Геополитика
  • 989
  • Путин как имитатор демократического Запада. Ловушки либеральной демократии. Часть 2

    www.pravda.com.ua/articles/2022/05/22/7347733/
    После десятилетий целенаправленной политики «демократизации мира» со стороны Запада стало очевидным, что внедрение формальных демократических инструментов не означает установления реальной демократии.

    Некоторое время после распада СССР элиты бывших советских республик, прежде всего России, были вынуждены делать вид, что стремятся к демократизации – для ведения бизнеса с Западом.

    Однако в определенный момент Кремль прекратил играть в демократии и перешел на политику провокативного отражения и решил имитировать наиболее одиозные (с своей точки зрения) политические приемы американского правящего класса, чтобы, как в зеркале, показать западным «миссионерам», как они выглядят на самом деле.

    Как же так случилось, что Запад потерял свое лидерство, как сырьевая Россия более десяти лет успешно разрушала и продолжает разрушать мировой порядок, и как Украине не попасть в ту же историческую ловушку западного мира после победы?

    В поисках ответов на эти вопросы автор решил заглянуть в черное зеркало современного Запада, породившее нынешнего руководителя РФ.

    В первой части материала говорилось о факторах идентичности, «вестернизации», долговой ситуации, миграционных процессах и экологических аспектах появления такого явления как «Россия Путина».

    Во второй части материала речь пойдет еще о 5 факторах: постправда, приватизация, неравенство государств и людей и оффшоры, тем или иным образом способствовавшим появлению российского режима в его нынешнем виде.

    Первую часть этого материала читайте здесь

    6. ПРИВАТИЗИРОВАННЫЕ ГОСУДАРСТВА
    Начиная с 1970-х годов, доля общественного богатства относительно национального дохода в богатых странах не только сократилась, но и стала отрицательной, в то время как частное богатство выросло на сотни процентов.

    В 1970-х годах чистое общественное богатство обычно составляло от 40 до 100% национального дохода в большинстве развитых стран, более 100% в Германии. Сегодня, имея либо ничтожное, либо отрицательное чистое общественное богатство, правительства богатых стран не способны играть заметную роль в экономике и смягчать растущее неравенство в распределении доходов.

    Для примера в Британии публичное богатство (государственное и местное самоуправление) составляло 60% национального дохода в 70-х, а в 2020 году оно стало отрицательным (-106%).

    Особенно травматически пережили этот опыт утраты общественного богатства в постсоветские страны. Тогда в процессе рекомендованной Западом массовой приватизации почти все общественное достояние перешло в руки советской номенклатуры и криминалитета, породив олигархат. У простых людей не было никакого шанса получить и сохранить часть советского богатства.

    Как доказывает ученый Колин Крауч в работе «Постдемократия», из года в год Западные правительства, руководствуясь политической целесообразностью уменьшения собственной ответственности, отменяли или приватизировали все большее количество общественных услуг и особых функций, выполнение которых под силу только государственным службам.

    Отчуждение полномочий вместе с уменьшением государственной собственности сформировали порочный круг – государство теряет компетенции и возможности влияния, поэтому вынуждено передавать субподрядчикам все больше своих обязанностей и оплачивать услуги консультантов.

    Например, во время восстановления послевоенной Боснии и Герцеговины на консультантов ушло около 20% всей международной поддержки, большую часть такой технической поддержки освоили те же страны Запада, которые и предоставляли.

    Поскольку правительство отказывается от роли активного спонсора, которую оно играло в кейнсианскую и социал-демократическую эпоху, организации, работающие в некоммерческой сфере, вынуждены искать финансирование в корпоративном секторе, который таким образом начинает управлять гражданским обществом.

    В США распространена практика вычета израсходованных на благотворительность средств из подлежащих налогообложению сумм. Это делается, чтоб понизить размеры нужного финансирования со стороны страны. Но в результате богатые корпорации получают возможность решать, на какие виды общественной деятельности выделять налоговые деньги, то есть диктуют структуру государственного финансирования, которое нередко осуществлялось именно с целью иной расстановки приоритетов, чем та, которую выбрали богатые.

    Например, 8% всех заключенных в США отбывают наказание в частных тюрьмах, на общегосударственном уровне – 16%. Согласно данным же Министерства юстиции США, условия в частных тюрьмах хуже, чем в государственных, а исследования, принесшие нобелевскую премию Оливеру Харту в области контрактов, доказывают, что приватизация подобных типов услуг может привести к снижению их качества, что превышает преимущества экономии затрат. Подобные оговорки нобелевских лауреатов касаются и школьного образования, и медицины.

    Послевоенное Украинское государство не может позволить себе быть «малым», то есть отказаться от общественно важных функций.

    Во-первых, послевоенный частный сектор определенный период не будет готов эффективно выполнять такие задачи, а, во-вторых, практика самоустранения государства показала свою полную неадекватность как во время последней пандемии, так и в ходе накопления нерешенных проблем неравенства, безработицы, роста долгов., ухудшение качества социальных услуг и т.д.

    Вопреки советам западных консультантов по тотальной приватизации, как государственной собственности, так и функциям государства, Украина должна брать пример с тех западных стран, которые демонстрируют самые высокие показатели именно социального, а не только экономического благосостояния – Дании, Финляндии, Швеции.

    Конкретно правительство обязано гарантировать достаточный уровень бесплатной медицины методом всеобщего страхования, аналогично правительство обязано давать всем способности получения высшего образования методом предоставления беспроцентных кредитов и стипендий талантам.

    Государственная служба должна вернуть уважение и соревноваться за лучшие кадры, предлагая высокую заработную плату.

    Именно государство должно распределять гранты для реализации социальных проектов, даже если деньги на них рассчитываются из налогообложения бизнеса.

    7. ОФШОРЫ И СКУПЛЕННЫЙ МАГАТИЯМИ МИР
    Самые богатые люди мира сегодня спрятали около 7,6 триллиона долларов на оффшорных счетах, легализованных самим же Западом оффшорных зон во избежание налогообложения.

    В исследовании Польского экономического института " Глобальные налоги в эпоху после COVID-19 " введение глобального налога на богатство, глобального климатического налога и глобальной минимальной ставки налога на прибыль могло бы суммарно обеспечить 695 миллиардов долларов в публичные бюджеты. Таких средств хватило бы для вакцинации COVID каждого взрослого человека во всем мире 4 раза в год.

    В ходе расследования «The Panama Papers» по деятельности панамской юридической компании Mossack Fonseca, занимавшейся сопровождением сделок и регистрацией оффшоров с 1970-х годов до 2016 года, было проанализировано 11,5 миллионов «слитых» внутренних документов компании и обнаружена связь с оффшорами 12-ти действующих и бывших мировых лидеров, 128 политиков и 29 миллиардеров из списка Forbes. Среди владельцев офшоров встречались как члены британской палаты лордов, так и российские и украинские чиновники.

    Следующее журналистское расследование " The Pandora Papers " показало, что 35 нынешних и бывших мировых лидеров и, в общей сложности, более 330 высокопоставленных политиков и государственных служащих по всему миру имеют связи с оффшорными счетами, включая бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра.

    И это лишь часть глобальной сети оффшоров, которой Западные лидеры пользуются на уровне мексиканских наркобаронов и окружения Путина.

    Ученые Шведского государственного технологического института в своем исследовании сопоставили все мировые базы данных корпоративных прав 37 миллионов компаний и инвесторов во всем мире и проанализировали доли всех 43 060 транснациональных корпораций и акционеров.

    Оказалось, что всего 1318 субъектов из 37 миллионов контролируют 60% общемировой операционной выручки, из них 147 компаний контролируют 40% всего капитала – это финансовые корпорации Barclays, JP Morgan Chase, Goldman Sachs, Merrill Lynch, Morgan Stanley, Bank of America, UBS., Deutsche Bank, Société Générale, Crédit Suisse и другие.

    По оценкам Швейцарского банка Crédit Suisse, Северная Америка и Европа вместе содержат 60% общего богатства мира, но насчитывают всего 17% взрослого населения планеты.

    США аккумулирует самую большую часть – 34% всего мирового богатства. Почти половина всех богатейших людей планеты проживает в США. 4390 землян имеют капитал более 500 млн долларов, 2208 человек имеют более миллиарда долларов на человека.

    Даже так называемая «шеринговая экономика», типичными примерами которой являются транснациональные компании Uber или Airbnb, декларирующие гибкие модели занятости работников, на практике лишают национальные бюджеты налогов, а самих работников оставляют без перспектив социальной защиты в будущем, не начисляя пенсионное и социальное страхование.

    За последние десятилетия наблюдается также нарастающая концентрация собственности на землю в руках иностранцев (Land Grabbing), о чем бьют тревогу эксперты. По разным оценкам, в мире соглашения, связанные с землей, охватили около 68 миллионов гектаров с 2008 года (от 45 до 227 миллионов гектаров по другим оценкам), что больше, чем площадь всей Украины. Среди крупнейших скупщиков мировой земли – Соединенные Штаты, Арабские Эмираты, Британия, Сингапур, Китай.

    Сама же Украина находится в топ-6 развивающихся странах, земли которых были скуплены путем трансграничных соглашений с 2000 года – это более 6% общей площади страны. Некоторые страны лишились уже более 10% своих территорий.

    В то же время у богатых стран нарастает неравенство в сфере владения недвижимостью. Все меньше людей могут позволить себе жилье, которое концентрируется в руках меньшинства и сдается в аренду.

    В Британии, например, доля молодого населения, владеющего жильем, уменьшилась более чем вдвое, а разрыв между ростом стоимости жилья и семейным доходом молодежи составлял 150 процентных пункта. То есть, новые поколения обречены пожизненно арендовать жилье у все больше монополизирующих рынок рантье.

    Послевоенная Украина не должна быть дешево распродана глобальному капиталу или украинским держателям оффшорного богатства.

    Украинская земля должна приносить доходы, прежде всего, украинцам, а ограничения на объемы и продажу земли иностранцам должны оставаться. Граждане должны владеть своим жильем, а предприниматели – недвижимостью. Чтобы не зависеть от касты рантье, эту способность должно финансировать государство.

    Украинские олигархи должны упустить возможность выводить капитал за границу. Послевоенная Украина потребует жесткого антиофшорного законодательства и надежных предохранителей от уклонения от уплаты налогов транснациональными компаниями.

    8. ВЫРОЖДЕНИЕ ДЕМОКРАТИИ, ПОСТПРАВДА И ПОТЕРЯ ДОВЕРЕНИЯ К ЭЛИТАМ
    До легализации механизма финансирования выборов в США под названием «Citizens United» объем нераскрытых избирательных финансов составлял менее 2% внешних расходов политиков на выборы. После введения «Citizens United» в 2010 году этот процент «темных денег» вырос до более чем 50% внешних расходов.

    Количество «темных» денег, вкладываемых в выборы в США, с 2006 года достигло по меньшей мере 1 миллиарда долларов. В тот же период дополнительный 1 миллиард долларов был потрачен группами, которые частично раскрывают своих доноров – вместе свыше 2 миллиардов долларов. Дополнительно свыше 2,1 миллиарда долларов потратили на государственные выборы с 2005 года так называемые «сторонние группы». Эти суммы являются лишь подмножеством темных денег, которые хотя и сообщаются регуляторам, но не могут быть отслежены к их источнику.

    В 2010 году Верховный суд США снял ограничения на финансовые пожертвования в политических целях. В результате появились новые формы избирательных комитетов – Super PAC. В отличие от обычных комитетов политического действия, которые могут принимать пожертвования на сумму не более 5000 долларов от одного лица при запрете пожертвований от корпораций или объединений, «суперпаки» не ограничены в объемах и источниках получения средств. «Суперпаки» кроме агитации занимаются антипропагандой по отношению к политическим противникам.

    Таким образом, общие расходы на избирательные кампании в Конгресс и на президентский пост удвоились с 2008 года, достигнув рекордных 14 миллиардов долларов в 2020 году.

    Аналогично из года в год возрастают расходы на так называемую лоббистскую деятельность. Ежегодно только в США на лоббирование тратится около 4 миллиардов долларов. Аналогично лоббирование работает на уровне ЕС.

    Успешный лоббизм приносит бизнесу огромную прибыль: затраты на лоббирование – это инвестиции.

    Кроме того, на Западе широко распространилась скрытая коррупция. Как отмечает в работе «Люди, власть и прибыль» нобелевский лауреат Стиглиц и Сандра Навиди в работе «Суперхабы» – политики получают вознаграждение не сразу, а в будущем, в форме теплого места в частном секторе после того, как покидают должность.

    Сотрудники Министерства финансов и других ведомств в США идут на Уолл-стрит. Генералы и другие высокопоставленные чиновники Минобороны переходят на хорошие должности у подрядчиков. Все это сопровождается многомиллионными гонорарами, бонусами или опционами, фактически не зависящими от их трудовых затрат.

    Другими словами, политика Запада коммерциализировалась. Конкретно средства стают решающим фактором прихода к власти и инвентарем склонения властей к нужной крупному бизнесу политике. Избиратели это отлично чувствуют.

    Да, уровень доверия к парламентам и другим государственным институтам на Западе находится сегодня на исторически низком уровне. Абсолютное большинство населения европейских стран не доверяют своим политикам, аналогичный кризис доверия и в США.

    Исследователь Давид Ван Рейбрук в работе «Против выборов» подмечает, что в 50-е и 60-е годы присоединявшиеся к правящей коалиции партии в последующих выборных циклах теряли от 1 до 1,5 % голосов, в восьмидесятых — 3,5 %, а в девяностых – 6 %. А с началом нового столетия – 8 и более процентов.

    На последних выборах в Финляндии, Нидерландах и Ирландии правящие партии потеряли соответственно 11, 15 и 27% своих избирателей.

    Однако политики компенсируют утраченное доверие рекламой, манипуляцией и радикальной риторикой.

    Согласно отчету Freedom House, в 18 странах дезинформация и онлайн-манипуляции повлияли на выборы в прошлом избирательном цикле. А согласно Оксфордскому исследованию, в 30 из 48 стран политические партии используют цифровую пропаганду во время выборов или референдумов – фейковые аккаунты, троллинг, разжигание розни.

    Термин «пост-правда» (post-truth) в 2016 году был добавлен в Оксфордский словарь в связи с многочисленными манипуляциями в ходе подготовки референдума по выходу Британии из ЕС и во время президентских выборов в США. Этот термин стал широко использоваться в выражении «политика пост-правды».

    В свою очередь, Кремль использовал явление пост-правды в качестве манипулятивного аргумента для россиян, почему нельзя доверять западным информационным источникам.

    «Империя лжи» Запада бессильна против правды и справедливости", — заявил недавно Путин, имитируя Рейгана, который в свое время назвал СССР «Империей зла».

    Начиная с 1970-х годов фокус внимания левых сил на Западе сместился на тему экономического равенства в сферу культуры и психологических потребностей населения. Борьба велась уже не за права рабочих и бедного населения, а против доминирующих шовинистических ценностей, за признание разного рода меньшинств и групп людей, дискриминированных по половому, расовому, сексуальному и другим признакам. Гуманитарную мысль увлекли постмодернизм и деконструктивизм.

    Однако в течение следующих 40 лет забытые политиками проблемы экономического неравенства достигли таких масштабов, что снова начали вызывать негодование со стороны широких масс населения. Это породило так называемый ресентимент – агрессивный поиск виновных в утрате своего социального статуса среди окружающих, кому политики уделяли больше внимания. Особенно эта ненависть коснулась мигрантов. Однако политики, вместо того чтобы решать первопричины проблем, начали спекулировать на эмоциях и ошибках мало информированных людей.

    По мнению ученых, искреннее личное мнение в западной политической культуре сегодня получает преимущество перед аргументированными соображениями, которые могут заставить человека отказаться от таких мнений. То, что какой-либо аргумент может оскорблять чье-то чувство собственного достоинства, оказывается достаточным основанием, чтобы исключить этот аргумент. Такой подход порождает тотальный релятивизм, манипуляцию и отказ от правды как таковой.

    Этими тенденциями многие годы пользовались российские власти для дестабилизации западных обществ и ведения гибридной войны в Украине – создавая фабрики ботов, финансируя глобальную сеть собственных пропагандистских медиа, распространяя разнообразную конспирологию и поддерживая фейковых экспертов.

    Россия с иронической насмешкой даже вмешалась в американские президентские выборы 2016 года, демонстрируя хрупкость и уязвимость современной западной системы демократии.

    В то же время абсолютизированная на государственном уровне западных стран политкорректность привела к выхолащению официальной коммуникации – заявления должностных лиц стали формальными и пустыми. А оппозиционные политики-популисты все больше завоевывают доверие населения своей грубой прямотой и радикальностью, направленными на ресентимент. Однако за манипулятивными лозунгами, как правило, не находится никаких действенных решений для решения проблем, а скорее угроза либеральной демократии и все большая поляризация общества.

    Президент Украины Владимир Зеленский в своих речах и обращениях к народам мира в ходе украинской войны подорвал устоявшиеся политические практики. С одной стороны, он жестко называет вещи своими именами, прямо указывая на лицемерие и несостоятельность некоторых западных лидеров и институтов соблюдать декларируемые принципы и обещания, с другой – Украина активизировала процессы очистки глобального информационного пространства от фейков и пропаганды и вернула в международный дискурс понятие «правды».

    Послевоенная Украина не должна перенимать худшие политические практики, ошибочно относящиеся к либеральной демократии.

    Украине необходима тотальная прозрачность избирательных фондов, прозрачность расходов на жизнь политиков, должностных лиц и широкого круга членов их семей.

    Усиление функций независимых антикоррупционных органов по мониторингу этих процессов и реальные механизмы минимизации обхода законодательства – проверка соответствия прямых и опосредованных расходов спонсоров политических кампаний с их доходами, ограничения на максимальную сумму политических пожертвований, тщательная проверка владельцев имущества и оснований, на которых этим имуществом государственные чиновники.

    Необходим четкий механизм отслеживания конфликта интересов должностных лиц и соответствующие санкции.

    Лоббистская деятельность, в случае законодательного урегулирования, не должна забирать возможности адвокации у общественного сектора.

    Даже сама модель представительной демократии Украины может быть модернизирована инструментами прямой, ликвидной и аллеаторной демократии. А система выборов в послевоенной Украине должна больше соответствовать новому уровню мобильности граждан, физическому и электоральному состоянию территорий.

    В условиях критической угрозы внешней агрессии в отношении Украины ключевое значение приобретает тщательная проверка связи между ресурсами, расходуемыми на политиков, политическую и медийную деятельность и иностранными государствами. Государство должно жестко бороться со всеми проявлениями ботоферм независимо от политической направленности.

    На государственном уровне должны функционировать факт-чекинговые инструменты для оперативного развенчания лжи и разоблачения ложной информации публичных деятелей.

    Должна быть введена ответственность СМИ за распространение лжи.

    С глобальными медиаплатформами должна продолжаться совместная работа по оперативной блокировке дезинформационного контента. Украина должна требовать от цифровых платформ раскрытия источников платной рекламы, которые демонстрируются украинцам под видом новостей в социальных сетях.

    Также государство должно щедро финансировать независимые СМИ, задача которых – предоставление гражданам достоверной информации из проверенных источников.

    Украина не может позволить себе сегодня отказаться от понятия доказательной «правды», как это когда-то сделали на Западе, предпочтя калейдоскоп субъективных «мнений».

    9. ПОЛИТИЧЕСКОЕ НЕРАВЕНСТВО ГОСУДАРСТВ
    После начала войны в Украине в 2014 году, несмотря на эмбарго, десять государств-членов ЕС к 2020 году экспортировали военное оборудование в РФ на сумму 346 миллионов евро. Главными европейскими поставщиками оружия для РФ стали Франция и Германия. Кроме них, Италия, Австрия, Болгария, Чехия, Хорватия, Финляндия, Словакия и Испания продали России военное оборудование. Экспортеры воспользовались юридической лазейкой в ​​нормативных актах ЕС – выполняли старые контракты и заключали вспомогательные.

    Во время геноцида в Руанде было убито до 800 тысяч человек, и в самый разгар этих зверств Совбез ООН проголосовал за сокращение миротворческих сил в Руанде с 2000 человек до 270, потому что руандийская армия убила 10 бельгийских миротворцев. Великие государства покинули народ Руанды на произвол судьбы.

    Через год, в 1995 году, войска боснийских сербов убили 8 тысяч беззащитных людей в городе Сребреница на глазах голландских миротворцев ООН, которые даже не попытались предотвратить эти преступления.

    В то время, когда Международный уголовный суд пытался расследовать вероятные военные преступления всех сторон в Афганистане, администрация Трампа ввела санкции против главного прокурора суда для препятствования судебному преследованию американских военных.

    В 2022 году Путин использовал пример единоличного, без санкции Совбеза ООН, вторжения США и Британии в Ирак в 2003 году как аналогию для обоснования собственного решения напасть на Украину.

    Несмотря на существование Будапештского меморандума, согласно которому Украина отказалась от собственного ядерного оружия в обмен на гарантии безопасности, в 2014 году ни США, ни Британия не защитили Украину от российской агрессии. А наложенный ими санкционный пакет даже не нанес России ощутимый вред.

    После начала широкомасштабной войны в Украине в 2022 году Совет Безопасности ООН в составе 15 государств неоднократно заслушивал украинский вопрос, однако не принял никакого решения, из-за одного блокирующего голоса России, которая и начала войну.

    Только Совет Безопасности имеет право принимать решения, обязательные для выполнения всеми 193 членами ООН и только 5 государств являются постоянными членами Совета – Великобритания, Китай, СССР (Россия узурпировала правопреемство), США, Франция. А решение Генеральной Ассамблеи ООН, состоящей из 193 государств, имеет рекомендательный характер.

    В Европейском Союзе самым мощным институтом является Европейская комиссия — неизбираемый технократический орган. Комиссия отчитывается перед обществом только косвенно, через Совет министров, представляющий отдельные страны союза.

    Европейский парламент избирается прямым голосованием, но имеет очень ограниченные возможности. То есть решения Европарламента носят рекомендательный характер для бюрократов, как, например, недавняя резолюция о полном эмбарго на импорт нефти, угля, ядерного топлива и газа из России и отключения всех банков РФ от SWIFT.

    В Международном Валютном Фонде руководящим органом является Исполнительный совет, отвечающий за ведение повседневной деятельности МВФ. Она состоит из 24 директоров, избираемых странами-членами или группами стран, и директора-распорядителя.

    Однако сила голоса каждой страны при принятии решений разная и зависит от суммы денег, внесенных в МВФ. США имеют наибольшее количество голосов – 16.5%, далее следуют Япония и Китай, имеющие по 6% голосов, Германия 5%, по 4% Франция и Британия, так далее до нуля. То есть именно богатые страны решают, кого и на каких политических условиях спасать из экономического затруднения.

    После начала пандемии COVID-19, по данным Всемирной торговой организации (ВТО), 85 стран ввели экспортные ограничения на медицинские изделия, включая защитную одежду, медицинское оборудование и фармацевтику. Эти ограничения были введены в одностороннем порядке на произвольные товары с нарушением международных соглашений. В результате от разрыва медицинских цепей поставки пострадали люди беднейших стран, в том числе и Украина.

    Другими словами, на самом высоком мировом уровне проявляется политическое неравенство государств. В каждом мировом институте ключевую роль играют деньги, оружие, или историческая инерция. Лишь несколько богатых государств мира оказывают решающее влияние на принятие решений, независимо от количества мирового населения, на которое они влияют.

    Народы стран не играют в глобальных процессах ощутимой роли, народы даже не уполномочивают своих представителей голосовать в наднациональных институциях за те или иные решения. По факту истеблишмента нескольких стран принимает все планетарные решения даже без согласия своего населения, делая то, что им выгодно.

    Послевоенная Украина нуждается не только в формальных договоренностях по защите в случае повторной агрессии, Украина нуждается в конкретных юридических и физических механизмах реализации таких норм. Должен быть конкретизирован минимальный список, объемы, сроки и механизмы поставки вооружения. Условия предоставления поддержки и санкции за непредоставление, которые будут контролироваться сверхгосударственными институтами.

    Кроме оружия необходимо заранее прописать перечень и объемы и условия действительно разрушительных санкций к агрессору, механизмы предоставления компенсаций и репараций Украине.

    Кроме того, Украина как государство, имеющее сегодня моральное лидерство в мире и на себе испытавшее недееспособность международных институций, должно инициировать их модернизацию.

    Можно инициировать устранение процедуры вето одной страной Совета Безопасности ООН и наделения большими полномочиями Генеральной Ассамблеи. В качестве будущего члена ЕС – инициировать наделение большими полномочиями Европейского Парламента и большей подотчетности перед народами Европы Еврокомиссии.

    Аналогично Украина должна добиваться введения большей справедливости в ВТО и МВФ, чтобы интересы более сильных государств не подчиняли интересы развивающихся стран через процедуры, выписанные под более богатых участников.

    10. КАТАСТРОФИЧЕСКОЕ НАРАСТАЮЩЕЕ НЕРАВЕНСТВО ЛЮДЕЙ
    Девять месяцев понадобилось тысячи самых богатых миллиардеров, чтобы восстановить свое состояние после пандемии. Десять самых богатых людей мира более чем удвоили свое состояние – с 700 миллиардов долларов до 1,5 триллиона, со скоростью 1,3 миллиарда долларов в день. Одновременно за первые два года пандемии доходы 99% человечества упали.

    В условиях общего снижения темпов роста мировой экономики, когда капитал растет быстрее, чем экономика, а крупный капитал растет быстрее малый – это означает дальнейшую концентрацию богатства в руках абсолютного меньшинства.

    По последним данным швейцарского банка Credit Suisse уже сегодня 12% землян удерживают 84% всего глобального богатства, а 1,1% землян владеет почти половиной (45,8%) всех земных активов.

    Исследования Тома Пикетти «Капитал в 21 веке» показывают, что за всю историю человечества, только в период 1914-1950 годов сочетание разных факторов – двух мировых войн, послевоенной разрухи, введение прогрессивной системы налогообложения (при которой богатые платили больший процент налогов) и быстрое рост экономики, создал уникальную в истории ситуацию, когда рост экономики превышал рост доходности капитала.

    Но с 1970 года богатство снова непрерывно концентрируется в руках абсолютного меньшинства, возвращая страны в феодальные времена.

    Так называемая «теория утечки капитала», которая утверждала, что благосостояние непременно просачивается от богатейших к беднейшим, показала свою полную неадекватность.

    В период с 1990 по 2015 г. глобальный уровень крайней бедности снижался примерно на 1 процентный пункт в год, с 36,2% до 10,1%. Однако начиная с 2015 года скорость падения крайней бедности почти остановилась и составляла менее половины процентного пункта в год. Пандемия COVID-19 отвергла даже этот незначительный прогресс вспять.

    Уменьшение экстремальной бедности в мире было связано в первую очередь с переносом массового производства из богатых в бедные страны, полные дешевой и незащищенной рабочей силы и безнаказанными возможностями загрязнять там экологию.

    Благодаря такому «переезду» производственных мощностей, в период с 1989 по 2008 год в Азии появился средний класс рабочих (в 3 раза беднее американского). Не считая того, средний класс США и европейских государств напротив существенно утратил работу и доходы. А главными выгодами от глобализации стали самые богатые владельцы акций компаний – 12% американцев, самые богатые 3-6% британцев, японцев, французов и жителей Германии, 1% богатых людей Бразилии, России и Южной Африки.

    Сегодня доля 10% самого богатого населения в национальном доходе стран составляет от 40% в Европе и Китае, до 60% в Индии и на Ближнем Востоке, и с каждым годом эта доля растет. При этом только 4% поступлений в госбюджеты стран мира происходит с налогов на крупное состояние.

    Начиная с 70-х годов, эффективные ставки налогов для богатых становились все меньше, чем налоги для бедных. Налоги на доходы корпораций стали меньше, чем налоги на доходы людей. Почти вдвое упали налоги на наследство, что играет ключевую роль в цементировании наследственного неравенства.

    Уровень потребления тех, кто живет за чертой бедности в США, намного выше, чем удовлетворяются бедные в странах Африки, но согласно исследованиям, психологическое страдание нищеты чаще всего чувствуется как потеря достоинства, а не как условное количество съеденных гамбургеров или наличие бытовой техники.

    Подобное неравенство богатства людей внутри стран способствует популизму, миграционному шовинизму и радикальному национализму, что в комплексе позиционируется политиками в качестве спасения налогов и рабочих мест коренного населения.

    Как утверждает Фукуяма, настроения путинских поклонников в чем-то похожи на раздражение избирателей из сельских районов США. Возмущение первых по поводу высокомерия и пренебрежения западных элит в отношении России тождественно возмущению вторых безразличием городских элит на побережье США и их медиасоюзников к проблемам американской глубинки.

    Лорд Эдеир Тернер, архитектор выхода Великобритании из экономического кризиса 2008 года, в своем исследовании «Между долгом и дьяволом» демонстрирует, что увеличение неравенства сокращает объемы потребления товаров и услуг более 80% населения. Это приводит к наращиванию непродуктивного долгового кредитного ига, которое подрывает дальнейший экономический рост стран и обрекает общество на пожизненную стагнацию.

    Стиглиц доказывает, что когда деньги перемещаются из нижней части экономической пирамиды в верхнюю, совокупное потребление снижается – ведь находящиеся вверху пирамиды проедают скромную часть своего дохода по сравнению с теми, что снизу, у бедных практически все идет на то, чтобы выжить.

    Капиталистическая модель, вдохновлявшая своими возможностями граждан в западных обществах в середине 20-го века, в отличие от командно-административных режимов ушла в прошлое.

    С 70-х годов при содействии власти на Западе началось различие между ростом производительности труда и заработной платой работников. Технологическая модернизация и увеличение интенсивности труда начали работать исключительно на собственников активов, увеличивая нелюбовь людей к своим рабочим местам, и углубляя экономическое неравенство.

    С 1980-х годов производительность труда в США выросла примерно на 150%, а вознаграждение работников – на 10%, при этом зарплата руководства компаний увеличилась почти на 1000%.

    Начиная с 70-х годов, неолиберальный консенсус власти в США фактически отменил обязательства бизнеса компенсировать работникам сверхурочную работу (более 40 часов в неделю). Сегодня в США 52% работников, занятых полным рабочим днем, сообщают, что работают более 40 часов в неделю; 39% работают не менее 50 часов в неделю, а 18% – не менее 60 часов, по данным Gallup. Однако эта переработка не вознаграждается, а является лишь условием сохранения работы.

    Аналогичная тенденция наблюдается повсеместно, где для увеличения прибыли компаний были отменены социальные стандарты. Неудивительно, что 85% работников на планете чувствуют себя не вовлеченными или ненавидящими собственную работу.

    Согласно исследованию Gallup, в США половина работающих людей активно ищут новую работу, а привлеченными чувствуют себя только 34%. При этом 11% процентов американцев старше 12 лет принимают антидепрессанты – это самый высокий показатель в мире.

    Исследование Римского клуба 2018 демонстрирует, что с 1980-х годов капитализм перешел от физического экономического роста стран всего мира к получению сверхприбылей от спекуляций. Капитализм сегодня в большей части является финансовым – то есть «акционерная стоимость», которая, как правило, имеет мало общего с физической реальностью, стала новым мерилом успешности экономической активности. Это, в свою очередь, переориентировало бизнес на краткосрочные цели за счет социальных и экологических ценностей.

    В результате финансовые активы сегодня составляют более половины всего богатства Земли, то есть денег на планете сейчас больше, чем собственности, и почти в 4 раза больше годового объема всего производства товаров и услуг человечества.

    Иными словами, держатели капитала больше не вкладывают деньги в развитие производства, что давало больше рабочих мест и увеличивало экономические возможности для всего населения. Эти деньги изымаются из потребления и направляются на финансовые спекуляции богатых, превращаясь в определенный тип соревнования, или развлечения для богатых – игры в финансовом казино.

    Послевоенная Украина, равно как и Западный мир после Второй мировой войны не может предать ожидания собственного народа более справедливое распределение благ.

    Миллионы украинцев были непосредственно задействованы в боях на фронте и в тылу, борясь за собственную свободу и суверенитет Украины. Другие миллионы украинцев финансировали вооруженные силы и работали волонтерами. Текущий уровень ожиданий и уровень солидарности украинцев предполагает внедрение послевоенной политики, отвечающей современным представлениям людей о справедливости.

    Неолиберальная доктрина, приведшая Западный мир к критическому уровню неравенства и разочарованию людей под лозунгом «выживает сильнее» не подходит для современной Украины.

    Украина должна стать первой страной в мире, которая введет систему базового безусловного дохода, что устранит бюрократию и унизительные, дорогостоящие механизмы государственной социальной поддержки.

    Успешная практика предоставления адресной помощи, а также опыт помощи людям во время войны показали действенность модели широкой финансовой поддержки населения, а президентский законопроект «об экономическом паспорте украинца» может стать основой для такой инновации, когда доходы от национальных богатств, акцизов и другой народной собственности будут распределяться непосредственно на счета граждан.

    Безусловный базовый доход позволит украинцам стать более мобильными, чтобы искать работу на тех территориях страны, где она будет появляться. С другой стороны, это позволит осваивать новые профессии, не боясь во время этого умереть от голода.

    Украине нужна прогрессивная система налогообложения, позволяющая богатым делиться своими доходами. Практика наиболее социальных западных стран демонстрирует положительный эффект от введения налогов на роскошь – дополнительное налогообложение большой жилой площади, дорогих автомобилей, ежегодного налога на богатство богатейших (от стоимости активов), налогообложение сверхбольшого наследия.

    Структурные трансформации в послевоенной экономике, а также множество участников войны требуют внедрения эффективной системы переподготовки работников. В послевоенное время правительство может нанимать работников на публичные работы, связанные с устранением последствий войны. Также возможно введение сокращенного рабочего дня для увеличения количества рабочих мест и улучшения баланса между работой и жизнью людей.

    Необходимо введение налоговых стимулов для направления денег в производственный капитал, например – обложение прироста стоимости земли и ренты.

    Все эти мероприятия актуальны не только для Украины, но и для всего западного мира. За последние десятилетия появилось множество исследований, которые демонстрируют, что без таких трансформаций мир в целом и богатые страны в частности ждет мрачное будущее.

    Антиутопические прогнозы будущего человечества сегодня полностью вытеснили в сознании землян мечты и моделирование лучшего мира, в то время как Украина возвращает миру надежду на другое будущее и должна показать, каким оно может быть на практике.

    Алексей Жмеренецкий
    • нет
    • 0
    • 0

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.