Геополитика
  • 1201
  • Путин как чёрное зеркало Запада. 10 ловушек либеральной демократии для послевоенной Украины. Часть 1

    www.pravda.com.ua/rus/articles/2022/05/14/7344595/

    «После падения Берлинской стены в 1989 году началась тридцатилетняя эпоха имитации, в которой Запад остался единственным мировым гегемоном и казался эталоном моральных идеалов.
    Это идейное преимущество придавало западным шаблонам такую ​​легитимность, что их копирование стало обязательным для всех.
    Асимметрия между „морально передовыми“ и „морально отстающими“ — то есть между имитированными и имитирующими — стала определяющим аспектом отношений Востока и Запада», — констатируют в своем исследовании «Свет, предавший надежды» профессор Стивен Холмс и Иван Крастев.
    Попытки бывших коммунистических стран походить на Запад после 1989 года называли по-разному – европеизация, демократизация, либерализация, интеграция, гармонизация, глобализация и т.д. С начала 1970-х до середины 2000-х число стран, которые можно отнести к выборным демократиям, увеличилось примерно с 35 до 110. Среди них оказалась и Россия.
    После десятилетий целенаправленной политики «демократизации мира» со стороны Запада стало очевидным, что внедрение формальных демократических инструментов типа выборов не означает установления реальной демократии.
    На сегодняшний день только 8,4% землян живут в действительно (по критериям оценки The Economist) демократических странах, а треть населения Земли находится в откровенно авторитарных режимах. В настоящее время уменьшается как количество демократических стран, так и уровень демократии в развитых странах.
    Некоторое время после распада СССР элиты бывших советских республик были вынуждены делать вид, что стремятся к демократизации – для ведения бизнеса с Западом.
    Но начиная с 2011-го года российское руководство окончательно отбросило имитацию демократии и переключилось на политику агрессивной пародии – открыто враждебную и намеренно провокационную имитацию, отражение.
    Кремль решил имитировать наиболее одиозные (с своей точки зрения) политические приемы американского правящего класса, чтобы, как в зеркале, показать западным «миссионерам», как они выглядят на самом деле.
    Не только Россия прекратила притворяться демократичностью. За последнее десятилетие тренд формальной демократизации сменился противоположным, а в 2020 году Мировой индекс демократичности, основанный на 60 показателях, опустился ниже уровня 2006-го года.
    Соединенные Штаты, страна, когда-то являвшаяся образцом для подражания всему постсоветскому пространству, опустились к самым низким показателям доверия со стороны народов мира, приблизившись по этому показателю к Китаю (по данным Edelman).
    Начиная с 60-х годов правительство США потеряло доверие даже среди собственного населения. Сейчас он застрял на историческом минимуме, упав с около 80% доверия в 60-х до около 20% на сегодняшний день, по данным PEW.
    Эксклюзивность либеральной демократии как единственной успешной модели экономического развития после распада СССР была разрушена китайским экономическим чудом, введенным руководством страны, которое не было ни либеральным, ни демократическим.
    Даже в нравственном сравнении западных стран с незападными автократиями Запад потерял лицо. Начать хотя бы с раскрытия системы пыток заключенных, созданной в 2002 году в Гуантанамо, и заканчивая тем, что Amnesty International назвали «расизмом в международной политике в области вакцинации» – когда в самых богатых странах уровень вакцинации был высок, а в странах Восточной Европы и Центральной Азии – низким, из-за монополизации производства и несправедливости глобального распределения вакцин.
    Фрэнсис Фукуяма в своем новом исследовании «Идентичность» констатирует, что в настоящее время происходит распространение популистского национализма как общей тенденции мировой политики. Лидеры-популисты используют легитимность, полученную через демократические выборы, для концентрации власти.
    Популисты-националисты подрывают систему сдерживаний и противовесов, ограничивающую личную власть лидера: суды, систему законодательной власти, независимые СМИ и аполитичный чиновник. Современными лидерами такого типа Фукуяма кроме Трампа называет Владимира Путина в России, Реджепа Эрдогана в Турции, Виктора Орбана в Венгрии, Ярослава Качиньского в Польше и Родриго Дутерте на Филиппинах.
    Начиная с 11 сентября 2001 года, после атаки на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке, начала исчезать и иллюзия нерушимости так называемого «мирового порядка» и иллюзия всемогущества Запада.
    Окончательно нивелировали всевозможную веру в то, что коллективный Запад все контролирует и что-то гарантирует на планете.
    вторая война в Ираке в 2003 году, начатая под недействительным предлогом и с провальным планированием,
    глобальный финансовый кризис 2008-го года, возникший по вине западных финансовых институций, но навредивший всему миру,
    безнаказанная бомбардировка Россией Грузии и захват Южной Осетии в 2008 году,
    безнаказанное нарушение Будапештского меморандума – аннексия Крыма Россией и ее вторжение на восток Украины 2014-го,
    бессилие Запада остановить войну и гуманитарную катастрофу в Сирии,
    миграционный кризис в Европе в 2015 году,
    Брекзит и избрание Дональда Трампа президентом США,
    неготовность государств и международных институтов к пандемии COVID-19,
    провалена США 20-лета война в Афганистане
    и допущение широкомасштабной войны России против Украины в 2022 году.
    Как же так случилось, что Запад после распада СССР потерял свое лидерство и пренебрег почти всеми международными институтами, созданными после Второй мировой войны?
    Как Россия – сырьевая, технологически отстающая страна нищих – больше десятилетия успешно разрушала мировой порядок и государственную стабильность западных стран?
    А главное: как Украине после остановки агрессии Кремля не попасть в ту же историческую ловушку западного мира?
    Для ответов на эти вопросы заглянем в черное зеркало современного Запада, которое и породило Путина.
    В первой части материала остановимся на факторах идентичности, «вестернизации», долговой ситуации, миграционных процессах и экологических аспектах появления такого явления как «Россия Путина».

    1. ИМИТАЦИОННАЯ «ВЕСТЕРНИЗАЦИЯ»
    Финансовая помощь на распространение демократии в мире в 2021 году превысила 10 миллиардов долларов в год. Одни только Соединенные Штаты тратят ежегодно на продвижение демократии в других странах от 1,7 до 3,2 миллиарда долларов.
    Эти деньги тратятся различными агентствами и программами USAID, Госдепартаментом, Национальным фондом демократии (NED) и т.д.
    Европейский Союз является вторым по величине донором демократии на планете. Страны-члены Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) также финансируют распространение демократии.
    И, несмотря на впечатляющий объем ресурсов, которые тратятся на демократизацию, как показано выше, с каждым годом за последнее десятилетие мир становится все менее демократическим.
    Исследования эффективности финансовой помощи на «демократизацию» показывают, что ключевым эффектом оказывается не сама помощь, а прагматические выгоды от экономических отношений со странами-донорами для страны, которую пытаются демократизировать. А именно речь идет об уменьшенных торговых тарифах и барьерах, перспективах членства в союзах, возможности получения дешевых кредитов.
    То есть должно было рассказывать элитам и властям менее развитых стран о «правильности» демократии, важно наполнить ее принятие экономической выгодой. А именно с этим у Запада большие проблемы.
    За последние десятилетия вышло достаточно исследований, показывающих прагматический и неравноправный характер внешней экономической политики зарубежных стран. Ни для кого не секрет, что лучшей экономической стратегией является покупать дешевое сырье, а продавать производимые из него дорогие высокотехнологичные продукты. Мероприятие успешно занималось этим всю свою историю.
    Профессор Райнерт в исследовании «Как богатые страны стали богатыми» демонстрирует, что Великобритания целенаправленно сдерживала развитие обрабатывающей промышленности собственных колоний – из колоний разрешался только экспорт сырья, а Великобритания экспортировала в колонии готовый продукт. Собственно, война за независимость США началась во многом также из-за этого запрета.
    Европа и США в 19 веке развивали собственную обрабатывающую промышленность, закрывшись от развитой Британии пошлинами на ввоз промышленных товаров и запретив экспорт сырья до момента, пока не стали конкурентоспособными. Даже План Маршалла предусматривал защиту послевоенной Европы таможенной политикой товаров Соединенных Штатов для возрождения собственного производства.
    Джозеф Стиглиц в недавней работе «Люди, власть и прибыль» доказывает, что современные торговые соглашения выгодны США и Европе и идут в ущерб интересам развивающихся стран. В частности, западные страны добились эффективной защиты своей интеллектуальной собственности, однако не защищают интеллектуальную собственность и права развивающихся стран.
    Они заставили страны открыть свои рынки для западных финансовых компаний и принять высоко рисковые деривативы и другие финансовые продукты, сыгравшие ключевую роль в финансовом крахе 2008 года.
    Американский инвестор, вкладывающий деньги в другую страну, защищен в большей степени: иностранное правительство не может изменить регулирование, а правительство США может без всяких компенсаций.
    Количество дискриминационных мер в международной торговле возросло более чем в 4 раза за последние 10 лет, как объем субсидий (по данным Global Trade Alert). Как ни странно, самые богатые страны мира и страны Запада стали лидерами этого процесса. Предоставляя преференции национальным производителям и создавая барьеры для конкурентов, они продавливали либерализацию внешней торговли для экспорта.
    Те единичные страны, вроде Китая, которые попытались догнать Запад, десятилетиями вынуждены были конкурировать с дешевизной и незащищенностью собственной рабочей силы и низкими экологическими стандартами. Как следствие, похищали запатентованные Западом технологии и полностью применяли протекционизм.
    Нескольким другим странам, которым географически удалось быть рядом со «старым Западом», в частности странам Восточной Европы, хотя и удалось формально стать частью западного мира, однако равными по развитию эти страны до сих пор так и не стали.
    Они столкнулись с оттоком рабочей силы и талантов в более богатые страны и получили фрагментарные роли в цепочках промышленного производства.
    Этот глобальный разрыв наглядно демонстрирует хроническое отставание уровня ВВП на душу населения всех «незападных» стран с начала 19 века, так называемая «большая дивергенция».
    Из динамики достижения Целей устойчивого развития ООН (SDGs) за последние 10 лет ясно видно, что при текущей скорости изменений беднейшим странам, в частности Южной Африке и Океании, требуется около сотни лет для выхода на показатели развитых стран, Азии – десятки лет.
    Более того, в связи с пандемией COVID-19 по большинству показателей прогресс остановился или стал отрицательным. По оценкам Всемирного банка, количество живущих в условиях крайней бедности, вероятно, увеличится на 150 миллионов человек.
    Рост в странах с развитой экономикой и развивающихся странах значительно замедлился в 2010-х годах. С 2011-го по 2019-й год рост в странах БРИКС сократился почти на 70% — до 5% в год, как и в других странах с низким и средним уровнем дохода.
    Сегодня преждевременная деиндустриализация развивающихся стран, экологическое налогообложение импорта в ЕС, патентная и финансовая глобальная монополия, социальная трилема, последствия изменения климата и глобальная миграция кадров фактически законсервировали неравенство стран, которую просто невозможно преодолеть, не нарушая существующий глобальный порядок.
    В то же время богатые природными ресурсами автократии, вроде России, не особо заинтересованы в дополнительном экономическом развитии и тем более в демократизации, ведь их сырье было всегда нужно демократическому миру, пока режимы исправно его поставляли. А вводить барьеры для торговли сырьем по критерию «недемократичности» стран происхождения ресурсов прагматический Запад никогда не собирался.
    Именно в расчете на такие подходы по ведению Западом бизнеса Россия безнаказанно реализовывала вооруженную агрессию в Украине, Грузии и Сирии, убила десятки тысяч человек, не боясь потерять свой нефтегазовый доход. В то же время финансы, направленные на «демократизацию» страны, правительство РФ нейтрализовало предохранителями вроде законодательного требования добавлять пояснения об «иностранных агентах».
    Следовательно, послевоенная Украина должна строиться именно на тех принципах, которые позволили в свое время подняться западному миру.
    Львиная доля финансовой поддержки должна пойти именно на развитие высокотехнологичного промышленного производства.
    Украина должна получить доступ к западным рынкам, однако на период восстановления иметь право на защиту и поддержку национального производителя.
    Украина должна подталкивать западные производства к локализации в Украине путем дифференцированного налогообложения государственных закупок.
    Развивать специальные экономические зоны – индустриальные парки для быстрого и концентрированного развития приоритетного производства на конкретных территориях.
    Украину должны включить в Европейский Союз без дополнительных условий и предоставить такие же объемы финансовой поддержки для подтягивания стандартов, как это происходило с Польшей.
    Запад должен прекратить вести бизнес «как всегда» с сырьевыми диктатурами и радикально уменьшить свою зависимость от их ресурсов.
    Распространение демократии, прежде всего, требует взаимовыгодного экономического партнерства, а не закрепления статуса второстепенных, технологически зависимых, сырьевых государств по отношению к «демократизаторам».

    2. ДОЛЖНАЯ МОНОПОЛИЯ
    Общий долг в мире сегодня перевалил за 300 триллионов долларов, что более чем в три раза больше глобального ВВП (351%). О критическом состоянии долгов в мире неоднократно сигнализировали как МВФ, так и другие международные институты.
    Как ни странно, но крупнейшими должниками в мире являются страны Запада.
    Возглавляют список мировых должников США (30 трлн долл.), Китай (13 трлн долл.), Британия (9 трлн долл.), Франция (7,3 трлн долл.), Германия (5,7 трлн долл.).
    США должны более 130% собственного ВВП. Парадоксально, но при этом ежегодно США ссужают около 1 триллиона долларов, а платят процентов на обслуживание долга около 500 миллиардов. Причем большую часть этого долга правительство США занимает у самих себя – правительственных институтов и Федерального резерва.
    Из обобщенных цифр видно, что усреднена процентная ставка обслуживания долга в США менее 2%. В то же время в развивающихся странах усредненная ставка на долги превышает 6%, как, например, в Украине. При этом привлечение новых кредитов для погашения старых требует от реципиентов выполнения многочисленных требований кредиторов, часто предусматривающих торможение экономического и социального развития ради так называемой «макрофинансовой стабильности».
    Другими словами, у стран Запада открыта почти безлимитная кредитная линия. Ведь всегда можно ссудить у самих себя на выплату процентов самим себе под минимальную ставку. Нормой уже стало мнение в научной среде, что долги крупнейших государств никогда не будут возвращены – по факту это печать денег.
    Несмотря на то, что государства наращивают долги якобы для сглаживания кризисных явлений, в конечном счете, эти деньги работают в интересах богатейших людей.
    В период с 2008-го по 2014 год Центральный банк США и Федеральная резервная система влили в экономику страны более 25% годового ВВП – 4,5 триллиона долларов. При этом ВВП страны в этот период увеличился всего на 11%. По данным Римского клуба, разница осталась владельцам компаний, банкам и пошла на увеличение стоимости корпоративных активов.
    Послевоенная Украина потребует совершенно иного подхода к кредитованию со стороны своих партнеров.
    Украина должна требовать масштабной реструктуризации (перекредитования под низкий процент) и списания части долгов, как это происходило, например, в послевоенной Боснии и Герцеговине.
    Контрактные требования кредиторов не должны заставлять распродавать иностранцам контрольные пакеты государственной собственности и не содержать требований об отказе от защиты временно уязвимых национальных производителей от внешних конкурентов – не требовать так называемого «полностью открытого рынка», которого фактически никогда и не существовало в мире.
    Также кредиторы не должны навязывать так называемое «уменьшение государства», когда большая часть государственных функций либо приватизируется, либо ликвидируется.
    Украина, наконец, должна слезть с международной кредитной иглы, а ее собственная финансовая и монетарная политики должны стать драйверами развития – Национальный банк Украины должен играть активную роль в развитии экономики, а не только таргетировать инфляцию, чего от него всегда требовали западные кредиторы.

    3. БЕЛОЕ ПЯТНО ИДЕНТИЧНОСТИ
    Как отмечает Фукуяма, западные страны не создавались демократическим путем. Исторически Германия, Франция, Великобритания и Нидерланды были побочными продуктами длительной и жестокой борьбы недемократических режимов за территорию и культуру. Когда эти общества демократизировались, их территория и население воспринимались как естественная база народного суверенитета.
    В демократической теории существует значительный пробел, предполагающий, что мир с самого начала был разделен на народы (тождественным государствам). Подобный подход не содержит объяснения, почему, например, граница между Соединенными Штатами и Мексикой должна проходить вдоль Рио-Гранде, почему Эльзас должен принадлежать Франции или Германии, почему Квебек должен быть частью Канады или отдельным сообществом, на каком основании Каталония может законно отделиться от Испании. или каким должен быть подобающий уровень иммиграции.
    Эти проблемы как нигде остро встали перед Украиной в 2014 году, когда в ходе гибридной агрессии РФ мир увидел, как путем силовой и пропагандистской поддержки внешний агрессор может разрушать территориальную целостность страны, апеллируя к демократическим институтам «референдума» и «самоопределение».
    Нобелевский лауреат Дуглас Норт доказывает, что именно ценности и культура являются глубинными факторами, определяющими вектор развития общества, то есть именно идентичность порождает определенные свойства институтов и поведение управленцев. Воздействие идентичности на развитие стран демонстрируют и исследования Гарвардской академии международных и региональных исследований под руководством Лоуренса Харрисона.
    Чтобы стабильно зафиксировать в пространстве и времени соотношение между населением, границами и государственными институтами, кроме построения военной и информационной безопасности, необходимо развить самосознание народа.
    Ученые считают, что формирование идентичности народов исторически достигалось одним из четырех путей, из которых в современной Украине возможны только комбинация второго и четвертого.
    Первый способ – перемещение населения через политические границы конкретной страны или насильственное смещение людей с определенной территории.
    Третий способ – этнические чистки, осужденные современным миром. В прошлом использовались многими странами, включая такие ныне демократические государства, как Австралия, Новая Зеландия, Чили и Соединенные Штаты, где насильственно переселяли или убивали коренное население обживавших колонисты территорий. Последние попытки применения этого метода наблюдались во время Балканских войн начала 1990-х годов и в украинских оккупированных Россией городах, вроде Бучи 2022 года.
    Второй – это ассимиляция меньшинств или перемещение или изменение границ в соответствии с потребностями существующих языковых или культурных групп населения – объединение, как в случае с Италией и Германией в 1860-х и 1870-х годах, или отделение, как в 1919 году, когда Ирландская Республика вышла из Соединенного Королевства, или как в 1991 году, когда Украина объявила о независимости от бывшего Советского Союза, ассимиляция языковых меньшинств во Франции.
    Четвертый путь – это развитие национальной идентичности на основе существующих особенностей общества.
    Как показывают исследования Хофстеда и Ингглхарта, ценности и установки обществ постоянно изменяются, и на этот процесс можно влиять. Например, Россия после распада СССР не только не продвинулась в ценностях самовыражения, но даже откатилась назад к ценностям выживания.
    Построение нации – это проект, в рамках которого можно сознательно формировать идентичность в соответствии с характеристиками и привычками людей.
    Основатели современной Индии Ганди и Неру опирались на уже существующую «идею Индии», объединяющую воедино очень разнообразное население. Основатели Индонезии и Танзании фактически создалии новые национальные языки для объединения разнородных обществ.
    Основатели ЕС сознательно стремились ослабить национальную идентичность на уровне стран-участниц в пользу «постнационального» европейского сознания, призванного противостоять агрессивному этнонационализму первой половины ХХ века.
    С другой стороны, от развивающихся стран, в частности постсоветских стран, ожидалась тотальная имитация желаний, целей, средств, технических инструментов и даже образа жизни. По мнению исследователей, такая форма имитации наиболее стрессоопасна, именно она в значительной степени способствовала нынешней волне антилиберальных протестов.
    Советская оккупация после 1945 года и навязывание авторитарной модели коммунизма не позволили закрепиться либеральным ценностям в регионе. Поиски своей идентичности на нелиберальной почве в результате отказа от имитации приводят к тому, что такие политики, как Виктор Орбан, заявляют, что венгерская национальная идентичность основана на принадлежности к венгерскому этносу – похоже на то, как Адольф Гитлер говорил, что немецкая идентичность основана на германской крови.
    Российские власти годами активно поддерживали и подпитывали популистские националистические движения на Западе. Кремль спекулировал на травмах неполноценности народов, антимиграционных настроениях и других белых пятнах непродуманно сложившейся «западной» идентичности.
    Справиться с этими негативными тенденциями поможет не отказ от идентичности как таковой, а целенаправленное формирование национальных идентичностей, основанных на принципах демократического и открытого общества.
    Послевоенная Украина должна завершить исторический этап, который в свое время прошли все страны Запада. Закрепление идентичности народа требует целенаправленной информационной политики государства, медийного регулирования, языковой и образовательной политики, направленных на утверждение одновременно как украинской, так и европейской идентичности.
    Политическое поле Украины нуждается в предохранителях по деятельности раскольнических и коллаборационистских сил.
    Все эти меры могут казаться недостаточно либеральными, однако необходимы на данном историческом этапе.
    Украина должна целенаправленно разработать и распространять собственный нарратив идентичности, который может стать таким же символом обновленного мира, каким в свое время была «американская мечта».
    По примеру США, Украина должна ввести жесткие требования к получению гражданства: проживание в стране в течение 5 лет, умение читать, писать и говорить на украинском языке на базовом уровне, знание истории страны и понимание системы государственного управления.
    Формирование идентичности народа требует также и общей службы в армии в качестве резервистов по швейцарскому образцу с периодическими общими учениями.
    Аналогичная политика на уровне институтов ЕС нуждается и в самой Европейской идентичности. Ведь во многом именно из-за отказа политики общей идентичности сегодня нарастают угрозы внутренней стабильности Европейского Союза, а популистские движения в отдельных странах планомерно разрушают единство ЕС.

    4. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ НЕсправедливость
    С 1990 по 2015 годы самые богатые 1% населения планеты потребили вдвое больше углерода, чем самые бедные 50% землян.
    Неограниченные выбросы дали возможность «дешевого» обогащения богатейших стран на протяжении веков, что другим, отстающим странам, уже не доступно сегодня. Начиная с 1751 года по 2017 год Соединенные Штаты выбросили в атмосферу 25% всего объема углекислого газа, произведенного за этот период человечеством. Европейский союз сгенерировал за этот же период 22% всех выбросов, в то время как Китай и Россия сгенерировали всего 12,7% и 6%. Все остальные страны мира испачкали атмосферу несравненно меньше всего своего существования.
    Как известно, именно на Западе стартовала индустриализация человечества, именно эти страны получили наибольшую выгоду во времена, когда не существовало никаких ограничений и даже понятия вреда производства, что значительно удешевило и облегчило масштабирование промышленности и обогащение первопроходцев.
    Сегодня же страны, которые только встают на путь индустриализации, сталкиваются с недостижимыми стандартами экологического соответствия и связанными с этим торговыми барьерами, дорогостоящим оборудованием и бесконечными патентами.
    В то же время богатые страны не желают исправлять нанесенный планете ущерб. Новые климатические обязательства стран ООН в Глазго в 2021 году все еще не достигают цели Парижского соглашения и направляют мир к катастрофическому потеплению на 2,4°C.
    В последнем отчете ООН об изменении климата подсчитано, что повседневная жизнь по меньшей мере 3,3 миллиарда человек «высоко уязвима» к изменению климата, и люди имеют в 15 раз больше шансов умереть от экстремальных погодных условий, чем в прошлые годы.
    Катастрофы, связанные с климатом, такие как наводнения и засухи, приводят к перемещению большого количества людей, что усугубит геополитические конфликты. Увеличится недоедание, недостаток питьевой воды, затопление городов, аномальная жара, загрязнение воздуха и связанное с этим распространение болезней и ухудшение ментального здоровья.
    В период с 2000-го по 2019 год более 475 тысячлюдей погибли в результате более 11 тысяч экстремальных погодных явлений во всем мире, а потери составили около 2,56 триллиона долларов США.
    Ключевыми загрязнителями атмосферы являются несколько самых богатых стран мира, а 8 из 10 стран, наиболее пострадавших от последствий экстремальных погодных явлений в 2019 году, относятся к странам с низким или ниже среднего уровнем доходов и просто не способны справиться с последствиями климатических изменений.
    По сути, бедные страны сегодня несут бремя экологического ущерба, нанесенного планете богатыми странами в прошлом. Это бремя минимизирует шансы самостоятельно вырваться в первый мир.
    Последствия изменения климата вместе с провалом политики устойчивого развития на фоне роста населения на один миллиард за следующие 20 лет в небогатых странах мира приведут к масштабной миграции и вооруженным конфликтам.
    Украина занимает особое место в климатическом вопросе. Украинская промышленность после распада СССР так и не вернулась по объемам производства до уровня 1991 года, когда она ощутила влияние на климат планеты.
    После начала войны в 2014-м и в результате широкомасштабного вторжения РФ в 2022-м в промышленный регион Украина лишилась большей части объемов климатически вредного производства, сделав огромный вклад в экологическое будущее планеты.
    Этот вклад должен быть по достоинству оценен западным миром, а международная поддержка должна быть направлена ​​на полное замещение утраченной промышленности новой высокотехнологичной и экологически нейтральной промышленностью, за счет «климатических денег».

    Этот вопрос должен быть не индивидуальным бременем для Украины, а общей климатической ответственностью Запада перед человечеством.

    Конфликт с Россией фактически ускорил введение стратегий энергоэффективности и замещения ископаемого топлива «зелеными» источниками энергии в развитых странах. Но западные лидеры должны взять на себя большую ответственность за будущее планеты и уязвимых стран, ведь только Запад может остановить климатический коллапс, и именно Запад стал главной причиной той плачевной ситуации, в которой человечество находится сейчас.
    5. МИГРАЦИОННЫЙ «ПИЛОСОС»
    В поисках лучшей жизни люди из всех уголков мира пытаются как легально, так и нелегально прорваться в более богатые страны.
    Каждый год умирает около 5000 мигрантов. Абсолютное их большинство погибает из-за утопления, в попытках переплыть Средиземное море в страны Европейского Союза – с 2014-го только в Средиземноморье погибло около 24 тысяч мигрантов, загнанных глобальным неравенством в тупик. На сегодняшний день в мире уже более 280 миллионов мигрантов.

    Даже внутри стран Европейского союза наблюдается значительный переток рабочей силы из менее богатых стран в более богатые. К примеру, Польша уже потеряла около 1,5 млн. своих граждан. В ближайшие годы Польша потребует 3-4 миллиона работников, а к 2050 году – 10 миллионов.
    Сама Польша уже много лет компенсирует недостаток собственных граждан целенаправленным переманиванием на работу и постоянное проживание украинцев, как и граждан других, беднейших стран. Для этой задачи в стране упрощены миграционные процедуры и развернуты международные рекрутинговые программы.
    Еще до старта войны 2022 года в Польше работали 1.5 млн украинцев. Другая страна Восточной Европы, Румыния, является самым большим «донором» людей для богатых стран ЕС.
    Аналогичная тенденция происходит на рынке талантов. Ключевые инновационные центры планеты «высасывают» из всего мира лучших граждан, скупают стартапы и перевозят сотрудников с семьями в западные страны. С 1995 по 2005 год иммигранты основали 52% всех новых компаний Кремниевой долины.
    После начала широкомасштабного вторжения РФ в Украину, по данным ООН, на конец апреля Украину покинули более 5 млн граждан, часть из которых не вернется в Украину. Это, по мнению главы Европейского департамента МВФ, положительно повлияет на восполнение дефицита рабочей силы в ЕС.
    Послевоенная Украина не может позволить себе стать источником рабочей силы для мира.
    Для уменьшения оттока людей в Украине необходимо ввести как стимулирующие, так и сдерживающие механизмы.
    При поддержке партнеров должны быть введены программы льготного кредитования без залога на создание бизнеса и покупку жилья для молодежи, обеспечение достойных стипендий для обучения в Украине при отработке грантов.
    С другой стороны, можно ввести американскую модель налогообложения граждан – обязательство платить налог на прибыль в Украину независимо от места работы в мире или отчислять эти налоги на украинские накопительные пенсионные счета.
    ЕС должен иметь возможность контролировать внешние границы лучше, чем сейчас, что на практике означает предоставление пограничным странам – Украине, Италии и Греции материальной помощи и полномочий по регулированию потока мигрантов в Европу.
    В то же время, миграционные процессы в мире, в случае сохранения текущей климатической и экономической политики Запада, будут только нарастать. Массовые климатические беженцы, беглецы от военных конфликтови искатели лучшей жизни перестанут нести положительный эффект для депопуляционных экономик богатых стран.
    *Во второй части материала тщательно остановимся на других 5 факторах: постправда, приватизация, неравенство государств и людей и оффшоры, которые тем или иным образом поспособствовали появлению российского режима в его нынешнем виде.

    Алексей Жмеренецкий

    2 комментария

    avatar
    Графічні матеріали статті прохання переглядати в оригіналі
    0
    avatar
    Как сказал мой знакомый, осознавая последствия путинской авантюры — поедем мы строить дома в Украине
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.