Литература
  • 639
  • Параллели Z

    Михайло Дубинянський

    Десять месяцев тому назад в нашу жизнь вошла полномасштабная война. Стало реальностью то, о чем украинцы недавнего прошлого не могли даже подумать. То, о чем можно было прочесть только в апокалиптических романах.

    Среди таких произведений выделяется бестселлер середины нулевых – 'Мировая война Z' Макса Брукса, американского сценариста и потомка украинских евреев. Псевдодокументальное произведение повествует о вирусе, который превращает людей в зомби; и о глобальной войне с живыми мертвецами.

    Для нас эта книга примечательна не только из-за символической буквы 'Z' на обложке. И не только потому, что в финале автор пишет о превращении Российской Федерации в тоталитарную Священную империю, которая аннексирует бывшие советские республики.

    Самое важное то, что Брукс описал вторжение великой войны в жизнь благополучного постиндустриального общества XXI века, не готового к такому повороту событий. И потому сложно удержаться от сравнения американской фантазии 2006-го с украинской реальностью 2022-го.

    ***

    А вы бы предпочли, чтобы мы сказали людям правду? Что это не новый штамм бешенства, а непонятная суперчума, из-за которой восстают мертвые? Представляете хоть, какая бы поднялась паника? Акции протеста, беспорядки, миллиардные убытки частных собственников… Представляете, какие убытки это нанесло бы политическому капиталу администрации?

    В 'Мировой войне Z' власти США, которые уже знают о вирусе зомби, до последнего дезинформируют население. Людей уверяют, что речь идет лишь о необычной форме бешенства: пока ситуация полностью не выходит из-под контроля.

    Сегодняшней Украине все это очень знакомо.

    Успокаивающие речи Зеленского и Ко в канун Великой войны до сих пор остаются предметом горячих споров. Некоторые убеждены, что украинские власти не позволили гражданам подготовиться к вторжению. Другие доказывают, что честное предупреждение никак не помогло бы украинцам, а спровоцировало бы лишнюю панику.

    О том, что лучше – оптимистическая ложь или деморализующая правда – страна за 10 месяцев так и не договорилась.

    ***

    – Все рассчитывали на зиму, которая заморозит мертвецов.

    – Но как вы собирались пережить зиму?

    – Хороший вопрос. Не думаю, что большинство людей заглядывало так далеко вперед. Наверное, считали, что власти придут нас спасать или просто думали упаковать вещи и отправиться домой.

    Я уверена: многие не думали ни о чем, кроме завтрашнего дня, благодарны небесам хотя бы за то, что они наконец-то в безопасности, а все как-то устроится. 'Мы вернемся домой, не успеешь и глазом клепнуть, – говорили некоторые. – К Рождеству все закончится'.


    В книге Брукса многие американцы убегают от нашествия зомби на север – и гибнут от холода, голода и болезней. Они оказываются не только физически, но и психологически не приспособлены к разрушению обычного мира.

    Большинство украинцев, которых война застала врасплох, пережили ту же гамму чувств.

    Мы убеждали себя, что военный ужас просто не может длиться долго. Жадно хватались за прогнозы о 'две-три недели максимум'. Пытались не заглядывать далеко вперед и надеялись, что с помощью Байдена, Си Цзиньпина или кремлевских мятежников все устроится.

    Но теперь очевидно, что единственный способ пережить великую войну – это принять ее такой, какой она есть.

    ***

    Всех спасти нельзя. Слишком велик масштаб эпидемии… Надо сконцентрировать войска, отвести их в специальную 'зону безопасности', которую защищают естественные препятствия типа гор, рек или даже моря. Собранные в этой зоне военные истребят заразу внутри своих границ, а затем используют оставшиеся ресурсы, чтобы защищаться от дальнейших нападений живых мертвецов… В зону безопасности можно эвакуировать лишь небольшую часть гражданского населения.

    В романе Брукса отступающая армия спасает лишь часть граждан, оставляя других как приманку для полчищ зомби.

    После 24 февраля с подобным моральным вызовом столкнулась и Украина. Сейчас мы знаем, что в начале полномасштабного вторжения агрессора приходилось заманивать вглубь страны, растягивая его силы и делая его уязвимым. Фактически Буча, Ирпень и Гостомель были принесены в жертву ради спасения Киева и эта жертва себя оправдала.

    Как оказалось, тяжелее всего на войне – даже не гибель наших людей от вражеской руки. Впрочем, враг на то и враг. Худшая часть войны – это необходимость жертвовать своими ради своих. Обрекать насмерть одних украинцев, чтобы другие украинцы могли выжить.

    ***

    Ты могущественный корпоративный адвокат, всю жизнь проверял контракты, заключал сделки, говорил по телефону. Вот в чем ты хорош, вот что сделало тебя состоятельным и позволило нанять водопроводчика для ремонта твоего туалета, чтобы ты смог продолжать трещать по телефону. Чем больше ты работаешь, тем больше денег зарабатываешь, тем больше нанимаешь слуг, чтобы они высвободили тебе время для работы.

    На этом построен мир. Но однажды все рушится. Никому не нужно заключать контракт или соглашение. Всем нужно чинить туалеты.

    Важное место в романе отведено новому военному быту. Многие из бывших хозяев жизни оказываются не у дел – зато востребованы простые работяги.

    В большей части Украины проблема выживания не стоит так остро, как у Брукса, но от переоценки ценностей это не избавляет.

    Чем сильнее чье благополучие было привязано к мирному постиндустриальному быту, тем легче потерять прежний статус.

    Влиятельные украинцы, бежавшие в Вену и Монако, оказались и не нужны воюющей стране – вместо этого обычные электрики становятся героями.

    Многие представители среднего класса теряют работу – вместо этого в почете специальности, так или иначе связанные с войной.

    Правда, талантливый человек часто бывает талантлив во всем – и уже замечено, что из хороших предпринимателей выходят хорошие фронтовые командиры.

    ***

    Соединенные Штаты намеревались пойти в атаку, двигаться вперед изо дня в день, пока, как выразился президент, 'мы не смоем, не сотрем или даже не выжжем их с Земли'… В зале стихийно разгорелись споры. Одни спрашивали, какого черта нам рисковать новыми жизнями, нести новые ненужные потери, когда можно подождать в безопасном месте, пока враг просто не сгниет. Разве эта тактика уже не приносит своих плодов?


    У Брукса описана международная конференция, на которой президент США призывает выйти за пределы 'зон безопасности' и шаг за шагом освободить территории, захваченные живыми мертвецами. Не всем это кажется хорошей идеей.

    Подобно этому неоднозначно на Западе встретили идею поддержать не только оборонительные, но и наступательные усилия Украины.

    Кто-то хотел ограничиться сдерживанием россиян на захваченных ими рубежах. Кто-то опасался, что украинское контрнаступление загонит Путина в угол и подтолкнет его к применению ядерного оружия. Кто-то считал более безопасной тактикой ожидания и постепенное истощение российских сил.

    Аргументы для наших партнеров приходилось долго и настойчиво искать – и этот процесс все еще продолжается.

    ***
    Незнание убило миллиарды людей. Незнание стало причиной войны с зомби. Знаем сейчас… Если бы вирус воскресших мертвецов был так же понятен нам, как, например, туберкулез. Если бы люди во всем мире или хотя бы те, кто должен их охранять, точно знали бы, с чем столкнулись.

    По сути причиной нынешней войны тоже стало незнание. Незнание российских реалий мировыми игроками, которые должны были обеспечить безопасность планеты после 1991 года.

    Сначала на Западе верили в новую демократическую Россию. Затем в Европе и США считали, что бизнес с путинским режимом будет способствовать стабильности, а не дестабилизации. Под конец в Берлине и Вашингтоне надеялись, что политика компромиссов с агрессором умерит его ревашинстские аппетиты, а не разожжет их.

    Оглядываясь назад, мы понимаем, что большой войны в Украине можно было избежать. Ее могли предотвратить еще в середине девяностых или в начале нулевых, 2008 или 2014: если бы тогда западный мир знал о России то, что знает сейчас. Но, к сожалению, история не терпит сослагательного наклонения.

    ***

    Такова природа человеческой войны. Две стороны пытаются довести друг друга до предела выносливости, и сколько бы нам ни нравилось рассуждать о тотальной войне, этот предел всегда… если только ты не живой мертвец.

    Впервые в истории мы столкнулись с врагом, активно ведущим тотальную войну. Они не имеют предела выносливости. Они никогда не пойдут на переговоры, никогда не сдадутся. Зомби будут биться до конца.

    Сегодня мы пытаемся дегуманизировать врага, а враг нас, однако реальные стратегии Киева и Москвы привязаны к человеческой природе войны. Что бы ни писалось в наших соцсетях, но россияне – не зомби. И украинской армии не придется истреблять их всех до одного.

    Русские – люди (? есть сомнения navibel ). Вот почему они не могут вести тотальную войну. Они остро зависят от ресурсов, которых в РФ становится все меньше.

    Они не будут биться до конца: невзирая на все грозные заявления кремлевской пропаганды. У россиян есть предел коллективной выносливости, и рано или поздно они сломаются.

    А задача украинцев – изо всех сил приближать вариант «рано» и быть морально готовыми к варианту «поздно».
    • нет
    • 0
    • 0

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.