Україна
  • 2631
  • Catharsis now. Катарсис сегодня

    Сергей Рахманин

    A die
    (С этого дня),
    или
    Furor arma ministrat
    (Ярость движет оружием)

    Война стала обыденной. Но не перестала быть страшной.

    Война в одно мгновение разорвала в кровавые клочья наши планы, мечты, иллюзии. И в один день нас сшила. Суровой нитью прямо через рану, пульсирующую страданием и гневом. Война сшила нас без наркоза. Сшила навсегда.

    Неминуемые будущие прорехи можно будет заштопать. Но попытку раскроить нас ожидает тот же итог, что и путинский блицкриг.

    Три десятка лет мы мучительно искали прообраз национальной идеи. Возможным общим знаменателем служила туманная формула — жить в Украине, которой хочется гордиться. Без условностей и оговорок.

    Сегодня мы гордимся государством, которое пытаются убить. Более месяца. Ежедневно. Жестоко. За непрерывность жизни страны мы продолжаем платить чудовищно высокую цену — оборванными жизнями людей. Нерожденными за возрождение. И не мы выбирали плату.

    Мы выбрали путь — выстоять, чтобы состояться. Состояться как полновесное Государство. Без условностей и оговорок.

    Условный знаменатель превратился в реальное знамя.

    Враг готовил нас к апокалипсису. Мы переживаем катарсис. Процесс очищения и возвышения. Процесс болезненный, мучительный, кровавый. Теряя многое и многих, очищаемся от бесполезного и возвышаемся над вторичным. Война заставляет нас за недели совершать то, что нам не хотелось делать за годы неоцененного мира.

    Мы обретаем смысл. Мы наконец-то понимаем, кто мы.

    Захватчики отправлялись на Киевщину, Черниговщину и Сумщину как на сафари. А превращались в загнанную добычу, отстреливаемую и отлавливаемую по окрестным лесам и болотам местными охотниками.

    Агрессоры рассчитывали, что на Николаевщине все закончится как восемь лет тому в Крыму — стрельбой в воздух и селфи с котиками. Но теперь на памятных фото, сделанных нашими бойцами, красуются их беззубые «Тигры», украшенные ошметками паленой шерсти несостоявшихся хищников.

    Оккупанты верили, что на Харьковщине «освобожденные» будут встречать их цветами. Теперь их танки, бэхи и бэтээры, помеченные огненным цветком смерти, превратились в «коммунальные» гробы для «освободителей».

    24 февраля Украина стала Соборной. Раствор для фундамента единства был замешан на крови погибших уже в первое утро — от Галичины и Волыни до Донбасса и Таврии.

    Война не закончится завтра. Но очевидно, что выиграть ее враг не в силах. Наша победа — вопрос времени и цены. Возможно, страшной.

    Наши прагматичные партнеры пригнулись еще до выстрела. Мы не упали после первых залпов, предательски обрушившихся на наши заставы, аэродромы, арсеналы. На дома, больницы, церкви.

    Страна за день сменила мягкие тапочки, стильные шпильки и растоптанные кроссовки на грубые берцы. И отправилась воевать с врагом и со множеством возникающих проблем. Выигрывая часы и дни для государства, пока плохо смазанные колеса системы с трудом встраивались в узкую колею военного времени. Времени, наконец-то превратившего Страну и Государство в сплав. Очень надеюсь, что не временно.

    Агрессоры окончательно запутались в расчетах, когда Украина падет. Украинцы ведут счет потерям. Своим. Чужим. Скорбный счет павших соплеменников. И методичный счет вражеских «двухсотых».

    Общее внешнее неверие в наши силы эти силы только умножает. Нам не на кого полагаться, кроме себя. Когда грозящая смерть служит единственной альтернативой желанной победы, не верить в победу невозможно. Эта вера делает нашу грядущую победу (все еще непостижимую для большей части остального мира) абсолютно реальной.

    Украинцы ежедневно разбивают чудовищную машину убийства. Изобретательно и неумолимо. Часто весело. И неизменно яростно.

    Кремлевский психопат рассчитывал нас разъединить, но развязанная им война окончательно нас объединила. Он намеревался возрастающей жестокостью подавить нашу волю к сопротивлению. Но каждая новая потеря лишь множит число тех, кто готов рвать зверье зубами.

    Для большинства Украинцев, все происходящее с леденящего утра 24 февраля, превратилось в один долгий, тяжелый день. Когда каждые новые календарные сутки — лишь очередная зарубка на прикладе. Еще одна отметка на окровавленной, испещренной осколками стене. Отделяющей расстрелянный мир от все еще живучей войны. Сегодняшнюю обжигающую боль от завтрашней выстраданной победы.

    После которой наконец начнется новый День.

    Μολών λαβέ
    (Приди и возьми)

    Очевидно, что агрессор ставил на блицкриг.

    Замахиваясь на роль собирателя русских земель, Путин превратился в собирателя русских в земле. В украинской земле. Куда их методично укладывают наши бойцы. Но собрал их здесь именно он. И продолжает собирать. Взамен уничтоженных, искалеченных, плененных, дезертировавших, «самострельщиков». Пока бесноватый не готов сворачивать с дороги, ведущей РФ в ад. «Бабы еще нарожают…» — рецептура «великих» имперских побед остается незатейливо неизменной.

    Наши Вооруженные силы, подразделения теробороны и стихийно созданные отряды ополчения систематически утилизируют технику врага целыми колоннами. Сейчас после смены противником тактики, масштаб его потерь несколько снизился, но нанесение чувствительных ударов по второй армии мира продолжается ежедневно.

    Бронированные монстры с надписями «На Киев!» отправляются по известному всему миру адресу. На икс, игрек и Z боком. Вслед за ними в худший мир следуют целые подразделения «освободителей», чьи зверские методы ведения войны ничем не отличается от нацистских.

    Может именно это имели в виду рашисты, расписывая стены домов и лобовые стекла машин воинственным «Можем повторить!»? Ведь «русский мир» с высоты мечтаний о «Третьем Риме» низвергся до «четвертого рейха». Верю, что он и закончит как рейх третий.

    Нюанс в том, что немецкие нацисты были раздавлены коалицией держав. В составе которой были два крупнейших государства планеты. А с рашистами Украина бьется в одиночку. «Ленд-лиз 2.0» из тонкой струйки превратился в ручеек, но полноводной рекой не стал. Шансы на открытие полновесного «второго фронта» пока выглядят теоретическими.

    Три десятка лет коллективный Запад выступал в роли вегетарианца, с руки кормившего хищника сырым мясом. Теперь он удивляется, как проглядел взращивание людоеда.

    Санкции, запущенные в 2014-м году, должны были стать для путинской России костью в горле, но оказались лишь камешком в ботинке. Слова о вечных ценностях обнулялись при столкновении с нулями утраченных текущих прибылей. Западные компании обходили введенные их странами ограничения и помогали находить лазейки компаниям российским.

    Окончательная утрата Путиным связей с реальностью — прямое следствие западной Realpolitik.

    Вот почему Кремль рассчитывал: даже в случае полномасштабного вторжения коллективный Запад не способен жестко отреагировать в короткие сроки.

    Поэтому рашистам требовалась быстрая и по возможности эффектная победа. Вопрос «Хотят ли русские войны?» стал риторическим навеки. Они ее хотели, они ее получили. Но она не получилась маленькой и победоносной.

    В ходе подготовки к вторжению агрессор допустил несколько очевидных существенных просчетов.

    1. Противник недооценил состояние Вооруженных сил Украины (как боеспособность, так и в первую очередь морально-боевой дух). Формально козыри были на руках у врага — на его стороне были внезапность, преимущество в целом ряде ключевых составляющих — в ракетном вооружении, в авиации, системах ПВО и РЭБ, в военно-морском компоненте.

    На руку агрессору играл и тот факт, что значительная часть боеспособных бригад ВСУ была сконцентрирована в зоне проведения Операции Объединенных сил (Донецкая и Луганская области), где они были сразу подвергнуты массированным обстрелам и атакованы войсками противника. Количество и качество воинских частей, дислоцированных в момент начала войны на остальной территории Украины, с точки зрения российских военных, не выглядели достаточными для полноценного отражения масштабной агрессии.

    С первых минут вторжения враг прицельно и систематически бил по аэродромам, объектам ПВО и РЭБ, арсеналам боеприпасов и складам горючего, местам сосредоточения техники, пунктам управления войсками. Цель — лишить армию ресурсов, необходимых для обеспечения полноценной обороны, вызвать дезорганизацию, хаос и панику.

    Присутствовал и расчет на то, что некоторая часть командного состава ВСУ, включая часть офицеров высшего звена, пойдет на сговор с оккупантами. Вследствие чего значительная часть личного состава воинских частей согласится на добровольную сдачу в плен либо дезертирует из зоны боевых действий. Насколько известно, на соответствующую «работу» с украинскими военными российским спецслужбам была выделена изрядная сумма. Подавляющая часть средств (в лучших традициях небратского народа) была освоена «подрядчиками» и не дошла до потенциальных адресатов. Но даже если бы случилось иначе, едва ли захватчикам это помогло бы.

    Расчет изначально оказался неверен. Армия оказалась стойкой, бойцы — мотивированными, командиры — квалифицированными. Степень патриотизма и уровень морально-боевого духа в разы превосходил ожидаемое врагом.

    2. Враг не слишком высоко судил о жизнеспособности украинских государственных институтов и в первую очередь о мере стойкости первого лица. Президент, вопреки прогнозам кремлевских разведок, не сбежал, не капитулировал, не ударился в панику. Видел его в первые, самые сложные и самые страшные сутки вторжения. Потому могу (пускай и субъективно) судить о высоком уровне самообладания.

    Зеленский оказался настоящим бойцом и показал себя реальным лидером. Месяц с небольшим войны сделал для его становления больше, чем почти три года политических экспериментов. Внутренняя убежденность делает его убедительным вовне. Пойманный драйв умножается привитым войной чувством полной ответственности за происходящее. Это позволяет ему быть максимально эффектным в эмоциях и эффективным в делах. Настолько, насколько позволяют реальная ситуация и запас сил. Если ранее можно было догадываться о наличии у главы государства стержня, то сейчас можно утверждать, что этот стержень проходит процесс успешного закаливания.

    Разговоры о том, кем/каким он будет после войны/победы кажутся несвоевременными. Чтобы добиться победы, стоит отставить в сторону все, что от ее приближения отвлекает.

    Первые лица страны не покинули Киев даже тогда, когда положение столицы выглядело откровенно угрожающим. Премьер и спикер остались на своих привычных рабочих местах. Парламент не прекращает работы над законами и регулярно собирается конституционным большинством на пленарных заседаниях. В являющемся удобной мишенью здании под куполом даже во время воздушных тревог.

    Исполнительная власть не рассыпалась, местное самоуправление не разбежалось. Значительная часть мэров умудряется выполнять критически необходимый набор функций в полностью блокированных населенных пунктах, и зачастую даже в тисках временной оккупации.

    Большинство губернаторов, градоначальников, глав местных рад, провинциальных чиновников и депутатов (включая тех, кого небезосновательно подозревали в русофильстве), активны и мотивированы. Они равняются на президента, они ориентируются на настроение населения. Но, главное, их всех объединяет искреннее и объяснимое неприятие «русского мира» во всей его обнаженной звериной сущности.

    Агрессия внесла коррективы в распределение «свой—чужой». Категорию первых после 24 февраля пополнило немало тех, у кого до войны была репутация токсичных персонажей. Они остались на своих местах и включились в систему противостояния врагу. И это тот самый случай, когда говорить о возможной политической конъюнктуре не приходится. Потому что «Калибр», «Искандер» или «Смерч» перед прилетом не спрашивает, как ты голосовал за «мовний закон», где был во время Майдана, есть ли у тебя недвижимость в Крыму, на какой пост рассчитываешь после победы.

    Особенности военных изменений политического рельефа и последствия этого процесса будем анализировать, когда стихнут сирены и замолкнут орудия. Констатируем очевидное: остался на посту — совершил поступок. Воспримем как данность. Превратившуюся для захватчика в дополнительную проблему.

    3. Главным просчетом агрессора стала недооценка настроений населения. Точнее, глубоко ошибочная оценка. Неизвестно, что именно легло в основу этого фатального промаха. Низкий профессионализм спецслужб? Чрезмерное доверие к мнению «экспертов» — иммигрантов-коллаборантов, опиравшихся на собственные субъективные оценки восьмилетней давности? Нежелание донести до Путина реальное положение вещей? Не суть важно. Важен результат. И этим результатом стал отпор агрессору.

    Вламываясь в города и села, оккупанты оказались не в силах сломить их население. Жители Херсона, Бердянска, Мелитополя, Скадовска, Приморска, Купянска, Энергодара, Троицкого, Новопскова и множества других захваченных, но не порабощенных населенных пунктов, к изумлению орды, не пожелали платить дань смирением. Люди как могли защищали право быть Собой на Своей земле.

    Вопреки расчетам врага, вопреки опасениям отечественных скептиков, украинский Восток с первых дней вторжения стал цитаделью сопротивления.

    И потому зверское уничтожение Мариуполя и методичное стирание с лица земли Харькова — в первую очередь садистская месть обезумевшего маньяка за крушение его извращенных представлений о нас. Об Украине как о государстве-призраке. Об украинцах как о нации предателей.

    Юг и Восток страны, рассматривавшиеся новоявленным фюрером в качестве инкубаторов коллаборационизма, стали крематориями его грез о блицкриге.

    Там, где орки планировали встретить страх и растерянность, они нарвались на ярость и отпор. Сопротивление вместо лояльности, протест вместо поддержки. Толика малая тех, кто пошел на грех предательства, растворилась в мензурке погрешности. Сила духа Украинских граждан оказалась для захватчиков не меньшим препятствием, чем сила оружия Украинской армии.

    Обратная сторона недооценки противника — переоценка своих возможностей.

    В первую очередь Путин переоценил собственные вооруженные силы. Вирус победобесия обернулся пандемией победовзбесия. Культ величия армии прививался такими дозами, что от неумеренных инъекций началось головокружение. Головокружение от несуществующих успехов.

    Рашисты в социальных сетях переиначили свой же популярный мем на агрессивный лад: «В чем правда, брат? Правда в силе». Отрицание множества варварских преступлений превращают в бессмыслицу любой разговор о русском смысле слова «правда». Сгоревшая до гаек, смердящая бронетехника и гниющие на полях трупы («своих не бросаем») доказали бессилие их силы.

    Путинские вояки, по сути, впервые столкнулись с регулярными вооруженными силами, многочисленными, неплохо вооруженными и оснащенными, укомплектованными личным составом с боевым опытом.

    Перед войной, не отрицая возможности широкомасштабного вторжения, я, тем не менее, оценивал ее вероятность как низкую. Исходя из объективных причин. Сил и средств армии РФ хватало для ведения боевых действий, но они не выглядели достаточными для боев со стойко и умело обороняющимся противником. Более того, их точно не хватало для удержания захватываемых территорий. И, главное, группировке, сконцентрированной у наших границ, вполне очевидно не хватало ресурсов, необходимых для ведения сколько-нибудь продолжительной войны. Получаемая информация свидетельствовала о наличии значительного количества вооружения и техники. Но отсутствовали необходимые для обеспечения группировки столь же внушительные запасы боеприпасов, топлива и продовольствия. Кроме того, согласно имевшимся данным, российские батальонно-тактические группы были укомплектованы военнослужащими не просто из разных воинских частей, а из разных округов. Причем часть этих БТГр была сформирована непосредственно перед войной. Такой подход не мог не отразиться на боеспособности этих соединений.

    При таких раскладах вторжение могло быть успешным только в том случае, если армия противника разбежится после первого же удара, а местная власть и население сразу и массово пойдут на сотрудничество. Лично мне это казалось бредом. Путину, как выяснилось, нет. И, как оказалось, большинству наших западных партнеров тоже.

    В итоге уже к концу первой недели у отдельных частей и подразделений агрессора обнаружились проблемы с топливом, боекомплектом и продовольствием. А концу второй у многих они превратились в проблемы критические. И по украинским дорогам потянулись колонны машин со снарядами, патронами, бензином, соляркой и провиантом, становясь целями для нашей артиллерии и авиации.

    Ошарашенные «теплым приемом» украинского населения агрессоры только сейчас озаботились установлением полновесного оккупационного режима на захваченных территориях, в первую очередь в Херсонской и Запорожской областях. Формируются бригады из военных полицейских, росгвардейцев, контрразведчиков, оперов, прокуроров, чиновников. Требуются дополнительные людские ресурсы для несения службы на блокпостах, патрулирования улиц, охраны объектов, для борьбы с подпольем, для разгона массовых акций и т.д. Учитывая тот факт, что резервы необходимы и для подпитки группировки, ведущей боевые действия, государству-захватчику придется сильно поднапрячься. Тем более что страстно желающих ехать в «командировку» в стреляющую Украину в России с каждым днем все меньше. Невзирая на все еще массовую поддержку населением империи захватнической войны.

    Delictum omissionis
    (Преступление бездействием)

    Народ-«богоносец», выносивший царя-дьявола, заслуживает отдельного упоминания.

    Руководитель делегации РФ на переговорах с Украиной Владимир Мединский до войны широкой украинской публике был известен разве что как автор экзотического «открытия». Лет десять тому тогдашний министр культуры РФ утверждал, что у русского народа «имеется одна лишняя хромосома».

    Месяц войны лично меня, не слишком сведущего в генетике, убедил, что русскому народу, вероятнее всего, одной хромосомы недостает. Той, что должна отвечать за Достоинство. Не за лакейский пафос, не за лубочный патриотизм, не за надувное величие. За умение держать спину ровной, за способность совершать поступки.

    Наиболее высокоточным оружием в России оказался телевизор. Средство массового поражения мозгов превратило соседнюю нацию в скопище безмолвных рабов. Отправляющих на убой сыновей и благодарящих убийцу за это.

    Семьсот лет тому великий Данте остроумно описал возможное обустройство загробного мира. По его версии, безропотные соглашатели после смерти не заслуживают не только рая, но и пекла. Прожившие овечью жизнь малодушные кивалы обречены вечно мучиться еще перед первым кругом ада. Обнаженные, до крови искусанные насекомыми, они с дикими криками от нестерпимой боли огромной толпой бегают по кругу, искупая бесполезное существование. Страдая даже не за грехи, а за жалкое потакание злу и рабскую неспособность творить добро.

    Подозреваю, в этой части внеземного пространства в ближайшее время будет знатная давка. Намного превосходящая современные российские очереди за сахаром. Толпа существ, отвергнутых Небом и презираемых преисподней, будет ежегодно неумолимо пополняться десятками миллионов российских обывателей. Чья рабская покорность позволила бойне начаться, чье холопское поддакивание позволяет ей продолжаться.

    Современный русский «бунт» против жестокой неправедной войны прогнозируемый. Бессмысленный и беспомощный. Преимущественно он выражается в:

    — либеральных постах, где возведенные «крепости» красивых слов просто скрывают уродливый крепостнический страх;

    — нечастых митингах, больше похожих на ивент-тусовки, чем на акции протеста;

    — банальном бегстве из страны, которую покинули не только МакДональдс, Луи Виттон и Лига чемпионов, но и здравый смысл. И большинство бежит не из-за наличия чувства вины, а из-за отсутствия айфонов и гамбургеров.

    Число россиян, отважившихся на какую-то форму протеста, жалко. Как жалок в подавляющем большинстве и накал их возмущения.

    После 24 февраля тема о «братских народах», тем более об «одном народе», закрыта навсегда. Сегодня разница между ними и нами, очевидная любому в Украине, становится очевидной остальному миру и могла бы стать очевидной в России. Но у них там что-то явно не так с хромосомами.

    Они не каются. Не каются позеленевшие от страха пленные контрактники, накануне вторжения обещавшие (соцсети не горят) друзьям и подругам «мочить укропов», а теперь испуганно лепечущие «не знаю, ехал на учения, ни в кого ни разу». Не скорбят сбитые убийцы-летчики, заученно повторяющие «работал с больших высот, по координатам». Не бомбил жилые кварталы, а «работал». Не убил мирного жителя, а «применил оружие». Они выдавливают из себя казенные извинения, потому что им страшно. Не вижу в их глазах стыда. Они корят себя не за содеянное, а за то, что попались.

    Не каются их жены и матери. Телефонные разговоры, перехваченные нашими, доказывают это с убийственной очевидностью. Их не возмущают рассказы мужей и сыновей о преступлениях рашистов, в абсолютном большинстве случаев максимальная эмоция — удивление, как правило, равнодушное. Они поощряют мародерство. Они сами призывают к убийству — «е…ашь их всех», «не жалей никого, они там все бендеры», «стреляй во всех подряд, мирный-не мирный, главное, живой вернись».

    Один народ? Братский народ? Сочувствие? Сострадание? Возмущение?

    Они просто не относятся к нам, как к людям. Они отказывают нам в праве быть людьми. И потому многочисленные зверские убийства мирного населения — не только попытка запугать, не просто гнусная месть за военные поражения. Это объективное следствие того, во что превратилась Россия — страна, сама расчеловечившая себя.

    Мы не успели возвести между двумя государствами надежную стену. Теперь между нами пропасть. На дне которой будут покоиться тысячи окровавленных «георгиевских» ленточек, перед вторжением гордо повязанных на каски и рукава будущих «двухсотых». Черно-оранжевая тряпка теперь всегда будет восприниматься как знак смерти, как клеймо убийцы. Даже теми в Украине, кто еще совсем недавно искренне считал ее безобидным ностальгическим символом.
    • нет
    • 0
    • +14

    23 комментария

    avatar
    Ребята сейчас на Донбассе. Орки реально прут просто в лоб — в той же Попасной, Марьинке, Угледаре и других городах. Об этом раньше сообщали, как наши, так и со стороны врага, в частности об этом постоянно говорит Гиркин, но теперь у меня есть свидетельства от людей на местах, многое становится ясным.

    В лобовые атаки посылают силой мобилизованных жителей ОРДЛО. Почему так происходит? Объяснение тут может быть только одно.

    На оперативном уровне — наступление это сложный вид боя, и он намного сложнее, скажем, изматывания. Наступление требует хорошей слаженности, четко работающей связи и максимальной координации. Это разноуровневое продвижение ваших сил с целью охвата и огневого контроля, а затем и штурма цели атаки.

    Перекрестный огонь по своим, или пресловутый Friendly Fire, — явление очень частое во время наступления. Потеря связи между подразделениями из той же кассы. Чем хуже ваша подготовка, чем хуже навыки солдат, чем меньше у них мотивации, тем больше шансов таких вот явлений.

    Мобилизованные силой бедолаги имеют вообще никакой опыт и никакую мотивацию. Вы не сможете провести с такими вояками такие сложные маневры, как охват или огневой контроль, заманивание в огневые мешки и т.д.

    Более того, они еще и оснащены не то чтобы остаточным образом, а словно из середины прошлого века. Стальные каски, винтовки Мосина (тут вообще без комментариев).

    Именно поэтому у российского командования, стоящего над боевиками ОРДЛО, остается только один вариант — банальное «иди вперед — видишь врага? Стреляй! Не видишь? Не стреляй». Противостоят им кадровые воины регулярных бригад ВСУ с опытом и мотивацией. Исход таких атак более чем предсказуем.

    Никаким иным образом с этим человеческим материалом возможностей воевать у российского командования на этом направлении нет. А значит, это безумие будет продолжаться.

    К слову о мобилизованных. Нужно понимать, что при объявлении мобилизации в РФ (что кажется мне крайне маловероятным) уровень мобилизованных бойцов ВС РФ будет точно такой же, если вообще не хуже.
    +1
    avatar
    Поскольку…

    такое явление как «обсуждение подробностей штурма Мариуполя теми, кто в нём не участвует» становится весьма распространённой формой досуга у энторнет-военов во всех уголках Интернета, и дотягиваться до каждого такого уголка я заебусь, хочется передать вам, дорогие мои многолетние неоспоримые победители хохлов в виртуальных баталиях, некоторые тонкости происходящего, описанные человеком, который в штурме участвовал и сейчас с очередными ранениями находится на излечении.

    Некоторое представление о происходящем даёт вот этот пост Ходаковского в ТГ:

    Мы заступили на участок, когда Девятый полк пробил нам дорогу. Первый батальон полка дошёл до черты Мариуполя и кончился — дальше действовать начали мы. Остатки костяка первого батальона ещё воевали вдоль окраины, но на сегодня, можно сказать, выбыли и они. Командовал этими героическими парнями скромный замкомбата, в прошлом шахтёр, с позывным Гроз. Теперь там остались, в основном, мобилизованные резервисты…

    Человек, который поделился со мной реалиями этого штурма, воевал на другом участке, не в 9-м полку, но и там тоже батальоны «сточились» до неполных рот ещё на окраинах. Я не уверен, что военкору Сладкову когда-нибудь станет стыдно за то, как он рассказывал о том, что «мало войск — это хорошо», что «город берут не числом, а умением», «на Грозный это совсем не похоже» и за прочую ахинею, которую он нёс в своём телеграме. Равно как не станет стыдно и всякой другой сволочи, старательно покрывающей тех тварей, у которых по бумагам всё было отлично все эти годы, а как воевать — так тупо гонят людей на убой, лишь бы сохранить тёплые места и генеральские погоны. Ровно как в истории с Шурыгиным и Дебалью семь лет назад. Ну нету там стыда. Или изначально отсутствует конструктивно, или демонтирован за ненадобностью.

    Начинается изложенный мне человеком эпизод с того, что роту, с которой он воевал, «сточившуюся» менее чем до взвода, превращают обратно даже не в роту, а, формально, в очень усиленную роту тем, что разбавляют резервистами. И… делят на несколько отрядов так, что в каждом на пяток хоть сколько-нибудь опытных бойцов приходится по несколько десятков резервистов. И бросают получившиеся группы по нескольким улицам вперёд, дальше «зачищать» частный сектор.

    Столь выдающееся организационное решение приводит к тому, что боеспособное ядро размывается, и более-менее опытные бойцы вынуждены больше следить за совершенно дезориентированными и неопытными резервистами, нежели заниматься выполнением боевой задачи. Правда, наличие хоть сколько-нибудь опытных людей в группе, приводит к тому, что она не гибнет прямо сразу — выдвинувшись вперёд по улице, люди залегают по обочинам, ожидая, пока будет найден проход вперёд дворами. Потому что уже учёные, на крови учёные, что идти надо дворами. Поскольку это уже не самые бедные пригороды, дворами частного сектора проходить сложно. Здесь уже не хиленькие заборчики из штакетника или рабицы, тут профнастил на прочных столбах и тому подобное. Разумеется, люди для проделывания проходов ни чем не оснащены, так что процесс затягивается. В этот момент на сцене появляется контратакующий противник.

    Насколько я понимаю, никто из планировщиков операции как-то не задумался о том, что Мариуполь — не просто какой-то город, а крупнейший логистический хаб южного крыла группировки ВСУ на Донбассе, и там, даже если кольцо вокруг него замкнуть очень быстро, окажется достаточно запасов топлива и боеприпасов для длительной обороны, плюс там же окажется достаточно вполне боеспособной украинской боевой техники, которую окружённые используют с умом, максимально эффективно.

    Так вот, эта техника до сих пор есть, причём как танки, БТРы и БМП, выкатывающиеся на прямую наводку, так и самоходки, которые противник умело прячет в промзоне. Выкатились, отстрелялись с закрытых огневых позиций по переданным артразведкой координатам, спрятались обратно.

    В данном случае, который мне описал человек, их наступавшие группы контратаковали ВСУшные морпехи при поддержке пары БТР-4 с 30-мм автоматическими пушками, огнём которых они с дистанции в нескольких сот метров прижали бойцов к земле. На до ли отвечать на глупый вопрос «А где же была техника с нашей стороны?». Она была. Сколько-то её было, когда рота ещё была ротой, но к этому моменту уже не осталось.

    Было ли у группы противотанковое оружие, из которого можно было поразить БТР? Формально — было. Реально же резервист, назначенный на должность «гранатомётчик», чуть ли не впервые видел выданный ему РПГ-7, так что бойцы оказались против 30-мм автоматической пушки украинского БТРа беспомощны. И ВСУшники бы их просто перебили. Спасло то, что, благодаря волонтёрам, в частности Евгению «Прапору» Скрипнику, у ребят были хоть какие-то портативные рации. Спасло то, что была карта у офицера, он умел ею пользоваться и у него получилось вызывать огонь артиллерии на перекресток, на который выкатились ВСУшники. И под прикрытием артогня получилось отступить. Ходили слухи, что один БТР вроде как даже подбили.

    В общем, реальность передаёт горячий привет всем тем, кто смеялся над учениями украинской теробороны с деревянными автоматами. Резервисты с нашей стороны идут в бой, и не просто в бой, а в городской штурм вообще без периода «деревянных автоматов», без полноценного обучения. И ситуация отличается от «срочников в Грозном» только тем, что «срочник» в этот раз может оказаться 50-летним дядькой, для которого вся эта физкультура — запредельная нагрузка, которую он не вывозит.
    0
    avatar
    В принципе весь расклад Жириновский дал еще в 2014 году.Более того он указал как будет действовать армия в условиях 2022 года.То есть проговорил общее стратегическое направление на захват Одессы.Конечно Жириновский не по своему вдохновению говорил, но как результат общения с военными, фсб-шниками, с теми людьми которые оставаясь в тени направляют общую стратегию России.И конечно находясь в атмосфере имперскости сам был ею заражен, что конечно было фатальной ошибкой, его смерть символически подтвердила.Очень интересно, послушайте.
    0
    avatar
    Всегда считал, что даже в момент развала страны СССР уже существовали планы покорения и присоединения Украины, тут даже Путин в общем не виноват, поскольку следовал какой то единой стратегической концепции созданной еще до него.Другое дело, что эта концепция опиралась на приватизацию России узким кругом лиц, и военную доктрину о разделе мира на сферы влияния, частью которой являлась Украина и все бывшие республики СССР как программа минимум и овладение миром как максимумом.Ошибка случилась в том, что эти планы опирались на мировоззрение текущего момента в представлении человека 20 века, без учета динамики развития цивилизации в целом.То есть в момент развала СССР еще существовала возможность покорения Украины, но этому не придавали должного внимания, сосредоточившись на покорении сырьевых рынков Запада и потеряли время.Теперь запоздалая война с Украиной и фактически геноцидом украинского народа обернулась отказом Запада быть потребителями сырьевых ресурсов, что вполне закономерно и логично.
    0
    avatar
    Да, эти планы существовали с 1991 года. Да, Россия могла взять Украину голыми руками или лаской (большинство населения в Украине к РФ относилось хорошо), но тогда это была бы не Россия.
    0
    avatar
    Наиболее высокоточным оружием в России оказался телевизор.
    В Беларуси тоже телевизор, однако такого дебилизма нету.
    +1
    avatar
    В РБ двойной телевизор: сначала они смотрят новости из Москвы, потом из Минска
    +1
    avatar
    сначала они смотрят новости из Москвы, потом из Минска

    Наши новости ща стали ещё хуже российских. После 20 года.
    0
    avatar
    у нас в тв после 20 русики заправляют, белтв нет, есть филиал ртр
    0
    avatar
    :) у нас и свой брылльянт есть — Азарёнок.
    0
    avatar
    У нас ваще ТВ на гениев богато. Помните такой был Зимовский



    Окончил три курса Львовского высшего военно-политического училища.

    Так шта палец в рот ему не клади…

    И вот такая ещё жемчужина



    Инга Хрущёва…
    0
    avatar
    зимовского помню, бабу нет
    я и до крымнаша теликом не увлекался, а после так и совсем не смотрю
    +1
    avatar
    Хрущева раскаялась типа
    0
    avatar
    «Рыбий глаз» ещё тот ушлёпок.
    +2
    avatar
    Ишо Козиятко, медийный тяжеловес тяжеловоз
    0
    avatar
    белтв нет

    А оно было?
    0
    avatar
    немного, но было
    0
    avatar
    немного, но было

    Калыханка?
    0
    avatar
    Transsiberian marauder express


    Эстонские активисты сделали интерактивную карту с паспортными данными российских военных, действовавших в Буче.
    0
    avatar
    Очередное нашествие Орды.
    +1
    avatar
    тоджики?
    хотя чему удивлятся

    все вот эти дикие кадры с мародерством становяться понятны, глядя на эту карту, нету масквачей и питер одна точка, а так ебеня
    из перехватов разговоров орков с родными видно что их шокировали украинские деревни с асфальтом и освещением
    это же какая нищета в этих ебенях?
    +3
    avatar
    это же какая нищета в этих ебенях?

    После опубликованной записи разговора о смародёренных кроссовках и футболках я тоже об этом думаю. Если у них маек в доме нет, то уж и не представляю, что там вообще есть. И зачем им награбленное иностранное добро если они патриотично приветствуют импортозамещение?

    видно что их шокировали украинские деревни с асфальтом и освещением

    0
    avatar
    Ебашце, браты-украінцы, рашысZкую пачвару.
    Напрамак — на лацінскія «х», «у» і «z» павярнутае. Нахуй, наўпрост.

    Няма слоў. Няма аніякіх магчымасцей «паўспульдзельнічать». Пры тым што па жыцці ніколі не абмяжоўваў сябе ў магчымасці патрындзець, пакрасавацца ды «яскрава» адмежавацца.

    З вашага пункту гледжання я, як грамадзянін дзяржавы-суўдзельніцы — паскуда тая ж, што і z-арда.

    Нам, беларусам (прабачце, супляменнікі, за абагульненне) з гэтым усведамленнем жыць.
    Немалы час.

    Бляць.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.