История
  • 3664
  • «КРАХ» ОПЕРАЦИИ «ШЛЕГЕЛЬ» /или Как из простого беларуского еврея можно умудриться сделать оберштурмфюрера СС

    Андрей ТИСЕЦКИЙ



    В редакции 20.08.2017г.


    10 августа 2010г. в газете «Вечерний Минск» была опубликована статья некоего Виталия Алексеева «Крах операции «Шлегель», речь в которой шла о неудавшейся провокации германских спецслужб, которая якобы имела место в 1944- м году в период оккупации Беларуси[1]. Ознакомившись с нею, я пришел к выводу, что это краткий пересказ историко-художественного очерка «Свидание без любви», авторства некоего же подполковника КГБ СССР В.Коровина из сборника «Чекисты», изд. ЦК ВЛКСМ «Молодая Гвардия», М., 1970, с.314-320. Причем, если оригинал представляет из себя хотя и весьма сумбурное и, с большего, далекое от истины повествование, но тем не менее содержащее ряд очень интересных для людей, интересующихся отечественной историей фактов, то в кратком его изложение В.Алексеевым, эти факты как раз уже отсутствуют. А ведь сюжет сам по себе очень интересный, и до сих пор никто, кроме сотрудников НКГБ-КГБ, принимавших в нем непосредственное участие, разумеется, так и не попробовал «расставить тут все точки над i». В силу же некоторой осведомленности об изложенных в указанных публикациях событиях, попробую прояснить, что же на самом деле могло иметь место в действительности, а что представляет собой не более, чем авторский вымысел, выдаваемый за «чистую монету».

    Для начала воспроизведем статью В.Алексеева с некоторыми сокращениями литературно-художественных вставок. Итак:

    Крах операции «Шлегель»


    «В 1944 году (в оригинале – указан март 1944г.[2]) начальник 3-го отдела управления полиции безопасности и СД «Генерального округа Белоруссии» оберштурмфюрер СС Шлегель якобы разработал план создания фиктивного «Центрального комитета освобождения Западной Белоруссии» — организации из белорусских националистов под маской подпольной патриотической организации.

    В одиозных планах предполагалось, что «ЦК ОЗБ» возглавит руководство всей партизанской борьбой и, подчинив своему командованию партизанские соединения, отдаст им приказ выступить против наступающих советских частей. Кроме того, 2-3 партизанские бригады будут передислоцированы в район Лиды для уничтожения неблагонадежных польских легионов. Последний пункт этой авантюры — от имени «ЦЗ ОЗБ» объявить всеобщую мобилизацию в партизанские бригады и бросить их в бой против Советской Армии.

    Трудно сказать, чего было больше в этой акции, которая получила название операция «Шлегель», — откровенного фантазерства или полного незнания настроений людей. Но факт остается фактом: фашистская разведка считала эту операцию перспективной, затратила на нее много усилий и средств. Речь шла не только об ударе по белорусским партизанам, но и о том, чтобы посеять национальную вражду между русскими, белорусами, поляками. Эта диверсия крупного масштаба была предотвращена чекистами в 1944 году.

    Все началось с задержания бойцами оперативной группы НКГБ «За Родину» в одном из районов Барановичской области (ныне территория Минщины) (в первоисточнике – Мирский район (С.314)[3]) двух неизвестных. На допросе задержанные назвались Зайцевым и Михневым, представителями «Центрального комитета освобождения Западной Белоруссии», предъявили удостоверения и обращение «ЦЗ ОЗБ» к партизанским отрядам, подписанное фамилией Б. Ваксов.

    Командир отряда подполковник госбезопасности Дмитрий Армянинов серьезно встревожился. Задержанные знали о границах постоянно изменяемой дислокации партизанских отрядов. Настораживало и обращение, из которого следовало, что «ЦЗ ОЗБ» считает себя если не главным штабом, то чем-то вроде директивного органа, имеющего право приказывать и распоряжаться.

    Кроме того, название органа было незнакомым, что, впрочем, в условиях общенародной войны, когда буквально каждый день создавались новые отряды, вполне допускалось. Из рассказов Михнева и Зайцева выходило, что их организация объединяет чуть ли не всех бойцов на территории Западной Белоруссии. И главное — среди упомянутых фамилий руководителей подпольных организаций и командиров отрядов были фамилии тех, кто попал в руки гестапо. Командир приказал задержать гостей.

    Выходило, что «Центральный комитет» действительно существовал, только выполнял не те функции, о которых декларировали Михнев и Зайцев. Только дело необычайной важности могло заставить их добровольно отправиться к партизанам. Что это за дело? Кто его затеял? С какими целями? Если это провокация, надо разоблачать ее до конца.

    Тщательно взвесив все за и против, Дмитрий Армянинов вызвал к себе одного из чекистов своей группы и поставил задание: отправиться в Барановичи, выяснить, что представляет «ЦК ОЗБ», назначить встречу с ее руководителями.
    До Барановичей разведчик добрался благополучно. Он шел не по тем явкам и паролям, которые назвали Михнев и Зайцев, — это означало бы с самого начала поставить себя под наблюдение и контроль чужих. Несколько дней ушло на встречи с нужными людьми из Барановичского подполья. Узнал чекист немного: в городе поговаривали о существовании какого-то ЦК, но кто в него входит — неизвестно.

    После этого связной воспользовался явкой «ЦК ОЗБ», чтобы войти в контакт с его представителями. Обман удался, и чекист остановился на одной из явочных квартир комитета. Вскоре определил, что за ним установлена слежка. Кроме того, в доме постоянно появлялись какие-то личности, таинственно шептались с хозяином.

    На следующий день партизанский связной и хозяин отправились в центр города. В небольшой квартирке двухэтажного дома их встретил высокий лысоватый человек. Это был Ваксов. Чекист передал пожелание своего командования встретиться где-нибудь в партизанской зоне, мотивируя тем, что в городе встреча слишком опасна. Ваксов задумался, поставил под сомнение встречу на чужой территории, но не отверг ее категорически.

    Через несколько дней чекист доложил подполковнику Армянинову, что место встречи с руководителями «ЦК ОЗБ» согласовано. Должен прийти лично Ваксов. В Барановичах ничего конкретного об этой организации не знают.
    Однако на встречу отправилось не руководство, а агенты организации — Каюков и его супруга Каюкова-Флеер. Их инструктировал лично Шлегер.

    Каюков и Флеер довольно точно вышли в деревню, которую назвал Ваксову партизанский связной.
    В деревеньке их приметили партизанские разведчики, но не стали себя обнаруживать. Каюков и Флеер заночевали. Хозяину дома прямо сказали, что ищут партизан.

    Утром за Каюковым и Флеер явился партизанский дозор и переправил связных «ЦК ОЗБ» на место встречи. Армянинов не скрывал недовольства в связи с тем, что на встречу снова пришли второстепенные люди, а не руководители.

    О встрече так и не договорились. Партизаны оставили Каюкова и Флеер у себя обогреться и обсушиться. Они свободно ходили по лагерю, уверенные, что им полностью доверяют. Агенты «ЦК ОЗБ» и не предполагали, что находятся на временной базе.

    На следующую встречу с «партизанами» пришел высокий лысоватый мужчина, которого признал партизанский разведчик и который назвался Ваксовым, уточнив, что это вымышленная фамилия. Его тут же арестовали, заявив, что он не кто иной, как оберштурм-фюрер Шлегель!
    Допрос начался немедленно. Руководитель «ЦК ОЗБ» старался замести следы, путал, тянул время, грозился кому-то жаловаться, напыщенно заявлял протесты. Он не знал, что партизанские разведчики, чекисты за эти дни, пока шел обмен связными, проделали огромную и трудную работу: были установлены подлинная личность Ваксова, его связи и окружение.

    Капкан захлопнулся. Шлегель начал давать показания. Он назвал весь руководящий состав «ЦК ОЗБ», в том числе и своих ближайших помощников (в оригинале указаны фамилии Лихарев и Шантырь [4]).

    Фашист пытался любой ценой купить себе жизнь. Сотрудник берлинской школы контрразведки, он выполнял особые поручения шефа гестапо Гиммлера в Минске, Вилейской области, Киеве, Загребе, Кракове, Праге. Какой они носили характер, можно только предполагать. Одно несомненно: опыт у Шлегеля по части кровавых карательных акций и стряпне различных авантюр был поистине международный. И даже искренность при даче показаний не спасла его от заслуженного наказания»[5].

    Надо сказать, что статьи такого напыщенного тона сразу наводят меня на мысль о их сомнительной исторической достоверности. Надо заметить, что так оно вышло и в этом случае.

    Что было додумано, а что осталось «за кадром»


    Для начала, следует обратить внимание читателя на тот безусловный факт, что В.Коровин писал свой очерк на основе каких-то документов КГБ, возможно, в том числе и отчетов командира спецгруппы НКГБ «За Родину» Дмитрия Михайловича Армянинова, т.к. последний умер в 1949г. и взять у него интервью на момент, непосредственно предшествующий выходу книги в тираж, он, естественно, не мог[6]. Других источников информации по делу у автора явно не имелось.

    Во-вторых, в одной из сносок им было указано, что в некоторых областях Беларуси действовали массовые беспартийные организации, боровшиеся против фашистов[7]. Более точно это пояснение следует понимать в том смысле, что эти организации возникали стихийно, без непосредственного руководства специально оставленных для целей организации подполья, или засланных через линию фронта «партейных товарищей». Еще более широко это пояснение можно понимать в том смысле, что не все из указанных «беспартийных организаций» преследовали своей конечной целью борьбу за изгнание с территории Беларуси немецко-нацистских оккупантов, с дальнейшим возвращением в лоно Москвы и ее коммунистической партии.

    В-третьих, я хотел бы привести фрагмент первоисточника, в которых речь шла о целях, т.н. операции «Шлегель», некоторые из положений которого, в изложении В.Алексеева, почему-то пропали. Итак:

    «Капкан захлопнулся. Шлегель начал давать показания. Это именно он разработал хитроумный план создания фиктивного «Центрального комитета освобождения Западной Белоруссии». Шлегелю пришла в голову, как казалось, блестящая мысль: организовать из белорусских буржуазных националистов филиал полиции безопасности и прикрыть его ширмой подпольной патриотической организации. Это должна была быть не просто рядовая подпольная группа, каких много в те годы было в оккупированной фашистами Белоруссии, а орган, претендующий на высокое положение, на руководство всей партизанской борьбой. Для чего? Вот строки из показаний Шлегеля, раскрывающие бредовые фашистские замыслы. Предполагалось, что как только «ЦК ОЗБ» подчинит своему командованию партизанские соединения, он отдаст им приказ выступить против… наступающих частей Советской Армии. Кроме того, 2-3 партизанские бригады будут передислоцированы в район Лиды ((Польша) – именно так в тексте – А.Т.). Там они будут направлены на уничтожение польских «легионов», в свое время созданных и финансируемых гестапо, но потом оказавшихся для немцев неблагонадежными. Здесь делалась ставка на национальную рознь. И, наконец, последний пункт этой тупоумной авантюры: от имени «ЦК ОЗБ» объявить всеобщую мобилизацию в партизанские бригады, во главе которых поставить буржуазных националистов и тоже бросить их в бой против частей Советской Армии.

    Трудно сказать, чего было больше в этой акции, которая получила название «Шлегель»: откровенного кретинизма или полного незнания настроений населения Белоруссии. Но факт остается фактом: фашистская разведка считала эту операцию перспективной, затратила на нее на нее много усилий и средств. Эрлингер, Шлегель и им подобные рассчитывали на многое. Речь шла не только об ударе по белорусским партизанам, но и о том, чтобы посеять национальную вражду между русскими, белорусами, поляками. Это была политическая диверсия крупного масштаба, задуманная с поистине гестаповским размахом[8]».

    Каково?!

    Выходит, что В.Алексеев «замял» дело с тем, что польские легионы были не просто неблагонадежны для немцев. Оказывается, по утверждению его коллеги В.Коровина, конечно, они же и инспирировали их создание?! А не читав оригинала текста, доверчивый к печатному слову, и мало сведущий в истории читатель может действительно поверить, что это именно немцы создали Легионы — Армию Краеву, однако потом, ввиду ее малой надежности, пытались уничтожить руками советских партизан. Ловко! Ничего не скажешь! После прочтения такого опуса, малосведущий читатель может действительно прийти к мнению, что доблестные чекисты предотвратили вражескую диверсию по стравливанию братских народов вселенского масштаба!

    Однако, истина далека от этого. И, что на мой взгляд самое печальное в этом «полете мысли» — не перепроверен действительный след беларуского национального актива в рассмотренной весьма мутной истории.

    Чтобы не идти на поводу указанных авторов, и начать делать какие-то обоснованные выводы, рассмотрим и другую версию событий, весьма далекую от вышеприведенной.

    Взгляд на события глазами Петра Решетника


    В №1(3) за 2006 год журнала «Беларускi Рэзыстанс» были опубликованы воспоминания Петра Решетника, 1926 г.р., урож. д.Заполье Новогрудского повета, активного беларуского патриота-националиста, члена СБМ, потом узника ГУЛАГА, жителя г.Барановичи Петра Решетника. Есть в публикации и сведения по рассмотренным выше событиям. Предоставим слово автору (перевод с беларуского мой – А.Т.):

    «История Ваксера


    В Барановичах во время войны был еврей Ваксер. В начале он жил в Минске, однако, когда начало организовываться гетто, пришел к ксендзу Годлевскому* и говорит: «Как спастись?» Годлевский вызывает к себе начальника минской полиции Саковича**. «Надо спасти этого парня» — сказал Годлевский. Сделали Ваксеру документы на фамилию Ваксман, и он стал «фольксдойч».

    Ваксер отлично знал немецкий язык, перед войной успел закончить несколько курсов университета. Его переправили в Барановичи и передали под опеку доктора Войтенко***. Стал этот еврей работать в немецком гебиткомиссариате. Немцы ему выдали форму, и он в ней ходил. Ваксер не забывал, кто его спас – помогал беларусам. Со слов Караля, однажды он где-то раздобыл бочку селедки и отдал ее беларусам – сотрудникам администрации в Барановичах.

    Так продолжалось аж пока не стал приближаться фронт. И тут Ваксер решил подумать про свое будущее. Он скинул немецкую форму, связался с советскими партизанами и подался в Налибоцкую пущу. Он думал, что его там хорошо встретят, а получилось, что чуть не расстреляли. Ваксер принес какие-то бумаги. С ними его и отправили самолетом на… Лубянку. Думали, что он там что-то знает. Вот этот Вассер и сидел на Лубянке и пробовал доказать, что он – это он. Дал чекистам адрес своей тетки-еврейки, которая жила в Москве. Вызвали ее, а та, как увидела его, закричала: «Берка!» «Так это он?» — спрашивают чекисты. «Он!» — отвечает. «Ну тогда все, идите домой. Скоро он придет», — успокоили ее. Она поверила этим словам и пошла домой. Ваксер и вправду к ней пришел, но только через десять лет. Сидел он на Печере.

    Все мне это рассказал Всеволод Кароль****. Ибо когда Кароля привезли в лагерь на Печоре, он там увидел этого Ваксера.

    Когда Ваксера освободили, он решил обмануть большевиков. Сказал им, что как будто в войну организовал просоветский «Союз освобождения Беларуси». Приписал членство в нем Луцкевичам*****, Каролю. А Союза этого не было. Однако через него этих парней стали тягать в Минск. Вызвали в Минск и К.Шышея******, допрашивали. Чекисты быстро поняли, что СОБ – это выдумка Ваксера.

    Ваксер закончил университет в Ленинграде и работал заведующим хозяйственного отдела в каком-то институте. После его словили на взятке и снова судили… Приезжал он в Вильно, виделся с Шишеем. Говорил ему: «Беларусам следует тянуться к русским, или полякам». А Шишея в ответ: «Так почему ж ты, когда тебе пришлось тяжело, когда над тобой немецкий обух висел, не пошел к полякам, или литовцам? Почему ты пошел просить спасения к беларусам? А теперь так низко нас ставишь? Это Ваксеру не понравилось и он поехал»[9].

    * Винцент Годлевский – один из руководителей националистического белорусского подполья в годы немецкой оккупации, идеолог белорусской национальной идеи и «Белорусской независимой партии» (БНП). Занимал должность Главного школьного инспектора при немецкой оккупационной администрации. В декабре 1942г. расстрелян нацистами в Тростенце.

    **Юльян Сакович — один из руководитель националистического беларуского подполья в годы немецкой оккупации. Лидер «Громады». Застрелен польскими террористами в июне 1943г. в Лиде.

    ***д-р Войтенко был вторым бургомистром Баранович после Юрия Соболевского.

    ****Всеволод Кароль из Барановичей быль активным членом БНП.

    *****Левон и Юрий Луцкевичи были активными членами БНП и бойцами беларуского десантно-диверсионного батальона «Дальвиц».

    ******Кастусь Шишея был активным членом БНП и десантником «Дальвиц».

    Некоторые предварительные выводы


    Итак, изучив две версии событий, и в том числе недостающие детали из оригинала текста чекистского очерка, основываясь на других известных фактах и отбросив всякую чушь, можно прийти к следующим осторожным выводам.
    На территории оккупированной нацистами бывшей Барановичской области действительно действовало беларуское национально ориентированное по сути подполье. Причем действовало оно под крышей коллаборационистской администрации.

    Далее, чтобы опровергнуть версию В.Коровина и В.Алексеева о том, что в рассмотренной «операции» беларуские националисты пытались «посеять национальную вражду между русскими, белоруссами, поляками» для начала приведу краткую справку о деятельности в тылу врага на территории оккупированной нацистами Беларуси спецгруппы НКГБ «За родину».

    Справка

    Группа «За Родину» сформирована в апреле 1943 г. в тылу противника сотрудником НКГБ БССР Армяниновым Д. М. и действовала с базы Барановичского подпольного обкома КП(б) Белоруссии. Участники группы вели активную разведывательную и ди¬версионную работу в Барановичской области. На группу «За Родину» были возложены функции контрразведывательного обеспечения партизанских бригад и отрядов, дислоцировавшихся на ее территории. Значительное место в ее деятельности отводилось мероприятиям по борьбе с польскими буржуазными националистами (выделено мною – А.Т.). Группой взято на оперативный учет 3927 активных немецких пособников и изменников Родины, выявлено и затем ликвидировано 340 агентов противника, а также 32 дезертира из партизанских отрядов. Проведено расследование по 84 нарушителям партизанской присяги и воинской дисциплины. 15 июля 1944 г. группа соединилась с частями Красной Армии[10].


    Итак, мы видим, что именно борьба с польскими партизанами из Армии Крайовой и польским националистическим подпольем на территории Западной Беларуси была одним из основных направлений деятельности спецгруппы НКГБ «За родину». И для этого были все предпосылки.

    Я не буду конкретно останавливаться на моменте начала активной фазы конфронтации советских партизан и партизан АК. Напомню только, что это началось примерно со второй половины 1943года. И собственно к моему расследованию это имеет только косвенное отношение. Гораздо большее значение для нас имеет место аковский террор именно белорусского, и в первую очередь православного, населения на территории бывшей Барановичской области, который стал косвенным проявлением этого противостояния. Карательные акции касались тех населенных пунктов, жители которых в массе своей не хотели возрождения польского государства в границах 1939г., поддерживали советских, или беларуских партизан — националистов, или же национальные беларуские вооруженные коллаборационистские формирования. Были их социальной опорой. Касалось это и приграничных районов, которые до 1939 года находились на территории БССР.

    В роли карателей особенно отличились избежавшие разоружение советскими партизанами в Налибоцкой пуще отряды «Рагнера», «Лупашки», Пильха, Нуркевича и некоторых других[11].

    Однако террор АК против мирного беларуского населения, и беларуского национального актива, не желавшего в своей массе ни оставаться под Советами, ни возвращаться «под Польшу», начался задолго до этого. Особенных масштабов он достиг (внимание!) на Лидчине. Только в 1943г. аковцами тут было уничтожено 1200 человек[12]. В феврале-апреле 1944г., т.е. на момент рассматриваемых событий, в жертву «независимой Польше» в одной только Белицкой волости было принесено 480 местных жителей[13].

    Воевало АК и с беларускими формированиями, которые подчинялись немцам. Например, во время акции в Ивенце в июне 1943г., отряд Каспера Милашевского захватил в плен 300 беларуских полицейских во главе с их начальником Познаньским[14]. Случались и боестолкновения с подразделениями БКО.

    Справка

    В марте 1944г. началось фактическое осуществление инициативы Беларуской Центральной Рады (БЦР) по созданию национального вооруженного формирования — Беларуская Краевая Оборона (БКО) под германским командованием. Основным назначением ее батальонов были борьба с советскими партизанами, а затем с Красной Армией на советско-германском фронте. Мобилизация в БКО проводилась на территории генерального округа «Беларусь», за исключением Лидского округа и округа фюрера СС и полиции «Припять», где против советских партизан активно действовали отряды польской Армии Краевой. Не подлежало мобилизации в БКО, по тем же мотивам, население районов Беларуси с севера на юг: города Браславль, Воложин, Мядель, волостной центр Козловщина, в Минском сельском округе Узда и Ивенец[15].

    Солдаты БКО присягали на верность беларускому народу[16]. По замыслам президента БЦР Родослава Островского, части БКО должны были создаваться как так называемые «белые команды», по аналогии с успешно действовавшим в Гомельской, Могилевской и Минской областях антипартизанским формированием «белая команда», а в последствии 682-й добровольческий восточный батальон майора Буглая[17].


    Возвращаясь к теме конфронтации АК и беларуских вооруженных формирований под немецким командование, можно привести такой пример. В апреле 1944г. 8-й батальон 77-го пехотного полка (кододовое название «Богданка») под командованием поручика Тадеуша Масаковского («Ястшембца») атаковал мощный гарнизон Беларуской краевой обороны в местечке Вселюб за 15 километров на север от Новогрудка. В ходе кровопролитного боя погиб поручик «Ястцембец». Неудачной для аковцев оказалась и вся акция в целом. Понеся значительные потери, «Богданка» вынужден был отступить[18].

    В тоже время известны случаи прямого сотрудничества аковцев с немцамив борьбе против советских партизан. Причем предложение исходило от немцев. Некоторые отряды АК согласились с ним. 9 декабря 1943г. командир столбцовского соединения Новогрудского округа АК капитан Адольф Пильх (псевдоним «Гура») заключил с немцами договор и до конца оккупации получал от них оружие и амуницию, которые поставлялись из Минска.

    Несколько позже (после 24.12.1943г.) такое соглашение заключил в Лиде командир Наднеманского соединения АК поручик Юзеф Свида (псевдоним «Лех»), который на протяжении января, февраля и марта 1944г. получил 5 обозов с оружием Оба командира утверждали, что командование АК одобрили эти соглашения[19].

    По мнению некоторых авторов, с которыми я также согласен, именно сотрудничество части подразделений АК с немцами, стало основной причиной, почему в ряде вышеуказанных регионов не проводился призыв в БКО. А именно потому, что они являлись основной базой нахождения, действия и пополнения призывниками пропольских партизан, сотрудничавших с немцами[20]. За это же говорят и факты прямого взаимодействия отрядов Армии Краевой с последними в рассматриваемый период времени.

    Появление посланцев т.н. «ЦК ОЗБ» в Налибоцкой пуще как раз и пришлось на время пика противостояния между сотрудничавшими с немецкими и местными полицейскими формированиями отрядами аковцев против советских партизан и поддерживавшего их мирного населения рассматриваемого региона. Например, 25 апреля 1944г. объединенные силы полицейского гарнизона м.Раков (Воложинский р район Минской области) и одного из подразделений Столбцовского формирования АК общей численностью до 400 человек провели совместный рейд в глубь партизанской зоны. В результате этой акции в Заславльском районе были ограблены жители деревень Ковшово, Лисовщина и Глушицы. На обратном пути мародеров атаковал партизанский отряд «Победа» бригады имени Щорса, часть награбленного имущества партизаны отбили и возвратили крестьянам[21].

    1 мая 1944г. аковцы при поддержке раковской полиции нанесли удар по позициям отрядов «им.Щорса» и «Победа» из состава партизанской бригады «им.Щорса». Оттеснив партизан, они ворвались в д.Дзвинячи Заславльского района и сожгли ее. Жителей, не успевших отойти с партизанами, расстреляли[22].

    Главные выводы


    Теперь я хочу объяснить, почему акцентировал внимание читателей на теме противостояния АК с беларуским национальным активом и советскими партизанами. На этой почве, и как раз на момент его активизации, вызванном в том числе и начавшимся призывом беларусов в БКО, попытка последних, из числа националистического крыла подполья, заключить какой-то тактический союз с советскими партизанами, против поляков, а, по возможности, в дальнейшем обратить их оружие и в сторону советской власти, не выглядела бы такой уж фантастической Для этого я и привел примеры таких же временных тактических союзов отдельных польских полевых командиров с немцами и местной пропольской полицией против советских партизан, при том при всем, что другие пропольские формирования в это же самое время этих полицаев и немцев могли нещадно истреблять. За то, что за основу чекистского очерка были взяты «нароботки» Армянинова Д.М., а не авторский вымысел В.Коровина, может свидетельствовать и неточность в тексте, а именно указание на то, что Лида является городом на территории Польши[23]. Скорее всего изначально в бумагах имелось в виду, что польским он был до осени 1939 года. Я сомневаюсь, что, если бы Коровин был свободен в творчестве, он допустил бы такую глупую, на первый взгляд, описку.

    Опять же попытки «подмять под себя» партизанское движение белоруские националисты до 1944г. уже делали, хотя и безуспешно. И я об этом уже писал ранее[24].

    А в настоящее время я собираю материал о бывших просоветских партизанах, которые после изгнания немцев Красной Армией из Беларуси стали уже партизанить против советской власти в тех же самых местах, где ранее действовали против немцев.

    На мой взгляд в нашем случае представляет интерес и тот факт, что после ареста советскими партизанами членов «ЦК ОЗБ», если таковые на самом деле были, конечно, помимо самого Ваксера, в борьбе против советских партизан принял участие и 15-й Городищенский батальон БКА под командованием лейтенанта Всеволода Родьки, руководителя подпольной Беларуской Независимой Партии. Этот батальон, созданный на территории Барановичской области, был присоединен к оперативной группе фон Готберга, которая должна была очистить от советских партизан районы Лепеля и Борисова (операция «Праздник весны»). В ходе операции, продолжавшейся с 16 апреля по 10 мая 1944года, личный состав батальона проявил высокую боеспособность, а противостоявшие ему партизанские отряды понесли большие потери. После операции командир батальона Всеволод Родька был награжден Железным крестом, а командиры рот, многие унтер-офицеры и рядовые получили специальную награду – «Медаль для восточных народов»[25].

    В своих интервью бывший командир Новогрудского кавалерийского эскадрона, а потом Новогрудского батальона БКА №3 и всего Новогрудского округа БКА ст.лейтенант Борис Рогуля свидетельствует, что у В.Родьки был план путча в Минске во время Второго Всебеларуского конгресса. Основной силой планируемого восстания должен был стать батальон самого Б.Рогули, который находился под Докшицами. Для личного состава подразделения должны были подать эшелон, для передислокации в Минск. Там он должен был стать главной силой охраны конгресса. Планировалось провозглашение независимой Беларуской Народной Республики. Однако по причине того, что немцы (возможно, что-то заподозрив) вовремя не подогнали на станцию эшелон, время было упущено, и батальон передислоцировался в Новогрудок[26].

    Поэтому я не исключаю возможность причастности В.Родьки к акции т.н. «ЦК ОЗБ». Как правопреемник В.Годлевского на должности руководителя БНП он вполне мог знать нашего Ваксера. А так как последний был обязан жизнью белорусским подпольщикам и был от них очень зависим, попытка через него выйти на контакт с советскими партизанами через ширму «ЦК ОЗБ» была бы вполне реальна.

    Тот же факт, что Ваксер стал приписывать себе создание этой организации – ширмы (а именно так я и считаю), которую П.Решетник запомнил со слов как «Союз освобождения Беларуси», уже после смерти Сталина и выхода на свободу, тоже может выглядеть естественно. Во-первых – после того, как налибоцкие советские партизаны передали т.н. членов «ЦК ОЗБ», или же только Ваксера в свой контрразведывательный орган – спецгруппу НКГБ «За родину», причислять себя к какой-либо «мутной» организации было бы очень опасно для жизни. В этом случае логика подсказывает, что Ваксеру лучше всего было бы просто выдавать себя за самого себя, бедного еврея Берки, которому чудом удалось выжить путем подделки документов. Причем ссылаться на то, что подделал себе документы сам, или, в крайнем случае, какие уголовники помогли. И ни в коем случае нельзя было упоминать какое-либо подполье. Пойдут проверки, и бог знает, до чего могут чекисты докопаться. Логика подсказывает, что Ваксер мог думать и вести себя именно так. А бумаги, что были при нем — так кто его знает, что это были за бумаги, и были ли вообще таковые на самом деле. А если и были какие, то всегда можно было соврать, что выкрал их в управе специально для партизан и «родной советской власти».

    А теперь рассмотрим то, что касается попытки нашего мистификатора придать себе некую значимость и поднять социальный статус после выхода из заключения во время «хрущевской оттепели». Судя по всему, он действительно мог назвать имена настоящих членов подполья БНП, естественно умалчивая, тот факт, что подпольщиками они то были, только вот имели ли они отношение к т.н. «ЦК ОЗБ» — большой вопрос. Да и с советской властью им было не по пути. Тем не менее Ваксер рассчитывал, что последние ему подыграют, а это, в конце концов будет и им на руку (имея в виду чисто шкурные интересы, естественно). При условии, что так и было бы, мистификация, возможно, и прошла бы. Но Кароль, Луцкевичи и Шишея, во-первых, явно не ведали о планах Ваксера, а во-вторых, если события действительно имели место, конечно, не имели никакого желания играть в какие-бы то ни было игры с соответствующими органами после выхода на свободу. Кто знает, чем бы все это могло закончиться.

    И именно неудачная мистификации Ваксера, судя по всему, и привлекла внимание к делу т.н. «ЦК ОЗБ» тех чекистов, которые и поручили В.Коровину написать его такой же неудачный очерк, или просто «сосватали» ему материалы дела.

    P.S.


    А хотя… может быть и не такой уж неудачный очерк получился. Как знать, не сыграли ли чекисты, ведшие проверку по заявлению Ваксера о «Союзе Освобождения Беларуси», с ним злую шутку, решив ославить на всю страну. А что, придумали сюжет, «добавили» в «организацию» людей с не явно беларускими фамилиями (Зайцев, Михнев, Каюков, Флеер, Лихарев, Шантырь); обозвали Вакселя – Ваксовым, да «присвоили» ему чин оберштурмфюрера СС. Чин то хоть и звучит внушительно, но по общевойсковому табелю о рангах соответствует всего лишь старшему лейтенанту (много ли у нас тех, кто в немецких чинах разбирается?!). Пойди – проверь, был ли в Барановичах такой захудалый «фюрер». Да и В.Коровин может быть всего лишь псевдоним, возможно и того чекиста, из тех самых – шутников.

    Было это так или эдак, не имея на руках рассматриваемых материалов Архива ФСБ РФ, однозначно теперь сказать невозможно. Но лично я считаю, что все могло выглядеть именно указанным образом. Точку же в этом деле должны поставить заинтересованные в этом исследователи.


    P.P.S., или Продолжение исследования.


    Всю эту мутную историю делают еще запутанней опубликованные в книге «Памяць. Баранавiчы. Баранавiцкi раен» следующие архивные документы, приведенные в хронологическом порядке.

    Из обращения Барановичской подпольной организации «Комитет Союза большевиков» к жителям Барановичей и окружающих районов о будущей немецкой мобилизации.

    10 марта 1943 г.

    «Граждане и гражданки! Могучей силой Красной Армии фашизм наголову разбит… Преследуемые недобитые остатки фашистской армии бегут, бросая оружие, в панике и беспорядке. Несмотря на всю лживость своих радиопередач, они сами вынуждены признаться в своем поражении…

    Дорогие граждане и гражданки!

    Если для Красной Армии фашизм давно перестал быть опасностью, то для нас эти кровожадные изверги, кровавые насильники и вандалы являются большой опасностью… В ближайшие дни фашистские людоеды под предлогом на работу в Германию будут проводить почти поголовную мобилизацию мужчин и женщин. Не верьте этой лжи, гитлеровским псам. Они отлично знают, что их дни сочтены. Мобилизация мужчин и женщин ставит своей целью уничтожить народ в занятых областях.

    Тот, кто поддается лживой фашистской пропаганде, будет фашистами либо замучен голодной смертью, либо расстрелян, либо повешен.

    Вам всем известно, что фашизм — это война, голодная смерть и виселица…

    Каждый гражданин и гражданка, находящиеся в тылу фашистов, должны вести решительную, героическую борьбу с палачами-фашистами…

    Не бойтесь их угроз, ибо их угрозы означают их слабость. Они не смогут дать нам — вооруженным сотням, сколько-нибудь решительного боя.

    Полицианты и все другие, помогающие с оружием в руках уничтожать фашистам свой народ, немедленно организуйтесь и жестоко накажите своих обманщиков, чем смоете с себя грязное пятно!..

    Вперед за дело!

    Комитет Союза большевиков»
    [27].

    Обращение барановичской подпольной организации «Комитет Союза большевиков» к железнодорожникам.

    18 марта 1943 года

    «Железнодорожники!

    Работая на железной дороге по воле или принуждению, вы помогаете всенародному врагу, кровожадным фашистам убивать, уничтожать того, кто несет освобождение всем народам от фашистского террора.

    Террор кровожадных разбойников поставил все народы под всеобщее знамя борьбы с фашизмом. Румынские рабочие, старики и дети, перебив своих и немецких псов, держали 4 дня в своих руках Бухарест.

    В Греции, Франции, Югославии, Италии уже организованы целые регулярные антифашистские армии, которые успешно ведут борьбу с врагом.

    Перед вами стоит одна неотложная задача: героическая борьба с фашизмом! Неотложная и героическая задача потому, что фашисты на пути своего отступления уничтожают все. За 400 км от фронта под предлогом вывоза на работу в Германию — вывозят молодежь в заранее приготовленные места, где их расстреливают или отравляют газами. В расстоянии 200 км от фронта зверски убивают оставшийся народ, а города и села жгут.

    Для того, чтобы не стать жертвой фашизма и чтобы спасти от гибели свои семьи, свой народ, вы должны, опираясь на помощь красных партизан, какой бы то ни было ценой уничтожать идущие к фронту и с фронта поезда, а также те поезда, в которых везете в Германию на гибель свой народ.

    Устраивайте всевозможные диверсии!.. Сотрудничайте с красными партизанами! Старайтесь искупить вашу вину перед народом, вашу службу фашистам!

    Тот, кто откажется от борьбы с фашистами, никогда не скроется от народного суда.

    Смело и дружно на борьбу с фашизмом!

    Смерть фашистам и всем их слугам!

    Да здравствует свободный народ от фашистов!

    Комитет Союза большевиков

    (Читай и передавай дальше)»[28]
    .

    Со справки заместителя заведующего организационно — инструкторского отдела ЦК КП(б)Б Карпекова первому секретарю ЦК КП(б)Б П.Н.Пономаренко о деятельности «Комитета Союза большевиков»

    3 февраля 1944г.

    «В г.Барановичи в конце 1941г. военнослужащими окруженцами Гончаровым В.Е. (техник-интендант 2-го ранга) Пожарским Ф.М. (капитан) организовал т.н. „Комитет Союза большевиков“ (КСБ).

    В декабре 1941г. Пожарский Ф.М., будучи арестованный немцами, покончил с собой (повесился).

    В мае 1943г. один из организаторов КСБ Гончаров В.Е. прибыл для связи в Ленинскую партизанскую бригаду, действующую в Щучинском районе, откуда был препровожден в Барановичский подпольный обком КП(б)Б.

    Из письменных объяснений Гончарова и путем его допросов, выяснено, что руководство „Барановичского Комитета Союза большевиков“ состоит из трех человек:

    1.Гончаров Владимир Егорович, кличка „Вег“, председатель комитета.
    2.Жмитриченко Иван Карпович, кличка „Полянский“, член комитета.
    3.Наливайко Ольга Андреевна, кличка „Зорька“, секретарь комитета.

    Комитетом объединено 23 действительных членов организации, 40 человек не оформлены (резерв) и 90 человек, находящихся в обработке.

    Все члены комитета разбиты по секциям от двух до пяти человек, проживают легально и работают в различных немецких учреждениях и предприятиях. Все члены „Союза большевиков“ имеют членские билеты и платят членские взносы. Какой-либо программы комитет не имеет. В своей деятельности „КСБ“ ставит задачи: проведение антифашистской агитации среди населения путем издания и распространения листовок, собирание разведывательных данных и передачи их партизанам, совершение диверсионных актов на объектах противника.

    Необходимо заметить, что „КСБ“ пытался возглавить партизанское движение и с этой целью создать Военный Совет, который, однако, не был создан.

    Добытыми партизанской разведкой сведениями данные Гончарова о существовании „КСБ“ подтвердились. Установлено также, что в июне 1943 года в Барановичи на квартире Наливайко (»Зорька") были арестованы гестапо Дмитриченко («Полянский2) и сама Наливайко (2Зорька»), причем Дмитриченко убит при попытке к бегству, а Наливайко, по ее словам, бежала из-под ареста и прибыла в партизанский отряд им.Суворова Первомайской бригады, с которой она была связана. При аресте Дмитриченко и Наливайко якобы были захвачены списки членов «КСБ» и другие документы.

    Гончарову, с целью проверки его действий, была предоставлена возможность проникнуть в г.Барановичи под предлогом восстановления связи с оставшимися членами «КСБ».

    В настоящее время Гончаров находится в Барановичах и работает в полиции СД по особым поручениям.

    По агентурным данным партизанской разведки, Гончаров выдал гестапо ряд лиц, проживающих в г.Барановичи, в том числе и членов «КСБ».

    Гончаров в свою очередь поддерживает связь с Барановичским подпольным обкомом КП(б)Б и в своих сообщениях пишет, что им выданы люди, по его убеждению, предатели, что это дало ему возможность войти в доверие гестапо и что им в городе произведено ряд диверсионных актов и подготавливаются другие диверсии.

    Учитывая сомнительность обстоятельств возникновения «КСБ», принципы конспирации и его бездеятельность (за все время комитетом было выпущено несколько листовок аполитичного и путанного содержания), можно сделать вывод, что эта организация создана немцами с провокационными целями.

    Зам.зав.оргинструкторским отделом ЦК КП(б)Б Карпяков"[29].


    Обнародовавший эти документы на страницах книги «Памяць. Баранавiчы. Баранавiцкi раен» историк Владимир Иосифович Лемешонок, там же сделал необходимую пометку: «Провокационная деятельность КСБ документальными материалами не подтверждается. Этот вопрос требует дальнейшего исследования»[30].

    И действительно, вырисовывается картина каких-то мистификаций и игр подполья с нацистскими и коммунистическими спецслужбами. Вот только какое это было подполье (точнее его крыло) — вопрос открытый. Опять же встает вопрос о том, связаны ли КСБ и ЦК ОЗБ, и если да, то каким образом, учитывая, что в известных источниках, как-будто, в каждом из этих действительных, или каких-то ширмовых организаций указаны разные люди.

    Однако, возможно, ответ на эти вопросы следует искать в деятельности на территории Беларуси пророссийского подполья НТС (Народно-Трудовой Союз) — одной из организаций «третей силы» на территории оккупированной гитлеровскими войсками территории СССР.

    Так, например, доподлинно известно, что подпольные группы Союза в период гитлеровской оккупации Беларуси были созданы в следующих городах: Орша, Гомель, Могилев, Полоцк, Борисов Минск, Барановичи, Слоним[31].

    Известно и о проникновении членов НТС в Абвер. Так в структуре «Зондерштаба» на территории оккупированной Беларуси служили следующие члены союза:

    — Евреинов К.А. — начальник разведкурсов, с ноября 1943 года резидент в г.Молодечно;
    — Кашников В.Н. — резидент в Лепеле, затем в Лиде;
    — Ольгский М.Л. — резидент в Борисове;
    — Юнг (он же Востоков, или Афанасьев) Игорь Леонидович — помощник резидента в Слуцке, затем в Минске,
    участник формирования Русской Национальной Народной Армии (РННА) в Осинторфе;
    — Полчанинов Р.В. — одно время курьер затем в Минске;
    — Арский (он же Отрожко) — возглавлял Могилевскую резидентуру;
    — Родзевич (или Радзевич Алексей, он же Николай или Константин, Александр Николаевич или Дмитриевич) — сотрудник 1-го отдела органа (разведработа против партизанских отрядов)[32].

    Работая на оккупированной территории в органах местной администрации, членам Союза пришлось каждую минуту сталкиваться с воплощением в жизнь основных постулатов гитлеровской и розеберговской политики по отношению к местному населению. В результате знакомства с немецкой политикой, среди членов Союза резко возросли антигитлеровские и антинемецкие настроения. При этом в доверительных беседах с местным населением союзники пропагандировали свою установку: «Не коммунизм, не капитализм, а национально-трудовой солидаризм. Против Сталина и Гитлера, за национальную Россию».

    После поражения немцев по Курском действия подполья НТС стали носить антинемецкий характер. Распространялись листовки с лозунгами «За свободную Россию без немцев и большевиков!», «Покончим с Гитлером — возьмемся за Сталина!» и пр[33].

    Так вот, если предположить, что за «КСБ» и «ЦК ОЗБ» стоит НТС, то напрашивается вывод о том, что под такими ширмами ее членами действительно была предпринята попытка взять под свой контроль подполье и партизанское движение в регионе — направив его потом (на втором этапе) против советской власти. А советские и большевистские лозунги в таком случае (учитывая в том числе национальную и политическую специфику региона, а также положение на советско-германском фронте) на том, условном, первом этапе, действительно теоретически были более уместны и действенны, чем ярая антисоветская риторика. Опять же, для простого населения тут призывы навроде «за коммунизм без Сталина», т.е. социалистические, но без привязки к прокоммунистическому московскому режиму, были более понятны и близки, чем российские националистические.

    А то, насколько моя версия верна, покажет время и последующие исследовательские работы в этом направлении.

    Ссылки:

    1.http://www.vminsk.by/news/26/63835/.
    2.Коровин В. Свидание без любви. сб-к «Чекисты», изд. ЦК ВЛКСМ «Молодая Гвардия», М., 1970, с.314.
    3.Там же.
    4.Там же. С.320.
    5.Там же.
    6.Петров Н.В. Кто руководил органами госбезопасности 1941-1954 /Справочник/ Международное общество мемориал, изд. «Звенья», М., 2010, С.164; www.memo.ru/uploads/files/845.pdf
    7.Коровин В. Там же. С.318.
    8.Там же. С.320.
    9.Рашэтнiк Пятро Сустрэчы на жыццевым шляху, /Беларускi рэзыстанс/, №1(3)/2006, С.144-145; kamunikat.org/8038.html?pub_start=15280&pubid=6381.
    10.http://www.pogranec.ru/showthread.php?t=25116&page=2; forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=3745.40; Соловьев А.К. Они действовали под разными именами. Мн. «Наука и техника», 1994, С.180.
    11.Ермолович В.И., Жумарь С.В. Огнем и мечем /Хроника польского националистического подполья (1939-1953)/, Мн., Беларуский научно-исследовательский центр документоведения, археографии и архивного дела, 1994, С.34-39.
    12.Малецкi Я. Пад знакам Пагонi. Таронта, 1976, С.51; Ермолович В.И., Жумарь С.В. Там же. С.24.
    13.J.Turonek. Bialorus pod okupacia niemecka. Warszawa, 1989, S.138; Ермолович В.И., Жумарь С.В. Там же. С.35.
    14.Сямашка Яуген. Армiя Краева на Беларусi. Мн. Беларускае выдавецкае таварыства «Хата», 1994, С.178.
    15.Туронак Юры. Беларусь пад Нямецкай акупацыяй. Мн., 1993. С.171, 179.
    16.Шнэк У. Беларуская Краевая Абарона/Дакументы/. Мельбурн. 1984; Романько О. Белорусские коллаборационисты/ Сотрудничество с оккупантами на территории Белоруссии 1941-1945/. М. Центрполиграф. 2013. С.460, 461.
    17.Михайлашев Н. Буря гнева. Изд. «беларусь», Мн. 1971. С.98-100; Шчарбатау Г. Шумелi пушчы. /зб.Партызанскiя агнi/. Мн. «Мастацкая лiтаратура», С.185; Гелагаев А. Антипартизанские «коммандос» майора Буглая/ www.istpravda.ru/bel/research/9112/; Зенина Т. Офицер государственной безопасности. Беларусь Сегодня, за 20.12.2006 / tv.sb.by/obshchestvo/article/ofitser-gosudarstvennoy-bezopasnosti.html; kurt-bielarus.livejournal.com/1122824.html; vk.com/wall-47715531_1379. www.arche.by/by/page/print/16930.
    18.Сямашка Яуген. Там же. С.178.
    19.Там же. С. 166-172; Туронек Юры. Там же. С.170; Ермолович В.И., Жумарь С.В. Там же. С.37.
    20.Ермолович В.И., Жумарь С.В. Там же. С.39-40.
    21.НА РБ. Ф.3500. Оп.4. Д.251, Л.166; Ермолович В.И., Жумарь С.В. Там же. С.39.
    22.НА РБ Там же. Л.164; Ермолович В.И., Жумарь С.В. Там же.
    23.Коровин В. Там же. С.320.
    24.http://www.istpravda.ru/bel/research/10552/.
    25.Ерш С. Усевалад Родзька .- Правадыр беларускiх нацыяналiстау. Мн., 2001г.; Романько О.В. Коричневые тени в Полесье Белоруссия 1941-1945/, М., «Вече», 2008, С.242.
    26.Ерш С.С. Там же. С.9-10; Ерш С. Вяртанне БНП (Асобы I дакумэнты Беларускай незалежнiцкай партыi). БГАКЦ, Менск-Слоним, 1998. С.53.
    [27]НАРБ. Ф4. Оп.33а. Д.252. Л.39; Памяць. Баранавiчы. Баранавiцкi раен. Мн. БЕЛТА. 2000. С.290-291.
    [28]Там же. Л.40. Там же. С.291.
    [29]НАРБ. Ф.4. Оп.1. Д.119. Л.12; Памяць. Баранавiчы. Баранавiцкi раен. С.293-294.
    [30]Памяць. Баранавiчы. Баранавiцкi раен. С.294.
    [31]Сергей Чуев. Проклятые солдаты. Предатели на стороне III Рейха. М. „Яуза“ „Эксмо“, 2004. С.260.
    [32]Там же. С. 262.
    [33]Там же. С.260-261.

    23 февраляя 2015г.
    • нет
    • 0
    • +4

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.