История
  • 5014
  • Бой повстанцев 1863 года у д.Подберзье Борисовского повета в свете новых исторических фактов

    Андрей ТИСЕЦКИЙ

    Продолжение в статье «ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЫ СВИДЫ/ Тайны инсургентов» — bramaby.com/ls/blog/history/5609.html

    В редакции 09 июля 2017 года

    Эта статья-исследование была в основном мною закончена осенью 2013 года на 150-ю годовщину национально-освободительного восстания народов бывшей Речи Посполитой. Однако в силу ряда обстоятельств представляю ее на суд читателей только сейчас, по прошествии трех лет в доработанном варианте.


    В мае 1863 года повстанческое движение в Минской губернии достигло наивысшего размаха. На территории Борисовского уезда действовало несколько разрозненных отрядов, которые имели стычки с правительственными войсками. Согласно хрестоматийной информации, самый значительный бой тут произошел 7 (19) мая 1863 года как будто около деревни Подберезье нынешнего Хотюховского с/С Крупского р-на. Однако есть ряд свидетельств, которые указывают на то, что этот бой произошел в другом месте.

    Устные предания о тех событиях еще хранят в своей памяти потомки их непосредственных свидетелей. Так, 30 июля 2013 года у меня состоялся разговор с жителем г.Борисова пенсионером Орленком Петром Марковичем, который поведал мне историю, не раз рассказанную ему в детстве дедом из вышеуказанной деревни Подъберезье, Иваном Павловичем Орленком. Последний слышал эту историю от своего отца – непосредственного свидетеля событий. Предоставим ему слово.

    «Во время восстания, в Подберезье прибыл отряд мятежников. Собрали они крестьян и стали агитировать воевать против российского царя. Аргументировали это примерно следующим: «Будет нам воля – будет и вам». Однако никто из местных к мятежникам не приткнул.

    Отряд двинулся к Борисову, где где-то у города произошел бой с царскими войсками, в результате которого мятежники были разбиты. Много их при этом попало в плен. Среди последних был и некий бывший полковник. Этот военный был расстрелян в г.Борисове в районе нынешнего завода Агрегатов, а точнее в районе ЦСМС.

    То ли на следующий день, или же по прошествии несколько суток после своего визита в Подберезье, мятежники вновь проследовали через деревню в обратном направлении. По пятам их преследовали солдаты.

    Некоторые из «паничей», среди которых было много раненых, пытались спрятаться в сараях, стогах сена. Однако крестьяне стали их хватать и сдавать прибывшим в деревню войскам. Прадед Петра Марковича, Павел Орленок, на тот момент уже немолодой человек, также подошел к одному из солдат, как видно природному русаку, и рассказал, что у него в пуне на чердаке прячется раненый мятежник. Солдат проследовал туда и приткнутым к ружью штыком ткнул в место, где тот прятался в сене. Сраженный ударом штыка, повстанец свалился к ногам служивого. Последний, сняв с убитого добротную верхнюю одежду, отдал ее предку рассказчика со словами: «Бери дед свитку».


    Помимо вышеизложенного рассказа, знакомый исследователь истории-поисковик в том же 2013 году поведал мне, что характерные пули системы Минье от 6-линейных дульнозарядных кремниевых винтовок, состоявших на вооружении российской армии во время рассматриваемого восстания, были не так давно до этого в большом количестве обнаружены им в земле в районе католического кладбища Кальвария за д.Углы, т.е. фактически на окраине Борисова, а также недалеко от этого места — в поле между деревнями Неманица и Селитренники Борисовского района. Причем на относительно небольших участках местности размером по несколько десятков квадратных метров каждый. А вот какие-либо археологические следы боя у д.Подберезье Крупского района исследователь-поисковик не выявил.


    Фото из интернета: пули системы Минье

    Используя полученную информацию, попытаемся теперь разобраться в том, что же за мятежники – инсургенты проходили через деревню Подберезье на Крупщине, имели вооруженные стычки с правительственными войсками у Борисова, а также каким образом это может быть связанно с известным боем повстанцев? Для этого, используя доступные источники, попытаюсь составить хронологию событий, имевших тогда место на границе трех Губерний: Могилевской, Минской и Витебской, т.е. там, где все и происходило.

    Перед восстанием в губернском Могилеве квартировала 3-я сводная резервная артиллерийская бригада, в частях которой была создана военно-революционная организация. Ее члены в апреле 1863 года сформировали в Могилевском уезде Черноручский (Могилевский) повстанческий отряд. Во многих уездах Могилевской губернии также были сформированы отряды, которые состояли из офицеров, мелких чиновников, мещан, однодворцев, студентов. Руководители национально-освободительного восстания в Польше и Беларуси придавали большое значение Могилевщине (по терминологии повстанцев Могилевскому воеводству). По договоренности с российской революционной организацией «Земля и Воля» губернские повстанческие отряды, начав наступление по месту формирования, должны были двигаться к Смоленску, с целью соединения восстания с крестьянским движением в русских губерниях. В апреле 1863г. на Могилевщину для подготовки и руководства восстанием был послан в качестве военного начальника воеводства офицер российкого Военного Генерального штаба Л.М.Звеждовский (псевдоним «Топор»), комиссаром воеводства был назначен врач М.А.Аскерко.


    Фото: Л.М.Звеждовский


    Фото: М.А.Аскерко

    В ночь на 24 апреля наиболее крупный отряд под предводительством Звеждовского, насчитывавший около 70 человек, при активном участии студентов земледельческого института овладел Горы-Горками. Одновременно выступили и другие отряды, насчитывавшие по 15-40 человек.

    С целью привлечения крестьян Звеждовский и его соратники повсеместно читали повстанческий манифест и аграрные декреты центрального национального комитета – руководящего органа восстания, распространяли революционно-демократическую литературу.

    На подавление восстания правительство направило воинские части. К Могилеву двинулись резервные батальоны и гвардейские кавалерийские полки. Не найдя поддержки у широких слоев населения, и в первую очередь среди оболваниваемых провославной церковью беларуских крестьян, буквально через несколько дней после своего выступления практически все Могилевские повстанческие отряды были разбиты, рассеяны, или самораспустились.

    В рамках моего повествования представляют интерес действия двух из них: Черноручского и Сенненского.

    Черноручский повстанческий отряд.

    Командир — Олендский Антон Варфоломеевич (ок.1843 – Люблинская губ., Бельский уезд, д.Тучин – 30.3 (11.4) 1864). Сын военного. Блестяще окончил 1-й Московский кадетский корпус (1862), учился в Михайловской артиллерийской академии (С.-Петербург). Подпоручик пешей артиллерии. Принадлежал к офицерской революционной организации, сблизился с членами организации «Земля и воля». В феврале 1863г. распространял ее прокламацию «Льется польская кровь, льется русская кровь». Накануне восстания тайно прибыл в Могилев.

    Ядро отряда сформировалось 21 апреля (3 мая) 1863г. в имении Самсоны из 12 участников повстанческой организации, среди которых были и молодые офицеры, служившие в артиллерийской бригаде в Могилеве: В.А.Корсак, братья М.А. и И.А.Манцевичи и др. Священником отряда был ксендз Пжалковский. На сборный пункт в урочище Макаровый лес у д.Черноручье (ныне Шкловский район) 22 апреля собралось около 30 человек. Здесь окончательно и был сформирован отряд.

    Утром 23 апреля инсургенты собрали крестьян соседней деревни Новоселки и ознакомили их с целями восстания. Олендский обещал крестьянам землю без выкупа и другие демократические преобразования. Подобная агитация проводилась в Полговиках, Литовске и других деревнях, через которые проходил отряд (о такой же агитации в Подберезье вел речь и П.М.Орленок). Имеются сведения о встрече в нескольких селениях мятежников хлебом-солью, однако в целом не готовые к восстанию крестьяне и даже мелкая шляхта относились к ним настороженно, а зачастую и враждебно. 24 апреля повстанцы прошли Друцк, Филатово и прибыли в Кручу (ныне Круглянский р-н). К вечеру 25 апреля перешли в Сененский уезд и остановились в фольварке близ местечка Славении, расположившись лагерем в бору возле р.Вечеринка (теперь Толочинский р-н). Здесь 27 апреля на отряд напала рота резервного батальона Алексопольского пехотного полка под командованием поручика Путяты. Повстанцы мужественно защищались. Рота потеряла 4 человек убитыми и 9 ранеными. В том числе одного офицера. Однако силы были неравные, повстанцы потерпели поражение: около 20 из них погибли в бою, около 70 были схвачены солдатами и окрестными крестьянами. В числе пленных, доставленных 2 мая в Могилев, были Корсак и братья Манцевичи, которые 6 июня 1863г. по приговору военного суда были расстреляны в Могилеве. Олендскому вместе с остатками отряда удалось скрыться, и то ли в Сенненском, то ли уже в Борисовском уезде присоединиться к Сенненскому повстанческому отряду.


    Сенненский повстанческий отряд.

    Командир – Жебровский Константин Адамович (псевдонимы «Костка», «Новицкий»; 1838, Августовская губ. – 24.6(6.7).1863). Учился в Орловском кадетском корпусе и Константиновском военном училище (С.-Петербург). С 1857г. служил в армии. В 1861г. поступил в артиллерийскую академию, принадлежал к военно-революционной организации. Поручик 6-й артиллерийской бригады.

    04.04.1863г., по договоренности с Л.Звеждовским, К.А.Жебровский тайно прибыл из С.-Петрбурга на Могилевщину, где был назначен повстанческим военным начальником Сенненского уезда. 23 апреля 1863г. в имении Слепцы (по другим сведениям в фольварке Мальцы) начал формировать повстанческий отряд, который согласно планов Л.Звеждовского должен был утвердиться около Лукомля, среди тамошних лесов, озер и болот, и действовать на юге от Могилева. Но когда Жебровский прибыл в указанное место, вместо запланированных 150 человек там собралось только 23. Не поддержали повстанцев и местные крестьяне. В Сенненском уезде, на который повстанцы возлагали большие надежды, к ним примкнуло только несколько десятков местных мятежников. В результате отряд Жебровского, который лукомльский ксендз привел к присяге, не насчитывал и 100 человек. Понятно, что идти с такими силами на Сенно, где стояли три роты резервного батальона (в каждой от 50 до 100 человек) было невозможно. Жебровский направил свой отряд в Минскую губернию в Борисовский уезд, где в Волосевичах (теперь Лепельский р-н Витебской области) соединились несколько повстанческих групп.


    Общее вооруженное выступление в Витебской губернии, как и в Могилевской, было назначено на 23 апреля (день св.Юрия па ст.ст.), но в отличие от последней не имело такого же централизованного и военизированного характера управления. В рамках моего исследования нам интересны два повстанческих отряда: Дисненский и Лепельский.

    Дисненский повстанческий отряд

    Командир и организатор – Генрих Дмаховский (14.10.1810 Вильня — 14.5.1863) – шляхтич Дисненского повета, выпускник Виленского ун-та. Д-р права, скульптор. Участник восстания 1830-1831г.г. и экспедиции Юзефа Заливского на Волынь и Полесье в 1833г. Политэмигрант. Жил в Австро-Венгрии, Франции, США. Накануне восстания 1863-1864г.г. вернулся на родину. С ее началом — комиссар Дисненского повета. После организации отряда двинулся в сторону д.Кубличи и м.Докшицы, однако, в ходе начавшегося 30 апреля 1863г боя у д.Поречье Борисовского уезда, Г.Дмаховский был убит первым же выстрелом. Потеряв командира, инсургенты не смогли оказать действенного сопротивления и отошли мелкими отрядами в глубь леса [1]. Это по одним данным. По другим командир инсургентов участвовал в нескольких боях и погиб в указанном месте 26 мая. Похоронен на курганном могильнике около д.Бирули Докшицкого р-на Витебской обл. [2].



    Иллюстрация: Генрих Дмаховский (автопортрет)

    Лепельский повстанческий отряд

    Командир и организатор – Оттон Гребницкий (1829-1865), сын богатого помещика Лепельского уезда, профессиональный революционер. Есть сведения, что в составе отряда был поэт Ф.Топчевский. Практически сразу после его организации был рассеян. О.Гребницкий был схвачен и осужден на 6 лет каторги. До Сибири он не дошел – умер в Екатеринбурге.

    Что касается Минской губернии, то в рамках моего повествования нам интересны Борисовские повстанческие отряды, созданные на севере и в центре уезда. И в первую очередь нас интересует отряд, созданный в районе м.Холопеничи.

    Холопеничский повстанческий отряд

    Согласно краеведческим записям Адама Богдановича, отца знаменитого беларуского поэта, «местный отряд сформировался возле с.Лисичина (в 15 верстах), где довольно много мелкой шляхты. Он шел по помещичьим усадьбам, запасаясь обозом, провизией и фуражем, а также вербуя людей. Как-будто было собрано человек 150-200 во главе с неким (неидентифицированным) капитаном Трощинским[2].


    Восстание на Минщине началось 19(30) апреля 1863 года. В Борисовском уезде отряд численностью более 25 человек сосредоточился в Нестановичах. В него входили отставной офицер Валицкий из имения Сукневичи, Густав Валицкий из Заельника, находящийся в отпуске офицер царской армии Леонард Бачизмальский, помещик Булгак, сын помещика Матвея Позняка Константин, писарь мирового посредника Манюшки Петровский, бывший зембинский волостной староста Сецкий, писари Корсаковичского, Волосецкого и Мстижского волостных правлений, помещичьи экономы и другие разночинцы. Руководил повстанцами офицер Генерального штаба российской армии Мельхиор Чижик[3]. Последний имел чин штабс-капитана и до восстания служил в Московском гренадерском Великого герцога Фридриха Мекленбургского полку.

    Из Нестанович отряд двинулся в Метличицы. В ночь на 19 апреля мятежники напали на это имение, принадлежавшее помещику Свенцицкому, где забрали лошадей и коляски. В имении помещиков Валовичей Околово увели с собой писаря. Далее направились в Дедиловичи и Мстиж.

    23 апреля крестьяне д.Рогатка Борисовского уезда доносили в штаб резервного Кременчугского пехотного полка, что в пунях имения Нежицы в 20 верстах от Борисова также находится шайка мятежников[4].

    С 4 по 7 мая на территории Борисовского уезда произошло четыре боестолкновения между повстанцами и ротами резервного Кременчугского пехотного полка[5].

    На начало мая 1863 года повстанцы из Борисовского, Лепельского и Сенненского уездов стали собираться в арендном имении Волосевичи Борисовского уезда (теперь Лепельский район). Группу повстанцев из Лепеля сюда привел исключенный из службы по саперным батальонам подпоручик Николаевской инженерной академии Пржемыслав Колб. По одним данным объединенный отряд возглавил Кучевский (псевдоним?)и Жултко (псевдоним?), по другим – отставной подпоручик Павел Дыбовский (псевдоним Заремба), владелец имения Рудницы Минского уезда[6]. Последнюю версию считаю ошибочной, так как, например, в публицистической статье А.Мальдиса и В.Короткевича «Горад паустае 1863-1864» в книге «Горад i годы» указано, что отряд П.Дыбовского (Зарембы), в количестве 69 человек, после 16 мая 1863г. в районе Койданава соединился с отрядом Апполинария Свенторжецкого и только после этого объединенный отряд принял присягу[7].

    Среди волосевичских повстанцев был и Ян Эберлейн[8], но то, какое значение он мог иметь к тому, что сбор повстанцев произошел именно в районе имения Волосевичи, будет раскрыто в моей следующей статье-исследовании «ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЫ СВИДЫ/Тайны инсургентов».

    Что касается Кучевского, то точных данных о том, кто был этот человек, у меня нет. В архивном списке «Преступников, имущества коих подлежат конфискации в казну» — «Лица, бывшие предводителями мятежнических шаек и участвовавшие в оных, убитые в делах с войсками, или неизвестно куда скрывшиеся» под №46 обозначен некто Кучевский, дворянин, арендный владелец села Волосевичи. В разделе II этого же списка «Лица, приговоренные военными судами к наказанию по первой категории» под №28 указан Александр Кучевский, дворянин Тельшевского уезда (Ковенская губ.) [9]. Возможно это одно и тоже лицо, а может и нет. Моя же версия будет в следующей, указанной выше, статье-исследовании.

    Что же касается Желтко, то вполне вероятно, что под таким псевдонимом мог скрываться и штабс-капитан М.Чижик. Как уже было показано выше, именно бывшие офицеры, брали себе конспиративные псевдонимы. Происходило это, судя по всему по причине того, что за участие в восстании со стороны властей их, как правило, ожидало только одно наказание — расстрел.

    Теперь, перечислив потенциальные силы повстанцев в рассматриваемом районе на 7(19).05.1863г., вернемся к их бою с правительственными войсками у д.Подберезье.

    Согласно рапорта командира Кременчугского пехотного полка полковника Домбровского от 10 мая 1863г. за №1403, «6 мая команда, состоящая из двух рот (14-й и 15-й), во главе с капитаном Журомским возвращалась от имения Волосевичи в Борисов. В это время командиру полка от местных жителей поступила информация о том, что в этот же день в 25 верстах от города, недалеко от д.Ратутичи, был замечен отряд инсургентов, проследовавший в сторону Холопенич. Журомскому была поставлена задача, настигнуть мятежников. На рассвете 7 мая он выступил с ротами из села Барань на м.Холопеничи, но, не доходя 12 верст до них, по указанию местных жителей повернул вправо. Пройдя 10-12 верст, был обнаружен отряд инсургентов в количестве 300-400 человек, в том числе до 60 конных, около самой деревни Подберезье. Последние были размещены бивуаком, на возвышенном и покатом до леса месте, огороженном с фронта палисадом из плетня. Команда под началом Журомского, будучи укрытой густым лесом, подошла довольно близко и остановилась. После этого капитан построил роты в ротные колонны, выделил вперед 30 стрелков под командованием прапорщика Троцкого-Сенитовича, а сам подошел к ограждению и, махая белым платком, предложил сдаться. Инсургенты, видя малочисленность стрелковой сети, сделали несколько выстрелов и кинулись на солдат в атаку. В это время из леса выступили ротные колонны и, с криком «ура!», напали на атакующих.

    Мятежники, увидев эти колонны, сразу развернулись и стали спасаться бегством. Команда Журомского преследовала их на протяжении 2-х верст, но усталость солдат и наступивший вечер вынудили остановить преследование.
    В результате погибло 9 мятежников. Они были найдены на поле. Ранено 12 (из них 2-е умерли). 11 взято в плен. Сверх того, совершенно здоровыми, взято в плен 5 человек».


    Домбровский пишет, что «ни раненых, ни убитых со стороны его солдат не было. При поражении мятежников был отбит весь их обоз, который состоял из 46 лошадей, 15 подвод, 54 ружей, 11 пистолетов, 1-й пушки малого калибра (не более 10 вершков длины) (выделено мною — А.Т.), 24 топора, 16 сабель, 63 кос, 17 штыков, около 30 фунтов пороха, одного пуда свинца (в картечных пулях и дроби), 110 единиц разной одежды и одного кузнечного меха".

    Согласно рапорта, «после такого поражения, повстанцы, спасаясь бегством, рассыпались по лесах и находятся в самом тяжелом положении. Крестьяне близлежащих деревень собирают их по одному и доставляют к полковнику в Борисов. «Шайка» же оказалась та же самая, которую капитан Журомский преследовал при Волосевичах, откуда она проследовала сюда через Могилевскую губернию».

    Далее Домбровский пишет в своем рапорте, что «9 мая им получено донесение из Нестановичского сельского управления о появлении новой «шайки» на границе Вилейского уезда, куда он сразу же предписал направиться из Логойска к деревне Завишин командиру 14-й роты"[10]. Не исключено, что отряд возглавлял Станислав Осецимский, про которого на данный момент достоверно известно только то, что в 1885 году он жил в эмиграции, а 15.03.1885 года лишен российского гражданства с запретом находится на территории империи[11]. О роли шляхецкого рода Осецимских в восстании на территории бывшего Борисовского уезда (повета) будет идти речь в моем следующем исследовании.

    Согласно другого архивного документа бой у д.Подъберезье носил затяжной характер. Длительное время велась перестрелка. А когда боеприпасы оказались на исходе, повстанцы вынуждены были отступить. При этом 11 из них были убиты, а 25 взято в плен. Местные крестьяне после боя задержали еще 24 повстанца и передали их властям. Среди трофеев отмечена помимо всего вышеперечисленного и повстанческая литература [12].

    В тот же день 7 (19) мая 1863г., когда произошел бой у д.Подъберезье, рота капитана Францевича разбила в лесу под названием Воловья гора, между Холопеничами и Щаврами, еще один повстанческий отряд под командованием Валериана Шлягера, который базировался во владениях Томаша Хмуровича. Повстанцы потеряли 5 человек, а вскоре крестьяне схватили еще 24-х, в том числе Хмуровича и кадета полоцкого корпуса Нитаславского[13]. Сам В.Шлягер в руки карателей не попал. По состоянию на октябрь 1864г. он находился в розыске[14].

    12 мая, сменивший Владимира Назимова на посту генерал-губернатора Северо-Западного края М.Муравьев-Вешатель назначил командующим войсками в Минской губернии генерал-лейтенанта В.И.Заблоцкого и приказал ему ввести военное положение в уездах, в которых, которые ранее не были объявлены на военном положении: Минском, Бобруйском, Игуменском, Борисовском и Речицком[15]. В Борисовском уезде военным начальником был назначен командир резервного Кременчугского пехотного полка полковник Домбровский, в Минском – полковник Воронов, Игуменского – подполковник Чурский.

    18 мая борисовский уездный исправник майор Воронец в своем рапорте писал, что с 13 на 14 мая «шайка мятежников» появилась в имении Бересполь помещика Котовича. 14 числа она направилась к имению Поречье Борисовского уезда, принадлежащему отставному генерал-майору Юзефовичу П.А., где была настигнута и разбита прибывшим и Лепеля военным отрядами. Из числа тех, кто сложил оружие и сдался властям, 10 человек явились сами, а конкретно временнообязаные крестьяне Лепельского уезда, а также служащие и писари Лепельского суда, дворяне и разночинцы. Их доставили в Борисов к полковнику Домбровскому. Сведения о том, кто возглавлял повстанческий отряд противоречивы. Одни утверждали, что во главе его стоял некто Добровский, другие – Дмаховский. Про убитых и раненых сведений нет[16]. Вполне вероятно, что данный отряд, до описанных в рапорте событий, мог иметь прямое участие в деле уд.Подберезье.

    В конце мая власти получили информацию, что остатки «шайки», разбитой при д.Подберезье, собираются в лесах помещика Тихоновицкого, в урочище Быковка под руководством Кучевского. 16-я и 20-я роты Кременчугского резервного пехотного полка выступили из Холопенич и направились в фольварок Воловья гора. 28 мая солдаты приблизились к дому лесника, расположенному среди непроходимых болот и лесов, где было обнаружено несколько мятежников, попытавшихся скрыться. Один из них был ранен и взят в плен. В качестве трофеев солдатам достались также 3 ружья, пистолеты и боевые припасы. Один из пленных показал, что Кучевский был убит [17].

    Теперь вернемся к информации поисковиков, на которую я выше ссылался. Интересно, что в окрестностях д.Подберезье нынешнего Крупского района следов боя инсургентов с царскими карательными войсками ими не выявлено. Это косвенно может подтверждать его ход по версии полковника Домбровского. А именно то обстоятельство, что он был скоротечный. Про собственно сражение у Подберезья не идет речь и в повествовании П.М.Орленка. О другом же, предполагаемом месте боя, будет идти речь в моей следующей статье-исследовании.

    Также имеется исторический документ, который подвергает сомнению численность и качество заявленных полковником солдат, принимавших участие в бою.

    Обратимся к заключению Могилевской следственной комиссии по участию крестьянина д.Дубы Осипа Ивановича Пашкевича в восстании 1863г. Читаем:

    «По рассмотрению следственного дела о незаконнорожденном сыне солдатки Леси Лаврентьевой по замужеству Пашкевич, Осипе Ивановиче Пашкевиче, бывшем в мятежнической шайке, оказывается, что Пашкевич взят был в мятежную шайку насильно и по разбитию оной 7 мая 1863г. у д.Подберезье Борисовского уезда, возвратился в дом матери, откуда тотчас же был доставлен крестьянами к приставу 4 стана Сенненского уезда. При допросах и во время следствия Пашкевич не сознался в участии в перестрелке, происшедшей при встрече шайки с отрядом русских войск при д.Подберезье, но в том уличается присяжными показаниями доставивших его в стан крестьян, которым говорил сам, что убил лошадь под казаком (выделено мною Т.А.), а потому я определяю: Осипа Ивановича Пашкевича, 20 лет, вероисповедания римско-католического, отправить в Москву…».

    Могилевский гражданский губернатор подпись» [18].

    Итак, из документа следует, что в бою у Подберезья на стороне российских войск выступили не только две пехотных роты, но и какие-то казаки, возможно из близлежащего Лепеля[19]. Последнее обстоятельство, вместе с наличием у повстанцев маленькой пушки, наводит меня на мысль о возможном участии в бою на стороне повстанцев борисовских землевладельцев Свид, а на стороне царских войск – отряда крестьян из сельской стражи, числом от 60 до 100 человек. Но об этом читайте в моей следующей статье «ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЫ СВИДЫ/ Тайны инсургентов».

    События 1863 года в народных преданиях жителей Толочинского района и м.Холопеничи

    В 1920-х годах Оршанское окружное товарищество краеведения собирало записи народных преданий о восстании (Васiлеускi Д. Сялянства Вiцебскай i Магiлеускай губерань у паустаннi 1863 году. Полымя. 1928. №6). Основные положения итоговой работы отражены и в книге «Памяць. Талачынскi раен»[20].

    Так вот собранные тогда краеведами сведения относительно разгрома царскими карательными войсками Черноручского повстанческого отряда в некоторых деталях очень образом похожи на рассмотренные выше сведения о бое повстанцев возле д.Подберезье.

    А именно, народная молва о военных действиях и победах отряда Антония Олендского, которая передавалась последующим поколениям, сильно преувеличивала действительные силы отряда, который фактически насчитывал около 100 человек. Так, согласно записи в д.Соколино, его отряд насчитывал 250 человек, в Толочине — 750 человек, в д.Уголевщина — 1000 человек. Правда, предания спутали имя командира повстанцев с именем поручика Корсака, который был в отряде. Особенно яркими красками рисует предание последнюю битву отряда Олендского с царскими войсками около д.Антоново 26 и 27 апреля. Первая стычка этого отряда с ротой Александровского полка закончилась победой повстанцев. Предания свидетельствуют, «что тысяча повстанцев под командованием пана Корсака разбили царский отряд в 260 человек, порубили солдат на капусту, так что осталось всего 7 человек, которые как-то дотянулись до Могилева. Оттуда прислали уже 5000 солдат. После первой победы „поляки“ организовали пиршество, накупили водки, пива, уснули мертвым сном в своем лагере в бору на горе. Русские солдаты окружили ночью лагерь и ждали, когда „паны“ повстают. Уже встало всходить солнце, „паны“ все спят. Тогда солдаты надумались их разбудить, поставили духовую музыку и заиграли, как только солнце взошло. Повскакивали „поляки“, а солдаты давай их стрелять. Ни одного не выпустили живого, побили всех, остался только раненый „командир“ „пан Корс“, у него была отсечена рука. Долго мучился Корс, однако наконец умер, положил свою голову зря». (записано в д. Уголевщина)[21].

    В официальных документах про это значилось, что рота Александровского пехотного полка в лесу возле местечка Словени настигла в укрепленном лагере отряд повстанцев в 100 человек. В бою повстанцы были разбиты, убито 21 человек, а ранено 2, на месте взято в плен 19 человек, а после крестьяне выловили еще 60 человек повстанцев.

    Предание, записанное в Толочине, называет поручика Корсака панам Карским и сообщает, что он имел поместье в Монастырях.

    Сильное впечатление произвела на население группа повстанцев, которую вели через Толочин после разгрома восстания. Их оружие везли на семи подводах, удивление вызвала деревянная пушка (выделено мною — А.Т.) , обитая деревянными обручами[22].

    А вот уже записи Адама Богдановича.

    "… Не долго длилась эта затея. Отряд (Холопеничский) прошел 7 верст от Холопенич и остановился возле д.Подберезье на привал пр речке Наче.

    Степан с Корнеем и другими обозными навесили котлы и принялись за стряпню. А паны за выпивку и закуску.

    День был летний и жаркий. Многие соблазнились купаньем в реке. А между прочим, отряд солдат, под прикрытием леса, напал на повстанцев врасплох и открыл пальбу по безоружным. Поднялась суматоха, крики «до брони» [к оружию], купавшиеся, выскочив из воды, на берегу одевали рубашки, а по ним стреляли в догонку.

    Много здесь было перебито и переранено, пока отряд врассыпную кое-как открыл огонь и, отстреливаясь, стал отступать за деревню в березняки. Судя по рассказам крестьян-очевидцев, в сущности, это было бегство. Раненых приканчивали штыками. Около половины успело уйти, но отряд был разбит и рассеялся…

    Пять обозных телег завалили трупами и в демонстративных и следственных интересах повезли хоронить в Холопеничи..."[23].


    Если же сравнить различные перечисленные выше сведения о боях у м.Славени, то общаться такие подробности как: отряды располагались лагерем в бору на возвышенности; у реки; застигнуты врасплох после обильной выпивки; у обоих было по одной небольшой пушке. Учитывая же, что в обоих случаях густо намешаны устные предания с официальными (тоже весьма приукрашенными) сведениями российских властей, а также некоторых общих участников обоих боев, можно полагать, что подробности эти как в устной народной памяти, так и в официальных источниках, могли взаимно накладываться друг на друга. Благо расстояние от обоих мест (даже если учитывать разные варианты идентификации Подберезья) небольшое. Наложение же добавляет и бой повстанческого отряда Валериана Шлягера в лесу под названием Воловья гора (выделено мною — А.Т.), между Холопеничами и Щаврами, который имел место в тот же день, что и бой у д.Подберезье 7(19) мая 1863 года.

    Судьбы повстанцев


    Как же сложились судьбы остальных явных известных командиров объединенного отряда, принявшего бой у д.Подберезье.

    По хрестоматийной информации П.Колб был схвачен через некоторое время после боя и расстрелян в Динабурге.

    После боя был схвачен и А.В.Олендский, который 30.03.1864г. был публично расстрелян в Минске.
    После боя был схвачен и К.А.Жебровский, который, согласно приговора военно-полевого суда, был расстрелян в Борисове. О расправе над ним поведал А.И.Герцен в «Колоколе». Судя по всему, командир Сенненского повстанческого отряда и есть тот самый «полковник», о котором шла речь в рассказе П.М.Орленка. За это же говорит и рапорт Домбровского, в той его части, где он отождествляет «шайку», разбитую при Подберезье с той, что ранее находилась в Волосевичах, изначально проследовав туда из Могилевской губернии. За то, что расстрелянный «полковник» и есть К.А.Жебровский, говорит и еще один документ.

    Так, в деле о выявлении причастности к восстанию ряда лиц из Обчугской волости Сенненского уезда, имеются показания крестьянина Ивана Аксеновича Тюгла, 48 лет, который показал, что: «в день, когда услышали, что под (неразборчиво) разбита шайка, говорил я бывшему старшине Евмену: не следует ли взять проезжавших в это время по местечку двух незнакомых лиц, так как слышно было, будто в других имениях берут подобных лиц. Но Евмен, вышедши на крыльцо, ответил мне, что: «Не ваше дело, ваше сторона дело, когда я велю, тогда возьмете». После того эти проезжие выехали в д.Киевец и там пытались дороги в Язбы, сказав, что им нужно к полковнику. Там Никифор Дмитриев и другие крестьяне хотели их взять, но не взяли…» [24].

    Судя по всему, двое неизвестных спешили на соединение с отрядом «полковника» Жебровского. Деревни Обча, Киевец и Язбы находятся в северной части нынешнего Крупского района, т.е. там же, где и д.Подъберезье.

    Еще один возможный участник рассматриваемого боя, который мог выступать под псевдонимом Желтко – штабс-капитан Мельхиор Чижик, в дальнейшем оказался в «шайке» Станислава Лясковского на Игуменьщине. В декабре 1863г., после роспуска отряда, он сдался властям и был осужден на 20 лет каторги[25].

    Выводы

    Теперь, сопоставив вместе движение повстанцев из д.Подъберезье в сторону Борисова (рассказ П.М.Орленка), наличие материальных следов боестолкновений у Кальварии и между Неманицей и Селитренниками (найденные поисковиками пули системы Минье), информацию о четырех неизвестно где происходивших боях повстанцев с войсками в период с 4 по 7 мая 1863 года, а также информацию о движении отряда инсургентов со стороны Ратутич в сторону Холопенич (Рапорт Домбровского), можно предположить и следующий вариант предшествующих бою событий.

    Так, через Подъберезье в первый раз, скорее всего, проследовал отряд Жебровского, или же остатки отряда Олендского. Далее одна из этих партий, или же обе вместе, действительно проследовали в сторону г.Борисова, возможно с целью соединения с другим отрядом, например, возглавляемым братьями Свидами. У Кальварии объединенный отряд столкнулся с какой-то воинской частью, скорее всего с казаками и, судя по всему находившимся с ними отрядом сельского караула, в котором были и крестьяне Гливинской волости. Повстанцы вынуждены были вступить в бой, а потом отступить. Повторно они были настигнуты в поле между Неманицей и Селитренниками и, после перестрелки, также отступили. Далее произошла встреча с объединенными отрядами, которые ранее базировались в районе Волосевич и отошли оттуда, не желая вступать в стычку с ротами Кременчугского резервного полка под командованием капитана Журомского. Далее отряд стал лагерем у д.Подберезье, возможно в дальнейшем имея цель напасть на те же самые Холопеничи.

    В рассматриваемом же бою на стороне российских войск помимо двух пехотных рот принимали участие казаки и крестьяне из сельского караула, преследовавшие повстанцев от района Ухолоды (предположительно) и далее по пути — Кальвария, Неманица, Селитренники, Ратутичи, Подберезье.

    И это лишь один, из возможных, вариантов реконструкции, происходивших накануне боя у д.Подъберезье, и связанных с ним, событий, не нашедших отражения в известных нам архивных и мемуарных материалах.

    P.S.

    О других потенциальных руководителях сил повстанцев у д.Подъберезье, вероятных местах самого боя и последовавших после него событиях восстания, будет мною рассказано в следующей статье — исследовании «ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЫ СВИДЫ/ Тайны инсургентов» — bramaby.com/ls/blog/history/5609.html.



    Проект памятника повстанцам — участникам боя у д.Подберезье авторства Л.Ладуна[26].

    Ссылки:

    [1]НИАБ. Ф.295. Оп.1.Д.1527. Л.67.
    [2]Богданович А. Мои воспоминания. Неман. №5. 1994. С.53, 54.
    [3]Ермаловiч В.Генры Сандэрс, ен жа Генрых Дмахоускi. Газета «Республiка», №188, 02.10.2010г.
    Там же. Л.65.
    [4]Там же.
    [5]Анiскевiч Г. Паустанне 1863 года у нашым краi. Гоман Барысаушчыны. №1 (94),2007. [6]Грыгорьева В.В. Крупшчына у перыяд капiталiзму. Книга «Память» Крупского–на. М. 1999. С.84.
    [7]Мальдиса А. и Короткевича В. Горад паустае 1863-1864. Горад i годы. Мн., 1967. С.15-28.
    [8]Мацвейчык Дзмiтрый. Удзельнiкi паустання 1863-1864 гадоу/ бiяграфiчны слоунiк/ паводле матэрыялау Нацыянальнага Гiстарычнага Архiва Беларусi/ М. «Беларусь». 2016. С.642.
    [9]НИАБ. Ф.162. Оп.1. Д.116. Л.39-40.
    [10]Виленский временник. Архивные материалы музея. Книга 6.Часть вторая. Вильно, 1915. С.54.
    [11]Мацвейчык Дзмiтрый. Там же.С.48.
    [12]НИАБ. Ф.295. Оп.1. Д.1513. Л.1-3.
    [13]Грыгорьева В.В. Крупшчына у перыяд капiталiзму. Книга «Память» Крупского–на. М. 1999. С.84-85.
    [14]Мацвейчык Дз. Там же. С.626.
    [15]НИАБ. Ф.295. Оп.1. Д.1517а. Л.58-58об.
    [16]НИАБ. Ф.295. Оп.1 Д.1527.Л.94-95.
    [17]Журнал военных действий в Минской губернии с 21 мая по 18 июня 1863г.
    [18]НИАБ. Ф.2001, Оп.2, Д.101.
    [19]Мацыейчык Дзмiтрый. Стварэнне i дзейнасць паустанцкiх атрадау на памежжы Барысаускага, Сенненскага i Лепельскага паветау у 1863 г./ Гiсторыя Друцка-Бярэзiнскага Краю. Матэрыялы Першых грамадзкiх навукова-краязнаучых чытанняу/ М. «Медысонт». 2015. С.186.
    [20]Шаурук Н.В. Падзеi паустання 1863 года у народных паданнях. Памяць. Талачынскi раен. Мн. Изд. «Беларуская савецкая энцыклапедыя iмя Пятруся Броукi».С.52-53.
    [21]Там же.
    [22]Там же.
    [23]Богданович А. Мои воспоминания. Там же. С.54.
    [24]НИАБ. Ф.2001. Оп.2. Д.93. Л.51-52.
    [25]http://acaraj-kut.blogspot.com.by/2013/12/2012_31.html.

    [26]Мацельскi М. Барысаушчына ад старажытных часоу да сучаснасцi. Гоман Барысаушчыны. №2(35) за 20 февраль 2002г.

    Литература:

    1.Энцыклапэдыя гiсторыi Беларусi, Мн.1993. Т.1. С.1024
    2.Там же, Т.2. 1994г. С.340-341;
    3.Там же. Т.31996г. С.361;
    4.Там же. 1999г. Т.5, С.9, 31;
    5.Анискевич Г.И. «Ян и Виктор Свиды в национально-освободительном восстании 1863-1864», доклад на I научно-практической конференции «Колодеевские чтения» (25.11.2009), сборник материалов ГУО «Борисовская центральная районная библиотека», Борисовская укрупненная типография им.1Мая, 2012г. С.58-64;
    6.Хурсик В. Трагедыя белай гвардыi. Мн. Пейто. 2002. С78, 80;
    7.Интернетресурс «Неафецыйны сайт г.Бяразяно» раздел «Гiсторыя паустання 1863-1864 на Iгуменшчыне (Бярэзiншчыне) со сноской на книгу Г.В.Киселева «На переломе двух эпох: восстание 1863 на Минщине. Мн. 1990г.
    8.Книга «Память» Березинского района. С84, 85, 93-96;
    9.Книга «Память» Червенского района. С.59;
    10.Книга «Память» Крупского района. С.84-85;
    10.Караткевiч У. «Горад паустае». Збор творау у 8-мi тамах. Т.8, кнiга другая, Мн. «Мастацкая лiтаратура», стар.263;
    11.Дрозд Д.«Землевладельцы Минской губернии», Мн. «Медисонт», 2010г.
    12.Царква: беларусскi хрысцiянскi партал. Участие духовенства в повстанческих движениях на беларусских землях в 1863г. О.В.Карпович. 18.04.2010г.
    13Мацвейчык Дз. Паустанне 1863-1864 гадоу у Беларусi: нарыс баявых дзеянняу. Мн. «Медысрнт». 2013.
    14.Хаценчык Зм., Канецкi Дз. Падзеi паустання 1863 года на Вiленшчыне. Мн. «Кнiгазбор». 2013.


    23 октября 2013 года
    • нет

    8 комментариев

    avatar
    7 (19) мая 1863 года около деревни Подъберезье (сейчас на территории Хотюховского с/С Крупского р-на)? А почему не возле деревни Подберезье Борисовского района???? От Борисова 10 км, а не 50 как до д. Подберезье Крупского района. Очень интересная статья, но здесь вероятно ошибка! Вряд ли инсургенты за один день преодолели бы такое расстояние. Высылаю известную мне информацию
    +2
    avatar
    Спасибо большое. Возможно бой действительно имел место в районе д.Подберезье нынешнего Борисовского района, или же в другом месте. (Кстати оба Подберезья на рассматриваемое время находились на территории Борисовского повета (уезда). Но подробно об этом будет в следующей статье-продолжении, в которой я использую еще одно семейное предание, и с его помощью продолжу попытку реконструкции событий. Тут еще много интриг.
    0
    avatar
    Не советовал бы Вам использовать источники устной истории в данной ситуации. Мы живём в эпоху массовой культуры. Непосредственные участники ІІ мировой войны во время интервью зачастую пересказывают сюжеты художественных произведений, а не свои непосредственные наблюдения. Здесь же речь идёт не о современниках, а о реконструкции событий на основе фольклора. Восстание 1863 г. было широко использовано в имперской и советской пропаганде. Появились мифологемы, которые, допустим, стали известны предкам опрошенных Вами людей: посмотрели фильм, прочитали книгу и т.д. Сюжет, рассказанный дедом внуку вполне может превратиться из художественного произведения в семейную легенду. Это очень распространённая практика. Нарисуйте карту боевых действий. Карты той эпохи доступны на globus.tut.by. Это визуально ответит на многие вопросы!
    +1
    avatar
    Не согласен с вами. Тема восстания 1863-1864 годов в народной памяти практически отсутствует и поэтому устные свидетельства представляют собой бесценный материал. Она фактически стерлась наложениями памяти о Первой и Второй Мировой, эпохе революций, войны Польши и РСФСР, гражданской войны и коллективизации, послевоенной смуты. Считанные произведения освещали события восстания. Опять же полученные мною свидетельства исходят от потомков простых крестьян и в них присутствует отпечаток эпохи и политики геноцида народной памяти, осуществленной российской царской властью, а потом во многом и коммунистами. Причем этих людей находил случайно я сам, а не они лезли во все щели со своими воспоминаниями накануне и в период 150-летия восстания. Поэтому доверия к ним больше. Тут только надо сопоставлять документальные свидетельства с устными и много анализировать, отметая наносное и оставляя существенные моменты. Я фактически потратил на это 10 лет. Сейчас, когда вышел из печати справочник персоналий участников восстания, я наконец решился предоставить на суд читателей две парные статьи-исследования. Но в следующей статье-продолжении вы все поймете сами. А вот насчет карт надо будет действительно сделать привязку к местности. В этом вы совершенно правы.
    0
    avatar
    +2
    avatar
    Piękne. Nie znałem tego. Dziękuję.
    +1
    avatar
    Дзякуй i вам. Хутка будзе вельмi цiкавы працяг.
    +1
    avatar
    Высылаю Вам ссылку на карту боёв повстанцев pl.wikipedia.org/wiki/Powstanie_styczniowe_na_ziemiach_zabranych#/media/File:Battles_of_January_Uprising_in_Lithuania,_Belarus_and_Ukraine.JPG.
    Не ней обозначен и бой под Подберезье. Надеюсь, что теперь Вы поймёте, что деревня Крупского района здесь ни при чём!
    Районные книги «Память» не всегда писали профессионалы! Статьи про битву близ деревни Подберезье попали и в Крупскую книгу Память и в Борисовскую! Обе книги доступны в широком доступе. Можете убедиться.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.