.Багдановича, его «Вянок» нельзя найти у нас, и (наверно) он выдан в Париже (не говоря про А.Гаруна).

    Этот маленький пример позволяет мне понять, по какой причине на Западе и даром не хотели брать корифейские произведения, и, в это же самое время, платили очень дорого за произведения Я.Купалы, Ц.Гартного, А.Гаруна, Тетки и других; а работы Ф.Скорины не знали цены. Их считали сокровищем.

    Допускать, что не знали, или не знали ценности корифейским произведениям такие как Вы, Михаил Григорьевич, это значит оплевать Гагарина, Терешкову и много других известных достижений нашей дорогой Земельки.

    Вы, наверное, меня упрекнете, что мало привел примеров положительных. Это не из-за неуважения, а только и только потому, что не жду вознаграждения за хорошие дела сам, а только не карайте – НЕЗАСЛУЖЕННО.
    Немного о прошлом концерте.

    В первой Вашей записке спрашивалось об отзывах, и я написал Вам обо всем, что слышал характерного. Возможно только из-за скромности, характерной сынам Земли Беларуской, не рассказал про некоторую.

    — А русских произведений мало! – «Блевотину».
    — Жди, что скоро будут избивать все, что русское!..
    И этому подобная «Блевотина».


    Не думайте, что это и второе моя выдумка. Я просто повторяю услышанное. Вы же, М.Г., в письме от 15.6. пишите: «Встает вопрос. Стоит ли повторять такие мероприятия?». Этим примечанием Вы унижаете как меня лично, так и многих, многих других.

    Ваш первый «визит» к нам нельзя назвать удачным, хотя Светников от нашего имени выразил благодарность. Вы хорошо знаете, что Никитин того, что зовут радостью- не испытывал. Контрастом первого «визита» служит другой. А.Бажко оставил неизгладимый след, который и не потребовал «… от имени» и т.п.» сам зритель выразил свое отношение. А.Бажко стал известен, без преувеличения, от Владивостока до Белостока и дальше… Много кто своим родным, друзьям и знакомым вспоминал и вспоминает «Беларуского представителя – Бажко» (Я не преувеличиваю. Сам раз десять помогал людям правильно написать слово – Бажко»). Как результат, присланная Вами работа Алеся «Перад вераснем» зачитывается. Читают грузины, украинцы, латыши, поляки и другие, не говоря уже про беларусов. Люди считают, что (это) человек большой души. Не станет «корифеем», или никитинской мямлей. Вот и успех, а значит – ПОЛЬЗА.

    Возвращаясь к необходимости, или ненадобности концертов, позволю заметить следующее:

    Считаю, что Беларуская филармония почтила нас свои выступлением только и только благодаря Вам, Михаил Григорьевич. Сам тот факт, что вы были с концертом только полтора часа, и то (один) на все управление, говорит много об чем.

    Согласен, что «воспитательно-карательная политика приложила тут свой пальчик», однако только ли она?.. Мне думается, не такое значение имели деньги. Тогда не лучше ли слова «воспитательно» заменить «дрессировочно». Это будет и ближе к правде, а правда – лучший фактор воспитания.

    Нам тут много говорят о высоких материях. Слово коммунизм склоняют на всех падежах; однако, как только дойдет до конкретных дел, то кончается полным конфузом, и только физическая сила, а не разум вносят относительное спокойствие. Поэтому такие мероприятия, как бывший концерт Беларуской филармонии, способен встряхнуть людей, заставить взглянуть на окружающее с другой стороны и подумать не только о «корыте»; значит перенестись в мыслях и помыслах (в мысли и помыслы) лучших людей эпохи.

    Программа должна быть продумана – исполнена на(высшем) уровне.

    Другие республики: Эстония, Латвия, жмудь посещают нас очень часто, коллективами предприятий, или «сборными». Так с Риги была от «ВЭФ» художественная самодеятельность. Танцевали народные латышские танцы, пели песни (народные) и на бис исполняли беларускую польку (танец). В разговорах делились замыслами и планами производства, приглашали земляков к ним работать.

    Последняя группа Эстонии представлена была самодеятельной группой (частью) Таллинской мебельной фабрики. Особого внимания достойна аккордеонистка, молодая талантливая девушка.

    Представители этих республик ходили по зоне, пили с земляками чай. В целом, оставили нас через часов шесть.

    Все это хорошо, однако эффект посредственный (я считаю), имея ввиду воспитательное значение следует делать в более обширном плане.

    Что бы там не говорили, какие бы рогатки не ставили наши «обер воспитатели», в Вашем нелегком деле может быть сдвиг тогда, когда слова подкрепляются фактами.

    Все мы любим свой край, свой народ, и все успехи нас радуют, однако мы, да и в общем люди, считают, что чужим счастье «не приносится»: своя рубашка ближе к телу».

    Известно, что это связано с большими хлопотами, расходами; но в том и разница между советской действительностью и фашизмом.

    На днях был у нас фильм «Верьте мне люди». Разумная затея, хорошая постановка, и безусловно, имеет положительное влияние на людей. Однако мало прокрутить хорошу картину (фильм). Нужно чтобы жизнь не ограничивалась только игрой актеров. Пора переносить героя со сцены в жизнь. Давно не место «полковникам наяву» среди людей, которые цель своей жизни видят в построении счастья на земле.

    Считаю, что пора, давно пора сказать: «Кто старое помянет – тому и газ вон» и начать новую жизнь. Много «наломано» дров»!!!

    К сожалению, в жизни наблюдается совсем другое. Имеют место случаи: «… освободить из-за отсутствия состава преступления..!», и это после того, как человек «отбухал» 17 лет.
    Что это — ошибка, или преступление?..

    Почему-то, когда ошибки приводят к горю, миллионы их так и называют – ошибка, однако, когда кто-то из «малых» («маленьких людей») заметил эту «ошибку», его считают «преступником» и прячут (за решеткой) «на полную катушку». После же везде кричат: «раскайся, осуди».

    Встречи с творческой интеллигенцией скорее внести разрядку, если в этом есть необходимость.
    Пусть могилы на (неразб.)… (Шкитисе, Мартыкане -?) и в других местах напоминают о порядках даже второй половины XX века.

    Если же только (ради того), чтобы поставить «галочку», то действительно не надо. Может кто считает, что хороший концерт для нас развлечение, то он ошибается. От радости люди плачут не такими слезами.

    За высланную литературу (книги) выражаю лично и от земляков искреннюю благодарность. Относительно книга. Я безгранично благодарен за высланные. Наверное, скоро получим. Вы правы, беларуская книга с охотой читается не только беларусами.

    Что до новостей, то мы с вниманием следим за газетами и более-менее точно видим, что выходит (в печать). Однако ваше внимание меня трогает. Моя личная к Вам просьба. Высылайте все, что есть (выдано), или будет выдано Вл.Короткевича. Почему-то «Книга почтой» не всегда подсылает нами заказанное.

    Погоду в Беларуси мы знаем неплохо. Нас радует перспективы на урожай. Тем более это важно, что хлеб в Беларуси стоит 130 руб. тонна Возможно хоть это мероприятие поспособствует росту (физическому) общества, а то очень уж стали «мелкими» девчата, да и хлопчики. Это видать от рахита (явный сарказм — А.Т…

    И последнее. В воскресенье смотрел фильм «40 минут до рассвета». Увидев по силуэтам домов привокзальную площадь Минска, сердце встрепенулось и стало биться быстрей. И как же стало неприятно, почувствовав насмешку (профанацию) беларуской мовы. Эх… Што делается что делается!

    Приписка: Ура. Рад за №6 «Маладосцi»

    [подпись]"


    «Сосновка. 2.8.65г.

    Гр.Репич!

    30.7. с.г. смотрели присланные Вами короткометражные картины:

    1. «Украденное детство» — 1 часть;
    2. «Песня остается с нами» — 2 части;
    3. Гэтым летам» — 2 части.

    Выражаю благодарность за заботы, хлопоты, выручку от насмешек. Прибалтика (Латвия, Эстония) уже несколько раз показывали короткометражные картины. Окружающие нас (латыши, эстонцы и др.) не приминали оказией поддеть нас, беларусов.

    «… Смотрите наши картины, а своих показывать не хотите – экономите». А о кричат: «Нету что показать».

    Мы «отбивались», как могли, и вот, наконец, реванш.

    Правда, эстонские намного богаче по разнообразию материала. Национально более содержательные (в целом). Латышей «побили» мы.

    Несколько слов, как зрители воспринимали, упомянутые соответствующе, картины.

    1) В зале полно шума. Никакого внимания.
    2) Фильм у нас второй раз. Внимание полное. Балет вызывает отклики одобрения.
    3) Восторг. Ни шороха. С большим внимание зал следит за языком спикера(?). Конец. Зал ждет, не подымается. Тихо! Отзывы одобрения. Запрошенные, будет ли (неразб.) ужинать(?).

    После (кино)картины, почти одноголосный восторг от мовы: задушевность, простота, приятное звучание, мягкость.

    (Отзывы латышей, украинцев, эстонцев, грузин и др.)

    Лично согласен с примечаниями, только неприятно режут ухо некоторые явно не беларуские слова.

    В целом – большое спасибо за картину. Остаюсь уверен, что это не последняя. Эстонцев (примерно) 1,5 миллиона, а нас 8 млн. Со временем еще более убедительно докажем, что бульбочка не только лучшая за шашлык, а и намного здоровей для человека.

    С уважением [подпись]

    P.S.

    Считаем, что Минск победителей –футболистов с кубком СССР триумфально».


    Следующий черновик письма был написан Янкой Романчуком уже… в Минске!!! Адресован он был его лагерным товарищам-беларусам (пер. с бел. мой – А.Т.).





    «18.10.65 г.

    Уважаемые друзья!

    Высылаю вам второе письмо. После первого имел разумные и полезные встречи и беседы. Посетил Минское море и Литературный музей Я.Купалы.

    Пообещали выслать нам (в Дубровлаг) кинофильмы, делегации с хорошими лекциями, книги. Просьба Зыгмунта будет удовлетворена. Я уже запаковал «Дзень паэзii», а остальное раздобудут. Минск очень отзывчиво относится к разумным потребностям нашим.

    12.10 с.г. просмотрел кинокартины: «Францышак Скарына» 1ч., «Всегда с мечтой» и «Песня ад сэрдца» 3ч. Вслед, после просмотра, дали распоряжение выслать их в Ваш адрес.

    Считаю, вы их просмотрите до моего прибытия. Если же не получится, то только и только по той причине, что не вернули в Минск предыдущих «Песня остается с нами» и «Гэтым летам».

    Прошу напомнить Михееву, но и не будет лишним зайти к капитану Бабаеву, попросить проверить отправку.

    Под Минским морем чудесный отдых минчан. Когда подрастут посаженные деревья, будет еще красивее.

    Литературный музей Я.Купалы стоит на том месте, где жил поэт. Замечательный сквер над Свислочью и хорошее здание оставляют отличное впечатление. Двухэтажное здание полно экспонатов. Нелегкая плодотоворная работа и скромная жизнь со всей полнотой. Считаю возможным посетить музей «Отечественной войны», «Художественный» и «Краеведческий»; возможно и еще кое-что. Отношение ко мне и трактование хорошие. Будучи в книжном магазине, купил несколько книг. Привезу№.


    Этим же числом отмечен черновик письма родителям.

    «Дорогие мои!

    Мамочка и батька, в скором времени я, наверное, поеду из Минска.

    Прошу, получив это письмо, приезжайте туда, где мы виделись на свидании.

    Для меня возьмите килограмм масла (если есть) и немного сала (на дорогу). Если будут яблоки – везите, а если нет, то и не надо…»


    (Дальше следует окончания всех его писем родителям. Оставляю на языке оригинала)

    «Здароўе маё добрае. Настрой бадзёры. Перадаю прывітанне ўсім, хто заслугоўвае. Цалую вашы спрацаваныя рукi».

    Ваш [подпись]






    О том, с какой именно целью осенью 1965 года в Советскую Беларусь был доставлен Янка Романчук приходится только догадываться. По моему исследовательскому мнению, власть этим пыталась достигнуть нескольких результатов.

    Во-первых это мог быть идеологический ход, в рамках той самой, упоминаемой мной выше, программы идейной «перековки» своих бывших политических оппонентов, который подразумевал, что самый, по мнению КГБ авторитетный беларуский сиделец-националист, что называется «уласнымі вачамі ўбачыць» внешние достижения социалистической строительства в БССР и откажется от дальнейших враждебных шагов в отношение советской власти (показав ее с человеческим лицом), а также убедит отказаться от дальнейшей политической борьбы и других беларуских политических сидельцев.

    Во-вторых, власть могла добиваться от Янки Романчука показного «раскаяния» на камеру перед очень серьезной публикой, о чем пойдет еще речь ниже. Полагаю, что имел он встречу и с тогдашним партийным руководителем БССР Петром Мироновичем Машеровым.

    Исторические параллели:

    В феврале 1985 года Президент ЮАР Питер Бота предложил политическому заключенному Нельсону Манделе его освобождение в обмен на «безоговорочный отказ от насилия в качестве политического оружия»]. Мандела отклонил это предложение, заявив через свою дочь: «Какую ещё свободу мне предлагают, когда народная организация (АНК) остаётся запрещённой? Только свободные люди могут вступить в переговоры. Узник не может заключать договоры»[36].

    Насколько можно судить, ни одной из указанных возможных целей, в конце – концов, так и не было достигнута, поэтому поездка эта нигде в местных беларуских и союзных СМИ того периода не афишировалась, а последующие просьбы нашего героя и его родных о помиловании не были удовлетворены.

    А вот еще одна предполагаемая цель поездки в БССР Янки Романчука, с оказанием им некоторых услуг советской власти, видимо, была достигнута. Об этом можно судить по двум черновикам его писем, которые я еще приведу далее в этой работе. Связаны эти услуги были с грядущим празднование в 1967 г. 450-летнего юбилея белорусского книгопечатания.



    В основу этого празднеств была положена дата выхода первой книги Скорины. Оргкомитет по проведению юбилея белорусского книгопечатания был создан ещё в 1965 г., его возглавил известный белорусский поэт, вице-президент АН БССР Кондрат Атрахович (Кондрат Крапива)[37].

    В мае 1966 года Янка Романчук посылает в Советскую Беларусь два интересных письма, которые некоторым образом связаны с его прошлогодним «гостеванием» столице республики.

    «Явас. 18.5.66 г.

    Уважаемый гр.Василевский!

    Пользуясь знакомством с Вами (октябрь 1965 г.), считаю своим долгом просить о следующем:

    1. В Новом Дворе, Свислочский р-н, или Гродненский, гр.гр.Коскевич Надя, или дочки Люба и Вера (проживают по ул.Пружанской) имеют древние рукописи, которые относятся к XVII веку.

    2. Гр.Бортник Михаил, проживает по ул.Зареченской имеет старое Евангелие и несколько других книг, древнего издания. В разговоре остается впечатление, что это работы доктора Г.Ф.Скорины.
    Понимая ценность упомянутых работ, думаю, вы не откажетесь посетить Новый Двор и приобрести, что найдете возможным, для Государственной библиотеки им.Ленина в Минске.

    Большую помощь в этом деле сможет оказать гр.Грушевская Нюра (проживает по ул.Масушинской), которая много сделала для беларуского сценического искусства в 20-30-х гг. этого века.

    Примечание: гр.гр.Коскевич и Бортник к официальным лицам относятся с недоверием, поэтому услуга гр.Грушевской Нюры много значит.

    P,S.

    Буду очень признателен за уведомление о результате находок.

    Мой адрес:
    Мордовская АССР
    п/о Явас, п/п ЖХ 385/11-14
    Подпись»





    «Уважаемый Петр Миронович (Машеров — А.Т.)!

    За долгие годы разлуки с Батьковщиной, во всей чудовищной неприглядности отразилась сущность империализма.

    Единственным лучиком в темноте, ниточкой, связывающей с жизнью, являются книги – коллективный мозг людской.
    Несмотря на многие старания и усилия, не всегда можно иметь то, что нужно.

    Это и заставляет обратится к Вам, главе суверенного государства с просьбой направить в наш адрес следующую литературу.

    С уважением [подпись]

    Явас, 22.5.66г.

    Мой адрес:…

    Список:

    1. «Бальшак» Нiл Гiлевiч;
    2. Гісторыя ўзнікнення і этапы развіцця беларускай лексікаграфіі старажытнай пары / М.Р.Суднік,
    Выдавецта АН БССР− Мінск, 1957;
    3. «У слауным месце Вiленскiм» А.Акушкiн;
    4. Смаленскi этнаграфiчны зборнiк;
    5. Беларускія прыказкі, прымаўкі, фразеалагізмы. Склаў Ф.М. Янкоўскі. Мінск, 1962;
    6. Беларуская вусна-паэтычная творчасць. В.Т.Тарасаў;
    7. Гісторыя беларускай літаратурнай мовы. Л.Шакун. 1963;
    8. Древний Минск. Э.М.Загорульский;
    9. Происхождение географических названий (топонимика) Белоруссии. В.А.Жучкевич;
    10. «Грыгорый Скарына». Саковiч;
    11. «Мікалай Якаўлевіч Нікіфароўскі» В.К.Бандарэнка, I.I.Чыгрынава;
    12. Образование Литовского государства. В.Т.Пашуто (Москва);
    13. Беларускія народныя казкі. Раманаў;
    14. Историческая грамматика русского языка. П.Я.Черняк. 1962;
    15. Великое Княжество Литовское. Лапо. Изд. С.-Петербург. 1903;
    16. Аграрная реформа Сигизмунда-Августа в Литовско-Русском государстве. В.И.Пичета;
    17. Беларуская антрапанiмiя. Уласныя iмёны, iмёны-мянушкi, iмёны па бацьку,
    18. «О некоторых особенностях белорусского языка». Изд. «Наука и техника»;
    19. «Сыновья Гедимина» Казимир Стандницкий;
    20. «Вянок» М.Багдановiч;
    21. Книги серии ЖЗЛ за 1964 г. (В.А.Дьяков и др.);
    22. «Падарожжа па краіне беларусаў» В.Вольскі. Изд. «беларусь»;
    23. «Край наш сiнявокi» (альбом);
    24. Гiстарычныя нарысы. В.Купрэвiч. АН БССР;
    25. Беларускае кнiгадрукаванне. Ц.Царвунова;
    26. Беларуская сялянска-работнiцкая грамада. Пякун;
    27. Беларуская дореволюционная проза/поэзия;
    28. Дыялектны слоўнік. Г.Юрчанка;
    29. Ученые Беларуси (серия книг);
    30. «К истории развития русских имен» А.М.Мирославский;
    31. «Древняя история Северо-Западаа Европейской части СССР. Н.Н.Гурина;
    32. Западные славяне. Королюк;
    33. «Смоленско-полоцкий говор» А.Н.Соболевский;
    34. Хрэстаматыя па старажытнай беларускай літаратуры. Склад. А.Ф.Коршунаў. Мiнск. 1959;
    35. «К вопросу о древних лапидарных памятниках с историческими надписями на территории Белорусской ССР».
    Сов…. 1946;
    36. «Старажытны надпiс». Выдавецтва «Беларусь». А.Лазiцкi;
    37. Русская «Простая мова» на Украине в XVI_XVIII веках. П.П.Плющ;
    38. Да гісторыі беларускага пісьма і мовы» М.А.Жыдовiч;
    39. Некаторыя пытаннi развiцця беларускай лiтаратуры» I.В.Анi…(нерзб.);
    40. Дакументы I матэрыялы па гiсторыi Беларусi / Зборнiк. Мiнск. Выдавецтва АН БССР. 1940;
    41. Русское делов Северо-Западном крае. И.Корнилов. 1901. С.-Петербург;
    42. Россия под властью царей. С.М.Степняка-Кравчинский. Изд. Москва. 1964;
    43. История хазар. М.И.Артамонов. 1962;
    44. География Белоруссии. Под. Ред. Дементьева. Минск. 1963;
    45. Школьны каляндар прыроды / А. Н. Курскоў. Выд. «Наррдная асвета».


    Согласно хронологии писем, далее следует письмо в редакцию журнала «Полымя».

    .
    «Уважительно прошу выслать ниже прилагаемое письмо автору статьи «А дзе ж ісціна аб'ектыўная?», «Полымя», №5 за 1966г.»

    «Уважаемый гр.М.Алексютович!

    Прочила (ли) Вашу статью «А дзе ж ісціна аб'ектыўная?» (Полымя №5 -1966) и остался удовлетворен Вашей конкретностью, логикой и ясностью изложения материала. Хочется увидеть на страницах Полымя дополнения по вопросам:

    1. Когда и почему территория от Белостока до Смоленска стала называться Беларусью, а не Великой Литвой;
    2. Почему Жмудь стали называть Lietuva (j), а позже Литовской(?) Республикой.

    Просьба назвать хоть одного феодала жмудского рядом с феодалами литовскими (беларускими) в период расцвета В.К.Литовского до 1410 года.

    Слово Литва (современная) дает лазейку догматикам-фальсификаторам.

    5.6.1966 г. С уважением, подпись»


    «Явас. 1.7.66г.
    (пометка. «выслано через спецчасть 3.7.66г.»)

    Уважаемый гр.Репич!!!

    Вчера получил бандероль – благодарим!

    Повеяло свежим «ветерком». Особенно благодарны за:

    1. В.А.Круталевiч «Административно-территориальное устройство БССР (этим удовлетворяется просьба Гулевича);
    2. М.В.Бірыла М. В. «Беларуская антрапанімія»;
    3. М.Р.Суднiк. «Слоўнік асабовых уласных імён»;
    4. В.В.Барысенка, В.В.Кашин «Беларуская лiтаратура (падручнiк для 9 кл.)»;
    5. Г.Кісялёў «З думай пра Беларусь».

    Вместе с перечисленными получили:

    6. А.Бажко «Творы»;
    7. А.Пальчэўскі «Мора на каменi;
    8. Ул.Корбан «Дзе гэта вулiца»;
    9. У.Нядзведскі «Вясновыя барозны»;
    10. Т.Хадкевix «Сад у квеценi».

    Книги пользуются спросом, сразу разобрали читатели, а над «Слоўнікам» и «Антрапаніміяй» (неразб.) –работают(?).

    Возможно Вам и неприятно, что обратился в ЦК КПБ с просьбой выслать книги. Знаете, «молчание» (неразб.) Соловьева(?) на мое письмо дает повод считать, что письма наши (от отверженных) Вам часто не желаемы. Вот поэтому и обратился к Петру Мироновичу. К сожалению, и он рад отмахнуться. Парадокс: в мире ради (неразб.) одной семьи(?) организовывают консульства, а тут сотни и… «обрыдли». Что же, может это и не так плохо – спокойненько за семнадцать (лет) привык … (неразб.) [или хамская натура].

    Пускай Вас не удивляет минорный тон. Когда покидал я Минск, был полон веры в добрые помыслы работников Комсомольской, 30 (клуб КГБ им.Дзержинского – А.Т.), особенно после беседы с гр.Рудак. На деле же прошедший (почти) год, показывает, что унтерпришибеевщина живуча.

    Понемногу начинаю понимать гр.Смородинского (теперь генерала) и не удивляюсь, что оплевана святая святых – работа (имею ввиду зачеты рабочих дней).

    Возможно пришло время, когда станет не до нас. Так известно же веками: «Zgoda buduje a niezgoda rujnuje», и метод дрессировки хорош до поры до времени, и тому, кто ходит на четырех (нонах) и с хвостом…
    Вчера (30.6.) посетили нас представители от жмудинов. Было три доклада:

    1. Достижения за время установления советской власти;
    2. Личная жизнь бывшего з/к….(неразб.);

    Аудитория (маленькая) собралась из-за кино. Встреча не из теплых. Все закончилось быстрее чем за час.

    29.6. отдельно – собирали только земляков (в читальном зале библиотеки) Активности не было, контакта навязать не смогли (со слов присутствовавших).

    Не утрачиваем надежды, что которые просил в ЦК КПБ через некоторое время сможем получить.

    Концерт-лекцию все же ожидаем. Ее обещали высокопоставленные особы.

    С уважением [подпись]

    P.S.

    Если есть возможность, прошу помочь достать осенний № «Маладосцi» за 1965 года и «Каласы пад сярпом тваiм» Владимира Короткевича.
    С мыслью Карпова (на съезде писателей БССР) тут никто не согласен.
    Пожелание некоторым писателям заняться изучением истории, чтобы не смешить свет».






    Справочно:

    Рудак Аркадий Денисович — заместитель председателя КГБ при СМ Белорусской ССР (1960 – 1971 г.); генерал-майор (20 декабря 1966 г.)[38].



    Фото: А.Д.Рудак

    Смородинский Степан Алексеевич — Заместитель председателя КГБ при СМ Белорусской ССР (сентябрь 1958 – 17 января 1966 г.); Генерал-майор (16 декабря 1965 г.)[39].



    Фото: С.А.Смородинский

    Среди писем и других бумаг, сохранившихся в архиве Янки Романчука, я нашел и, первоначально дважды сложенный, пожелтевший интересный листок для писем размером А4, который использовался как записная книжка (в различных вариантах слаживания), и на котором он серым карандашом заметки, относящиеся к осенней поездке в БССР 1965 года. На листке отмечены некоторые впечатления от увиденного/услышанного и прочитанных книг. Возможно его заранее попросили это сделать для отчетности кураторы из органов или для какого-то выступления в клубе КГБ им.Дзержинского.

    «(Пер с бел.мовы мой – А.Т.) Нравится!

    1. Деловитость работников «гостиницы» (КГБ? – А.Т.).
    2. Тон разговора. Трактование собеседника (зам.пред. КГБ).
    3. Как разумна забота про зелень и фрукты.
    4. Дворец культуры камвольного комбината – игрушка. Дом из сказки.



    Не нравится!

    1. Медленный рост людей:
    — за 16 лет с сержанта до старшины?? (встретил кого-то из старых знакомых из милиции/МГБ-КГБ?-А.Т.)
    2. Голубятня на Доме правительства.
    3. Не мог прочитать выступление Машерова на пленуме ЦК КПСС».


    А вот самые интересные, на мой взгляд, отзывы о прочитанных книгах:

    «8. «Дзень паэзii» – замечательная вещь. Какой молодец Вл.Короткевич. Несколько слов благодарности за его «Балады каменя».

    Замечательный «Пан Тадэуш» в переводе П.Битель…

    Прочитав «Зерне падае не на камень» (Пташников Иван), что горе в колхозах только из-за воров и лентяев (злодзеi i гультаi). Выходит, пол Беларуси и больше воры (злодзеi)?!

    Как понимать XX съезд КПСС и другие?»


    На одной из четвертинок листка написан загадочный адрес: «г.Гродно, ул.Социалистическая, 49». Возможно знатоки старого Гродно помогут ответить на вопрос, что там тогда находилось/кто жил?

    Из черновика письма племяннице от 15.10.1968г. (пер. с бел. мой. – А.Т.):

    «… Самым большим событием последнего времени (1.10. с.г.) была встреча с представителями из БССР (Минск). Был представитель от правительства и интересный хлопец: Алехнович Владимир Иванович, родом из-под Слонима. 1938 г.р. Образованный такой и красивый. Вспоминал и барановичский комбинат (хлопчатобумажный).

    Обещал быть у Вас, вот при оказии и поговори с ним. Это начинающий писатель и член Союза журналистов БССР. В журнале «Маладосць» №2 за 1968 г. на стр.93 напечатан его рассказ «Квадратны метр трапы». К слову, там есть и его фотография. Прочитай рассказ и познакомишься. Я же работаю с 8 до 17. В свободное время читаю, пишу. Теперь привожу в порядок общественную библиотеку. Каждый день отдаю два часа ей. Часть каталога уже есть. За который месяц приведу в порядок и все остальное.

    Здоровье в порядке. Вот только беспокоит отсутствие писем из дома, от Веры, Сергея и других.

    От родителей уже не было писем больше месяца (последний был 9.9. с.г.): вот только сегодня (14.10.) весточка из Бояр от родителей.

    В отношении «Обществоведения»! дело обстоит так:

    Выслать тебе выслать не могу никакой возможности, и не потому что не имею книги, а только и только потому, не разрешают. Спущено специальное распоряжение, в котором сказано, что от нас выслать что бы там не было запрещено.

    Однако… мне обещали поискать в Москве, и если «Обществоведение» найдут, обещали выслать Тебе. Твой адрес знают. И все же у меня уверенности нет, т.к. может и не оказаться и в московских книжных магазинах. По этой причине даю тебе адрес: г.Хабаровск Н/А, ул.К.Маркса, 23, магазин «Книга почтой». Если б через недельку (после этого письма) не пришла книга из Москвы, о напиши в Хабаровск заявку. Просто: завмаг «Книга почтой». Прошу выслать наложенным платежом книгу «Обществоведение» в адрес (назови свой адрес): поставишь подпись. Не позже, чем через 2 недели будешь иметь необходимую книгу. Она стоит 58 коп., и за пересылку коп.20, и горю конец. Хабаровский магазин «Книга почтой» работает замечательно и там есть большой выбор литературы.

    Наверное, на этом и закончу…»


    «Явас. 7.12.68г.

    Уважаемый Михаил Григорьевич!

    Получили высланные вами книги (31.10 с.г.).

    1. П.Бітэль. Замкі і людзі П.Бітэль;
    2. За акном дождж I.Хадановiч;
    3. Нясвiж – альбом;
    4. Хоры з капэлы – 1965г.;
    5. Хоры з капэлы, 1966г.
    Благодарим за высланное. Одновременно сердечно просим … (неразб.) где и как получить не высланные Вами:
    1. Археология Белоруссии Э.М.Загорульский, Минск, 1965г. 225 стр. с илл.;
    2. Международная правосубъектность БССР. Изд. «Наука и техника», 1967г.;
    3. Браніслаў Тарашкевіч Арсень Лiс;
    4. Полоцкая земля. Л.Алексеев. Очерки истории Северной Белоруссии;
    5. Экономическое развитие городов Белоруссии XVI – XVIII вв.
    Хоры с капеллы пока не использованы (мало осталось времени до праздников).
    Неужели для «Ave, Maria» еще не написали музыки?..

    С уважением [подпись]

    P.S.

    Праздничный концерт был украшен песней «Бацька Неман». Прозвучала красиво. Приняли хорошо.

    P.P.S.

    По Причине недостаточности лимита, очень Вас прошу отослать письмо, (которое вкладываю в конверт с Вашим) в адрес редакции «Лiтаратура i мастацтва».

    С уважением [подпись]
    8.11.68г.»


    А вот ответ на письмо Янки Романчука в издательство «Голас радзiмы» (пер. с бел. мой. – А.Т.):

    «Романчуку И.В.

    Посылаем кое-что из беларуских изданий, а также №75-1968 «ЛiМ».

    Относительно изданий:

    Археология Белоруссии,
    Международная правосубъектность БССР,
    Полацкая зямля,
    Экономическое развитие городов Белоруссии 16-18 в.в.,
    Браніслаў Тарашкевіч (автор А.Лис)

    — ищем в книжных магазинах, как только найдем – вышлем.

    20.11.68г. Л.Шыбека [подпись]

    (пометка: получил 26.11.68г.)"


    Ответ:

    «Явас. 1.12.68г.

    Уважаемый гр.Шыбека Л.!

    Благодарим за высланные «Голас радзiмы», №41,42,43 (по 2 экз.)
    «Ніхто не хацеў ад'язджаць назаўсёды»,
    «Ад родных ніў, ад роднай хаты»,
    Любллю мой край»,
    «ЛiМ» №75.

    Кое-что постараемся использовать в местной самодеятельности.

    Просим высылать новые номера «Голас радзiмы»!

    Желаем плодотворного поиска в книжных магазинах.

    Благодарный[подпись]"


    II. Переписка с Алесем Савицким




    Фото: Алсеь Савицкий в рабочем кабинете. 1978г.

    Отдельное место в архиве Янки Романчука занимает его переписка с писателем Алесем Савицким.

    Пер.с бел.мовы мой – А.Т.:

    «Явас. 7.12.1966 г.

    Уважаемый Алесь Онуфриевич!

    Читал Ваши письма. Спасибо за память и приветствия. О Вас тут остались также хорошее воспоминание – это греет сердце и успокаивает душу.

    Мы ждали от Вас портрет Мицкевича Адама, так близкого сердцу земляка. Мы его считаем литвином-беларусом. Присланные портреты замечательные, однако сделать портрет, схожий с Янкой (Купалой), навряд ли кто возьмется. Вас данное может удивит.

    Однако — …

    Вот передо мною томик «Стихотворения и поэмы» Якуб Колас, Изд. «Детгиз», 1952 г., тиражом 100 тыс. экз. И… люди правы.

    Когда человек меняет свои взгляды на ценности – его не уважают. Колас наверное не согласился бы с:

    «Былi б сягодня мы на многа
    I прыгажэй i маладзей,
    Как паважалi больш, чым бога
    Для нас народжаных людзей».
    А.Пысiн)

    Он (Якуб) писал не такое, и то в то время, когда светлой памяти Куделка (Чарот) диктовал через стену:

    «Я ни в чем нем не виноват…»

    Ошибкой такое считать преступно, тем более, что другие платят 18-тью годами и больше, о чем ему (Якубу) было хорошо известно. За «Сымон-музыка», «Новую зямлю» я его уважаю.

    Юбилейные вечера, считаю, живым можно считать достаточным, а Куделка (Чарот) заслужил и большего. Вот в этом направлении Союз писателей БССР был и есть мало активен.

    Где томики Калиновскому, Богушевичу, Марцинкевичу, Тетке, Чероту, Голубку, Буйницкому, не говоря уже о Ф.Скорине??..

    У нас жизнь ползет своим чередом. Верим у разум людской.
    Примите приветы от нас всем верным сыновьям Беларуси.

    С уважением [подпись]

    P.S.

    Очень многих интересуют Ваши труды (книги). Если сможете, пришлите пожалуйста. За одно будем очень признательны за «Каласы пад сярпом тваiм» хоть с ротатора.

    P.P.S.

    Хочу обратить Ваше внимание на статью Р.Батуры в „Mokslas ir gyvenimas“ (№10 этого года) на стр.28 «lietuvos Kava su Aukso Ozda». Может стоит перевести и поместить в «Беларусь»?"


    «Явас. 16.1.1967 г.
    (пометка: Вернули 2.2.1967 г.
    Отправил снова)

    Уважаемый Алесь Онуфриевич!

    12-го этого месяца получил от Вас бандероль и вот только взялся за перо.

    Выражаем сердечную признательность за Ваши пожелания и книгу. Вам желаем хорошего здоровья, больших творческих удач и личного счастья.

    Прошу прощения за задержку. Задержка с отповедью вышла потому, что не мог вымолвить Вам слова, не прочитав «Жанчын[ы]». Ее (книгу) мы читаем в три смены. Я закончил первым, и поэтому обменяться мыслями не успели. Однако я выскажу свою.

    Понравился образ (если можно так сказать) Шукана. Пусть в жизни будет много таких, чтобы их не Шука[ли].

    Очень удачно написан характер, поступки и все переживания Стефы. Видно консультант был рядом и с красивой душой. Сюжет продуман, вот только решение товарищеского суда мне не понравилось: «… перевести ее с операторов на низкооплачиваемую работу..»

    Минуя трафаретность, тут многое (по сюжету) от прошлого. Это ж значит, что меньше получать денег, при том же количестве работы выглядит, как бы платит штраф. А это уже одно не от социализма. Я считаю правыми тех социологов, которые доказывают необходимость сохранить самую незначительную разницу в оплате труда. Физиологические потребности у людей одинаковы, а культурные потребности компенсируются более высоким сознанием, и только на некоторые расходы (например: на переписку, некоторую литературу) необходим сдвиг в заработке (Однако… это тема другая).

    Я бы вынес решение такое: «… перевести на работу более низкой квалификации – разнорабочего».
    Этим в конце книги подчеркнуто было бы уважение к квалификации, значит и к образованию, а не к «желтому дьяволу» — деньгам.

    В этом направлении грешат многие (современные) романы. Без необходимости вносят разлад между социализмом в теории и практике; как бы оправдывают ту пропасть в заработке между уборщицей и (хоть) министром, а они же … товарищи и братья. На практике получается: один имеет натуж[ную] плату, а другой зря[плату].

    Очень значительно «Жанчыны» замусорена словами не беларуского происхождения. Может они (эти слова) и и бытуют в современном беларуском языке, однако красивее звучит «праца» нежели «работа» и т.п. Живая мова Ваша — чище и красивее.

    Думаю, что сможем организовать конференцию читателей. Правда, для этого необходимо время. [Но] у нас его хватает.

    Несколько раньше прочитал Ваше «Зяленае поле» («Беларусь», №7 за 1964г.0 Понравилось.

    К нам привезли всех хлопцев с первого (лаготделения – А.Т.) Вспоминают Вас неплохо, и только не одобряют заявление о написании романа или повести о майорах. Поверьте. Между ними так мало положительных героев, что, не пожив с ними – не поверишь. Больше всего понравилось Ваше заявление о мове: «… нават варвары, завоеватели старались перво-наперво отобрать язык завоеванного народа». Эти слова (знаю) некоторые ставят эпиграфом в письмах.

    Подводя итоги. Хочу сказать: буду очень рад увидеть (узнав) Вашу работу, который не станет старым через год-два, а с волнением люди будут брать его (в руки) ровна как сегодня, так и через сто лет.

    Желаем удач[подпись]"


    «Умор. 25.11.1969 г.

    Уважаемый Алесь Онуфриевич!

    Доходят вести о Вас только со страниц прессы. Однако пользуясь личным знакомством, сердечно прошу (если не станет это излишне хлопотным) помогите нам получить БелСЭ. Так хочется ее прочитать – полистать. И иметь нужно в нашей библиотеке (к слову: наша (общественная) библиотека насчитывает 520 книг (экземпляров).
    Получить Бел.Сов.Энц. из других рук (источников) невозможно. Перво-наперво: с литерных ящиков «Книга почтой» заказов не принимает (с 1.11 с.г.).

    Из родни – старенькая мать (75 лет), малограмотная, да ей и не под силу понять даже всех действий.

    Через Вас же, А.О., обращаемся ко всей писательской организации, как: А.Бажко, Вл.Алехнович, М.Прашкович и доброй воли другие с просьбой (если сможете) оформить подписку на все (12) томов: желательно через торговую организацию, т.к. от частных лиц могут не вручить (расходы будут покрыты).

    Личные дела – без перемен. Читаю (теперь) 1-й том Богдановича. Вот где размах мысли, широта души и ясность мысли. В восхищении!
    Примите привет от земляков.

    Загодя благодарен [подпись]

    P.S.

    Надеюсь Вы меня помните еще с первой встречи, когда мы подарили Вам портрет нашего Янки Купалы.

    Мой адрес:…

    «Умор. 2.1.1970 г.

    Уважаемый Алесь Онуфриевич!

    Сердечное спасибо за новогодние поздравления и пожелания.

    Желаю Вам больших творческих удач, доброго здоровья и всего что желаете сами.

    Искреннее спасибо за все хлопоты о Бел.Сов.Энц. С нетерпением ждем.

    Очень просим передать нашу благодарность всем из Союза писателей. Кто солидарен с нашей просьбой. Прошу извинить за такое короткое письмо. Как видно, пользуюсь лимитом друга (Акимовича – А.Т.).

    С уважением [подпись]"










    Следующее письмо-записка было послано в конверте с другим письмом другому адресату, с просьбой передать А.Савицкому:

    «Лесной. 28.9.1970 г.

    Уважаемый Алесь Онуфриевич!

    Прежде всего прошу извинить меня за хлопоты, которые я причиняю Вам своей просьбой в наш адрес. Как вы уже знаете, с Вашей помощью мы приобрели очень ценную книгу – I. БелСЭ. Начало похвальное! Было бы очень замечательно, если бы и продолжение было бы таким. А ради этого мы опять-таки вынуждены обратится с искренней просьбой к Вам: оформите, пожалуйста, через «Книга почтой» пересылку и II-го тома БелСЭ на мой адрес: «Мордовская ССР…». (Цены все, как и должно быть, берем на себя).

    Существование ползет по-старому: работаю, читаю и слушаю.

    С уважением к Вам [подпись]"


    «Лесной. 6.12.1971г.

    Уважаемый Алесь Онуфриевич!

    Вот и последняя страница вашей повести «I нiчога ўзамен».

    Очень рад!.. Наконец нашлась сила, доведшая, что слова А.Мицкевича «Gavda co'va Gedymina» не были фразой

    Да!.. Еще одни шаг, после «Беларускiя жанчыны», в направлении заслуженного восславления наших женщин.

    Уверен, Ваша повесть «I нiчога ўзамен» прояснит … неразб. («жаданнi»-?) человечности.

    Удовлетворен и благодарен [подпись]

    P.S.
    Очень жаль, что тираж «Маладосцi» имеет только 14 801 экз. На 8 млн это очень и очень мало, особенно с такими работами как упомянутая.

    P.P.S.

    Прошу принять сердечные поздравления с Новым 1972 годом. Желаем больших творческих удач, здоровья и личного счастья.

    Извинить что так рано – условия.

    С уважением [подпись]"

    Приписка:

    «Гражданин цензор!

    Поскольку данное письмо в адрес учреждения, убедительно прошу пропустить вне лимита.

    з/к И.В.Романчук

    Лесной. 6.12.1971г.»


    «Лесной. 12.1.1921г.

    Уважаемый Алесь Онуфриевич!

    К моему большому недовольству, не смог отправить данного письма своевременно (виноват лимит). И вот перед самым Новым Годом получил весточку от друга недоли, Бурак Петра Григорьевича и только сегодня могу отписать (в одном конверте).

    Он когда-то жил в Минске (учился). Очень хочет и в будущем быть минчанином.

    Если бы вы были так любезны и возможность, очень Ваш прошу – помогите ему в деле прописки! Человек он положительный. Прошу помочь Бураку П.Г. стать минчанином. А если бы был Вам (организации) необходим работник – берите его смело. Дела (за какие возьмется) исполняет на отлично. Честный человек.

    Прошу извинить за хлопоты.

    Заранее благодарен [подпись]»


    Из черновика письма Янки Романчука Бураку П.Г. за ту же дату (12.1.1972г.) (пер. с бел. мовы):

    «… Относительно прописки в Минске, то я вложил (рядом с этим) письмо Савицкому Алесю!

    Жалко, что не знаю его домашний адрес, однако, будучи в Минске, найдешь его и по служебному; а личный (адрес) сможешь узнать по ул.Энгельса, 9, в Союзе писателей БССР.

    Достоверно утверждать не могу, однако считаю, что помощь окажет. Так что обратись к нему с письмом (которое вкладываю).

    Как знаешь, с моим лимитом (2 письма в месяц) я возможности не имею запросить и непосредственно просить его.

    Когда будешь у него (С.А.О.), то прошу, сердечно поблагодари от нашего имени за за Бел.Советскую Энциклопедию. Благодаря ему, я имею уже два тома. Очень, очень благодарны ему.

    Наша жизнь ползет без перемен. Иван Конович стал все же офицером. Имеем нового начальника отряда. Неплохой хлопец. На заводе план выполняем. На 15.12 с.г. выполнили по реализации 100,3%. Я, как и раньше, наладчик и делаю детям ложки и другое (только не детей)…»


    Исторические параллели:

    Что касается Ивана Коновича, то, возможно, в некотором роде — это «брат по разуму» охранника Нельсона Манделы…

    В 2007 на экран вышел художественный фильм «Прощай, Бафана» (англ. Goodbye Bafana) — биографическая драма, снятая режиссёром Билле Аугустом на основе одноимённой книги Джеймса Грегори («Прощай, Бафана: Нельсон Мандела, мой заключённый, мой друг»), цензора и тюремного надзирателя Нельсона Манделы.

    Джеймс Грегори (которого сыграл актер Джозеф Файнс) вырос на ферме в Транскее в окружении черных сверстников и с детства прекрасно говорил на языке коса (как известно, род Манделы принадлежит к младшей ветви рода династии тембу (субэтнической общности коса), правящей в регионе Транскей Восточно-Капской провинции ЮАР[40])… Став охранником в тюрьме на Роббенэйланде, Грегори пользовался своими знаниями для слежки за молодым революционером Нельсоном Манделой (Деннис Хэйсберт) и другими темнокожими заключенными, не подозревавшими, что кто-то понимает их речь. Если верить самому Грегори, за время службы с 1968 по 1990 год он прошёл путь от ярого сторонника апартеида до борца за свободу коренного населения Африки(41).

    Ремарка:


    Когда разбирая в 2015 году архив Янки Романчука, я нашел следы его переписки с Алесем Савицким, бывшим партизаном и фронтовиком советско-германской войны, я разузнал его домашний номер телефона, и сразу позвонил. Рассказал, что занимаюсь исследованием биографии парня из-под Несвижа, с которым писатель был когда-то знаком, поэтому был бы очень признателен, если бы он, Алесь Онуфриевич, поделился своими воспоминаниями о нем и своей поездке (поездках) в Мордовские лагеря. Естественно, наш телефонный разговор происходил на беларуской мове. Мой звонок очень взволновал старейшину, на то время, Союза писателей Беларуси, который тогда заявил мне, что очень хорошо помнит «гэтага цудоўнага чалавека». В двух словах ту давишнюю историю было не передать. Договорились, что я перезвоню Алесь Онуфриевичу где-то через месяц, а за это время он соберет мысли в кулак и изложит свои воспоминания на бумаге. Единственное, что осталось в памяти от того разговора то, что поехать в командировку в Мордовксую АССР в середине 1960-х гг. ему, писателю, предложил Алесь Божко, и он согласился. На память от той поездки в квартире Савицких остался висеть подаренный ему политическими заключенными – беларусами портрет Янки Купалы, сделанный способом интарсии (деревянной мозаики) руками его тезки – Янки Романчука.

    Лично встретится с Алесем Савицким я уже не успел. Менее чем через месяц, 5 октября 2015 года, его не стало. Связавшись через некоторое время с супругой покойного, я поинтересовался у нее по поводу того, оставил ли он какие-нибудь предсмертные записи по интересовавшему меня вопросу. Однако на этот вопрос она мне ответить не смогла. Судьба архива писателя мне не известна. Но если данные строки прочтет человек имеющий возможность с ним ознакомится, то воспоминания светлой памяти Алеся Онуфриевича (при их наличии и сохранности) могут стать достоянием читающей братии.



    Одна из последних фотографий Алеся Савицкого


    III. Переписка с Миколой Ермаловичем.




    В 1070-м году в редакцию газеты «Лiтаратура i мастацтва» (Орган Мiнiстэрстава культуры i праўлення Саюза савецкiх пісьменнікаў Беларусi) пришло письмо от Янки Романчука, в котором он выступил рецензентом работ, публиковавшихся на страницах газеты тогда еще мало известного Миколы Ермаловича, которое он просил переадресовать ему лично. Данная просьба была редакцией удовлетворена.













    В ответном письме историк написал следующее (пер. с бел.мовы мой – А.Т.):

    «С интересом прочитал Ваше письмо, пересланное мне редакцией газеты «Лiтаратура i мастацтва». Очень ценю Ваш горячий интерес в правильном освещении истории Беларуси. Однако, к великому сожалению, Вы сами находитесь в плену устарелых утверждений, которые не имеют ничего общего с исторической действительностью.

    1.Вы, например, считаете, что название «Беларусь» было навязано нам русским царизмом с русификаторскими целями. Однако вы забываете, что никто другой как русский император Николай I в 1840 году запретил название «Беларусь», и оно официально не использовалось аж до Октябрьской революции. В то же время такие люди, как В.Дунин-Марцинкевич, Ф.Богушевич, Татка, Я.Купала, Я.Колос, М.Богданович и другие наши выдающиеся поэты называли свою родину Беларусью, и свою родную мову беларуской.

    Неужели и их, придерживаясь Вашей мысли, следует засчитать в «служек империализма разных толков».
    Видите, до какого абсурда можно дойти, если идти за Вашими утверждениями.

    2.Вы говорите, что Аукштайтия – «просто художественная выдумка национал-шовинистов». Но это не выдумка. Это – действительно существовавшая историческая область, занимавшая восточную часть современной Литвы и крайнюю северо-западную часть Беларуси. Название «Аукштайтия» упоминается в немецких документах еще в начале XIV века. Так, Гедимин, который сделал своею столицей Вильню, называется королем Аукштайтии. Про то, что существовала Аукштайтия, свидетельствует и топонимика (названия «Аукштайты», «Аукштыня», «Гаукштаны» и т.п.) Однако в русских летописях Аукштайтия не упоминалась, и историки решили, что она у них фигурирует под названием «Литва». Однако в действительности Литва и Аукштайтия в XII-XIIIвв. Не одно и тоже. Под Литвой, как свидетельствует и Почаевская летопись, топонимика (только тут сохранилось название «Литва») и другие материалы, понималась часть современной Беларуси, приблизительно в просторах между Минском и Новогрудком с востока на запад, и между Молодечном и Ляховичами с севера на юг (Верхнее Понеманье). Между тем, Миндовг жил не в современной Литве, а где-то в районе Барановичей, и не завоевал он Новогрудок, а сбежал туда, где после крещения в православие был выбран князем. При помощи Миндовга Новогрудок (в то время Наваградак) сделал первую попытку завоевать соседнюю Литву в 1264-65 гг. при помощи сына Миндовга – Войшалка. Так образовалось Великое Княжество Литовское. Почему и когда название «Литва» перешло на Аукштайтию, Вы уже знаете из моей статьи. Таким образом, я нисколько не отрицаю того, что Беларусь называлась Литвой, а уточняю, что не вся, а только Западная.

    3.Вы почему-то меня называете «новатором» (в худшем смысле этого слова) за то, что я сказал, что беларусы ассимилировали Литву. Это большое научное открытие – не мое новаторство.

    Оно принадлежит русскому ученому-слависту А.А.Кочубинскому, который в статье «Территория доисторической Литвы" («журнал Министерства Народного Просвещения», 1897, январь) высказал мысль, что беларусы – смесь литовцев и славян. Современные ученые, в частности В.Седов, подтверждают, что беларусы – это не чисто славянский тип, как утверждалось раньше, а ассимилированные балты. Чтобы вы могли глубже войти в курс дела сегодняшней науки, рекомендую Вм прочитать стать В.Афанасьева «Факты и концепции», размещенной в журнале «Дружба народов», №6 за 1970 год, стр.282-284. В ней кратко выложены все теории происхождения беларусов. Там же Вы получите сведения и по новейшей научной литературе. К сожалению, в статье этой ничего не говорится про А.Кочубинского, и поэтому создается впечатление, что создателем теории балтского происхождения беларусов является В.Седов.

    С уважением [подпись].
    г.Молодечно,
    пр.Ленина, 74а, кв.10
    Ермалович Николай Иванович

    8 августа 1970г.»


    В ответном письме И.В.Романчук написал следующее:

    «Явас. 28.7.1970г.

    «… Партийность науки
    должна быть научно
    объективной».
    (из решения XX съезда КПСС)

    Уважаемый гр.М.Ермалович!

    Прочитал Ваше «Пуцявінамі XIX стагоддзя» («ЛiМ», №43, 1970 г, стр.8).

    Наряду со строками действительно научного взгляда стоят и такие, что аж стыдно за Вас, как ученого – «новатора». Извините, однако «новатором» назвать есть все основания. Ваше утверждение, что беларусы ассимилировали Литву – тому доказательство. Ни у ну!

    Как Вам (сегодняшним) ученым (некоторым) тяжело глянуть дальше собственного носа?!

    Как историку нужно знать хотя бы труды Соловьева «История России с древнейших времен», М.Ломоносова, Пашуты, Лапо и даже Шолом-Алейхем, книжечку, что в желтой оправе вышла в издательстве «Беларусь».

    Я уже молчу про стр.210 «Словник украiнскоi мовы» П.Білецький-Носенко (1774-1856), что издала «Наукова думка», Кiiв, 1966.

    Всем дореволюционным ученым (даже и царским) было известно то, что сегодня зовут Беларусь звали Литвой. А сегодняшнюю Литву (Lietuva) — называли Жмудь. Литва (Беларусь) – славяне, а Жмудь (Lietuva) – балты. И всякие там Аукштайтии, Дзукии и др. – просто художественная выдумка национал-шовинистов, которые смогли опериться в 1918 году и просуществовать до 1940 года.

    Вы же, советские ученые, представители передовой науки льете воду на колесо служек империализма (розных толков), как русских. Жмудских, польских и др.

    P.S.

    Будет очень полезным, когда поищете вместе с указом от 5 мая 1783 года (на рабство, и документ о перекрещении Литвы в Северо-Западный край, Белую Россию, Белую Русь и, наконец, в Беларусь, а Жмудь в Литву, Lietuvu.

    Прошу извинить за беспокойство.

    С уважением [подпись]"






    «Редакции «ЛiМ»
    г.Минск …
    Романчук И.В.
    Умор…

    Огромная просьба приложенное письмо переслать (передать)корреспонденту ЛiМа рецензенту М.Ермаловичу.
    Условия заставляю писать через ЛiМ.

    Прил.: 1 лист
    Благодарный [подпись]

    Умор. 28.7.1970г.»


    «Умор 10.9.70г.

    Уважаемый Михаил Иванович!

    Ваше письмо от 8.8. с.г получил 24.8. (почта приняла 10.08.70г.) Благодарю! Благодарю за внимание, с которым вы отнеслись к моему слову от 28.7 с.г.

    В Вашем письме возникает больше проблем, чем их был до сих пор.

    Нахожусь ли в плену устаревших утверждений?

    Считаю, что история каждого народа, в том числе и нашего, это не красавица –миссис какого-то года, которая от старости убежать не может. История народа старости не подвержена. Напластование времени только отдаляет нас от тех конкретных событий. Однако это сфера философии. Что до конкретных фактов, то я тут усматриваю метод исследования и точку зрения на них. Лично меня полностью удовлетворяет партийность науки, что окончательно со всей конкретностью выражено в резолюции XX съезда КПСС.

    Рассмотрим ряд конкретных фактов.:

    1. Аукштайтия; 2. Беларусь в творчестве В.Дунина-Марцинкевича, Ф.Богушевича, тетки, Я.Купалы, Я.Коласа и много кого другого; 3. Воля Николая I-го; 4. Наука националистична; 5. Наука социалистична.

    1. Да!.. Я согласен, что где-то архивы прячут упоминания об Аукштайтии и Гедимин говорил и считал себя королем и Аукштайтии. Однако мы знаем и другое и к примеру: — Ольшаны и даже Соньку Ольшанскую – четвертую жену Ягайлы. И вот хватит кому-то (с легкой руки) написать «Ольшанская земля» (а это же логично), т.к. если была Ольшанская Сонька, то выросла же она, наверное, на Ольшанской земле. Значит в свое время Ягайло имел как юридическое, так и моральное право сказать: «… Я князь Ольшан, Ольшанской земли». Это не записано в такой форме (считаю) только потому, что Ольшаны находились в конкретно в других территориальных условиях.

    Аукштайты, Гаукштайты же имение (в нашем современном понимании) имел горе или счастье находится рядом с границей Жмуди и вот поэтому была необходимость Гедимину вести разговор об этом топониме. Национал-шовинисты (жмудские) постарались использовать этот момент. Жмудинам этот «аргумент» был очень необходим, особенно в 1927 году на международном суде. Однако нам?!.. В наше советское время! – идти на поводке — по меньшей мере позор!

    2. И снова Вы «правы»! К сожалению (пока что) так считают и думают и много других, однако значит ли это, что народ должен забыть про свое прошлое. О тех великих, удивляющих свет достояниях своих предков??.. и много, много чего еще?!..

    Как Д.Марцинкевич, Богушевич, Тетка, купала, Колос и даже К.Калиновский ставили прежде всего целью своей жизни просветительскую деятельность. Недаром же писал Кондратович «… Abyt dosyt takiej pociechy, zeby me …(неразб.) pod stvzechy…».

    Вот данные критерии и определяют тот момент, из-за которого стали они называть (повторять за другими) Литву Беларусью. Правда историческая в то время не могла найти своего места еще и потому, что не было соответствующей ситуации. Теперь же объективный процесс развития общества требует тех отношений, которые находят свое выражение в партийности науки. Это значит, необходимо безотлагательно ставить точки над «i».
    Ни Д.марцинкевич, ни Богушевич, ни Купала, ни Колос, а тем более Тетка или Калиновский от этого не потеряют ничего; наоборот – их старания их старания будут народом понятны и станут стимулом для общественной активности современников.

    Классик беларуской литературы Богданович написал и бессмертное творение «Погоня», вот Вам свидетельство (того), что национальная гордость помнила кто мы.

    3. Вы резонно приводите факт запрета названия Беларусь» Николаем I-ым. Однако почему-то не пожелали привести причины этого факта. Что привело до пены у рта их высочества?.. Я вижу в этом ту же самую причину, что (немного) позже с русским театром в Беларуси.

    Екатерина II-я и ее приближенные считали, что с перекрещиванием народа, да еще и одной веры, скоро хомут станет периной. Они не учли, что народ, отведавший воли, нельзя закрепостить. Научный социализм намного позже доказал эту истину (Литва пришла к Конституции в 1793 году – Россия же Конституции не знала аж до революции).

    Как результат, 1830 год заставил Константина (Великого князя) в женской одежде лететь под крыло Миколки – брата своего. Это или еще что-то подобное привело их высокость до бешенства и желания оставить народ без названия.

    4. Видимо можно уже и… подытожить.

    Научный материализм с большой конкретностью позволяет нам доводить весь процесс развития общества. Националисты объективно занимают ту «полочку», что расположена между капитализмом и социализмом. Как каждое отмирающее хватается и «за бритву». По этой закономерности жмудские национал-шовинисты, при скромной поддержке английского капитала и схватились доводить свои права под солнцем. Вот тут и послужило свою неприглядную службу предусмотрительная Екатерина II-е. Славное прошлое соседей использовано (кое кем и сознательно) для скорейшего одурманивания миллионной массы. Обидно то, что еще и сегодня ряд «ученых» не могут понять это, а некоторые угождая политической конъюнктуре льют воду на колесо национал-шовинистов, причиняя значительный вред партийности науки.

    5. Социалистический же реализм является той силой, которой приходится и науку ставить на рельсы действительности, нравится это шовинистам или нет. От этого и уважения к социалистическому.

    К сожалению, не смог прочитать №6 «Дружб народов». Тем не менее, судя по ранее прочитанному, считаю, что как Седнев, Улащик, тем более М.Я.Гринблат мягко говоря ошибаются, утверждая, что литвины – это балты. Согласится с этой трактовкой нельзя. Прочитанное и услышанное дает основания относить к:

    Балтам: Жмудь (Самагиты)
    Прусы
    Курши, земгалы и др.
    Славяне: Поляки
    Ятвяги
    Литвины и др.

    Допуская следы неких лето-латгалов делается напластование субъективной выдумки шарлатанов (от науки) разных толков, не исключая и Абецедарского.

    Конкретизируя некоторые из работ, хочу сказать:

    а. Гринблат ошибается, относя жмудинов возле Вильно к коренным жителям. Следует помнить, что им позволит селится там Витольд II-й – тем, кто убегал от ливонцев и тевтонцев; поэтому его «К вопросу об участии литовцев в этногенезе беларусов» (стр.523-543 «Вопросы этнической истории народов Прибалтики») трактовать серьезно нельзя. Эта «работа» — повторение жованого.

    б. Седов («Mokslas ir gyvenimas», №7 1968г., стр.30 «…Baltu substrata ir baltarusiu tautybes susidarymаs») преувеличивает то воздействие, которое могли иметь балты на литвинов (беларусов). Да и вообще он ошибается, относя Литву к балтам.

    в. Очень уж легко (некоторые) ученые отрекаются от приоритета беларусов (литвинов) на ряд слов (Беларуская этымалогiя), что публикуется в «Маладосцi». Авторы забывают, что, для примера, польский язык начала формирование только после М.Рея: «A niechaj narodowie wżdy postronni znają Iż Polacy nie gęsi, iż swój język mają!» А то же только 1548 год. У нас же до этого времени сколько уже напечатано книг на родной мове. Поэтому нельзя с такой легкостью угождать кому бы там ни было. Время знать цену и себе, цену достоянию наших предков.

    Время довести до сведению всех, что сегодняшняя Литовская ССР в прошлом называлась Жмудью, Беларусь же называли Литвою — Великим Княжеством Литовским, в которую входила (частично – зависимо от времени) и Жмудь.

    За «новаторство» извиняйте. А.А.Кочубинского, к сожалению, не читал. С Седовым думаю пополемизировать в будущем.

    Приятное совпадение наших мыслей о названии Литва на Западную Беларусь. Только почему Вы об этом не говорите конкретно и ясно, а даете возможность подразумевать под этим названием Жмудь?!.. Если же припомнить, что Полоцкая земля, Палесье, Смоленщина не были завоеваны, а просто присоединены к Литве (общность культуры, мовы) таким образом, создав Великое Княжество Литовское, то и становится абсолютно ясным «где же кошка, а где плов».

    С Я.Юхо согласен полностью («Полымя» №1, 1966г.).

    Только что прочитал Л.И.Тегако «Дерматоглифика беларусов» (К проблемам этногенеза беларуского народа) «Советская этнография» №3, 1970г., стр.137.

    И вот, минуя многое, остановлюсь на рис.! Стр. 138. Даже бегло глянув, видно политическое «влияние» (не говорю «заказ», т.к. не имею доказательств). Северо-восточные границы как ножом режут северо-восточную группу говоров. На северо же западе… (неразб.). К слову, автор приводит дельно: «Татары в Белоруссии, Литве и Польше были поселены во времена князя Витовта (1386-1430гг.)» и их (татар) в 1959г. было 7208 чел. (стр.137). А вот про поляков, которых насчитывает 533 250 чел., забыл вспомнить, что это только католики. Поляками которых сделал костел. Авторка (Л.И.Тегако) уже углядела: «… польское население выделяется не только по языку, но и отдельными элементами быта и культуры… (стр.137)

    Вот до чего можно докатится?..

    Следует привести пример пример двух братьев, которые жили в Боярах Несвижского района – Ипполит(Импалит) и Винцусь (Винцесь).

    Ипполит через жену стал католиком, а Винцесь так и жил в православии. Ипполит стал кровить (коверкать) польский язык, ведь как же – «я польской веры», а Винцесь прислуживать пану – «я же русской веры».

    Однажды самая большая трагикомедия разыгралась на «польский» и «русский» Великдень. Экономика их заставила жить в одной хате (в два конца с общими сенцами). И вот на польский Великдень у брата «поляка» гости, а брат-беларус сечет в сенях дрова. «Поляк» кипит. Через некоторое время брат беларус принимает гостей. За это брат-«поляк» в сенях колуном бъет корчи. Бывало (довольно часто), что что Великдень отмечался не только красными яйцами, а лилась красная юшка с разбитых губ братьев; родных братьев: «поляка» и беларуса.
    К великой радости современная молодежь (а она — наше будущее) не видит и не слышит таких сцен. И к большому сожалению, она же (эта молодежь). Как результат, из нее (из этой молодежи) выходят (такие) «ученые» как Л.И.Тегако и иже с ними, которые готовы увидеть не только быт, культуру, мову, а и завитки на руках разные у родненьких братьев, которые живут (дословно) двадцать метров хата от хаты (О жмудинах – переселенцах писал выше)

    Благодарю за внимание.

    С уважением [подпись]

    P.S.

    При оказии, прошу поблагодарить от меня редакцию ЛiМа за пересланное Вам письмо от 28.7.70г."


    IV. Переписка с Миколой Прашковичем.



    Фото: Микола Прашкович

    Самой большой и длительной (из сохранившейся?) перепиской не личного характера была с Миколой Прашковичем, которая началась с писем, приложенных к указанному выше обращению в издательство «Беларусь» за 5.5.1965 г. на имя А.Бажко, Вл.Короткевича и, собственно, самого Миколы. Произошло это на пять лет раньше до начала переписки с Миколой Ермаловичем.





    «Миколе Прашковичу.

    Читая Вашу статью «Сцежкамi мiнулага» (Полымя, №4 за 1965 г.), я был удивлен. Встает вопрос, почему вы не видите территориальной границы между Литвой и Жмудью (по-русски – Жемайтия)?

    Ваша статья полна логичных, документально обоснованных аргументов, а вот значение слова «Литва» вы часто путаете со значением Lietuva.

    Позволю сделать маленький экскурс в не такое уже и далекое прошлое.

    До 1795 года слово Беларусь не использовалось. Его заменяло (и это не плохо) слово Литва, или Великое Княжество Литовское. Та же территория, что сегодня носит название Литовская ССР, без Виленщины (короче — Lietuva), называлась просто Жмудь.

    Благодаря Екатерине II, переименовали Литву сначала в «Северо-западный край», а немного позже в Беларусь. Сделано это с целью прикрыть грабеж (захват). А так как название государства не могло исчезнуть бесследно, то стали Жмудь называть Литвой. Жмудь, не имея большого значения в мире, не угрожала империи, а время сделало свое.

    И вот как-то досадно в таком разумном размышлении как Ваше в «Сцежкамi мiнулага» видеть такие неуместные неточности. Если уже надо выделить из Великого Княжества Литовского, тогда мы под Литвой видим территорию: современной Гродненской области, Брестской, Белостотчину, Виленщину и часть Минской области.

    Территорию современной Литовской ССР (без Виленщины) надо называть просто Жмудь.

    Это «маленькое» уточнение внесет большую ясность во многие дела.

    Для подтверждения сделанных замечаний сошлюсь (смотри на второй странице снизу 1,2.3,4,5,6)».


    На обороте:

    «Вл.Короткевичу

    "… Партийность науки
    должна быть научно
    объективной..."
    (из решения XX съезда КПСС)

    С большим восхищением и радостью прочитал Ваши:

    «Гэтага нельга забыць», «Сiняя, сiняя», «Дзiкае паляванне караля Стаха» и, с еще больше радостью и гордостью за Вас, читаю Калосся пад сярпом тваiм».

    Однако, извините, есть там и капля… дегтя.

    Сделана Вами недопустительная неточность (путаница). Там, где Вы видите Литву, это значит современную территорию Гродненщины, Виленщины, Белосточчины. Частично Виленщины, непроизвольно вплетается Жмудь. Как известно, до 1795 года слово Беларусь не употреблялось. Его заменяли слова Великое Княжество Литовское, а территория современной Литовской ССР (без Виленщины) называлась Жмудь.

    Если Вы поставите на свои места эти понятия, то ваши «Калосся пад сярпом тваiм» станут путеводной звездой для многих поколений. Познавательная сила романа чрезвычайно большая и этим он дорог, даже минуя другие ценные качества.

    Считаю, будет к месту вспомнить, что «заслугами» Екатерины II произошло переименование Литвы в Беларусь (точнее Великого Княжества Литовского). Она же «перекинула» название Литва на Жмудь.

    Очень удачный дипломатический ход.

    Для подтверждения сделанных тут мной выводов ссылаюсь:

    1)«Обзоръ Исторiи Славянскихъ литературъ», А. Н. Пыпин, В. Д. Спасович, изд. С.-Петербург, 1865 г., стр.29, 182, 203, 205, 214 и др.
    2)И.И.Лапо «Великое Княжество Литовское», изд. С.-Петербург, 1903г., Т.1, стр.305, 566.
    3)В.И.Пичета «Аграрная реформа Сигизмунда-Августа в литовско-русском государстве», Изд. АН СССР, 1958, стр. 114, 116, 238, 276, 287.
    4)Т.Пашуто «Образование Литовского государства», изд. АН СССР, 1959, стр. 149, 261, 287, 330, 378.
    5)Истрия Литовской ССР, стр.129.
    6)М.С.Соловьев «История Росси с древнейших времен» в 29 томах, изд. Соц.Эконом.Литература, Т.1- стр.69, Т.2-стр.726, Т.3-стр.178, Т.5-стр.165, 304, Т.9-стр.371.

    Прошу принять мое сердечное уважение.

    [подпись]

    P.S.

    Буду очень рад подтверждению получения вами изложенного.

    Мой адрес: Мордовская ССР, п/о Явас»


    «Явас.28.2.66г.
    г.Минск,
    Изд.Беларусь»
    Прашковичу М.

    Уважаемый Прашкович М.

    Прошу извинения за «очередную» заботу. Делаю это только с доброй мыслью и честной совестью.
    В письме от 17.1. т.г. я Вам писал, что жмудинов надо относить к племенам балтов. Для подтверждения этой мысли в журнале «Mosklas ir gyvernimas» («Наука и жизнь» (на литовском яз.)) №1 за 1966г. на стр.27-й напечатана статья со стихотворениями «Baltistanas»; на что хочу обратить Ваше внимание.

    С уважением[подпись]

    Надпись на обороте: 27.3.1966. «Возвращается за не нахождением адресата. В учреждении не работает».

    Письмо М.И.Прашковича И.В.Романчуку (пер. с бел.мовы мой – А.Т.):

    «Уважаемый Иван Владимирович!

    Я Ваши оба письма в свое время получил, прошу извинения, что не ответил своевременно, были на это причины. С опозданием отвечаю, благодарю за сделанные замечания по моим статьям, возможно, когда-нибудь мы по этим замечаниям поговорим более детально. Написал бы больше, однако не знаю, дойдет ли мое письмо до Вас, т.к., во-первых, может быть за это время изменился Ваш адрес, а во-вторых, он был не совсем разборчиво написан.

    Мой адрес: Типографская, 7.

    Привет беларусам, которые с Вами. Напишите.

    21.3.67г.»


    «Явас. 28.3.1967г.

    Уважаемый Микола!

    Вчера имел приятный сюрприз:

    — Ваше письмо, датированное 21.3 г.г. Признаться, я и не ожидал ответа (хоть какого). Тем более приятно мне знать, что скромные замечания мои были взяты Вами во внимание.

    Прикоснувшись к этому вопросу, хочется обратить Ваше внимание на следующие работы:

    — М.В.Ломоносов «Избранные философские произведения», стр.471-472;
    — И.И.Лапо «Великое Княжество Литовское», СПб. 1903, стр.231, 238, 392, 548, 566, 661, 734… (неразб.);
    И, безусловно, Соловьев, Пичета, Пашуто, Джуган(?), А.Н.пынин, Д.Спасович и др.

    Было бы очень хорошо, чтобы кто-то взялся за диссертацию (кандидатскую) «Характеры потомков балтов и западных славян» (если данная тема обойдена). На докторскую же разве что стоят разработки тема «Характеры славян в сравнении с германами, угро-финами и романами».

    Разработка упомянутых тем позволит быстрее понять причины и испытания судьбы, что выпали на долю нашего народа. Однако это дело специалистов, а мое только пожелание.

    Очень необходимы нам «Каласы пад сярпом тваiм». Будем искренне благодарны, получив хоть в «Полымi» (журнальный вариант – А.Т.).

    Я.Юхо зачаровал ясностью мысли, научной объективностью и глубиной.

    Как видите, адрес не меняю. Опошлиться не могу ни за какую цену, а без этого…

    С уважением [подпись]

    P.S.

    Если посчитаете возможным. Прошу напишите, как продвигаются дела в деле БелСЭ? Из официальных источников знаем мало.

    Как здоровье Петра Мироновича (Машерова – А.Т.)

    Очень было бы хорошо, если бы кто смог высылать нам «Голас радзiмы» (все номера). Деньги, безусловно, вышлем, только надо знать кому и куда.

    Мой адрес: Мордовская АССР, п/о Явас…»


    «Явас 3.1.69г.

    Уважаемый Микола!

    Только что прочитал поздравления с 1969 годом. Благодарю! От нахлынувших чувств как-то не хватает слов, чтобы выразить мысли, благодарность.

    А знаете, чего я больше всего желаю (и не только в 1969 году)?

    Желаю до самозабвения, чтобы БГУ стал преподавать на Роднай мове.

    Этим бы почтил ленинскую национальную политику, а Земельке нашей прибыло б света. Еще желаю, чтобы организации пользовались мовай батьков. Вот в этом мое наибольшее счастье.

    Я желаю сбыться всем Вашим мечтам при отличном здоровье и семейной радости.

    Прошу извинить за задержку.

    Благодарный [подпись]

    P.S.

    Большим удовлетворением для нас было бы получить Володи Короткевич «Каласы пад сярпом тваiм» («Беларусь» 1968г.)

    Он зачаровал меня своим «Цвiлi грушы». Нравится «Вецярок» (конец), в его описании с «Дзiкае паляванне караля Стаха».

    При оказии, прошу, передайте ему наш привет с пожеланием всего (самого) светлого.

    [подпись]»







    «Умор 14-21.6.70г.

    Уважаемый Микола!

    Приношу сердечную благодарность за поздравительную новогоднюю открытку и за другие пожелания. Одновременно прошу извинения за такую большую задержку с ответом – лимит (открытку получил 14.1.1970г.).

    Как видно, времени уплыло немало, а мое существование – без перемен, только изменил адрес. Из других событий остановлюсь на следующих:

    1. «Усюды добрыя людзi» («Полымя» №4, 1969, стр.248).
    Ваши размышления мне нравятся. Разбор труда помогает добром совершенствовать мир. Это важно.

    2. «Пуцявiнамi гiсторыi» («Маладосць» №12, стр.135).

    Хотя я и не имею возможности прочитать «Гiсторыя i сучаснасць» С.Александровича, за исключением нескольких его статей, тем не менее становится ясным, что архивы таят в себе многочисленное, очень ценное и необходимое для дальнейшего развития и становления беларуской культуры.

    Когда-то мне (школьные годы 1936-1939) приходилось слышать споры о творчестве Адама Мицкевича. Обосновывалась мысль, что разрыв с польской эмиграцией в Париже А.Мицкевича произошел потому, что А.М. писал по-беларуски, и славил свою Родину Литву (не путать с Lietuva(j)).

    «… Litwo! Ojczyzno ty moja!...»

    Было бы очень полезно через «Общество СССР-Франция» (Л.Прокша) принять попытки (хотя бы попытки) поиска архивного наследия А.Мицкевича, которые остались в Париже. О чем писал Синилову в далеком 1953 году.

    3. «Крынiцы каштоўнай гiсторыi» (ЛiМ, №26, 31.4.1970г.).

    Как В.Чемерицкий, так и Вы почему-то не словом не обмолвились про Литовскую метрику, а это же «крынiца паперам з Нарач». Ее же более чем 500 томов за 1385-1795 гг.

    Пора, давно пора начать издание, хотя бы избранным порядком.

    4. «Адказ гiстрыку» (ЛiМ 38, 3.3.1970г.).

    Безусловно резонно и давно было необходимо обратить внимание Аб. (Абецедарский Л.С. – А.Т.) на его фальсификаторские повторения трафаретных взглядов на историю как науку.

    Часто бывает аж стыдно за того или другого «ученого» и не понимаешь, какую науку он представляет: советскую, или царских черносотенцев.

    Рядом с Аб. стоял Павленок (борис Владимирович[37]. Очень разумно (жаль, что с опозданием) его сняли с той высокой должности.

    XX съезд КПСС ясно конкретизировал партийность науки: «… Партийность науки должна быть научно объективной»: — Вот это по-ленински!

    Беларуские же (некоторые) ученые, и еще чаще ответственные руководители – скажут, или сделают такое, с чего очень порадуются даже сионисты, не говоря уже про разных мастей шовинистах; свой народ лишают того славного прошлого, которое добыли нам предки своим умом и кровью.

    Кто же, как не творческая интеллигенция должна защищать гордость народа как в прошлом, так и в настоящем.

    5. Нравится интервью, которое дал для «Маладосцi» (№5 за 1970г.) композитор Богатырев – с позиции партийности, поэтому и логично.

    а. Слово «разумно» будет на своем месте только в том случае, когда на эту должность снова не найдутся другие Павленки.

    6. Только что прочитал «Сталевары» А.Савицкого («Полымя» №5,6 за 1970г.). Понравилось. Значительно лучше, чем «Жанчыны» и «Палын — зельле горкае».

    На этом (позволю) и закончить. Еще раз примите сердечную благодарность и сердечные поздравления. Вам доброго здоровья и больших удач в личной жизни и радости творческого труда.

    Мой новый адрес:
    Мордовская АССР,
    Ст.Потьма,
    п/о Умор,
    учр. ЖХ385-19-3
    Романчук И.В.»


    «Уважаемый Иван Владимирович!

    Получил Ваши письма, отвечаю немного с задержкой, как обычно. Теперь в отпуске. Что касается моих этих рецензий, про которые Вы пишете, то, безусловно, это самое обычное явление. Я очень далек от мысли, что они чего-нибудь стоят. Про существование «Литовско метрики» мы все знаем, что частично она в свое время и печаталась, однако почему вышло так, что никто про нее не вспомнил и сказать тяжело, просто я забыл в то время. Когда писал рецензию. Да и рецензия эта моя очень слабая, просто дилетантская. Про то, что Мицкевич как будто что-то писал и на нашей мове, мне уже приходилось слышать. Честно сказать, я этому не верю. Могу даже допустить, что поляки с их шовинизмом многие стихи могли спрятать за десятью замками, чтобы не «скомпрометировать» Мицкевича. Однако же с даты его смерти прошло очень много времени и, видать, если бы что-нибудь было подобное, то уже нашли бы, если уже не поляки, то французы. Да и … (неразб. — наследие-?) же Мицкевич а изучают не только в Польше, но и в других странах, в том числе и во Франции, и если бы в архивах Мицкевича наши бы похожие стихотворения, то … (нерзб. – наверное(?) у поляков не стали бы спрашивать разрешения, чтобы их обнародовать.

    «Адказам гiсторыку» я также доволен. Нельзя же бесконечно заниматься фальсификацией истории, а у нас среди старейших историков, полагаю, таких много. Очень хорошо, что уже московские историки издали очень интересные работы, которые относятся и к Беларуси (Улащик, Седнев, Алексеев, Игорь Греков), а им паскудить наши Абецедарские не имеют силы.

    Хотел я у Вас спросить про одно. Что вы знаете про Семена Романчука, возможно он Ваш родственник, или земляк, где он сейчас может быть. Дело в том, что его помнит по годам высылки наша поэтесса Лариса Гениюш, сборник которой в прошлом году вышел в нас в издательстве. К слову, я его собираюсь выслать Вам вместе со сборниками Короткевича и Барадулина. Что до «Каласоў…», то первого тома, то первого тома нет, почему-то разу пропал, второй том есть в продаже. Если бы разыскать первый, то выслал бы также. В №8 «Маладосцi» будет моя рецензия на сборник сербо-лужицких поэтов «Там, дзе Шпрэве шуміць», что вышел в издательстве «Беларусь». Я считаю, что основная его ценность в пафосе, как почитаете, увидите, со стороны лучше видно, чем самому автору. Вот и все. Пишите. Желаю всего самого хорошего.

    3.8.70г. Микола»


    «Умор 14.8.70г.

    Уважаемый Микола!

    Извините, что обращаюсь в такой форме. Не знаю отчества.

    Сердечно благодарю за письмо от 3.8. э.г. Получил 11.8. В свою очередь очень прошу извинить за то, что буду малословным.

    В связи с холерой (карантин) прошу воздержаться с бандеролью. Как только карантин снимут. Уведомлю. «Каласы пад сярпом…» у нас есть I i II тт. Хорошо… Лично желаю прочитать «Сiняя, ciняя…», «Матчына душа» и другое.

    Володя Молодец! Всему его будем очень рады.

    Вы правы. Семен Юльянович мой сосед детства, друг детства и прадеды наши были родными братьями – родственник… С 1952 г. о нем конкретных вестей не имею. Уверен – знакомство с ним людям позора не принесет в любом случае. За память благодарен. Быть он может разве что в Gdyni?..

    С нетерпением ожидаю №8 «Маладосцi» До нас он доползет с опозданием – 5-10 следующих месяцев.

    Славяне имеют юридическое (если можно так сказать) и моральное право задавать тон нашей «Круглiцы» (возможно имелся ввиду земной шар, земля — ?-А.Т.). Отсюда и голос сербо-лужицкий должен иметь достойный.

    Несколько слов про Улащика, Седнева, Алексеева. Будучи (бегло) знаком с некоторыми их статьями, считаю, что они ошибаются. Допуская мысль о существовании лето-литовских племен как балтов.

    Нужно считать, что этот плод (очень живучий) фантазии велико-державных шовинистов верноподданных XVIII, XIX и половины XX вв., начиная от «немого» сейма (Речи Посполитой – А.Т.).

    Между Вислой и Зап.Двиной видно:

    на севере балты:
    а.Прусы;
    б.Жмудины (самагиты);
    в.Курши.

    к югу – словяне:
    а.Ятвяги и др.

    б. Литва (кривичи, дреговичи, радимичи).
    Встретимся (возможно) поговорим!..

    Ларисе (Гениюш – А.Т.) привет прошу передать. Ее работы в «Полымi» читаем с удовольствием. Извиняйте, что не поздравлял с отпуском. Видимо он уже закончился. Желаю Вам радости и здоровья.

    [подпись]"


    «Лесной 26.1.71г.

    Уважаемый (дорогой) Микола!

    Сердечное спасибо за новогодние поздравления. Примите (хоть на бумаге и не своевременно) самые сердечные пожелания всего только хорошего. О Вас помним всегда. Ваши несколько слов как огонек для путника темной ночью, когда кругом дикое неразб. – кудассе(?) сыпется в глаза…

    «Цiкавае знаемства» — понравилось. Однако очень уж коротко. Как-то аж обидно, что приходится втискиваться и в так узкие рамки, как будто не хватает бумаги. Вы хорошо сделали, что хоть немного втиснули историю этого многострадального народа. Очень справедливое замечание – пожелание более основательно познать творческий дух сербо-лужичан.

    Несколько слов для и про Л.Гениюш: «Зубры» … страпянуцца i зноў жывуць…». Как разумно и пророчески. Как будто про нас. А «Куфар»? Я не мог, да и теперь не хватает духу прочитать повторно. Молодчина! — Спасибо ей! Благодарю за все, за все от «… дарагое дзедава iмя», за «… куфар незамкнены, бо ў нас не кралi…». Я уже не упоминаю «На магілах ня сеюць пшаніцы…» Да и все перечислишь ли? Ее строчки мне так дороги и близки, как А.Мицкевича «Wilija, naszych strumieni rodzica», или хотя бы:

    «… Ві з праменняў сваю недавітую —
    з хвойным пахам жывучай смалы —
    залатую, пасажную нітачку
    на падарак каханай зямлі…»
    (Данута Бiчель)

    Такая поэзия делает человека лучше, прочней, и укрепляет веру в победу мира над тиранией. Ларисе же хочу закончить словами Алеся Звонка:

    «…Я цалую вашы рукі, беларускія жанчыны!
    Я схіляю перад вамі ў знак пашаны галаву!»

    Невольно вспоминается, как много глубины в обычае нашего народа:

    На свадьбе пить с туфельки невесты вино.

    Над этим стоит подумать и дать соответствующую оценку так, как и «дядькованию».

    Как-то пишется «хаотично». Извините!

    Немного разъяснений к последнему письму. Когда был объявлен карантин по причине холеры, нам разрешили дополнительное письмо для предупреждения посылок бандеролей и других передачек (кроме писем). Вот я и использовал оказию – предупредил высылку бандероли и дал ответ на Ваш вопрос. Теперь вот пользуюсь лимитом друга. Два письма в месяц очень и очень мало. Боюсь разучится пользоваться словом.

    Так долго, что-то, не слышно и не видно БелСЭ, том второй?.. Что за чертовщина?

    Хочется знать судьбу работ Р.Ширмы?

    «Книжное обозрение» обрадовало, а вот республиканская пресса молчит. Загадочность с корреспонденции ЛiМа «Дарогi доўгія Салiгорска». Почему из 22 подписчиков, аж 20 отказываются получать БелСЭ??? Неуважение?! Одумались, или просто недостаток авторитета? А может??!

    Наверное, как с кином? Нужно, чтобы его создавали чужаки, а что продукция идет в печь –ничего. Ну и ну!!!

    Если не возникнет много хлопот – просим переслать работы Ларисы (Гениюш) и Короткевича, которые не публиковались в журналах. У нас имеются: «Дуб крыватонкi», «Каласы…» Т.1 и 2, «Матчына душа», «Чэзенія”, «Дзiкак паляванне караля Стаха». Передали другим (Был один экземпляр журнала). Разве что отдельного экземпляра книги не видно? БелСЭ выписываю. Много чего хочется больше, однако из-за громоздкости воздержусь… (неразб. – наверное(?). Итак, около 600 книг – тяжело при переездах справляться.

    Будьте любезны, хоть кратко изложите свои мысли на работу А.Г.Кузьмина «Варяги» и «Русь» на Балтийском море» («Вопросы истории», №10, 1970г., стр.28-55).

    Считаю, что повеяло новым ветерком. Затхлости станет еще немного меньше».


    «Добры день, Иван Владимирович!

    Уже давновато не писал Вам, да и писать часто особенно нету чего. Новостей не богато. Сейчас пишу из вески от батьки, где нахожусь в отпуске.

    Отпуск проходит не так немного, как я хотел бы. Главная причина – уже недели три стоит страшная жара, не было ни капли дождя. И хоть днем пооткрываю все окна, открою двери и все равно жарко. Бульба на вышейших местах днем совсем вялая, оживает только под вечер, когда спадет немного жара. Хоть бы уже скорее тот дождь, хоть бы немного освежил землю. Планы были за лето много чего сделать, однако почти ничего не сделал, все из-за этой жары. Правда написал одну рецензию (на книгу Г.Киселева «Загадка беларускай «Энеiды»») и лекцию «Старажытная беларуская лiтаратура i задачы яе вывучэння». Это мне весной заказывали, чтобы осенью выступил с нею перед студентами. Придется выступать. Или не придется, а написанное пусть будет, чтобы потом не пришлось «хватать» ее за один вечер.

    Остальное время просто читаю. Помог батьке скосить сено (давали полосками на трудодни), немного резали дрова. А больше так и работы нет никакой, разве что время от времени сходить к колодцу за водой.
    В лес не хожу, хоть и очень люблю собирать грибы. Однако грибов при такой жаре совсем нет, да и при такой жаре в лесу мало приятного.

    Литературные новости последнего месяца не знаю. Новости узнаю только по радио, так и проходит время.

    Не очень давно вышла моя небольшая книжечка про Скорину. Одну храню для Вас, скоро вышлю. Дело в то, что хоть и вышла она большим тиражом (6 тыс. экз.), а в продаже почти что не было в Минске, да и на райцентры не помногу давали. В Минске мне самому не удалось купить не одной. Только достал очень мало от знакомых, что на выходной выезжали из Минска, кто с райцентров. Кто привезет пять, кто три и т.д. Вот пока что все.

    Всего доброго. Пишите по старому адресу.

    5 августа 71г. Микола»
    (пометка – получено 16.8.71г.)


    «Лесной 16.8.71г.

    Уважаемый Микола!

    Сердечное спасибо за письмо от 5.8. с.г. Получил сегодня 16.8.

    Как луч солнца в темнице напоминает о необъятности вселенной во времени и пространстве, так и Ваши письма вызывают порыв души и непроизвольно втягиваешься (хоть мыслями) в водоворот общественных событий. В этом случае не могу обойти Ваших работ: на книгу Генки (Киселева-А.Т.), лекцию студентам и (книгу) про нашего Франтишка с Полоцка (о чем печать вспоминала).

    Не видел Ваших зарисовок, однако уверен, что партийность науки в этих работах будет научно объективной, как того и требует резолюция XX съезда ЦК КПСС.

    Знаете, как-то часто уж стыдно за так (даже и умных людей) чрезмерную осторожность – «а чтоб чего не вышло».

    К примеру, М.Ермалович пришел к выводу (ни то загадки, ни то отгадки), что Миндовг сбежал с земли Жемайтии (литовский князь) и стал… литовским князем в Новогрудке, уже создавая Великое Княжество Литовское («Полымя», №7, стр.202 за 1971г.). Более смешного «мнения» не придумаешь Может быть я уже совсем выжил из ума. Не могу сообразить, как это можно сбежать из своей хаты и тут же стать в своей хате (дома) хозяином?

    Приходится повторить восточную мудрость: «если это кошка, то где же плов, а если это плов, то где же кошка»??!

    Это я привожу тут потому, чтобы Вы, упаси Вас бог, не сказали что-то похожее перед аудиторией студентов.

    Если, случается, человек в чем-то не очень уверен, то нужно только заострить внимание на вопросе и предложить искать и найти конкретный научно обоснованный ответ. А то жмудины ставят оперу «Миндовг» (все знают), у нас (кто-то) разрушает могилу Миндовга (никто не знает)… Внезапно — «мнение»… Ну и ну!!!

    Выступая перед студентами, можете им подсказать (однако сначала проверьте сами) об правовых актах Несвижской парафии. Это книжка (в черных обложках), которую помог привезти в Минск, будучи там в 1965г. Считаю, что она будет уже в Академической фундаментальной библиотеке АН БССР. С Комсомольской, 30 (КГБ — А.Т.) к этому времени уже передали (так считаю и думаю). Очень жалею, что года (1965г.) не смог выйти на след 40 томов истории. Время стерло название и автора. Припоминаю только (из ранее) прочитанного «Поход Батория»; особенно действия полка Лисовского.

    На первой странице, под названием, в центре листа печатка «Дозволено цензурой». Не хочу терять веры на встречу с этими книгами. Все ж таки 40 книг.

    За Вашу книжечку прошу принять сердечное спасибо (… -неразб.). Ждем с нетерпением. А вот что до тиража, то мои взгляды другие. Можно ли считать тираж 6 тыс. большим? На 9 млн населения необходим тираж хотя бы в ¼ млн. У нас же только школ больше 27 тыс. Значит уже крайняя цифра – 30 тыс., т.к. надо и студентам, учителям (хотя бы истории) в библиотеки обязательно. А Вы – 6 тыс. большой тираж 6 тыс. – это просто дискриминация культуры социалистического государства. Это (на мой взгляд) государственное преступление. Меня поддерживает тот факт, что этой (да и других) книг нельзя купить.

    Алеся Якимовича «Кастусь Каліноўскі» («Полымя», №7-1971г.) обещает быть интересным. Только вноь же путаница с «Литвой».

    — Вы им подскажите, пусть прочитают в «Словник украiнськой мови». П.Билецкий-Носенко, Выд. «Наукова Думка», Киiв, 1966 на стр.210, что относится к слову «Литва».

    Вам наверное часто (очень часто)… (нерзб.), Вам с Ларисой (Гениюш)? Что-то давно про нее ничего не слыхать ни в журналах, ни в издательствах художественной литературы? Мне просто тревожно. Так мил ее голос.

    Прошу, передайте ей привет, если посчитаете возможным, с пожеланием всех удач и звонкого голоса.

    22.8.71.г. С уважением [подпись]

    P.S.

    Имею такую просьбу: хорошо было бы, если бы мог получить Ваш адрес организации (государственной организации), на который мог бы Вам писать. Это дало бы возможность писать Вам без лимита. (в организации мы имеем возможность писать свыше тех двух писем в месяц, которые дает право лимит. Если есть такая возможность, прошу подтвердить ее. Это может быть институт, университет, академия, редакция или другая организация, которая будет принимать (корреспонденцию) и вручать Вашу почту Вам.

    22.8.71г. [подпись]"


    «Лесной 29.3.72г.

    Уважаемый Микола!

    Сердечное спасибо за поздравления и пожелания новогодние. Хоть получил 10.1. с.г., а вот «откликнуться» могу только сегодня.

    Очень прошу понять и извинить за такую «задержку».

    С удовольствием прочитал М.Ботвинника «Вялiкi кнiжнiк» («Неман», №12 за 1971г.) Похвальное начало. Считаю, что нужно (кому-то) браться за Сымона Будного, Н.Судзиловского, И.Дамейко и много других, как Капиевича, Пушинского(?), Цвикевича, или даже Костюшко.

    Желаю успехов, радости и удовлетворения в работе. Всего, всего самого наилучшего.
    Мое здоровье хорошее. Настроение бодрое. Жду лучшего. Такой все же, наверное, человек.

    С уважением [подпись]

    P.S.

    Извиняйте за краткость.

    [подпись]"


    Ремарка

    Работая над архивом Янки Романчука, я, конечно же, не мог не заинтересоваться личностью Микола (Николая Ивановича Прашковича, как оказалось, земляка моих предков Тисецких, родом из д.Городище бывшего Якшицкого, а теперь Богушевичского сельского Совета Березинского района Минской области. Его биографию можно найти в свободном доступе в Википедии и других интернет источниках. Повторюсь, что в 1974 году он был уволен с должности старшего научного сотрудника Института Литературы АН БССР по обвинению в беларуском национализме.

    Как вспоминал в одном своем интервью друг и коллега Миколы Прашковича по Институту Литературы АН БССР Вячеслав Антонович Чемерицкий [41]:

    «Микола в это время долго искал работу в Минске. Был вынужденный пойти грузчиком в гастроном. Затем заведовал библиотекой при общежитии плодово-овощного комбината, был корректорам в журнале, корреспондентам в газете, но как учёный уже не состоялся Он стал другим человекам, не смог отойти от душевного надлома. Очень надеялся на пересмотр дела, которого при жизни не дождался. Преждевременно пошёл на пенсию, получив вторую группу инвалидности. Тяжело заболел параличом ног и сгорел в родительском доме в деревне, не сумев выползти из огня (2 февраля 1983г.). — Володя (Короткевич) очень переживал за Миколу. Посвятил яму стихотворение “Маленне аб чашы”[42].

    Знаменательно, что на весну 1983 года со стороны национально ориентированных беларуских активистов были приурочены акции к началу 120-летия национально-освободительного восстания народов бывшей Речи Посполитой 1863-1984гг. Например, толока молодёжи Минска и Молодечно по возведению памятника на могиле инсургентов в д. Плебань Молодечанскага р-на[43].

    А что если нечто подобное планировалось и в Богушевичах, в районе которых в действовал один из самых активных на территории современной Минщины отряд инсургентов под командованием Станислава Лясковского[44]?

    … Некоторые вещи в нашей жизни предопределены. В этом я уже давно убедился в своей многолетней историко-поисковой работе. Совсем не случайно в мои руки попал архив Янки Романчука. Совсем не случайно, когда я уже заканчивал эту свою исследовательскую работу, на моем пути попался земляк Миколы Прашковича из д.Городище Володя Дубровский, 1968 г.р. Он еще помнит дядьку Миколу живым, в тов возрасте в котором он сейчас уже сам, передвигающимся по деревне с палочкой. В его доме было очень много книг, причем многие из них были подписаны их авторами – друзьями Прашковича. Тем же Владимиром Короткевичем, например.

    Так вот, со слов Володи Дубровского, смерть Миколы Прашковича вызвала «кривотолки» в деревне. Люди посчитали, что это все дело рук КГБ, устранившем его за то, что он был в БНФ (позднейшие наложения –А.Т.).

    Сама хата не сгорела. Даже обои на стенах как будто не пострадали. Сгорел только сам Микола и кровать, на которой он лежал, как если бы кто его чем-то горючим облил, или обсыпал, да поджог.

    Подозрительным было и то, что местная милиция проверку не проводила, как будто получил в сверху указание поскорее это дело закрыть.

    Сама хата размещалась на горище, и обзор двора для соседей был недоступен.

    Неизвестно и пропало ли что-то из дома Прашковичей (А может искали какие-то бумаги, рукописи?) Родители Миколы уже к тому времени, как будто, покоились на местном кладбище. А был ли у него какой-то архив, никто уже, пожалуй, и не скажет. Умерла деревня. Остались только дачи.

    III. Зов Батьковщины, или скрытая национальная гордость беларусов

    «… Беларусь мая, ты адзіная,
    Перад кім на каленях стаю:
    Мне, слузе твайму, цяжка загінуць,
    Лёгка — жыць у славу тваю.
    Лёгка з песняй глядзець у вочы,
    Цяжка — кроўю расіць чараты…
    Ўрэшце, як сабе ты захочаш,
    Ўрэшце, як сабе вызначыш ты...»

    Уладзімір Караткевіч

    Безусловно, письма Янки Романчука, его живое общение с посещавшими земляков в Мордовских лагерях представителями беларуской творческой интеллигенции и членами правительства БССР(к 1972 году эта практика, видимо, сошла на нет), оставила свой след в их умах. Судя по всему, его труды по честному и правильному освещению истории и культуры Литвы — Беларуси и зажигательные призывы к пробуждению скрытой глубоко внутри нас национальной гордости, в конце концов, нашли свое отражение в тех же работах Миколы Ермаловича, Миколы Прашковича, и других, исподволь способствуя возрождению литвинов — беларусов, как самодостаточной нации уже в рамках суверенной Республики Беларусь.

    Длительное общение с Янкой Романчуком, видимо, повлияло на судьбы, и я, надеюсь, на мировоззрение тех же Алеся Божко иМихаила Репича. И национальные приоритеты для них все же стали стоять выше интересов СИСТЕМЫ.

    В этой связи интересно, что первый, на момент «зачистки националистов» в академическом окружение, был в 1973 году на время фактически отстранен от издательской работы и переведен с должности заместителя главного редактора газеты «Літаратура і мастацтва» на должность директора Літаратурного музея Янкі Купалы.

    Цитируемый уже мною выше Арсень Лис, в тех своих воспоминаний, которые касаются «погрома» в среде патриотически национальной интеллигенции в Минске в 1973-1974 гг., уделяет внимание и акциям КГБ в отношении «неправильных» студентов БГУ в 1960-е гг.:

    «… Оно, если задуматься, то можно было вспомнить и не такие давние попечительско-полицейские «наезды» на студентов БГУ и у нас. «Разборку» КГБ со студентами филологического факультета Белгосуниверситета в 1963 году. Григорий Семашкевич, тогда ещё начинающий поэт, а в будущем талантливый учёный и писатель, делился с друзьями некоторыми занимательными фактами из своей библиотеки. Парни в общежитии читали западно-беларуский журнал довоенного времени «Шлях моладзi». Выдавалось это периодическое издание в Вильно с 1929 по 1939 год тремя молодыми беларускими журналистами Язепом Найдюком, Марьяном Пацюкевічам и Янкой Богдановичем.

    Издатели стояли на демократических независимых (незалежнiцкiх) беларуских позициях, отстаивали социальные и национальные интересы жителей Западной Беларуси. Издание звало к сопротивлению полонизации, которая последовательно проводилась польскими правительствами, его администрацией в Западной Беларуси. Номера молодёжного беларуского журнала четырнадцать раз конфисковывало цензура, а издатели его, соответственно, притягивались к суду.

    В «Энциклопедии истории Беларуси» журнал «Щлях моладзi» сегодня объективно оценивается как прогрессивный, демократический орган молодёжи Западной Беларуси. А вот осенью 1963 года приказом с горы, распоряжением ректора на филфаке БГУ проводится собрание, на каком сами студенты и их преподаватели должны были выступить с осуждением Григория Семашкевича и его друзей за чтение «неположенной», неправильной литературы.

    И такое чрезвычайно-необычное собрание-суд произошло. Опальные студенты должны были неизвестно за что каяться. Правда, на первый раз обошлось без наказания невиновных. Однако, припугнув студенческую аудиторию, кое-кого сумели завербовать. Так вот, за этим молодым, безрассудным народам присматривай да присматривай.

    Через два-три года куда надо поступил сигнал, что в БГУ опять непорядок. Три студента-филолога во главе с Алесем Рязановым собирают подписи под обращением в Министерство просвещения, чтобы на беларуском отделении филологического факультета лекции по всем предметам читались по-беларуски. Это уже выглядело на начало бунта, и инициаторы акции, два молодых поэта Алесь Рязанов и Виктор Ярец да их друг Леон Бартош, были немедля наказаны — уволены из университета.

    За бунтовщиков, однако, вступился Максим Танк. Вышел на высшее партийное руководство просвещением, и исключенным из БГУ разрешили доучиться, получить высшее образование в учебных заведениях в провинции, в Бресте и Гомеле. Матери же Алеся Рязанова в скорбное для неё время Максим Танк надписал письмо, заверив встревоженную, что она «ещё будет гордиться своим сыном». Сегодня высокоталантливым поэтом и переводчиком Алесем Рязановым может по праву гордиться и, наверняка, гордится сама мать-Беларусь»[45].

    Интересно, что Михаил Репич как раз закончил БГУ в 1963 году, а во время его учебы, и позже, в период 1954—1973 годах, там работал его земляк и хороший знакомый Иван Науменко: старший преподаватель, доцент, профессор, заведующий кафедрой белорусской литературы БГУ имени В. И. Ленина. В 1973—1982 годах директор Института литературы имени Янки Купалы АН БССР[46].

    На то время старший научный сотрудник Института истории Михась Чернявский, который одновременно с Прашковичем проходил по делу “Академическая группа”, в своих воспоминаниях напишет:

    “Довоенным комсомольцам, которые ещё помнили борьбу с “врагами народа”, поручалось писать листы возмущения с требованием покарать виноватых. В отделах проводили собрания, где клеймили “националистов” и давали указания, как надо голосовать. Некоторые члены учёного совета, которые разделяли мои суждения, просили простить, что будут голосовать за моё увольнение”. Струсив защитить друзей, учёные дали понять, что их можно перебить по одному. Очерк “Франциск Скорина”, над которым работал Прашкович, дали дописать Чемерицкому и двум коллегам. А затем директор Института литературы (Иван Науменко – А.Т.) опять вызывал заведующего отдела дооктябрьской литературы Юльяна Пширкова. Дал указание теперь “разобраться” с Чемерицким. Главный историк беларуской компартии Лаврентий Абецедарский направил в ЦК лист, где “разнёс” разделы, написанные Чесем, как жутко националистические. На этот раз Пширков собрался с духом, чтобы грохнуть кулаком по столу директора института. Учёные собрались, проштудировали официальную историю СССР и составили аргументированное опровержение Абецедарскому. Чемерицкий был спасён. Его покарали лишением Государственной премии, на которую был выдвинут за написание значительного количества разделов и редактирование учебника “История белорусской дооктябрьской литературы”. Ни одной строчки Прашковича туда не вошло вообще…»[47].

    В то время как бывший партизанский разведчик и фронтовик Иван Науменко в 1973 году «пошел в гору», сделав карьерный скачек, его бывший товарищ по оружию и приятель Михаил Репич, напротив, в 1974-м был снят с должности начальника отдела КГБ при СМ БССР и переведен на нижестоящую должность (к тому же не связанную с оперативной работой) помощника начальника по кадрам УКГБ при СМ БССР по Минской области, на которой и прослужил до самого входа на пенсию в 1979-году.



    Фото: Иван Науменко

    В том же разгромном 1974-м году на волю наконец вышел Янка Романчук…

    Почти исторические параллели?

    В 2006 году в прокат вышел оскароносный немецкий художественный кинофильм «Жизнь других». Сюжет у фильма такой:

    Восточный Берлин, 1984 год. Сотрудник Штази капитан Герд Вислер получает задание следить за драматургом Георгом Драйманом и его подругой, известной актрисой Кристой-Марией Зиланд. Драйман подозревается в сочувствии к капиталистическому режиму Западной Германии.

    Первоначально Вислер исправно несёт свою службу и докладывает начальству обо всех действиях подозреваемого, но постепенно он начинает скрывать информацию, получаемую при прослушке квартиры, начиная сочувствовать Драйману. После самоубийства своего близкого друга, талантливого режиссёра Альберта Йерска, который последние 7 лет был лишён права на профессию, Драйман решает написать статью о самоубийствах в ГДР, в которой использует скрываемые от широких масс статистические данные о том, что ГДР находится на втором месте в Европе по количеству самоубийств (после Венгрии). Вислер же, зная об этом, не раскрывает драматурга. Статью опубликовывает западногерманский журнал «Шпигель», и она вызывает скандал. Подозрения в авторстве падают на Драймана, но Вислер пытается выгораживать его.



    Заказавший слежку министр культуры ГДР Бруно Хемпф ссорится со своей любовницей (и сожительницей Драймана) Кристой-Марией Зиланд (она решила отвергнуть Хемпфа и остаться только с Драйманом) и приказывает арестовать её за хранение и употребление наркотиков. В Штази её допрос поручают Вислеру (чтобы он смог реабилитироваться). Он уговаривает её стать внештатным агентом и выдать, где Драйман прячет пишущую машинку, на которой он написал статью о самоубийствах, так как по машинке и имеющемуся в распоряжении спецслужбы оригиналу статьи можно установить его авторство. Когда сотрудники Штази вновь приходят к драматургу с обыском, они не обнаруживают машинку в тайнике, так как её уже успел вынести Вислер, пробравшийся всего за несколько минут до этого в квартиру и вскрывший тайник. Присутствовавшая при обыске Криста-Мария не выдерживает напряжения и, считая, что Георга из-за неё арестуют, выбегает из квартиры, попадает под автомобиль и погибает. Так как улик не обнаружено, а единственный свидетель погиб, то дело против Драймана закрывается. Но непосредственный начальник Вислера, встретив его у квартиры Драймана перед обыском, понимает, что тот связан с этим и каким-то образом очень ловко скрыл улики так, что ничего доказать невозможно, и поэтому наказывает его тем, что отправляет служить почтовым цензором без возможности карьерного роста, что равносильно ссылке[48].

    И кто знает, не связана ли опала Михаила Репича с историей похожей на историю киношного Герда Вислера, и не имеет ли она самое прямое отношение к Янке Романчуку и событиями 1973-1974 гг. в Минске? Ведь и тому же Миколе Прашковичу, как будто, официально не ставились в вину связь с Романчуком, хотя вся почтовая корреспонденция последнего подвергалась перлюстрации. Если верить известной информации, то обличающие материалы на Миколу Прашковича в беларуский КГБ поступили от их украинских коллег, да и «зачистка» беларуской национальной интеллигенции в Минске тогда была не такой жесткой, как в 1972 году в Украине.

    Да и тот же Сергей Ханженков, вспоминая свой арест в 1963-м году в Минске делал акцент на следующем:

    «Следователи были первыми людьми, которые назвали меня по имени-отчеству. Чекисты всеми силами пытались подчеркнуть, что они – новое поколение, не бериевцы. После ХХ съезда силовые структуры с особой мягкостью относились к «политическим». Обычно допросы выглядели как душевный разговор следователя и обвиняемого, в чем-то со мной даже соглашались. Но к концу дня предлагали подписать протокол»[49].

    И ведь у Репича с Романчуком была точка соприкосновения в их, не таких уже и разных по сути, идейных взглядах. И это даже не связано с тем, что оба они были выходцами из простых крестьянских семей, и по духу были социалистами…

    Общим было их отношение к жмудским национал-шовинистам, с которыми первый, в свое время активно боролся на тайной войне, а второй — клеймил как жуликов и проходимцев, по-злодейски присвоивших себе вместе с беларуской Виленщиной название и историю истинной Литвы-Беларуси!

    Для аргументации своих умозаключений хочу привести такую показательную историю.

    Собирая материалы по истории беларуской советской милиции и спецслужб, я, в свое время несколько раз общался с организатором и первым председателем первой же ветеранской организации в системе МВД РБ Беларуси Всеволодом Устиновичем Юрченей (1926-2018), уроженцем с.Кривошин соседнего с Несвижским Ляховичского района. В.У. Юрченя являлся ветераном советско-германской войны, был бойцом партизанского отряда Грачева, разведывательной группы Генерального Штаба Красной Армии. Был лично знаком с Героями Советского Союза С.А. Ваупшасовым, а также с командиром диверсионно-разведывательного отряда Г.М. Леньковым. После войны некоторое время еще служил в войсках НКВД-МГБ. Принимал непосредственное участие в вооруженной войне с формированиями ОУН-УПА на территории Западной Украины. С 1960-х гг. и до пенсии долгие годы Всеволод Устинович проработал в ИК 14/15 на ст.Новосады в Борисовском районе. Ушел на пенсию в звании по/п-ка внутренней службы с должности заместителя начальника колонии.



    Фото (слева-направо): Юрченя Всеволод Устинович, бывший боец партизанского отряда Грачева — Разведуправления Генштаба Красной Армии, в последствии заместитель по политической части начальника ИК 15/14 ст.Новосады в Борисовском районе; Ваупшасов С.А.; Линьков Григорий Матвеевич («Батя»), бывший командир 1- Белорусского отряд особого назначения, действовавшего на оккупированной территории Лепельского, Чашникского и Холопеничского районов Витебской области БССР уже с осени 1941 года. Вильна. 1953 год





    Фото: сотрудники администрации ИК14/15 ст.Новосады Борисовского р-на вместе с заключенными. 1960-е гг. Юрченя В.У. сидит в первом ряду



    Фото: он же. Те же годы

    Так вот, некоторые аспекты его жизни явно выходят за рамки официальной идеологии той системы, в которой он долгие годы жил и работал.

    В 1939-м, накануне т.н. Освободительного похода Красной Армии в Западную Беларусь, после окончания базовой школы он собирался поступать в Виленскую беларускую гимназию. Однако сестра, которая была замужем за преподавателем соседней с ней уже польской гимназии уговорила его поступать в последнюю, т.к. это открывало на то время перед ним значительно большие перспективы. Поступал. Не хватило баллов. Вернулся домой, а тут власть поменялась…

    Ему потом пришло письменное извещение из той виленской польской гимназии, в которой сообщалось, что, при желании, он может быть зачислен на первый курс обучения 1939/1940гг. Однако Всеволод был парнем горячим, на поляков он страшно рассерчал и уже не хотел ехать в Вильно. К тому же его привлекли к комсомольской работе в родном Кривошине.

    А уже демобилизовавшись из рядов оперативных войск МГБ СССР в 1950-м году, Всеволод Устинович все же поехал в уже лиетувисский Вильнюс. Там он несколько лет проработал воспитателем в Нововиленской детской колонии. И на преступно «подаренной» Сталиным жмудинам беларуской Виленщине столкнулся с их ярым национализмом и дискриминацией коренных жителей-беларусов. Например, их всеми правдами и неправдами заставляли переделывать свои фамилии на жмуднский лад. Приводил ветеран и несколько примеров, из которых мне особенно запомнился, как составляя административный протокол на соседку Всеволода Устиновича за переход улицы в неположенном месте, ее, Козловскую, записали как Ожелене (ožys (лиет. – козел). После того как несколько раз начальник колонии – жмудин пытался перекрестить и его, Юрченю, в Юрчениса, терпение бывшего партизанского разведчика и фронтовика лопнуло, он кинул все и вернулся в родную Беларусь.

    А на самом видном месте в зале квартиры ветерана войны и советской пенитенциарной системы МВД я имел возможность лицезреть большую групповую фотографию выпускников Виленской беларуской гимназии 1934 года под славной беларуской «Пагоняй».



    У него же нашел и фотографию учащихся Новогрудской беларуской гимназии.





    Со слов Всеволода Устиновича, его сестра какое-то время снимала квартиру у бывшей выпускницы первой из них, и каким-то образом, пройдя через лихолетья войны, сохранила их, а потом их хранил уже он.

    Поэтому приоритеты национальные над приоритетами советскими были тогда (и хотелось бы верить, что и сейчас) не чужды даже беларусам в погонах… И даже в такой, казалось бы, совсем далекой от этого, системе исполнения наказаний МВД БССР-СССР!

    К слову, вот такая, к примеру, полиграфическая продукция (с национальным колоритом) выпускалсь накануне рассматриваемых застойно-репрессивных для беларуской культуры 1973-1974 гг. по заказу УВД Миноблисполкома:











    А ведь у подобной продукции были заказчики внутри системы. Кто-то ее одобрял и контролировал и от беларуского МВД и даже КГБ…

    Для примера, привожу аналогичную соцбумазейку, но выпущенную уже к 1983 году, и унифицированную для пользования «единым советским народом»:





    В этой связи, интересно, что в 1974 году был отправлен в отставку замминиста МВД БССР по кадрам генерал-майор милиции Шкундич Василий Минович[50] (1924-2012), бывший партизан (диверсант-подрывник), а 1961-1967 гг. — начальник УВД/УООП Миноблисполкома[51].

    Согласно кулуарной информации от лиц, имевших прямое отношение к тогдашней системе МВД, как будто был отправлен напенсию (в 50 лет, как какой нибудь заурядный полковник) по причине развода с женой-алкоголичкой, что для занимаемой им тогда должности являлось дискридитирующим обстоятельством.



    Фото: Шкундич В.М.



    Фото: он же. Одна из последних фотографий

    Однако, в силу рссмотренных обстоятельств, видится, что причина опалы беларуса — генерала от милиции могла лежать совершенно в другой плоскости.

    Правда следует отметить, что уже в следующем 1975 году, когда страсти по национализму в Советской Беларуси улеглись, Василий Минович был назначен на почетную должность председателя БФСО «Динамо» (даже в Москве тогда на этой должности находился всего лишь отставной полковник), которую и занимал целых 13 лет (1975-1988)[52].



    Фото: заслуженные тренеры СССР и БССР, заслуженные мастера спорта БССР, передовики динамовских производств, руководители областных организаций на юбилей «Динамо». 1983 г. В центре — многолетний председатель Белсовета «Динамо» генерал-майор Василий Минович Шкундич, отдавший много сил для повышения уровня физподготовки и спорта сотрудников КГБ и МВД и спортивных достижений динамовцев.

    Как я уже приводил выше, Михась Чернявский в свое время вспоминал:

    «Было в нашем окружении (Патриотической интеллгенции — «Акадэмiчным асяроддзi) несколько лиц, которые «не засвечивались» и практически не участвовали в сходках, но они накапливали и прятали информацию. Их задачей было уцелеть при возможном разгроме движения и арестах, и стать передатчикам идеи Возрождения преемникам. Фамилии их я не буду называть и сейчас»[53].


    Само-собой разумеющееся, речь тут может или о людях, которые всю свою жизнь не выпячивались, а предпочитали оставаться в тени, или же, наоборот, о людях, известных, наделенных в свое время властными полномочиями и, наверняка членов КПСС, бывших партизан, фронтовиков, людей в погонах.

    К первой категории можно отнести того же Алеся Савицкого. Интересно, что в 1969-1973 гг. он заведовал секторам художественной литературы отдела культуры ЦК КПБ. А с 1973 года, (когда происходил погром национально-ориентированной интеллигенции в Минске) – на (индивидуальной) творческой работе[54]. То ли вежливо попросили, то ли сам предпочел уйти в тень.

    В поле моего исследовательского внимания попал и земляк Миколы Прашковича писатель, литератор и переводчик Евгений (Яўген) Курто, родом из д.Речиборок Богушевичского сельсовета Березинского района[55].

    В 1941-1942 гг. он имел связь с березинским национально-ориентированным подпольем, действовавшим под крылом гитлеровской оккупационной администрации[56].

    С осени 1943 года – в партизанах. Закончил отделение журналистики филологического факультета Беларуского государственного университета (1949). Во время учёбы работал в газетах «Сталинская молодежь» (1946), «Зорька» (1948-1960). С 1960 г. он — редактор, затем старший редактор Государственного издательства БССР (позднее — «Беларусь»), в 1972-1987 гг. — старший редактор издательства «Художественная литература»[57].
    Видится очевидным, что Евгений Курто не мог не знаться с Миколой Прашковичем.









    Долгие годы скрытая национальная гордость наконец проявилась буквально накануне его смерти (1993г.) в рассказе «Клiч Бацькаўшчыны», опубликованном в номере ЛiМ за 8 ноября 1992 года на стр.8-9, где в лице главного героя явно просматривается сам автор. Хочу привести начало этого рассказа (пер. с бел. мой – А.Т.):

    «Павел, как всегда проснулся в шесть. Зашипел, прочищая глотку, беспорядочно защелкал надоедливыми курантами динамик. Хотя республика около года назад объявила себя независимой и могла бы придумать для позывных что-то свое. Так нет – все едет по старой наезженной колее: вот сейчас прозвучит «Союз нерушимый республик свободных…», а уже после собственное сочинение, как беларусы с братскою Русью вместе искали к счастью дорог…

    Подумалось: почему только с Русью, а не с Литвой, с которой столетиями жили под одним гербом, или с Украиной, с народами которой говорим почти одной мовай?

    Так все Россия да Россия. Московия. А Московия же когда то, рассказывал маленькому Павлу отчим, учитель истории, вырезала всю Полотчину, сплавляя трупы горожан вниз по Двине…

    Отчима давно уже нет в живых, сгорел от туберкулеза еще до войны, а вечерние рассказы его про страшные исторические катаклизмы запали в душу маленького Павлика. Запомнились на всю жизнь.

    Недовольно прервал бег мрачных мыслей, нахлынувших с самого утра. От чего бы это от щелканья курантов? Так же раньше он не вызывал особенного протеста, хотя и раздражал. Тут что-то другое явилось причиной рождения негодования. Бой курантов – это – это конечно же повод. А причина? Ну, ну, вспомни уважаемы архитектор. Поднатужься. Ты же еще недавно похвалялся своей исключительной памятью…

    Ага, наконец… Вчера вечером…

    « — Вы, Павел Федорович, неисправимый националист, — как наяву внезапно прозвучал в ушах голос последнего руководителя архитектурных мастерских, недавнего работника ЦК партии. – Все присланные проекты на беларускую колодку натягиваете… Как будто в Центре глупее нас люди сидят…»

    И это прозвучало на торжественном собрании по поводу отправки его, Павла, на «заслуженный отдых». Вознамерился было возразить, что ни к чему нам танцевать под чужую дудку, т.к. история нашей культуры ни на каплю не беднее, чем у того же Центра, а в том-сем даже намного превосходит ее, однако в последнюю минуту передумал, т.к. понимал, что ничего этому чугуннолобому догматику все равно не докажешь, и ответил одной репликой:

    — Что бы вы не говорили, уважаемый Кондрат Артемович, а я иду на пенсию с легким сердцем, т.к. всю работу и не копировал, и не калькировал, а только свое создавал…

    Друзья по работе отметили меткий ответ коллеги рукоплесканием и даже криками: «Браво, Паша!..»


    А дальше по сюжету рассказа была поездка Павла Федоровича на кладбище в родные Богушевичи…

    К слову, в 1941-1942 гг. Евгений Курто под псевдонимом публиковал свои заметки в оккупационной «Бярэзiнскай газзеце», возглавляемой его приятелем, подпольщиком Федором Глинским, окончившим до войны 3 курса исторического факультета БГУ.



    Фото: Федор Глинский

    В первом номере районки главный редактор напечатал на всю газету-двухполоску «Геаграфiю Беларусi»!

    Надо думать, это были основные постулаты из знаменитой одноименной книги Аркадия Смолича, родом из соседнего с Березинским Кличевского района, одного из отцов основателей БНР в 1918 году! И в том числе с указанием этнографических границ беларуских земель (с Белостотчиной, Виленщиной, Смоленщиной и Брянщиной). За это Ф.Глинский чуть не был расстрелян гитлеровцами и, надо думать, только благодаря заступничеству перед немцами членов подполья А.Соколова (бургомистра) и Л.Шунейко (начальника полиции) остался на своем месте[58].



    Фото: Смолич Аркадий Антонович



    Фото: Народный секретариат (правительство) Белорусской Народной Республики. Слева направо: сидят — А. Бурбис, И. Середа, Я. Воронка, В. Захарка; стоят А. Смолич, П. Кречевский, К. Езовитов, А. Овсяник, Л. Заяц. Минск. 1918 г.





    Фото: сравнительная карта этнографических границ БНР и советских в БССР.

    IV. Последняя «сслылка» (1974-1987)


    «… Дзе мой край?
    Там, дзе людзі ніколі ня будуць рабамі,
    Што за поліўку носяць ярмо ў безнадзейнай турме,
    Дзе асілкі-хлапцы маладымі ўзрастаюць дубамі,
    А мужчыны, як скалы, — ударыш, і зломіцца меч…»

    Уладзiмiр Караткевiч


    За длительные годы сидения Янки Романчука умерли его родители. В мае 1969 г. – отец, Владимир Константинович, а январе 1973-го – мать Надежда Александровна. Ближайших родственников у него не осталось. Единственный родной брат был призван в 1944-м году в ряды РККА и погиб на советско-германском фронте.

    По возвращению на родину, Янка Романчук посетил свою родню. Некоторые из старейших, на данное время, свояков видели его тогда в первый и последний раз. И на 2019 год даже думали, что последние годы своей жизни он жил в Орше.



    Фото: место, где когда-то стоял родительский дом Янки Романчука в д.Бояры Несвижского района. 2019г.

    Как вспоминал в свое время как-будто причастный к его поимке бывший несвижский милиционер Марьян Иосифович Янчевский:

    «… Отбыв 25-летнее наказание, Романчук вернулся в районный центр, объясняя это тем, что ему нужно кое с кем расквитаться. Он подразумевал меня. Позже он все же уехал из нашей местности. Но после нечаянной встречи с ним на улице, уехала из города и семья Гейсик. Сейчас они живут в другом государстве»[59].



    Фото: Начальник ОУР Несвижского РОВД Янчевский М.И. (справа). В центре — начальник райотдела милиции Нарубин Г.В. Слева — нач. ОБХСС Егоров И.Т. 1970-е гг.

    Думается, что бывший сотрудник органов внутренних дел крайне преувеличивал опасность для себя лично и семьи, убитого 18 января 1948 г. старшего оперуполномоченного Несвижского РО МГБ Иосифа Гейсика со стороны Янки Романчука. Кстати, причастность к смерти чекиста он сам отрицал, а прямых улик его виновности, насколько можно судить по имеющейся информации, в ходе следствия получено не было.

    Другое дело, что на родине мятежный властитель дум представлял для власти большую опасность как авторитетный носитель «опасной ереси» — национальных идей. Поэтому, судя по всему, ему негласно запретили проживать не только в Несвижском районе, но и даже в тех же Барановичах. На выбор были предложены крупные промышленные города из числа национально инертных, с большим воинским контингентом «понаезжих» выходцев со всего Советского Союза, большими отделами милиции, КГБ, и возможностью трудоустройства по рабочей специальности в отрасли деревообработки. Причем, в относительно не большом отдаленности от Минска, на территории ранее не относившейся к бывшим «Крэсм ўсходнім». И этим критериям более всего соответствовали Бобруйск и Борисов.

    Видимо поэтому, за 18 лет до 1974 года, в 1956-м в последний райцентр был определен на жительство видный проводник беларуской национальной идеи католический священник Виктор Шутович, отсидевший 10 лет в сталинских лагерях.



    Фото: Виктор Шутович

    Как будто „нелегально исповедовал религиозный культ“ до самой своей смерти в 1960-м году[60].

    Но, думаю, что Борисов, где властями все национальное было вытеснено в «медвежьи углы» района, был „выбран“ для жительства не им самим, а известной конторой.

    Учитывая, что последние годы жизни священника выпали на т.н. хрущевскую. оттепель, в его далеко не тайную для компетентных органов деятельность тогда не вмешивались, а просто наблюдали за ним и его „тайными“ же прихожанами.





    Фото: борисовские районные участковые, осуществляющие „охрану общественного порядка“ на католическом кладбище Кальвария на краю г.Борисова на Пасху или Радоницу.

    В конце концов, местом последней «ссылки» Янки Романчука также стала «бандитская столица Беларуси», где он поселился в Залинейном районе, и до самой своей смерти работал в мебельном цеху местного ДОКа им.Коминтерна. В 2015-м году я еще застал там старую кадровицу, которая помнила Романчука живым. Из его личной карточки работника предприятия известно, что 3 июня 1974 года он получил паспорт в Несвижском РОВД, а уже 25 июня того же года был принят на работу в Борисове.



    Ксерокопия фото И.В.Романчука с карточки учета рабочих кадров

    Видится логичным, что о его новое место «ссылки» беларуский КГБ позаботился заранее.

    Владимир Кисель в свое время вспоминал, что после освобождения Янка Романчук встретился со своей бывшей невестой Леокадией Яроцкой, которая вышла на волю в 1954-м, а в следующем году была реабилитирована[61].

    «Яроцкая после освобождения вышло замуж за одного из бывших членов “Союза борьбы за независимость Беларуси” (Мацей Рожнев – А.Т.). А когда вернулся Романчук, он сошёлся с Лёлей, она бросила мужа и жила с ним… Романчук жалел, что так сделал. Говорил, что нужно было найти какую молодую женщину, чтобы оставить после себя потомков…”[62].

    Владимир Кисель утверждал, что умер Романчук “во время несложной операции” в борисовской больнице (Как и Демух? –А.Т.):

    “Была ли эта смерть случайной, сейчас уже невозможно узнать”, — добавил он[63].

    11 мая 1987-го он был исключен из списка работников ДОКа, а на следующий день[64] был похоронен на городском кладбище, которое тогда располагалось на окраине Борисова в районе д.Углы.





    В 2014 году, еще до того, как в мои руки попал архив героя данной исследовательской работы, я разыскал его могилу.



    На соседнем католическом католическом кладбище Кальвария покоится предщественник Янки Романчука по борисовской „ссылке“ Виктор Шутович.



    Фото: часовня на борисовской Кальварии





    Фото: современный памятник на могиле В.Шутовича близ часовни. Надпись на беларуской латинке. 31.10.2021г.

    О последних годах жизни Янки Романчука известно совсем мало. В 1970-х в Борисове с ним виделся бывший товарищ по Дубровлагу диссидент Александр Долбик, в 1985/86 гг. его случайно встретил в Минске другой бывший солагерник – Сергей Ханженков[65].

    На могиле Янки Романчука имеется надпись: «Помним, скорбим. Жена, внучка». Как мне удалось установить у его дальней родни, у Леокадии Яроцкой была дочь от законного мужа (Мацея Веремейчика), которая, как-будто, уехала жить в Польшу. Туда же, после смерти Романчука как-будто уехала и Леокадия Яроцкая. Интересно, что далее 1974 г., в обнаруженном в свое время ящике на чердаке разбираемой хаты Янки Романчука в Борисове, никакой корреспонденции не обнаружено. Кроме каким-то образом попавшего к нему письма племянника (двоюродного? — А.Т.) родным из армии, датированном 20.3.1978г.

    Учитывая скрупулезность и тщательность нашего героя в документировании собственной жизни, можно предположить, что все его послелагерные документы/переписка за 1974-1987гг. хранились отдельно и были утрачен, изъяты соответствующими органанами, или вывезены с собой Леокадией Яроцкой. В последних случаях есть надежда на то, что они сохранились, рано или поздно будут обнаружены заинтересованными в этом исследователями, и в них найдется еще не мало интересного. И если Смерть Янки Романчука не была трагическим стечением обстоятельств, а к ней приложил руку КГБ, то эта информация может подтвердить или опровергнуть данную версию. Кто знает, какую угрозу могли почувствовать в нем тогдашние власть придержащие, после того, как на январском пленуме 1987 года ЦК КПСС был объявлен новый государственный курс на перестройку – демократизацию. А может снова стал слать пачками свои письма в государственные органы с критикой всего антибеларуского, и конкретными предложениями по необходимости новой беларусизации – национального возрождения Беларуси?

    И косвенно за то, что этот очень напористый и целеустремленный человек не должен был сидеть сложа руки, может говорить за него и Сергей Ханженков, в уже цитируемом мною выше интервью, опубликованном в газете «Набат Северо-Запада» в 1991 году.

    Еще в 1976 году он явился одним из инициаторов попытки небольшой группы освободившихся политзэков собраться вместе. Тогда встреча не состоялась, все ее предполагаемые участники были задержаны КГБ под надуманными предлогами[66].



    Фото: Сергей Ханженков после освобождения из лагеря

    А вот его ответ на конкретный вопрос:

    «– Сергей, чувствую, что нашим читателям хочется задать тебе некорректный вопрос. Что ты делал после освобождения? Сидел сложа руки?

    – Сам понимаешь, создавать какие-либо организации после отсидки, когда ты под неустанным наблюдением КГБ, совершенно нереально. Приходилось выбирать иные формы воздействия на окружающих тебя людей. Я вышел из лагеря с совершенно уникальным багажом знаний о нашем недавнем прошлом. Ведь лишь в последнее время заговорили о расстреле польских офицеров в Катыни, а я сам был знаком со свидетелем этих трагических событий.

    О страшном голоде на Украине мне рассказывали люди, пережившие его. Совсем не обязательно было знакомиться с пактом Молотова – Риббентропа, чтобы поверить в его реальность. В зоне сидели те, кто наблюдал совместные советско-фашистские парады. А сколько мог поведать участник Кронштадтского мятежа, отсидевший в лагерях сорок лет! Разве многие знали историю сопротивления после войны в Прибалтике, на Украине? Кто имел какое-либо представление о власовцах? Все это я не держал в секрете. Уверен, что мои рассказы заставили задуматься многих. И второе. Я был живым примером того, что можно, отсидев за свои убеждения, выйти на свободу ни капли не изменившись, не сожалея ни о чем. И главное – уже не сажают, можно говорить обо всем совершенно свободно.

    Были, правда, у меня и неприятности с гэбистами, иногда производили обыски – изъяли однажды „Архипелаг (… ГУЛАГ — А.Т.)“[67].


    Примерно так ответил бы и Янка Романчук. С собственную орму национальной культурной войны с советской властью он выбрал для себя еще в годы хрущевской „Оттепели“.

    Говоря почти словами Дениса Давыдова, после окончания войны 1812 года, в популярном советском кинофильме „Эскадрон гусар летучих“ в исполнении Андрея Ростоцкого:

    »Лист бумаги — вот (теперь) моё поле сражения. Рифмы (письма) — вот мои солдаты..."

    А «борисовскому ссыльному» можно было сказать и людям, и властям своими строками в разы больше, чем тому же Сергею Ханженкову… Но парадокс в том, что лично для него значительно безопасней это было делать сидя в лагерях далеко от Беларуси, а не находясь на родине, а фактически на то время для него же — «на вражеской территории»…

    P.S. или Снова о романе «Черный замок Ольшанский»


    «Хто забыў сваіх продкаў – сябе губляе,
    хто забыў сваю мову – усё згубіў».

    Уладзімер Караткевіч



    Роман «Черный замок Ольшанский» Владимир Короткевич писал около 10 лет и закончил в 1978 году[68].



    На настоящее время мне удалось идентифицировать прототипов таких его героев как Бовбеля, он же Гончарёнок, и Кулеша, он же Высоцкий, (Романчук и Демух), Леонарда Жиховича — настоятеля костела в Ольшанах (ксендз Несвижского костела «Божьего тела»), Ярослава Мирошевского — бывшего окружной прокуратора (прокурора) (жандарм Клецка), г.Кладно – Клецк[69] — Your text to link....

    Возможно, Марьян Пташинский был во многом списан Короткевичем с Миколы Прашковича. Тем более пророческой и трагичной была его смерть.

    При желании в этом литературном произведении можно увидеть и отголоски эпопеи Янки Романчука с поиском и передачей государству беларуских стародруков. Не исключено, что и каких-то архивов.

    Можно считать, что «Черный замок Ольшанский» стал не только, и не столько попыткой Владимира Короткевича убежать от реальности, а компромиссом автора и СИСТЕМЫ, которой не позволяло избавится от него только большая популярность писателя в народе, и то обстоятельство, что времена оголтелых Сталинских репрессий[70] тогда уже миновали.

    Поэтому и имеем в литературном произведении, хоть и не явный, одобрямс советской власти в Беларуси. И даже двух положительных персонажей от карательной системы БССР/СССР:

    — полковника уголовного розыска Андрея Арсентьевича Щуку (от МВД; возможно, прототипом выступил Василий Игнатьевич Дылевич, бывший партизан – в 1960-1970-х гг. заместитель, а в 1970-1980-х гг. – начальник ОУР УОПП/УВД Миноблисполкома, заслуженный сотрудник МВД СССР),



    Фото: В.И.Дылевич

    и «полковника в штатском» Адама Петровича Хилинского (от КГБ… прототип — Михаил Репич?).



    Фото: М.Г. Репич в штатском

    Может быть именно поэтому и экранизирован был этот роман уже 1984-м, а его автор в том же году (правда уже посмертно) получил Государственную премию БССР им. Якуба Коласа[71]?

    Однако параллельно с «Черным замком…», правдоподобно, рождался роман-наоборот, роман- оборотень – правдивая книга о «Последнем бандите Беларуси» — Янке Романчуке[72]…

    Говорят, что история не терпит сослагательного наклонения. Но безусловно одно — если бы судьба была к нему более благосклонной, и дала удовлетворить свои политические амбиции, мы жили бы сейчас в совершенно другой Беларуси…

    P.P.S. или Снова об исторических параллелях

    В уходящем 2021 году исполнилось 25 лет вынужденно-добровольной «политической ссылки» в эмиграции одного из членов «Академической группы» («Акадэмiчнага асяродка») Зенона Позняка (прообраза Змогителя в „Черном замке Ольшанском“?). Человека, который, в свое время, очень многое сделал для возрождения исторической Литвы уже под названием Беларусь… Республика Беларусь. И вот, по прошествии четверти века, он, как-будто, снова в строю…

    Как сказал уже в наши дни один скандально известный российский медийный персонаж:

    «Совпадение? Не думаю».

    Пути господни неисповедимы!



    Зенон Позняк выступает в Куропатах в 1993 году. Фото: Микола Купава

    Ссылки:


    [1]https://ru.wikipedia.org/wiki/Мандела,_Нельсон.
    [2]https://ru.wikipedia.org/wiki/Русификация_Белоруссии.
    [3]http://slounik.org/153880.html.
    [4]https://citydog.by/post/zapavet-pesniara.
    [5]http://slounik.org/153880.html.
    [6]Коряков Ю. Б. Языковая ситуация в Белоруссии и типология языковых ситуаций. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Научный руководитель — доктор филологических наук, профессор В. М. Алпатов. — Московский Государственный Университет им. М. В. Ломоносова. Филологический факультет. С. 39—40; citydog.by/post/zapavet-pesniara/;
    be-tarask.wikipedia.org/wiki/Акадэмічны_асяродак.
    [7]http://slounik.org/153726.html.
    [8]https://vytoki.net/?organization=00002663;
    be-tarask.wikipedia.org/wiki/Акадэмічны_асяродак.
    [9]«Борьба с национализмом» и политическая история СССР 1960-1970-х годов / «Неприкосновенный запас», № 4, 2011 —
    magazines.gorky.media/nz/2011/4/borba-s-naczionalizmom-i-politicheskaya-istoriya-sssr-1960-1970-h-godov.html.
    [10]Там же.
    [11]https://www.litmir.me/br/?b=89866&p=24; newzz.in.ua/histori/1148831541-podstava-dlja-ukrainskikh-dissidentov.html.
    [12]https://ru.wikipedia.org/wiki/Использование_психиатрии_в_политических_целях_в_СССР.
    [13]https://be.wikipedia.org/wiki/Лявон_Цімафеевіч_Баразна; zbsb.org/news/belarus/7083/.
    [14]Уладзімер Арлоў. ІМЁНЫ СВАБОДЫ. (Бібліятэка Свабоды. ХХІ стагодзьдзе.) — 3-е выд., дап. — Радыё Свабодная Эўропа / Радыё Свабода, 2015. — Выданьне трэцяе, дапрацаванае й дапоўненае. С.351; file:///C:/Users/Home/Downloads/33084-1%20(1).pdf.
    [15]http://slounik.org/153726.html; Уладзімер Арлоў. ІМЁНЫ СВАБОДЫ. С442-443 — file:///C:/Users/Home/Downloads/33084-1%20(1).pdf.
    [16]https://vytoki.net/?organization=00002663.
    [17]Там же.
    [18]https://novychas.by/poviaz/pad-nehalosnym-apjakunstvam.
    [19]https://be.wikipedia.org/wiki/Сцяпан_Міхайлавіч_Міско.
    [20]https://ru.wikipedia.org/wiki/Комитет_государственной_безопасности_Белорусской_ССР.
    [21]Беларускі Рэзыстанс, 2006, № 1(3), б. 145; Клыкоўская Ц. Саюз беларускай моладзі — вяртаньне з забыцьця. — Беласток: Беларускае Гістарычнае Таварыства, 2004; jivebelarus.net/history/newhistory/sbm-remember.html?page=7; З беларусамі трэба гаварыць, як з беларусамі! // Пагоня, 1998, 29 верасьня, № 74; Климович Р. Конец Горлага. — Менск: Фонд “Наша Ніва”, 1999, б. 347-348; Ёрш С. Іван Раманчук — беларускі партызанскі камандзір і кіраўнік “Саюзу змаганьня за незалежнасьць Беларусі”. Беларускi Рэзыстанс. №1(10)2011, С.3-32;
    kamunikat.org/rezystans.html?pubid=17465; www.7.inliberty.ru/may26.html?fbclid=IwAR1opT4QHji3mg06OcZSKghd1zjc2ZbehmlNLIX61ysO1Ghb95-_CDAgwo4.
    [22]З беларусамі трэба гаварыць, як з беларусамі! // Пагоня, 1998, 29 верасьня, № 74; Ёрш С. Іван Раманчук — беларускі партызанскі камандзір і кіраўнік “Саюзу змаганьня за незалежнасьць Беларусі”. Там же. С.27.
    [23]https://be.wikipedia.org/wiki/Мікалай_Васілевіч_Лагодзіч.
    [24]А.А.Сальникова, Е.А.Герасимова. Советская политическая тюрьма 60-70-х годов: концепция власти и повседневные реалии. Казанский (Приволжский) федеральный университет, г. Казань, С.756 — file:///C:/Users/Home/Downloads/sovetskaya-politicheskaya-tyurma-60-70-h-godov-xx-veka-kontseptsiya-vlasti-i-povsednevnye-realii.pdf.
    [25]http://www.zubova-poliana.narod.ru/me-ocherk-dubravlag0.htm.
    [26]Шмыров В. К истории Пермских политлагерей –
    kniga.pmem.ru/13-8-istorii-permskih-politlagerej.htm.
    [27]Кучин С.П. Полянский ИТЛ (ГУЛАГ – уголовный) — memorial.krsk.ru/Articles/1999/1999Kuchin/092.htm.
    [28]Ёрш С. Іван Раманчук — беларускі партызанскі камандзір і кіраўнік “Саюзу змаганьня за незалежнасьць Беларусі”. Там же. С.29.
    [29]Там же. С.29-30.
    [30]С. Ханженков: «Никогда ни о чем не жалел». Набат Северо-Запада" (Петрозаводск),
    № 75 (86), 27 декабря 1991 г. — www.kolumbus.fi/edvard.hamalainen/docs/hanzhenkov.htm.
    [31]Ёрш С. Іван Раманчук — беларускі партызанскі камандзір і кіраўнік “Саюзу змаганьня за незалежнасьць Беларусі”. Там же. С.29.
    [32]https://be.wikipedia.org/wiki/Іван_Антонавіч_Ласкоў; Уладзімер Арлоў. ІМЁНЫ СВАБОДЫ. С.500-501.
    [33]https://be.wikipedia.org/wiki/Алесь_Бажко;
    be-tarask.wikipedia.org/wiki/Алесь_Бажко.
    [34]http://lists.memo.ru/index5.htm.
    [35]https://www.orsha.eu/rus/новости/6842.
    [36]https://ru.wikipedia.org/wiki/Мандела,_Нельсон.
    [37]Александр Груша. Увековечивание памяти о Франциске Скорине в Беларуси (1924-1990). Бiблiотечний вiсник. C.7. — file:///C:/Users/Home/Downloads/53932863.pdf.
    [38]https://shieldandsword.mozohin.ru/personnel/2018/rudak_a_d.htm; ru.wikipedia.org/wiki/Рудак,_Аркадий_Денисович.
    [39]https://shieldandsword.mozohin.ru/personnel/2018/smorodinskiy_s_a.htm; ru.wikipedia.org/wiki/Смородинский,_Степан_Алексеевич; www.fnperm.ru/смородинский-степан-алексеевич.aspx.
    [40]https://ru.wikipedia.org/wiki/Павленок,_Борис_Владимирович.
    [41]https://ru.wikipedia.org/wiki/Чемерицкий,_Вячеслав_Антонович.
    [42]https://www.sb.by/articles/bila-malanka-vyarshyni.html;
    karatkevi.ch/biblio/bel/maja-iliada/malenne-ab-chashi.html.
    [43]http://www.slounik.org/153880.html.
    [44]https://be.wikipedia.org/wiki/Паўстанне_1863_года_ў_Ігуменскім_павеце.
    [45]https://novychas.by/poviaz/pad-nehalosnym-apjakunstvam.
    [46]https://ru.wikipedia.org/wiki/Науменко,_Иван_Яковлевич.
    [47]https://www.sb.by/articles/bila-malanka-vyarshyni.html.
    [48]https://ru.wikipedia.org/wiki/Жизнь_других.
    [49]Елена Анкудо, Василий Матох. Джах НКВД. БелГазета. №42 (510) 24 октября 2005 г. — www.belgazeta.by/ru/2005_10_24/arhiv/10588/.
    [50]https://shieldandsword.mozohin.ru/VD3462/terr_org/respublik/belorus.htm.
    [51]https://shieldandsword.mozohin.ru/VD3462/terr_org/respublik/belorus/minsk.htm.
    [52]http://dynamo.by/main/publications/news/events/all/7065/.
    [53]https://vytoki.net/?organization=00002663.
    [54]http://pridvinie.vlib.by/index.php/mtree-lib/pismenniki-paety-litaratary/savitski-ales-alyaksandr-anufryevich;
    zviazda.by/be/news/20140113/1389592807-sonca-alesya-savickaga.
    [55]http://www.slounik.org/81129.html;
    www.rulit.me/books/belaruskiya-pismenniki-1917-1990-read-442013-110.html.
    [56]https://bramaby.com/ls/blog/history/4855.html.
    [57]http://www.slounik.org/81129.html; partizany.by/partisans/72793/.
    [58]Там же; Яўген Курто. А жыцце адно (заглавная повесть) Сборник. Мн. «Мастацкая лiтаратура», 1994. С.90-91; Там же. На свой хлеб (повесть). С.230.
    [59]http://www.nesvizh-news.by/2014/02/ot-ryadovogo-do-podpolkovnika/.
    [60]https://krynica.info/ru/2017/03/01/sovershenno-podavlen-tojj-nespravedlivostyu-kotoraya-proiskhodit-iz-za-podavleniya-belorusov/; cyclowiki.org/wiki/Виктор_Шутович.
    [61]http://lists.memo.ru/index30.htm; ru.openlist.wiki/Яроцкая_Леокадия_Иосифовна_(1924).
    [62] Ёрш С. Іван Раманчук — беларускі партызанскі камандзір і кіраўнік “Саюзу змаганьня за незалежнасьць Беларусі”. Там же. С.30
    [63]Там же. С.31.
    [64]Там же.
    [65]Там же. С.30-31.
    [66] С. Ханженков: «Никогда ни о чем не жалел". Набат Северо-Запада" (Петрозаводск),
    № 75 (86), 27 декабря 1991 г. — www.kolumbus.fi/edvard.hamalainen/docs/hanzhenkov.htm.
    [67]Там же.
    [68]https://www.sb.by/articles/zamak-u-padarunak.html.
    [69]https://bramaby.com/ls/blog/history/8671.html.
    [70]https://ru.wikipedia.org/wiki/Сталинские_репрессии.
    [71]https://ru.wikipedia.org/wiki/Чёрный_замок_Ольшанский.
    [72]https://bramaby.com/ls/blog/history/8340.html.

    24 октября 2021 года
    • нет
    • 0
    • +8

    10 комментариев

    avatar
    Ну я снимаю шапку перед объёмом статьи. Спасибо. Столько отредактировать — надо иметь терпение. Пошла читать.
    0
    avatar
    На ютубе появились фрагменты интервью Тихановской на Дожде.

    youtu.be/5p-68bgbduM

    youtu.be/hL3IBG_BI9s

    Похоже, что обстановка накаляется и игра переходит в эндшпиль.
    0
    avatar
    CYNIC в телеге хорошо рассмотрел этот вопрос. Пишет что до декабря дожмут.
    0
    avatar
    В прошлом году то же самое пророчили.
    0
    avatar
    И так последние 27 лет

    надо же во что-то верить
    0
    avatar
    Интервью С. Тихановской на «Эхо Москвы»

    echo.msk.ru/sounds/2925800.html
    0
    avatar
    Нарэшце скончыў!)) Дзякуй, пан Андрэй. Грунтоўна падыйшлі да справы, даведаўся шмат чаго новога.

    Я і раней пану раіў — паспрабуйце знайсці добрага журнаоіта ці літаратара і зрабіце шэраг ці артыкулаў, ці навел на гэты гістарычны тэмат. Магчыма, Дзюма не атрмаецца, але добрую прозу можна зрабіць. Будзе цікава шмат каму.

    Яшчэ раз дзякауй!
    +1
    avatar
    Усё будзе. Але трохі пазней ;-) А пакуль — самвыд :-)
    0
    avatar
    Міністэрства інфармацыі Беларусі заявіла, што рашэнне аб блакіроўцы DW, «Цяперашняга часу» і «Новага часу» прынята ў сувязі з распаўсюджваннем спасылак на матэрыялы, прызнаныя экстрэмісцкімі. Першы намеснік міністра інфармацыі Андрэй Кунцэвіч, словы якога прыводзіць БелТА, спаслаўся на «прамую забарону на распаўсюджванне ў тым ліку гіперспасылак на падобныя матэрыялы» у адпаведнасці з арт. 38 Закона аб СМІ.
    0
    avatar
    По этому «закону» Брама просто рассадник террористов-смертников.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.