Україна
  • 555
  • Blood, Sweat and Tears

    Кров, піт і сльози

    Воюющую Украину охотно сравнивают с Великобританией 1940-х. И хотя наше государство едва ли напоминает огромную колониальную империю, другие параллели действительно бросаются в глаза.

    Здесь и противостояние агрессивному диктатору, и враждебный воздушный террор, и даже название оскароносного британского фильма 'Darkest Hour' ('Темные времена', 2017), напоминающего об украинских блекаутах.

    Для большего сходства в новогоднем обращении Владимира Зеленского следовало бы процитировать знаменитую речь Черчилля: 'Я предлагаю вам только кровь, тяжелый труд, слезы и пот. Нас ждет тяжелое испытание. Нас ждет много долгих месяцев борьбы и страданий'.

    Но, поздравляя сограждан с праздником, президент постарался сосредоточиться на позитиве.

    К сожалению, праздничное настроение не может сохраняться вечно. Пока 2023 год оставался для нас размытым будущим, на него было удобно проектировать тайные надежды и лучшие ожидания: деоккупацию Донбасса и Крыма, смерть или свержение Путина, крах и распад РФ.

    Теперь 2023 становится нашей реальностью, и на первый план выходят насущные проблемы. Последствия враждебного террора, социально-экономические невзгоды, риски нового российского наступления, неизбежные жертвы, потери и скитания. Те же 'кровь, пот и слезы', когда-то обещанные собственному народу Уинстоном Черчиллем.

    Нет никаких гарантий, что нынешний год окажется для Украины легче предыдущего. Нет гарантий, что этот год принесет нам окончательную победу и завершение полномасштабной войны. Но выдержать испытание 2023-м страна обязана в любом случае. И для этого необходимо избежать трех коварных ментальных ловушек.

    Ловушка №1: завышенные ожидания

    Каждая победа ВСУ вдохновляет страну, но в то же время воспринимается как прелюдия к новым, еще более вдохновляющим победам.

    Если осенью 2022 удалось освободить Харьковщину и правобережную Херсонщину, то освобождение Донбасса и Крыма уже к лету 2023 начинает казаться решенным делом. Чем больше достигает украинская армия, тем больше ярких и быстрых успехов от нее ждут в тылу. И в какой-то момент планка тыловых ожиданий становится просто недостижимой.

    А потом оказывается, что война не может состоять только из приятных новостей.

    За контрнаступлением в Херсонской области идут тяжелые оборонительные бои за Бахмут. Генерал Залужный предупреждает о возможной атаке врага на Киев. В тылу спорят о скандальном законопроекте 8271 и выясняется, что украинские бойцы могут самовольно покидать позиции, а их командиры – отдавать ложные приказы.

    На фоне непомерно завышенных ожиданий возникает болезненный когнитивный диссонанс.

    И потому очень важно видеть в наших защитниках людей, а не сверхлюдей. Не впадать в эйфорию после очередной победы. Быть готовыми к тому, что военные успехи могут чередоваться с тактическими неудачами, и не считать это поводом для уныния.

    В конце концов именно таким был британский опыт Второй мировой. Выиграв битву за Англию, соотечественники Черчилля проиграли битвы за Крит, за Сингапур, за Дьеп – чтобы в конце концов одержать победу в войне.

    Более того, даже в декабре 1944 за считанные месяцы до поражения Германии англо-американским войскам пришлось отступать в Арденнах. Однако исход войны это не изменило.

    Ловушка №2: недооценка противника

    Рассказы о слабости и уязвимости россиян поднимают моральный дух населения и пользуются массовым спросом. Но стоит переусердствовать, и весь положительный психологический эффект сойдет на нет. Соответствующие исторические параллели опять-таки найти легко.

    'В 1914 году по Гогенцоллернам была лучшая армия в мире. А за этим кричащим берлинским пигмеем нет ничего, что можно было бы с ней сравнить'. 'Их пушки, их снаряжение слишком несовершенны, да и то, что у них было, в большинстве своем бессмысленно потеряно из-за глупых попыток Гитлера вторгнуться на Британские острова'. 'Вся их примитивная обучение наспех идет прахом, едва появилось понимание, что блицкриг провалился и что война – дело долгое'.

    Приведенные цитаты датированы началом 1941 года и принадлежат тогдашнему британскому лидеру мнений – Герберту Уэллсу. Знаменитый писатель и публицист убеждал сограждан, что наступательный потенциал гитлеровской Германии уже исчерпан, и он больше ни на что не способен. Однако в том же году германские войска оккупировали Грецию, захватили Югославию, вторглись в СССР и дошли до Москвы. И хотя эти временные успехи не спасли Третий рейх от поражения в войне, по контрасту с британским шапкозабросом они воспринимались очень болезненно.

    Таким же болезненным психологическим ударом может стать любой локальный успех РФ: для тех из нас, кто уже убедил себя в полном ничтожестве и бессилии вражеской армии. А потому лучше не забывать, что противник все еще опасен и способен доставить Украине немало проблем.

    Ловушка №3: ​​поиск виновных

    Третья ментальная ловушка, угрожающая украинскому тылу, тесно связана с двумя предыдущими.

    С одной стороны, многие ждут от Вооруженных сил Украины скорых и легких побед. С другой стороны, многие успели уверовать в полную несостоятельность врага.

    Но когда завышенные ожидания не оправдываются, а враг достигает каких-либо результатов, у обывателя возникает неизбежный вопрос: кто же в этом виноват?

    Естественно, в таком случае поиски виновных ведутся среди своих же. Чтобы объяснить различие между желаемым и реальным, нужны близкие и доступные козлы отпущения.

    Если до победы еще далеко, то виноваты не объективные обстоятельства, а неправильное ведение войны украинским руководством. Если Донецк, Луганск и Симферополь не удается уволить за считанные месяцы, то должно не российское сопротивление, а предатели в украинском командовании. А если населению приходится сидеть без света, то виноваты не вражеские удары, а алчные отечественные энергетики, якобы продающие электричество налево.

    Конспирология, паранойя, взаимное недоверие, необоснованный поиск виновных внутри Украины – именно то, что нужно России. Именно то, что способно убить клин между тылом и фронтом, между политическим и военным руководством, между западом и востоком страны. То, что может лишить нас нашего главного оружия – единства. А без единства не выполнишь программу, озвученную Черчиллем в той же речи о крови, поте и слезах:

    'Вы спросите, какая наша цель? Я отвечу одним словом: победа, победа любой ценой, победа, несмотря на все ужасы, победа, каким бы долгим и трудным ни был к ней путь; ибо без победы нам не выжить'.

    Михайло Дубинянський

    UPD Кстати, эти ловушки действуют и тут, на «Браме»)
    • нет
    • 0
    • 0

    3 комментария

    avatar
    Кстати, эти ловушки действуют и тут, на «Браме»)

    А чё сразу Брама?

    Россиянка прожила 30 лет в Италии и вернулась в Тюмень из чувства патриотизма
    Через три месяца женщина поняла, что приняла поспешное решение

    Россиянка Екатерина 30 лет жила под Миланом, где руководила балетной школой. После начала СВО женщина продала квартиру в Италии, из патриотических соображений перебралась в Тюменскую область, устроилась в местный ДК. Первый наш разговор состоялся в сентябре, когда Екатерина только приехала в Тюмень. «В сложные времена я должна быть со своей страной», — говорила она. Через три с лишним месяца мы снова созвонились.

    Я познакомилась с Екатериной в чате, где россияне, проживающие в Европе, обсуждали переезд в Россию. Среди потока сообщений я наткнулась на комментарий: «Я тридцать лет жила в Милане, а теперь перебралась в Тюмень».

    Наш первый разговор состоялся еще в сентябре.

    Перед беседой Екатерина просила не указывать свою фамилию: «Меня многие знают в Москве, в Италии, не хотелось бы прославиться. Вот когда я сделаю что-то героическое, тогда сама вам позвоню, и вы напишите. А пока ничего такого я не сделала. Сбежать из Милана – разве это героизм?».

    — Мне 50 лет, из которых 30 я прожила в Италии. Продала квартиру и уехала в Тюменскую область, — начала Екатерина. — Со мной приехала моя дочь, которая наполовину итальянка. В этом году она закончила университет в Лондоне, факультет международных отношений. С нами из Италии приехала ещё моя сестра, которая прожила в Европе четверть века.

    — Неужели так плохо в Италии?

    — Я приехала в Италию в 18 лет. В России тогда наступили сложные времена. Я работала в московском театре, занималась балетом, денег на жизнь не хватало. Потом случился путч. Но покинула я страну не потому, что хотела поменять жизнь к лучшему. Так сложились обстоятельства. Познакомилась с итальянцем, отправилась к нему в гости. Купила билет с открытой обратной датой, тогда по-другому нельзя было. Через несколько дней планировала вернуться. В итоге задержалась. Потом вышла замуж, родила дочь. Италия мне казалась раем, но она не стала для меня родной.

    С мужем мы вскоре развелись. Я устроилась работать в театр, открыла балетную школу. Но, поскольку родители вырастили нас с сёстрами и братом патриотами, мы всегда болели за страну. Поэтому после 24 февраля я не смогла оставаться в Милане.

    — Патриотом можно оставаться и вдали от родины.

    — У меня были личные мотивы уехать. Мой брат в свое время женился на уроженке Донецка, переехал туда. В 2014 году он вместе с племянником защищал Донбасс. В Мариуполе ВСУ взяли его в плен, где он провёл 9 месяцев. Мы отправили письмо президенту России. Брата помогли обменять. Но здоровье он подорвал, в январе 2022 года скончался. Понимаете, почему я решила в сложное время быть со своей страной?
    0
    avatar
    — В Италии на вас не смотрели косо из-за вашей позиции?

    — Итальянцы – добрый народ, нас никто не обижал. Только академия танца, с которой я работала, отправила мне 24 февраля аудиосообщение, что прекращают со мной сотрудничество. Я позвонила им, хотела поговорить, объяснить позицию России. Меня не стали слушать. Может, кому-то покажется странным, но мы с сестрой и дочерью считали часы, когда сядем в машину и уедем на родину.

    — Ваши знакомые как отреагировали?

    — Я жила в 20 километрах от Милана, недалеко от Бергамо. Когда в нашем провинциальном городе узнали, что мы уезжаем, никто не схватился за голову: ты с ума сошла. Наоборот, итальянцы, поддерживали меня.

    Я продала квартиру, но денег не получила. Вернее, банк заблокировал счёт, куда покупатель перевел деньги. Причем я была клиентом этого банка 25 лет, меня там знали.

    Когда я сказала, что мне нужно закрыть счет, потому что я уезжаю из страны, мне ответили: «Мы не можем отдать вам деньги». Я пытались выяснить причину, но они твердили: «Вы сможете забрать деньги, если вы останетесь жить на территории Италии». Я обратилась в полицию. Там мне тоже не помогли: «Вы, конечно, извините, но это решение государства, мы ничего сделать не можем».

    В итоге я закрыла ссуду, которую брала в банке, оставшаяся часть средств так в банке и лежит.

    Хорошо, что нашлись люди которые помогли мне перевезти вещи из Италии в Россию, несмотря на санкции.

    — Сколько денег вы взяли с собой?

    — Я была простым педагогом и артисткой балета – за это много в Италии не платили. Тем более, я сама растила дочь. Бывший муж не помогал. Несмотря на то, что в Италии жёсткие законы, я сама отказалась от его помощи. Дочь отправила учиться в Лондон, где она подрабатывала. Я — не олигарх и светская львица, работала и платила по счетам. За все годы на чёрный день отложила всего 30 тысяч евро. Вот с этой суммой мы и приехали.

    «Готова бесплатно работать»

    — Вы часто приезжали в Россию, пока жили в Италии?

    — Конечно, у меня здесь осталась мама и сестра. Но я не знала, что значит жить в России.

    Мы остановились в 20 километрах от Тюмени. Пока поселились в доме у нашей третьей сестры. Решили держаться вместе с семьёй – три сестры и мама. Столько лет мы были раскиданы по всему миру, сейчас хочется быть вместе. В России мне не страшно было остаться без работы и крыши над головой.

    — Работу нашли?

    — Сестра, которая приехала со мной, по образованию ветврач. Она пошла на птицефабрику. Мне в местной администрации предложили работу во дворце культуры, где есть детская школа искусств. Буду преподавать танцы детям.

    В Италии, кроме балета, я работала еще в аграрной компании. У нас были огромное поле клубники, сады черешни, абрикосов, персиков, выращивали дыни, арбузы. Занимались всем — от посадки до продажи. С утра я копалась в земле, а после обеда бежала в балетную школу. Поэтому, пока оформляю внутренний паспорт, предложила сотрудникам администрации, что могу бесплатно заняться сельским хозяйством. Не хочу сидеть дома.

    — Сотрудники администрации не покрутили пальцем у виска, когда узнали, что вы из Милана приехали в глушь?

    — Не знаю, что они думали. Вопросы про Милан не задавали. Общались со мной на равных. Зарплату обещали 45 тысяч рублей плюс премиальные, если я организую коммерческие курсы.

    Дочь работает дистанционно. Переводит с английского на итальянский научную работу по медицинской тематики. Правда, деньги ей поступают на итальянский счёт, потому что у неё итальянское гражданство.

    — Она может в любой момент уехать?

    — Да, и я могу уехать. Хотя гражданство у меня российское, но я имею пожизненный ВНЖ. Запрет мне не наложили. А вот в этом году в Италии вышел закон, что больше не станут выдавать пожизненный ВНЖ, только на 10 лет.
    0
    avatar
    — Неужели вам Тюмень нравится больше Милана?

    — Меня ничего здесь не напрягает. Вот только душа болит за страну. Больше ничего не волнует.

    «Подруга хотела, чтобы её дочь была бедной»

    — Не скучаете по шопингу, южной еде?

    — Есть такое выражение – не место красит человека, а человек место. Чтобы в Италии хорошо жить, нужно найти приличную работу. Много денег уходит на свет, газ, проживание. Если что-то останется, вы сможете позволить себе красивую одежду и вкусную еду. А если вы не в состоянии заплатить за газ, куда вы пойдете?

    — Хотите сказать, что итальянцы не могут себе позволить оплатить ЖКХ?

    — Коренным итальянцам проще, чем нам, приезжим. Это страна с маленькой территорией, люди там не знали таких лишений, как русские. Недвижимость переходила от бабушек к мамам, потом к детям и внукам. Итальянцы не переживают, что им нужно копить на квартиру или брать ипотеку. У них всё есть.

    Одна моя состоятельная подруга, чьей дочери я давала уроки фортепьяно, жаловалась: «Как бы я хотела, чтобы моя дочь была бедной. Ведь наши дети живут на всём готовом, ничего не хотят, у них нет стимула. Её отец не работает, потому что он из семьи потомственных миллиардеров. Получается, мы живем, чтобы путешествовать, выпивать и кушать. Больше ничего».

    Италия – страна с богатой культурной историй. Но итальянцы не заботятся о своей культуре. Многие не знают своей истории, не ценят. Они родились в этой стране, им все досталось задарма. Но тем не менее, не все могут позволить себе получить высшее образование, потому что это дорого. А те, кто может позволить, не горят желанием учиться.

    Какие профессии там востребованы? Продавец в магазине, бариста, официанты. Больше вы никуда не устроитесь. Получить профессию врача – дорогое удовольствие. Медицинское образование стоит в десять раз дороже, чем в России.

    А еще итальянцы не привыкли к сложностям. Русские в этом плане закалённые. У нашего народа не было возможностей жить красиво, всегда были проблемы. Мы прошли огонь, воду и медные трубы, поэтому у нас выработался иммунитет. Когда я приехала в Милан, меня спрашивали: почему русские такие грустные, депрессивные, никогда не улыбаются? А когда я уезжала, итальянцы стали грустными, депрессивными и много пьющими. Пьют с обеда и до вечера. Днём – вино, вечером добавляют, что покрепче.

    — У нас в регионах пьют гораздо больше.

    — Наверное. Вам сложно меня понять… Я заметила, что в Тюмени простые и порядочные люди. И здесь не злорадствуют, мол, сбежала из Италии.

    — Когда вы уезжали, в Италии уже ощущался экономический кризис?

    — Кризис в Италии начался лет семь назад. А ковид похоронил страну. Многие предприятия, частные ресторанчики закрылись. В последнее время цены выросли на ЖКХ. Раньше я отдавала в месяц почти 400 евро за квартиру. Сейчас все услуги подорожали на 30 процентов.

    Второй неприятный момент – мигранты. Страна нерезиновая, а люди едут и едут.

    Украинских беженцев много. У них в Италии давно образовалась мафия, которая занимается сиделками. Италия — страна пожилых людей. Молодёжь там не задерживается, разлетаются в разные края, приезжают только на мамину пасту. Так вот, украинки за хорошие деньги ухаживают за пожилыми, продают место работы своим.

    Когда я уезжала, в нашем маленьком городе повсюду висели украинские флаги. Хотя большинство итальянцев узнали про Украину только когда о ней заговорили по телевизору. Добрые итальянцы сразу заохали: мы поможем, приезжайте, обогреем, накормим.

    Но когда украинцы приехали, получили субсидии, работу, местные возмутились. Дело в том, что в Италии много антиваксеров, которых выгоняли с работы, если они не делали прививки. А беженцам разрешали трудоустраиваться без вакцинации. В итоге украинцы занимали места уволенных итальянцев. Как думаете, как местные относились к такому решению властей?

    — Русские с украинцами уживались?

    — В Италии живет около 200 тысяч русских. Там есть культурный центр, школа при посольстве, но нет русской общины. В отличие от нас, украинцы имеют свои общины, они друг за друга горой. В центре Милана есть единственная ортодоксальная церковь, куда ходят русские и украинцы. Мне там стало некомфортно.

    Украинцы каким-то образом вычисляли нас и шипели: не так пошла, не так помолилась, покрестилась. Моя знакомая москвичка, которая тоже живет в Италии, узнав о моём отъезде, разрыдалась: «Я тоже уеду, больше не могу». Поймите, мы там никому не нужны. Когда я вижу, что медийные люди уезжают из России, мне хочет кричать: вы никому не нужны за границей.

    Считаю, мне бог помог вернуться в Тюмень. Пусть здесь будет холодно и некрасиво, но нам с дочерью «красиво». На моей машине сейчас приклеена буква «Z». России – не Италия, здесь я могу постоять за себя, за Z, за страну.

    Если завтра меня призовут на СВО, я пойду. Может это смешно для кого-то, но мне не жалко отдать жизнь за страну. Да, я прожила 30 лет в Италии, боялась вернуться на родину. А сейчас думаю, спасибо тебе, Господи, так должно быть…

    «Чувствовала себя предателем»

    Спустя три с лишним месяца я снова связалась с Екатериной, чтобы узнать, не изменились ли её планы на будущее.

    — Скажем так, всё нормально, мы устроились на работу, мы живем… — собеседница взяла паузу, — Но мы с дочерью решили возвращаться.

    У меня были моменты, когда я останавливалась в машине и плакала от того, что скучаю по Милану. Выяснилось, что я итальянка, несмотря на то, что являюсь патриотом своей страны. Мы решили: как только погода наладится, метели прекратятся, поедем обратно на машине.

    У меня было другое представление о родине. Я слишком многое идеализировала. Например, я думала, что Россия впереди планеты всей по балету. А в Тюмени не оказалось ни одной приличной балетной школы.

    В Италии я выпускала детей, которых потом забирали в Большой театр, они уезжали делать карьеру в Америку. В Тюмени я устроилась в танцевальную школу, где преподают хип-хоп.

    Еще у меня остался неприятный осадок от работы госучреждений. Я работаю в ДК и вижу, с какой халатностью работают директора, они живут припеваючи, а когда отчитываются, то просто пускают пыль в глаза.

    — В Италии по-другому?

    — Италия – капиталистическая страна. Каждый работает сам на себя. А вот государственные учреждения, те же театры, к сожалению, закрываются. Их нужно финансировать, а денег нет.

    — Сестра ваша тоже уезжает?

    — Сестра не хочет, так и работает на птицефабрике.

    — Поторопились вы все-таки с продажей квартиры в Италии.

    — Да, у меня теперь там ни кола, ни двора. Но деньги на моем счету лежат. Хорошо, что мне не дали их вывести.

    — Вы предупредили своих итальянских знакомых, что возвращаетесь?

    — Я боялась им говорить, что возвращаюсь. Подсознательно чувствовала себя предательницей. Но итальянские подруги меня успокоили. А мои ученицы аж завизжали: пожалуйста, вернись, мы без тебя не можем. Я больше сама себя осуждала, ну как так, я же говорила, что вот оно — моё. Но оказалось не моё.

    В Италии я жила в реконструированном доме XVIII века, просыпалась утром, и в окно видела красивейший канал. Захотела — поехала на море или в горы. В России мы сняли маленькую дешёвую квартиру в новостройке. Никуда не ходим.

    Мне нравится итальянское вино. А здесь оно дорогущее и непонятно что наливают в бутылки. Я даже попросила знакомых прислать мне 20 литров оливкового масла из Италии. Это не блажь, просто меня тошнит от подсолнечного.

    — В Тюмени нет оливкового масла?

    — Сомневаюсь, что до Тюмени может доехать итальянское оливковое масло. Дочь говорит: «Я хочу напиться вкусной воды». В Тюмени даже вода другая. Не могу сказать, что здесь плохо, а там всё хорошо. Просто я привыкла за 30 лет к другой жизни.

    У меня никогда не поднималось давление, а в Тюмени каждый день скачет. Врач сказал, что это акклиматизация. Смущает холод. Температура на улице минус 30. Вышла на улицу и не смогла завести машину.

    — Ваш патриотизм не испарился за это время?

    — Я по-прежнему остаюсь патриоткой. Я верю Путину. Но к другим людям есть вопросы. За много лет у меня не было такого, чтобы я в магазине смотрела, сколько стоит мыло и выбирала, какое купить, чтобы сэкономить. Порошок самый дешевый покупаю. Я ведь живу на те деньги, которые зарабатываю, заранее планирую бюджет. Зарплата у меня в районе 40 тысяч рублей.

    Недавно созвонилась с подругой из Италии. Она счастливая, рассказывает: «Едем с Робертом на Сицилию, здесь солнце, тепло». Я чуть не расплакалась.

    Но в любом случае, я не жалею, что приехала сюда. Попробовала, погостила — пора и обратно.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.