Россия
  • 910
  • «Сбросьте перчатки уже сейчас!» Американский генерал-лейтенант призывает США начать сражаться в полную силу

    tyzhden.ua/Politics/255780
    Сейчас существует окно возможностей, чтобы быстро победить Россию, но этот случай быстротечен

    Разговор, расшифровка которого опубликована здесь, состоялась 26 сентября в эфире ютуб-шоу GoodFellows. Это еженедельная программа, основанная Hoover Institution – американским консервативным аналитическим центром, который сейчас возглавляет Кондолиза Райс, экс-секретарь Госдепа США. Проект достаточно стандартный – трое экспертов обсуждают ключевые события недели. За исключением, что экспертами являются известный историк Нил Фергюсон, генерал-лейтенант сухопутных войск США Герберт Реймонд Макмастер, который был советником по нацбезопасности президента Дональда Трампа в начале его правления, и специалист по макроэкономике Джон Кокрейн. Разговор состоялся по вопросу путинских угроз ядерным оружием и ситуации на полях боев в Украине. Все трое участников (что в этом шоу бывает достаточно редко) приходят к согласию, что сейчас существует возможность окончательно победить Россию и ею нужно воспользоваться. Разговор фиксирует определенное изменение в оценке ситуации, по крайней мере, в академических кругах на Западе и поэтому мы решили опубликовать ее перевод. Главный призыв спикеров – не упустить момент (в том же духе высказываются и в британских аналитических центрах ).

    Нил Фергюсон (НФ): Угроза Путина, которую он высказывал не раз, что он может применить тактическое ядерное оружие, по моему мнению, все же блеф. Или, по крайней мере, не блеф, но его умерят от этого, как заявил президент Зеленский («Я думаю, что мир сдерживает его и сдерживает эту угрозу. Мы должны продолжать оказывать на него давление и не позволять ему продолжать», – заявил Владимир Зеленский в интерв. CBS, – Ред. ). Я думаю, что это верный анализ. На выходник этот вопрос задали Джейку Салливану (советнику президента США по нацбезопасности – Ред.). Он конечно не рассказал в деталях, что будут делать США, но я понял это так, что США не ответят ядерным оружием, но [дадут] масштабное конвенционное. Возможно, кроме этого, еще какую-то (Салливан заявил, что применение ядерного оружия против Украины будет иметь «катастрофические последствия» для России, – Ред. ). Ответ может быть совершенно разрушительным. Именно поэтому я думаю, что Путин не рискнет использовать ядерное оружие. Я даже не понимаю, какую пользу ему это принесет на этом этапе войны.

    Герберт Реймонд Макмастер (ГРМ): Да, от послал очень сильное сообщение в эфире «Face the nation» (политическая программа на CBS, – Ред. ) в воскресенье, отметив, что это будет «катастрофически» для России. У президента Байдена есть разные неядерные варианты, катастрофические для России. Мы об этом уже говорили несколько месяцев назад, и я тогда заметил, что Путину следует донести: если ты используешь ядерное оружие, то это оружие суицида. И мы могли бы убедиться, что это так, не прибегая к ядерному ответу, если задуматься о настоящей России и о том, насколько уязвимы ее активы и интересы.

    К примеру, посмотрите на Приднестровье, где есть российские силы, создающие угрозу Молдове. Они изолированы. Взгляните на Черноморский флот. Потребуется около 20 минут, чтобы покончить с ним. Что с Латакией и позициями в Сирии? Что с ситуацией в Беларуси? Я имею в виду масштаб, вы можете представить количество проблем, которые мы способны создать России прямо сейчас, когда они перенапряжены и истощены в Украине? Я замечал часто, и мы говорили об этом. Человек, который должен бояться прямой эскалации из-за войны в Украине больше, чем кто-либо в мире – это Владимир Путин.

    Джон Кокрейн (ДК): Хочу добавить к этой теме кое-что другое. Я согласен, что это блеф по нескольким причинам. Заметьте, что Путин уже не делает некоторые вещи, на которые способен. Он закрыл газопровод, мы должны в определенной степени доверять пропаганде, которая говорит, что он сделал это, потому что не получил запчасти для ремонта из-за санкций. Есть второй газопровод, который идет через Украину в Европу и газ спокойно поступает через него, несмотря на идею использования газа в качестве оружия. Он не затрагивает места, где НАТО тренирует украинских бойцов. Он очень осторожен с этим. Он мог направить ракеты на польские базы. То есть, он не делает сейчас вещей, на которые способен. Тактическое ядерное оружие произведет большой взрыв на малой площади. Она непригодна как террористическое оружие. Будьте откровенны, прямо сейчас Путин проигрывает на поле боя и он пытается сделать то же, что Германия во время бомбежек Лондона, а авиация США – с самой Германией во времена Второй мировой. Речь идет о терроре против гражданских, чтобы они перестали поддерживать режим. И, как мы знаем из истории, это никогда не срабатывает. Тактическое ядерное оружие очень плохо для этого. Она бессмысленна с военной точки зрения, ведь нет большой концентрации украинских войск в одном месте. Она не уничтожит весь город. И это будет Перл-Гарбор (бомбардировка японской авиацией базы флота США 7 декабря 1941 года, после которого до этого нейтральные Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну). Она не уничтожит весь город. И это будет Перл-Гарбор (бомбардировка японской авиацией базы флота США 7 декабря 1941 года, после которого до этого нейтральные Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну). Она не уничтожит весь город. И это будет Перл-Гарбор (бомбардировка японской авиацией базы флота США 7 декабря 1941 года, после которого до этого нейтральные Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну).Ред. ). Это совершенно ясно нам всем.

    Даже бесполезное применение тактического ядерного оружия станет «сбросом перчаток» (американский фразеологизм, означающий «начать сражаться в полную силу») – Ред.). И мы должны благодарить, что ситуация намного лучше, чем в начале Первой и Второй мировых войн. На мой взгляд, совершенно ясно, где сейчас русская армия. И если США и НАТО «сбросят перчатки», то эта война может завершиться через три дня. То есть давайте дадим Украине ПВО, давайте пустим самолеты НАТО в ее небо, если бы мы хотели, мы бы докатились до Москвы через неделю. Потрясающее преимущество НАТО в конвенционных силах. Я думаю, что это факты и ответ [должно быть] нет, мы не будем убивать миллионы россиян стратегическим ядерным оружием, но мы на самом деле начнем сражаться в этой войне и она завершится очень быстро. И это отличная ситуация по сравнению с двумя мировыми войнами. Это должно закончиться поражением Путина. Как он проиграет, с «дворцовым переворотом» или без него – интересный вопрос.

    НФ: Хотя сейчас мы даем украинцам достаточно оружия и финансов, чтобы не дать им проиграть войну, не думаю, что даем им достаточно, чтобы ее выиграть. Есть окно возможностей прямо сейчас. Оно не остается открытым постоянно. Это окно возможностей существует, потому что русская армия страдает очень тяжелыми потерями, она очевидно деморализована. Если бы у Украины было оружие, его наступательные операции почти наверняка стали бы успешными. Из-за отсутствия относительно медленное продвижение на Юге. У россиян до сих пор ощутимо преимущество в артиллерии. И когда я смотрю на ситуацию, я много об этом размышлял на выходных, то это, скорее, неудовлетворительное положение дел, когда Украина храбро отталкивает россиян назад, но не может окончательно выбросить их с Юга, потому что мы недостаточно их вооружили. В то же время украинская экономика очень слаба и они не получают достаточно финансовой помощи, в частности, от ЕС.

    Поэтому я немного волнуюсь, где мы можем оказаться через несколько месяцев. Путину понадобится много месяцев, чтобы рекрутировать новые армии и натренировать бойцов, чтобы сделать ощутимое перевооружение сил вторжения, но я не уверен, что мы делаем достаточно, чтобы использовать эту возможность, чтобы дать Украине нанести решающее поражение России, в частности, на юге страны. Эйч-аре (обращается к Макмастеру, – Ред. ), им нужны танки?

    ГРМ: Я не могу с чем-то согласиться больше, чем с этим. Вы же знаете: нет проблемы, которую невозможно решить, имея танк. Конечно, есть перечень возможностей, которые им нужны. В частности, мобильные защищенные системы ведения огня (речь идет о разновидностях БМП с огневой способностью – Ред.) и способность передвигать пехоту под защитой брони. Это применяется под Херсоном, как ты упомянул, но даже больше на Севере, где будет больше возможности маневрировать, особенно когда земля замерзнет. Это создаст возможность проникать в ряды обороны, потому что это очень большая территория. Россияне просто не могут обороняться всюду. Если прорвать оборону, то нужно обладать способностью поддержать наступление, удержать добытое и это требует создания дополнительных украинских сил. И сейчас мы начинаем видеть (но мы призывали к этому в марте) системы ПВО средней дальности (я как-то упоминал о французских и итальянских системах). Но сейчас Украина наконец-то получила это ПВО, благодаря совместной программе Норвегии и США. И это будет существенно и важно, особенно учитывая, что Россия усиливается иранскими дронами. Поэтому битва за воздух до сих пор держит. И преимущество в воздухе важно для наступления, потому что маневровые подразделения, сконцентрированные для атаки, уязвимы перед огнем из воздуха и артиллерии. Чрезвычайно важна сейчас способность вести разведку на дальнем расстоянии долгое время. Я говорю оMQ-9 Reaper или Grey Eagle. Да, Grey Eagle отличные, но как насчет MQ-9? Вот что произойдет, если дать возможность этим беспилотникам вести наблюдение в пределах украинского воздушного пространства и видеть Черное море за Крымом? А если совместить это с разными версиями ATACMS, особенно дальнобойными?

    В общем вот что я имею в виду: сбросьте перчатки уже сейчас! Ты прав, Нил. Это быстротекущее окно возможностей и я отвергаю общепринятое мнение, что чем успешнее Украина, тем более опасна ситуация. Самая опасная ситуация будет, если Россия сможет провозгласить что-то типа победы и нашу волю прогнуть. Я не вижу, что это происходит, у меня хорошее предчувствие, но ты прав: пора прекратить прислушиваться к нашим страхам и предоставить украинцам достаточно, чтобы выиграть эту битву. Имею в виду, по меньшей мере, забрать территорию, потерянную после 24 февраля и договариваться о мире на выгодных условиях.

    1 комментарий

    avatar
    я думаю, что Путин не рискнет использовать ядерное оружие. Я даже не понимаю, какую пользу ему это принесет на этом этапе войны.

    А то у москалей вообще хоть в чём-то есть смысл. У нас по радио тоже всё время пытаются строить здоровые логические прогнозы в отношении русских. Наивные люди.

    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.