История
  • 198
  • Участковый ДЗЕРЖИНСКИЙ из ДЗЕРЖИНОВО /или Брендовый «анискин» МВД БССР

    Андрей ТИСЕЦКИЙ — СЫЩИК от ИСТОРИИ /
    БЕЛАРУСКОЕ ИСТОРИКО-ДЕТЕКТИВНОЕ АГЕНТСТВО



    Фото: старший участковый инспектор МВД БССР майор милиции Антон Казимирович Дзержинский

    Первый раз я услышал об этом советском участковом-«анискине» от своего старшего товарища Юры Курьяновича, подполковника МВД РБ в отставке, во время подготовки юбилейного издания «Беларускі крымінальны вышук: 100-годдзю беларускага крымінальнага вышуку прысвячаецца, (1918―2018)», в котором есть доля и моего участия (первоначально планировалось два тома – история и современность. Причём сюжетная историческая часть советского периода должна была состоять в большей мере из моих наработок. В МВД, к сожалению, книгу скрутили до одного тома, оставив от ведомственной истории, что называется, рожки да ножки).

    Со слов Юры Курьяновича, участковый Дзержинский, как будто, работал в своё время в Дзержинском РОВД. Уже несколько позже мне удалось установить, что последний райотдел милиции тут не причём, а дело было в том, что участковый обслуживал административный участок Столбцовского РОВД, на котором некогда находилось имение Дзержиново.

    История музея-усадьбы Дзержиново в Столбцовском районе Минской области началась в 1963 году, когда Совет министров Белорусской ССР объявил усадьбу с прилегающей территорией общей площадью 80 га памятником природы республиканского значения. В 1972 году в Дзержиново открылся мемориальный комплекс — филиал Ивенецкого мемориального музея Ф. Э. Дзержинского (основан в 1957 году)[1].



    Фото: музей-усадьба „Дзержиново"


    С конца 1950-х и вплоть до начала 1990-х гг. местным же участковым инспектором милиции был Дзержинский Антон Казимирович (1936-2006), местный же уроженец и, по негласной информации, от которой в период СССР скромно открещивались по причинам, о которых пойдет речь несколько ниже, родной племянник «рыцаря революции» Феликса Эдмундовича — сын старшего брата Казимира[2], фактический своеобразный пропагандист личности своего знаменитого дяди.



    Фото: майор милиции А.Дзержинский среди сотрудников милиции в усадьбе Дзержинских. 1983г.

    Невысокий и коренастый, он был, тем не менее, настоящей грозой для нарушителей закона на вверенном ему участке. Надо думать, что страж правопорядка уже сам по себе был визитной карточкой Налибоцкой пущи, тогдашнего Столбцовского РОВД и, в целом, МВД БССР. Поэтому вполне закономерно, что он был награжден орденом «Знак Почёта», занесён на доску почёта МВД БССР, А после того, как в декабре 1987 года было учреждено почетное звание «Заслуженный участковый инспектор милиции» МВД СССР, им был удостоен и запечатленный на представленной фотографии 1980-х гг. столбцовский «анискин».



    Фото: нагрудный знак «Заслуженный участковый инспектор милиции» МВД СССР.

    Местные ветераны советской милиции в свое время свидетельствовали мне, что Антон Казимирович принимал самое деятельное организационное участие в строительстве мемориального комплекса Дзержиново…

    Возил из местного ИВС суточников, ударный труд которых «поддерживал» изъятым у самогонщиков «натурпродуктом». А вообще, мужиком участковый Дзержинский был серьезным и местной шантрапе спуску не давал. И прослужил он в беларуской советской милиции ажно 35 лет.

    Современники признавали, что Антон Казимирович был не только хороший «хозяин участка», но и прекрасный специалист, разбирающийся в экономике, во всех сельскохозяйственных делах: окончил Минский институт народного хозяйства им.Куйбышева, и знания, полученные в институте, помогали ему в работе.

    Например, рабочий день у Антона Казимировича во время весенней посевной, или уборки урожая был навряд ли меньше, чем у председателя колхоза. В горячую пору в шесть часов утра участковый уже был на машинном дворе хозяйства: поговорит с водителем об экономном расходовании бензина, подскажет, как лучше укрыть зерно в кузове, чтобы избежать трат. Вместе со специалистами колхоза – он полноправный участник планёрки; запретит выезд в поле комбайна с неисправным искрогасителем, проверит порядок оприходования зерна на складе. Потом его мотоцикл можно было увидеть около площади для откорма крупной рогатой скотины, около местного сельмага.

    В совхозе «Хотово» в своё время вспоминали такой случай. Во время зимней вывозки органических удобрений один из трактористов за поллитра продал прицеп навоза. Сделка выпивохе понравилась, и он начал искать новых клиентов. Про это стало известно участковому. В тот же день на ферме у майора милиции произошёл с «продавцом навоза» короткий, но неприятный для последнего разговор:

    — Догадываюсь, Фёдор, какая у тебя теперь мысль…

    — Это какая же? – Будто ничего не понимая, посматривает на участкового тракторист.

    — Кому подороже сбыть навоз. Выкинь это из головы, а иначе придётся держать ответ не только перед товарищами, но и в народном суде.

    Говорили, что такие профилактические беседы участкового инспектора с правонарушителями были значительно более действенными, чем даже денежный штраф.

    В Дзержинове рассказывали, как майор Дзержинский в одной деревне проучил семейного дебошира, в другой вместе со школой перевоспитал «тяжёлого подростка».

    Местные жители, в своё время, как легенды рассказывали о том, как их «деревенский детектив» благодаря своей смекалке и оперативному чутью по горячим следам раскрывал преступления. Например, кражу мёда деревне Налибоки, или как нашёл преступника, ночью обокравшего магазин. Пока из Столбцов подоспела оперативная группа, участковый разыскал на месте происшествия обломок напильника, а по этой детали и самого злоумышленника выявил. Пришел к подозреваемому, увидел сломанный напильник и аккуратно приставил к нему обломок. Тот ахнул… И ничего не оставалось делать, как признаться. Местный лесничий Зенон Зелёнка вспоминал, как их анискин выявил зачастивших к ним браконьеров по запаху варёной лосятины.

    В раскрытии таких и подобных им преступлений и правонарушений Антону Казимировичу активно помогало местное население.

    Не был он забыт и на страницах тогдашней местной и ведомственной прессы.

    Но почему же, несмотря на громкую фамилию и явное родство с братом «железного Феликса», этот факт биографии всё же скрывался?

    Ответ на этот вопрос, как видится, лежит в биографии родителей Антона Казимировича.
    Казимир Эдмундович Дзержинский (1875-1943) был на два года старше Феликса.



    Оземблово, им. Дзержинского, сплавная река Усса. Жителей 15 (10 м. 5 ж.), десятин 40.Источник: Виленская губерния. Полный список населенных мест со статистическими данными о каждом поселении, составленный по официальным сведениям И.И.Гошкевичем. Вильна. 1905 г.



    Фото: Усадебный дом имения Дзержинских в Дзержиново.

    Он окончил гимназию в Вильно.



    Фото: гимназисты — братья Казимир, Феликс и Станислав со своей мамой Хеленой Игнатьевной Дзержинской (Янушевской).

    В 1894-м стал студентом Юрьевского ветеринарного института (г.Тарту). Однако не доучился, так как в 1898 -м находился под следствием в Рижском окружном суде 1-го участка Юрьевского уезда Лифляндской губ.

    Очевидно, в связи с делом его младшего брата, который в июле 1897 года был арестован по доносу и заключён в Ковенскую тюрьму, где пробыл почти год за пропаганду в кружках ремесленных и фабричных учеников. В 1898 году Феликс Эдмундович был выслан на 3 года под надзор полиции в Вятскую губернию (город Нолинск).





    Фото: Казимир Дзержинский — студент Юрьевского ветеринарного института. Внешнее сходство с сыном налицо.


    Весной 1902 года Казимир Эдмундович выехал в Женеву с целью продолжения образования, где изучал математику в Цюрихе и Карлсруе.

    После окончания политехнического Университета, в 1922-1923 годах был преподавателем математики в своем родном вузе. После возвращения на родину, работал в Министерстве связи в Варшаве.

    Во второй половине 30-х годов вышел на пенсию и приехал в Дзержиново. В июле 1941 года перебрался в Ивенец, где их и застала советско-германская война. Супруги были активными участниками польского подполья, и в рамках этой своей деятельности «сотрудничали» с немцами, добывая ценнейшую информацию. 78-летний Казимир стал городским старостой, его жена 46-летняя Люция (по национальности немка) устроилась в Гестапо переводчиком. В частности, переданные супругами Дзержинскими данные помогли уничтожить в июне 1943 года фашистский гарнизон в Ивенце[3].



    Фото: Казимир Дзержинский с супругой Люцией.



    Фото: они же. На этой фотографии как-будто просматривается некоторое внешнее сходство Антона Казимировича с с Люцией Дзержинской, (если, конечно же, он не был внебрачным сыном Казимира, т.к. открытой информации о наследниках разыскать не удалось)

    Заподозрить в этих немолодых и солидных людях участников подполья было почти невозможно, однако Казимир Эдмундович фактически сам подписал себе и жене смертный приговор. В присутствии некой Анны Хромец он неоднократно высказывал «вредные мысли», о чем 38-летняя приемщица хлеба донесла куда следует. При обыске у Казимира нашли письма от брата-большевика и его портрет, а также переписку с местными партийными руководителями. Как участник антигитлеровского сопротивления он был расстрелян вместе с женой в 1943 году на окраине Ивенца.

    Летом 1943 года во время карательной операции против партизан Налибоцкой пущи гитлеровцы дотла сожгли и все строения в Дзержиново.

    Вот поэтому, учитывая, явную несоветскость родителей Антона Казимировича (мать немка; отец польский госслужащий; их участие в польском подполье на территории Советской Беларуси) видится логичным и очевидным сокрытие их сыном родства для окружающих. Но, безусловно, в верхах беларуских правоохранительных и партийных органов эта неудобная с точки зрения советской государственной идеологии правда было не секретом. А вот для особо догадливых граждан со стороны была даже придумана версия о том, что свою звучную фамилию столбцовский анискин Дзержинский изменил с Дзежинского. Правда по какой причине это произошло и как это вообще было возможно — не раскрывалось ;-)

    И только годы спустя, уже накануне т.н. горбачевской Перестройки, в 1980-е, участковый Дзержинский из Дзержиново стал частым гостем тогдашней Высшей школы МВД СССР в Минске, а его имя появилось на страницах прессы. И, тем не менее, гриф «секретно» с его происхождения так и не бы снят.



    Фото: майор милиции А.К.Дзержинский

    Но на то время живы ещё были и свидетели трагедии в Дзержиново, произошедшей на их глазах, местные жители, супруги Иосиф Антонович и Ядвига Ивановна Макащи, которые, безусловно, знали и семейную тайну своего земляка — заслуженного участкового инспектора милиции МВД СССР Антона Казимировича Дзержинского. И уж не они ли его и воспитали, да на на ноги поставили?



    Фото: Иосиф Антонович и Ядвига Ивановна Макащ. возле своей хаты. 1983г. (к ней, Ядвиге Макащ, даже больше было бы у меня, как Сыщика от Истории, вопросов, чем к её супругу. Будь они ещё живы, конечно же)

    Ссылки:

    [1]https://ru.wikipedia.org/wiki/Дзержиново;
    petrogazeta.ru/2014/11/10/muzey-usadba-f-dzerzhinskogo-dzerzhinovo.
    [2]https://be.wikipedia.org/wiki/Фелікс_Эдмундавіч_Дзяржынскі; ru.wikipedia.org/wiki/Дзержинский,_Феликс_Эдмундович;
    forum.vgd.ru/999/54105/.
    [3]https://ru.wikipedia.org/wiki/Ивенецкое_восстание.
    Материалы:
    1. Подполковник милиции Н.Сальников, В.Юдин. Майор Дзержинский из Дзержиново /ко Дню Рождения Ф.Э.Дзержинского/ Советская Милиция. №9, 1983. С.60-62.
    2. А. Уладзіміраў. Маёр Дзяржынскі з Дзяржынава. «Звязда», 1 верасня 1984г.
    3. Майор милиции Л.Саулов. Участковый из Дзержиново. Советская Милиция. №9, 1987. С.34.
    4. Майор милиции А.Турко. Делать жизнь с товарища Дзержинского. На страже октября. №110(3105) за 11 сентября 1987г.

    20 августа 2022 года

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.