Россия
  • 2223
  • Тимоти Снайдер: "Мы должны это сказать. Россия – фашист".

    Ссылки на первоисточник: www.nytimes.com/2022/05/19/opinion/russia-fascism-ukraine-putin.html?searchResultPosition=3

    Фашизм никогда не был повержен как идея.

    Культ иррациональности и насилия тщетно пытаться остановить цивилизованными аргументами: в свое время имидж сильной нацистской Германии стал соблазном не только для европейцев, но и для многих еще по разным уголкам планеты. Фашизм потерпел поражение только на полях сражений Второй мировой войны. Теперь он вернулся, и на этот раз страной, ведущей фашистскую разрушительную войну, Россия. Если Россия победит, это воодушевит фашистов по всему миру.

    Мы ошибаемся, ограничивая наши страхи перед фашизмом определенными стереотипными образами Гитлера и Холокоста. Фашизм был итальянским по происхождению, популярным в Румынии, где фашистами были православные христиане, мечтавшие об очищении насилием, и имел поклонников во всей Европе (и Америке). Во всех его разновидностях речь шла о торжестве воли над разумом.

    Существует много споров по поводу определений этого явления. Люди расходятся, часто резко, по поводу того, что такое фашизм. Но сегодняшняя Россия соответствует большинству критериев, обычно применяемых учеными:

    есть культ вокруг личности единственного лидера Владимира Путина;
    есть «культ мертвых», простирающийся со времен Второй мировой войны;
    есть также миф о прошлом золотом веке имперского величия, который должен быть восстановлен войной исцеляющего насилия — убийственной войной против Украины.
    Украина уже не в первый раз становится объектом фашистской войны. Завоевание страны было главной целью войны Гитлера в 1941 году. Гитлер считал, что Советский Союз, тогда правивший Украиной, был еврейским государством: он планировал заменить Советскую власть своей собственной и претендовать на плодородную сельскохозяйственную почву Украины. Советский Союз утомился бы голодом, а Германия стала бы империей. Он представлял, что это будет легко, потому что Советский Союз, по его мнению, был искусственным произведением, а украинцы – колониальным народом.

    Сходство с войной Путина поражает. Кремль определяет Украину как искусственное государство, еврейский президент которого доказывает, что оно не может быть настоящим. Считается, что после ликвидации малочисленной элиты народные массы с радостью примут русское господство.

    Сегодня именно Россия отказывает миру в украинской еде, угрожая глобальным голодом к югу от Европы.

    Многие колеблются, можно ли считать сегодняшнюю Россию фашистской, ведь еще сталинский Советский Союз определил себя «антифашистским». Однако эксплуатация Союзом этого имиджа только еще больше запутала определение. С помощью американских, британских и других союзников, Советский Союз победил нацистскую Германию и ее союзников в 1945 году. Однако до войны его «антифашизм» был, мягко говоря, непоследовательным.

    До прихода Гитлера к власти в 1933 году Советский Союз относился к фашистам лишь как к одной из разновидностей «капиталистического» врага. Коммунистические партии Европы вообще по определению должны были относиться ко всем остальным партиям как к врагу. Эта политика фактически способствовала восхождению Гитлера: хотя коммунисты численно превалировали нацистов, в Германии они не захотели сотрудничать с социалистами. После провала Сталин пытался корректировать политику, требуя от европейских коммунистических партий создать коалиции для блокирования фашистов.

    Хотя и это продолжалось недолго. В 1939 году Советский Союз присоединился к нацистской Германии как фактический союзник, и оба государства вместе вторглись в Польшу. Нацистские речи перепечатывались в советской печати, а нацистские офицеры увлекались советской эффективностью массовых депортаций. Но сегодня россияне этот факт умалчивают, потому что законы памяти делают это сотрудничество преступлением.

    Вторая мировая война стала элементом исторического мифа господина Путина о невиновности и утраченном величии России: теперь только Россия имеет монопольное право определять жертв и победу. Тот факт, что Сталин собственно и повлек за собой Вторую мировую войну, вступив в союз с Гитлером, фактически запрещен к исследованиям и обсуждениям.

    Гибкость Сталина по поводу фашизма является ключом к пониманию сегодняшней России. При Сталине отношение к фашизму сначала было безразличным, потом отрицательным, потом все стало хорошо, пока Гитлер не изменил Сталину и Германия не вторглась в Советский Союз: опять стало «плохо».

    Но никто никогда не определил само понятие фашизма.

    Этот термин как бы стал оберткой, в которую можно завернуть то, что выгодно. На показательных процессах коммунистов уничтожали как «фашистов». Во время «холодной войны» американцы и британцы тоже стали «фашистами».

    И «антифашизм» не помешал Сталину атаковать евреев во время последней этнической чистки при его правлении, а также его преемникам сегодня смешивать Израиль с нацистской Германией.

    Советский антифашизм, иными словами, был политикой разделения на «свой/чужой». Это не противодействие фашизму, ведь именно фашистская политика начинается, как говорил нацистский мыслитель Карл Шмидт, с определения врага. Поскольку советский «антифашизм» означал лишь предназначение врага, он обеспечил настоящемуфашизма – обходной маневр, с помощью которого тот смог вернуться в Россию.

    В России 21 века «антифашизм» просто стал правом русского фаворита назначать государственных противников. Настоящим русским фашистам, таким как Александр Дугин и Александр Проханов, уделяли время в СМИ, а Путин опирается на творчество русского фашиста Ивана Ильина. Для президента «фашист» или «нацист» — просто тот, кто противостоит ему или его плану уничтожения Украины. Украинцы – «нацисты», потому что не признают, что они русские, и сопротивляются.

    Путешественнику во времени с 1930-х годов не составит труда определить режим Путина как фашистский. Символ Z, митинги, пропаганда, война как очищающий акт насилия и котлован смерти вокруг украинских городов – это все понятно. Война против Украины – это не только возвращение к традиционному фашистскому полю битвы, но и возвращение к традиционному фашистскому языку и практике. Остальные люди там для колонизации. Россия невинна из-за своего давнего прошлого. Существование Украины – это международный сговор, а война – только вынужденный ответ на сговор.

    Поскольку Путин говорит о фашистах как о враге, нам может быть трудно понять, что именно он действительно фашист. Но в войне России с Украиной «нацист» просто означает «враг-нечеловек» — кто-то, кого россиянам разрешено убить. Язык вражды, направленный против украинцев, облегчает их убийство, как мы видим в Буче, Мариуполе и во всех частях Украины, которые были под российской оккупацией. Братские могилы – это не какой-нибудь несчастный случай войны, а ожидаемое следствие фашистской войны на разрушение.

    Фашисты, которые называют других людей «фашистами», это фашизм, доведенный до своей нелогической крайности как культ неразумности. Это последняя капля, на которой язык вражды переворачивает реальность, а пропаганда становится прямым требованием действия. Это апогей победы воли над мыслью. Называть других фашистами, сам являясь фашистом, является основной путинистской практикой. Джейсон Стэнли, американский философ, называет это «взрывной пропагандой». Я назвал это «шизофашизмом». У украинцев самая элегантная формулировка. Они называют это «Рашизмом».

    Сегодня мы понимаем о фашизме больше, чем в 30-х годах. Теперь мы знаем, куда это привело. Мы должны признать реальность этого фашизма, потому что тогда мы знаем, с чем имеем дело. Но распознать это не значит упразднить. Фашизм — это не дискуссионная позиция, а вытекающий из вымысла культ воли. Речь идет о мистике человека, который «исцеляет» мир насилием, и это «исцеление» будет поддерживаться пропагандой до конца. Этот процесс можно отменить только демонстрацией слабости лидера. Фашистского лидера нужно победить, а это значит, что выступающие против фашизма должны сделать все необходимое, чтобы победить его. Только тогда мифы рушатся.

    Как и в 1930-х годах, демократия по всему миру отступает, и фашисты начали войну со своими соседями. Если Россия победит в Украине, это не просто уничтожение демократии силой, хотя это само по себе плохо. Это будет деморализация демократий во всем мире. Еще до войны друзья России – Марин Ле Пен, Виктор Орбан, Такер Карлсон – были врагами демократии. Победы фашистов на поле битвы подтвердят, что сила имеет право, что причина у проигравших, что демократии должны потерпеть неудачу.

    Если бы Украина не сопротивлялась, эта весна стала бы темной для демократий всего мира. Если Украина не победит, наш мир ожидает десятилетия тьмы. Источник: censor.net/ru/b3342495

    3 комментария

    avatar
    Многие колеблются, можно ли считать сегодняшнюю Россию фашистской
    Это, во-первых, полезные неидиоты, получающие большие деньги или другие дивиденды за защиту интересов России, генерирующие «сохранение лица», «понимание позиции», «поиски компромиссов».
    Во-вторых, идейные полезные идиоты левацкого или правого толка.
    Ну и, в третьих, те политики, кто якшался с Путиным или высказывался об отношениях с Россией все эти годы. Ведь были такие, кто говорил еще с 2008 года, о том, что в России взяли курс на построение фашизма. Но большинство деятелей на Западе не хотели ничего слышать. И что, теперь этим политикам признать сегодня, что они проявили недальновидность, а попросту говоря просрали фашизм у себя под носом? Будут вилять до последнего, но назвать вещи своими именами не будут.
    +1
    avatar
    Штайнмаер признал
    0
    avatar
    Макрон, Шольц, Драги заняли в украинском вопросе «взвешенную позицию», т.е. Франция, Германия и Италия уже готовы отдать Украину, решили вознаградить Путина кроме Донбасса и Крыма, еще и херсонской областью. А Украину заставить соблюдать нейтральный статус в любом ее новом конфликте с Россией.
    А вы хотите, чтобы они что-то там произнесли. Люди ночами не спят, мирные планы для Украины придумывают.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.