Україна
  • 604
  • Битва за Киев: что помогло украинской армии выиграть?

    rusjev.net/2022/07/20/bitva-za-ki%d1%97v-shho-dopomoglo-ukra%d1%97nskij-armi%d1%97-%d1%97%d1%97-vigrati/
    Американские исследователи не верят, что отказ России продолжать битву за Киев был «жестом доброй воли». Они считают, что это была поразительная победа Украины, причем победа, которую одержала армия, противник которой намного превосходил по численности и количеству вооружений.
    Сейчас американские военные, изучающие опыт украинцев, говорят, что при этих обстоятельствах, вероятно, ни одна другая армия НАТО не могла бы быть более эффективной, чем украинцы. И дело не только в мужестве и решительности украинских военных – американские исследователи удивлены также их изобретательностью, умением использовать свою местность, водные препятствия и поддержку местного населения. Все эти факторы вместе приложились к обороне столицы, которую они называют «самым определяющим сражением современной эпохи». И выиграли ее не только армия, но земля, вода и местные люди.

    Перед началом широкомасштабного вторжения России в Украину в феврале этого года немногие эксперты поставили бы на то, что украинская армия сможет дать отпор превосходящему противнику, но полковник Лиам Коллинз хорошо знал ситуацию с украинским войском изнутри. С 2016 по 2018 год он работал советником по обороне в Украине в команде генерала Джона Абизеида, который до этого был главой Центрального командования Вооруженных Сил США и главнокомандующим силами США на Ближнем Востоке во время войны в Ираке.

    В то время полковник сил специального назначения в отставке Лиам Коллинз основал и был первым директором Института современной войны (MWI) в Вест-Пойнте. Этот институт изучает опыт современных войн в реальном времени и передает новые знания будущим американским военным лидерам.
    Они не знали, как изобретательно будут действовать украинцы.
    Недавно полковник Коллинз, уже как руководитель нью-йоркского Политического форума Мэдисона, занимающегося вопросами безопасности, и его коллега полковник Джон Спенсер, возглавляющий отдел исследований городской войны в MWI, вернулись из исследовательской поездки по Украине и поделились своими впечатлениями с читателями вебсайта института и слуха экспертного подкаста.

    Земля: российская техника застряла в земле, если сходила с дорог

    Россияне, по словам Лиама Коллинза, пытались взять Киев, захватив соседний аэропорт в Гостомеле и одновременно отправившись на механизированные бригады с белорусской границы. Десантников расстреляли украинские спецназовцы.

    А на наземном пути россиян украинские военные создали максимальное количество препятствий, загромождая пути, чем могли – бетонными блоками, старой техникой, даже металлическими «ежами», которые больше напоминают о Второй мировой, чем современное ведение военных действий. Даже дорожные знаки сняли или зарисовали, чтобы россияне, не имевшие хороших карт, бродили, не зная местности.

    «Я никогда не думал, что это кто-то будет делать в таком масштабе, но это был один из элементов подготовки», – говорит полковник Коллинз.

    «Те, кто не знал украинской армии изнутри, были удивлены. Они считали то, что можно сосчитать, и говорили, что россияне имеют на столько больше самолетов, танков или другого оружия. Но они не знали, как изобретательно будут действовать украинцы. Например, только посмотрев на местность, вы поймете, что количество дорог в Киев с белорусского направления очень мало. А не ехать по дороге россияне не могли – они застряли в земле. И мы видели эти танки – они как застряли, так до сих пор там и остаются в грязи. И эти узкие места дают преимущество малой армии большой», – говорит полковник Коллинз.

    События, разворачивавшиеся на подступах к Киеву на мосту между городами Буча и Ирпень напомнили второму участнику разговора, полковнику Джону Спенсеру, битву при Фермопилах – историю со времен древней Греции, когда воины-спартанцы во главе с царем Леонидом защищали горный перевал от значительно более армии.

    «Украинские военные целенаправленно взорвали все остальные мосты и ждали здесь в засаде российской колонны. Они взорвали первую и последнюю машину, а затем артиллерия расстреляла все остальное. Около 100 машин только на одном узком проходе», – говорит Спенсер и добавляет, что до этого считал историю о Фермопиле легендой, потому что не мог представить, что так грамотно и эффективно может действовать малая армия, если она понимает свою местность и имеет соответствующие военные знания.

    Даже когда россиянам удалось поставить понтонный мост поблизости, украинцы, пользуясь прикрытием леса, смогли умерить их наступление малыми силами. И здесь, по словам Коллинза, есть урок для американской армии, которая так же, как российская, не привыкла к проблемам с мостами и слишком полагается на разные технические достижения.

    Коллинз говорит, что на самом деле, несмотря на умиротворяющие официальные заявления политического руководства, украинская армия хорошо подготовилась к войне. И хотя она не стояла на позициях в момент вторжения, украинские военные были готовы занять эти позиции в течение короткого времени.

    А россияне, напротив, недооценили ситуации, они надеялись на скорую победу. Как сказал полковнику Коллинзу один из украинских добровольцев, они «двигались как на параде», так близко друг к другу, что взорвав одну машину, можно было обездвижен всю колонну – в условиях малого города, узкой дороги или моста они не имели простора для маневра.

    Вода: реки создали непроходимую трясину благодаря действиям водных инженеров

    Киев расположен на холмах и окружен реками. Такой ландшафт, отмечает Спенсер, давно сделал его идеальным оборонительным местом вдоль ключевого торгового пути: реки Днепр.

    Только приехав на место событий, мы поняли, насколько вычурно украинцы использовали свои реки для обороны Киева.
    Современные защитники использовали эти знания. Открыв дамбы и выпустив часть воды из притоков Днепра, украинские военные инженеры совершили происки к столице непроходимой трясиной.

    «Только приехав на место событий, мы поняли, насколько вычурно украинцы использовали свои реки для обороны Киева. Они могли просто взорвать дабмы и все затопить. Но они пригласили водных инженеров, рассчитавших, на сколько нужно открыть запруды, чтобы сделать землю непроходимой, но одновременно не затопить села», – говорит Спенсер.

    Полковник Коллинз говорит, что был особенно поражен сложностью инженерного решения, потому что хорошо понимал его как военный инженер по образованию.

    «Это были сложные скоординированные усилия, потому что по течению ниже были инженеры, которые сообщали, когда нужно закрыть дамбу, чтобы не повредить местным людям, их хозяйству. Они пытались, с одной стороны, остановить противника, а с другой, нанести малейший вред своим людям. И эта филигранная работа была для нас большой неожиданностью», – говорит Коллниз.

    Сражаясь на своей территории, украинская армия оказала огромную поддержку местного населения, которое стало глазами, ушами и руками армии, говорят американские эксперты. К обороне Киева присоединились обычные гражданские люди, начиная от добровольцев, подбивших последнюю машину российской колонны на мосту в Ирпене, и заканчивая местными жителями, которые вели корректировку огня.

    «Украинцы создали колл-центр, чтобы сообщать о российских позициях. Или просто люди звонили кому-то из знакомых в армии и сообщали: «Смотрите, россияне пытаются пересечь реку Ирпень вблизи села Мощун». Или кто-то позвонил и сказал, что они устроили базу по снабжению оружием в его доме, дал координаты и украинская артиллерия ударила по его дому, и уничтожила эту базу. Это была одна из причин, почему россияне не могли продвинуться дальше, когда пересекли реку в районе села Мощун – гражданские украинцы сообщали обо всех их движениях. Россияне не смогли преодолеть сеть разведки, созданную украинцами», – объясняет Коллинз.

    Я не знаю, если бы туда забросили любую другую армию НАТО и поставили задачу: этими малыми силами оборонить город такого размера, то какая из этих армий с такой задачей справилась бы.
    Спенсер соглашается, что обычные украинцы, ставшие в обороне своих поселков, были самым большим ресурсом украинской армии. Он вспомнил историю, услышанную от украинских военных, как позвонила пожилая женщина из Броваров. Они называли ее «бабку», и эта «бабка» сообщила, что напротив ее дома был русский логистический конвой. Украинские военные ударили в место, которое она назвала, и уничтожили и оружие, и топливо, и русских солдат.

    «Это был огромный взрыв – попали почти в 20 машин с топливом и вооружением, огонь не могли погасить целые сутки, но каким-то чудом Бог сохранил ее дом, он выстоял. Это чрезвычайная история, – говорит Спенсер и добавляет. – Я не знаю, если бы туда забросили любую другую армию НАТО и поставили задачу: этими малыми силами оборонить город такого размера, то какая из этих армий с такой задачей справилась бы».

    Такое тотальное сопротивление разозлило россиян, и стало, по мнению Колллинза, одной из причин, почему они начали мстить местному населению, совершая тяжкие военные преступления в городках вокруг Киева. Но они поняли, что если такое сопротивление встречают по селам и в маленьких городах, таких как Буча или Ирпень, где было несколько десятков тысяч жителей, то что могло их ждать в Киеве, городе с несколькомиллионным населением, говорит Коллинз.

    Как говорит американский полковник в отставке, когда он еще был военным советником в Украине в 2016-18 годах, было понятно, что украинские военные являются профессионалами в отличие от других стран, где ему приходилось работать. И они были готовы к реформам, особенно тем, что были актуальны уже в момент первого российского нападения – в 2014 году.

    В одном из предыдущих разговоров в подкасте Института современной войны полковник Коллинз рассказывал о том, что уже тогда стало очевидно, что младшая группа военных – средний командный состав – была готова к гибкости, к тому, чтобы нести большую ответственность за собственные решения на поле боя. не дожидаясь команд команд генералов. Военные действия XXI века происходят в другом темпе, говорит полковник Коллинз, а российская армия этого не осознала и сохраняет жесткую командную структуру.

    Говоря о других факторах украинских военных преимуществ, эксперты также отметили, что пока неизвестным остается вклад государственных и негосударственных кибер-групп, которые пытались помешать россиянам в кибер-пространстве в то время, как бои шли на местности.

    Были и просчеты

    Эксперты отмечают, что не все гладко шло в украинской военной организации. Территориальная оборона, созданная почти за два месяца до начала вторжения, не была достаточно организована в первые недели войны. Несмотря на разговоры о том, что в терроборону были записаны сотни тысяч человек, они не стали значимой силой вплоть до конца марта-начала апреля, когда они были организованы в формальные соединения, говорит Коллинз. Значительное время было потеряно.

    «До сих пор это были обычные гражданские, которые приходили отмечаться, им выдали минимальный набор оружия, но ими никто не занимался, они сами должны были организоваться — сами решали, какие позиции или мосты нужно защищать», — говорит американский эксперт.

    Отступление россиянам удалось значительно лучше

    Что еще удивило американских экспертов, так это то, насколько хорошо было организовано отступление россиян. Создавалось впечатление, что они были лучше подготовлены отступать назад в Беларусь, чем наступать оттуда, говорит полковник Коллниз.

    Россияне гораздо более тщательно готовятся к отступлению, чем к наступлению.
    «Они с самого начала берегли всеми силами городов в селе Иванков, через который они потом отступали и взорвали его, когда их силы отошли. Во время отступления, как говорят украинцы, российская артиллерия работала гораздо интенсивнее, чем при наступлении. Украинцы говорят, что им было даже трудно поверить, что стреляет отступающая армия», – говорит Коллинз.

    Но его коллега вспомнил, что об этой тактике слышал от других военных, что «россияне гораздо тщательнее готовятся к отступлению, чем к наступлению», и это их стандартная практика.

    Оба эксперта планируют вскоре издать вторую часть разговора о своей поездке в Киев и готовят доклад об украинском опыте войны, который будут изучать кадеты военной академии Вест Пойнт.

    1 комментарий

    avatar
    Такое тотальное сопротивление

    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.