Україна
  • 488
  • Один за всех

    www.pravda.com.ua/articles/2022/06/11/7351565/
    «Украинцы борются не только за свою свободу. Вы боретесь за всех нас, кто любит свободу», – легендарный рок-музыкант Боно произнес эти слова во время майского выступления в киевском метрополитене. И это лишь одна из многочисленных иллюстраций, побуждающих задуматься о двойственном характере нынешней войны.

    С одной стороны, Украину можно рассматривать как страну, которая защищает себя. Собственную независимость. Собственную идентичность. Собственный суверенитет и территориальную целостность.

    С другой стороны, Украина выглядит страной, защищающей глобальные ценности. Свободу выбора, демократические принципы, международное право. Все то, что поднимается на щит нами и нашими союзниками – и открыто попирается Россией.

    Нетрудно заметить, что эта двойственность коррелирует с двумя идеологическими повестками, конкурировавшими в украинском обществе до 24 февраля 2022 года.

    Одни из нас видели идеальную Украину классическим национальным государством. Для других более приоритетным было встраивание Украины в глобальный либеральный миропорядок.

    Одни ставили во главу угла право нации на самоопределение. Другие отдавали предпочтение правам человека.

    Одни воспринимали евроинтеграцию как инструмент разрыва с империей. Другие рассматривали прощание с империей как необходимое условие евроинтеграции. Одни зачитывались книгами Владимира Вятровича, другим больше нравился Ярослав Грицак.

    После 24 февраля оба лагеря оказались в одной лодке – или даже в одном окопе. И тогда же каждый из двух лагерей получил новые доводы в пользу собственной позиции.

    Национальную повестку усилила полномасштабная военная агрессия Кремля.

    Российское вторжение заставляет дорожить всем тем, что пытается уничтожить враг: украинской самобытностью, культурой, историей, языком.

    Классический лозунг «Геть від Москви!» обрастает новыми смыслами и привлекает новых горячих приверженцев.

    В свою очередь либеральную повестку подкрепила солидарность западного мира со сражающейся Украиной.

    Помощь из-за рубежа слишком явно соотносится с ценностными ориентирами: если Киев пользуется поддержкой демократических государств, то автократии либо подыгрывают Москве, либо сохраняют нейтралитет.

    Никогда ранее Украина не была настолько глобализирована и привязана к либеральному Западу. Никогда ранее не было настолько легко говорить об общих добродетелях, общих принципах, общей судьбе и общей борьбе.

    Вместе с американскими «Джавелинами», британскими РСЗО, итальянскими и норвежскими гаубицами в нашу жизнь пришла поистине мушкетерская романтика, когда один сражается за всех, а все вступаются за одного.

    Воюющая Украина защищает то, что дорого западному миру, – а западная помощь делает украинское сопротивление возможным.

    К сожалению, у этой привязанности есть неприятная изнанка: любое проявление непоследовательности со стороны Запада дискредитирует ценности, олицетворяемые Западом.

    По ним бьет каждое выступление «коллективного Киссинджера», каждый двусмысленный месседж из Берлина или Парижа, каждая сомнительная статья в The New York Times, всякое рассуждение о мире любой ценой, сохранении путинского лица и принуждении Киева к серьезным территориальным уступкам.

    Идея о том, будто украинскими интересами можно пожертвовать ради общего блага, автоматически вычеркивает украинцев из общего ценностного пространства.

    Сегодня вероятные сценарии завершения войны обсуждаются и в Украине, и за ее пределами. Продолжаются споры о критериях победы и поражения, о неприемлемом для Киева и Москвы, о возможных условиях перемирия, о красных линиях и допустимых компромиссах.

    Однако на кону не только наша безопасность и наши внешние границы – но и внутренняя идеологическая начинка. Соотношение национального и либерального в послевоенном украинском обществе.

    Национальная повестка способна пережить самое неблагоприятное развитие событий. Достаточно вспомнить, что борьба за украинскую независимость в 1917-1921 и 1940-х годах потерпела неудачу – и тем не менее стала важнейшей составляющей героического национального мифа.

    А по итогам нынешней войны Украина в любом случае отстоит свою государственность: следовательно, ее сегодняшние защитники априори станут более успешными, чем герои прошлого.

    И даже если западной поддержки окажется недостаточно для решительной победы над Кремлем, это не преуменьшит подвиг нации, сражавшейся за саму себя.

    Но с либеральной повесткой все обстоит куда сложнее. Ее успех в Украине напрямую зависит от исхода военных действий.

    От того, в какой мере завершение войны будет выглядеть триумфом украинцев и западных союзников. От степени ущерба, нанесенного кремлевской диктатуре. От украинских претензий к Западу и того, насколько обоснованными они окажутся в конечном счете.

    Представим, что «коллективному Киссинджеру» в Европе и США все-таки удастся взять верх. В этом случае послевоенная Украина столкнется с множеством каверзных вопросов.

    Стоит ли и дальше отстаивать демократические ценности, если на наших глазах своими ценностями пренебрегли ведущие западные демократии?

    Стоит ли рассматривать ЕС в качестве цивилизационного ориентира, если европейские элиты навязали украинцам неприемлемый результат схватки с Москвой?

    Стоит ли еще теснее интегрироваться в глобальный мир, если он пожертвовал украинскими интересами ради собственного комфорта?

    Стоит ли воздерживаться от авторитарных методов, если по итогам войны российский авторитаризм выстоял и сохранил лицо – то бишь показал себя достаточно эффективным?..

    Чем тягостнее окажется гипотетический компромисс с агрессором, тем труднее будет ответить «да».

    В Украине, принужденной к унизительному и несправедливому миру с РФ, рост антилиберальных и антиглобалистских настроений станет неизбежностью.

    Этому тренду не сможет воспрепятствовать даже самое щедрое финансирование послевоенного восстановления: в глазах украинцев оно будет выглядеть уже не проявлением западной солидарности, но попыткой откупиться и заглушить угрызения совести.

    А в нашей коллективной памяти утвердится представление о том, что в 2022-м Украина защищала исключительно себя – но не общие принципы и ценности. Ибо формула «один за всех» работает только в связке с формулой «все за одного».

    Михаил Дубинянский

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.