Россия
  • 2998
  • «Политический дайджест ПП» Главное за неделю.

    Анонсированный еще в феврале фондом «Петербургская политика» сценарий проведения выборов в новый созыв Государственной Думы под названием «Крепость» (подразумевает сближение повестки silovikov и АП) стал воплощаться в полной мере, чего на уходящей неделе уже нельзя было не заметить. Политическое поле в стране стерильно зачищается, несистемная оппозиция теперь официально считается причастной к терроризму и экстремистской деятельности (окончательно потеряв свою и без того незначительную политическую субъектность). Политическое администрирование заменено военно-политическим планированием с точечным применением репрессивного аппарата.

    При этом внутриполитический блок Кремля не монолитен. Считается, что вопросы ведения парламентских выборов разделены между двумя управлениями. Так, в зону отвественности главы управления администрации президента по внутренней политике (УВП) Андрея Ярина входит администрирование электорального процесса в регионах при участии все тех же silovikov, а руководитель управления президента по обеспечению деятельности Госсовета (УГС) Александр Харичев займется технологическим обеспечением итогов выборов. Уже известно, что ближайший соратник Харичева — Борис Рапопорт будет работать в качестве первого замруководителя штаба партии «Единая Россия» и именно Харичев-Рапопорт будут вести работу по окончательному формированию и утверждению «списков кандидатов» от партии власти.

    На этом фоне активизировался в публичном поле заместитель председателя Совбеза Дмитрий Медведев, который напротив пытался продемонстрировать свою «умеренность» во внутриполитическом курсе и даже отстраниться от своего «совбезовского» статуса — заявив, что с несистемной оппозиций необходимо поддерживать отношения пока она не нарушает закон. Несмотря на то, что накануне Медведев стал жертвой слухов о политической ссылке в Министерство иностранных дел, он явно намерен возглавить «федеральный список» партии «Единая Россия» и именно поэтому старается охватить все более широкий круг вопросов.

    Обращает на себя внимание и наращивание публичной активности спикера Государственной Думы Вячеслава Володина, который по случаю Дня парламентаризма выпустил политический манифест. Его встреча с «глубинным народом» на улице Саратова, обернулась скандалом. Спикер нижней палаты парламента явно не ожидал такого уровня претензий к власти, высказанных 90-летней пенсионеркой. Уникальный диалог наглядно продемонстрировал уровень социальной пропасти между властью и обществом. Но в произошедшем есть несомненный плюс — оно отодвинуло на второй план активно циркулировавшие слухи о том, что Володин якобы являлся клиентом Европейского центра суррогатного материнства (пресс-служба Государственной Думы на неделе требовала от ряда СМИ удалить публикации сообщавшие об этом). Личная жизнь Володина (жена есть, но при этом он холост) тема в каком-то смысле табуированная.

    Наблюдатели считают, что в преддверии съезда партии власти мы становимся невольными свидетелями «предвыборной гонки» среди политических администраторов, больше похожей на «схватку бульдогов под ковром», что и вылилось в разнообразные слухи.

    Прошедшие съезды системных партий «КПРФ» и (СРоЗАПР) наглядно продемонстрировали, что каждая из них по-своему переживает внутрипартийный кризис. Коммунистический съезд проходил на фоне открытого обращения в котором, члены партии призывали лидера «КПРФ» Геннадия Зюганова добровольно уйти в отставку. Зюганов в отставку не ушел. Поменять председателя партии хотят и в (СРоЗАПР), основным претендентом по пост лидера считается Захар Прилепин. Предположительно Миронову даже не найдется места в «федеральном списке» партии на выборах в новый созыв Государственной Думы. Амбициям сместить Миронова может помешать Генеральная прокуратура, которая ведет проверку деятельности Прилепина на прошлом месте работы в МХАТ им. М.Горького.

    t.me/postposttruth/7891

    9 комментариев

    avatar
    По мере скатывания России по наклонной плоскости в яму тоталитаризма махина государства набирает скорость, мощь и теряет способность к маневрированию. Она несется вниз, накапливая энергию саморазрушения и сметая на своем пути все оппозиционные препятствия. Мерцающие за окном картинки демократии призрачны, а надежды на раскол элит, оттепель и либерализацию несбыточны.

    Остановить этого ревущего монстра с каждым годом все труднее. Если в начале пути его еще можно было притормозить энергичными мерами из арсенала парламентской демократии, то сейчас представляются сомнительными даже военные препятствия, уж не говоря об экономических санкциях.

    Картина, что и говорить, удручающая. Власть агрессивна и в деле подавления гражданской свободы практически всегда оказывается на шаг впереди общества. Оппозиция в вечной обороне, скорбит о потерях и использует для противостояния заведомо негодные инструменты. Они были эффективны 10 или 20 лет назад, но совершенно бесполезны сегодня.

    20 лет назад еще были шансы добиться успехов на выборах и сделать парламент «местом для дискуссий». Для этого оппозиционным партиям надо было создавать демократическую коалицию, а не пытаться обскакать друг друга, бегая за помощью в Кремль и используя доставшийся им по случаю административный ресурс.

    10 лет назад у оппозиции еще были шансы с помощью улицы остановить вал репрессий и массовыми демонстрациями принудить правительство к отказу от курса на тотальное подавление общественной активности. Но для этого надо было не снижать градус конфронтации, не устраивать себе отпуска вместо проведения уличных акций, не идти на поводу у провокаторов, вступающих в тайные переговоры с властью и сливающих протест.

    Сегодня ни попытка поиграть в выборы, ни мирные уличные шествия погоды уже не сделают. Избирательный процесс полностью под контролем Кремля. Мирные шествия неэффективны, что хорошо продемонстрировали прошлогодние протесты в Хабаровске.

    Все хорошо в свое время. Инструменты сопротивления должны быть адекватны жесткости режима. Борьба на выборах уместна в странах с парламентской демократией, где парламентаризм существует хотя бы в урезанном виде, с изъянами и недостатками, но не там, где от него осталась только картинка без всякого содержания. Мирный уличный протест может быть эффективным в странах, где власть бережет свою репутацию для предстоящих выборов и ей важны голоса избирателей. Но не там, где она десятилетиями не меняется и откровенно плюет на общественное мнение. Не там, где власть опирается только на армию, полицию и спецслужбы. Мирных митингов она не боится, сколь бы многочисленными они не были.

    Мечта о том, что на выборах против власти проголосует 90 процентов избирателей или что на улицы выйдут десятки миллионов людей – из вчерашнего дня. Тогда это могло бы произвести впечатление на власть; сегодня она отмахнется от возмущенных миллионов массовыми репрессиями, точечными убийствами и кампанией запугивания. Время упущено.

    Положение тяжелое, но не безвыходное. Летящую в пропасть махину нельзя остановить, но можно разрушить ее изнутри, сломать репрессивную машину, лишив ее источника питания. А питается она прежде всего нашим страхом перед ней, нашим смирением с беззаконием, нашим согласием подчиняться нелегитимной власти.

    Самое время вспомнить лозунг Американской революции – «Нет налогам без представительства». Нам не дают представительство в парламенте – мы не платим налоги.

    Самое время отказаться от добровольного исполнения неправосудных судебных решений. Вы узурпировали законодательную власть – мы не исполняем ваши законы. За реализацию нами законных прав вы облагаете нас штрафами – мы их не платим.

    Самое время отказаться от кооперации с государством во всех возможных сферах или хотя бы свести общие дела до минимума – не покупать товары и услуги у бизнеса, аффилированного с государством; перевести вклады из банков с государственным участием в частные банки; бойкотировать государственные праздники и другие их инициативы.

    Гражданское неповиновение – это, возможно, последний способ мирного сопротивления наступающей тоталитарной диктатуре. Грех им не воспользоваться. Сегодня за такое сопротивление рядовым гражданам придется платить неудобствами и бытовыми потерями; завтра – свободой и жизнью.

    Избавиться от всепоглощающего страха действительно трудно. Для этого надо внутренне смириться с неизбежностью некоторых потерь, принять их как необходимость, как свой долг, как искупительный взнос на строительство страны, в которой будет не страшно и не стыдно жить. Иначе мы по этой наклонной плоскости будем катиться до тех пор, пока не погрузимся целиком в гиблую трясину тоталитарного режима. И ведь это опять на долгие годы, а то и десятилетия.

    Кампанию гражданского неповиновения не поднять усилиями одиночек и даже отдельных партий или организаций. Тут нужна заинтересованность значительной части общества. Необходимо широкое общественное обсуждение путей противостояния диктатуре. И прежде всего, необходима поддержка лидеров общественного мнения; тех, к кому еще прислушиваются сегодня в России. К ним и обращаюсь.

    Александр Подрабинек
    0
    avatar
    Г. Гудков―
    Оппозиция – это, по сути дела, у нас просто протестные явления, потому что смириться с тем, что творится со страной, невозможно. Но и сделать сегодня какие-то серьезные шаги по изменению ситуации тоже уже почти невозможно. А что можно сделать-то? Ну, тебя завтра застрелят. Я ж сказал, что принцип политической целесообразности. Если власть увидит, что вышло много народу на улицы и они настроены решительно, их расстреляют. Кто хочет прийти и подвергнуть себя расстрелу добровольно? Но это же в рай попасть.

    Поэтому надо понимать, что оппозиции нет, она разгромлена. Условий для ее существования в России отсутствуют. Гражданского общества в России нет. Не потому, что нет людей, а потому, что оно разгромлено как структурное организационное формирование. Отдельные люди остались, которые сопротивляются и которые говорят, объясняют. СМИ еще какие-то остались, которые разъясняют, что произошло со страной.
    Но эти же СМИ последние 15-20 лет разъясняли, что если мы не будем бороться за свои права и свободы, будет вот так, как сегодня, и еще хуже. Разве «Эхо Москвы», в эфире которого мы сейчас находимся, не говорило устами своих спикеров еще 15 лет назад, что ребята, если мы не защитим свободу слова, если мы не защитим нормальный суд, если мы не защитим муниципальную систему, если мы не защитим выборы, если мы не защитим права регионов, то Россия превратится в кошмар, в новый ГУЛАГ? Говорили.
    Что сказал народ? Народ сказал: «У нас есть колбаса, у нас есть лэптоп, у нас есть кредит на машины, и мы плевать на все хотели. А права и свободы какие-то придумали либералы, демократы, которые придумывают то, чего нам не нужно». Отказались добровольно.
    В. Дымарский― Нет, даже они говорили, – я это очень хорошо тоже помню – что можно пожертвовать какой-то маленькой частью свобод и прав ради экономических реформ и экономического процветания. Говорили. И я помню даже, кто говорил. Но оказалось, что нельзя жертвовать даже маленькой частью, потому что откусывают все.
    Г. Гудков― Да. Аппетит приходит во время еды.
    В. Дымарский― Тогда же говорили, что общественный договор, что благосостояние, благополучие в обмен на демократию. И народ радостно… Потому что давайте тоже признаемся, что в иерархии ценностей наших людей, нашего народа…
    Г. Гудков― Колбаса стоит выше свободы, я знаю.
    В. Дымарский― Деньги стоят выше свободы намного.
    Г. Гудков― Вот сначала отняли свободы, а теперь отняли колбасу.
    В. Дымарский― Тогда не надо жаловаться.
    Г. Гудков― Не надо жаловаться. Вы хотели жить с колбасой? Вот пожили какое-то время. Теперь у вас ее отняли. А чтобы вернуть колбасу, нужна свобода. А свободу вы продали раньше, обменяли на колбасу. Ну ребят, что жаловаться? Вот что сейчас делать? 400 тысяч Росгвардии (определяются их действия принципом политической целесообразности), 200 тысяч суды, 120 тысяч ФСБшников, которые доминируют, следователей 50 тысяч, прокуратура, 800 тысяч полицейских и так далее. И вот вся эта махина сейчас объясняет людям, что нехрен, вам ни колбасы, ни свободы, и так поживете.
    Г. Гудков― Да, вся колбаса у них. Поэтому либо валите, либо сидите тихо, ровно, молча и дышите в две свои дырочки в стойле. И чего? Вы живете без колбасы. Не жили хорошо и нехрен привыкать.
    0
    avatar
    Между тем, по информации Al-Ain News, на протяжении последней недели в Судане наблюдалась острая дискуссия относительно прибытия российских военных в страну.

    Вполне возможно, что недовольство Хартума обусловлено действиями самих россиян. Начиная от грубого отношения солдат к местным «коллегам» и заканчивая нарушением неких договоренностей по поставкам российского оружия.

    Талант не пропьёшь.
    0
    avatar
    Несанкционированный митинг

    0
    avatar
    На саммите НАТО в июне запланировано обсуждение „дорожной карты“ для Украины по выполнению ею шагов для вступления в НАТО, — заявил Дуда во время совместного брифинга с президентом Украины Владимиром Зеленским. в рамках саммита лидеров пяти государств в Варшаве.
    0
    avatar
    Вакцина «ЭпиВакКорона», которую производит научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор», не вырабатывает нейтрализующие антитела. Об этом заявил вирусолог, профессор НИЦ эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи Анатолий Альштейн.

    «Есть неофициальные данные, что вакцина, основанная на пептидах, которую производят в „Векторе“, нейтрализующие антитела не вырабатывает. У меня сильное подозрение, что „ЭпиВакКорона“ не вызывает образование антител, которые будут защищать от вируса», — рассказал Альштейн изданию «Газета».

    Беда пришла откуда не ждали. Несколько российских вакцин выдавалось за колоссальный успех российской науки. Во всяком случае об этом неустанно вещал Великий Лидер, пытаясь продвинуть мысль, что он с дружками еще не все развалил, и есть места, куда не дотянулись их загребущие, но очень кривые ручки.

    Однако теперь производители вакцин сцепились друг с другом, как скорпионы в банке. На кону — известный приз. Выжившему достанется бюджетное финансирование проигравшего. Пока бюджет на вакцинацию населения вваливает хоть какие-то средства, надо ковать железо.

    В ходе драки производителей начинает выясняться, что аналоговнеимеющие вакцины мало чем отличаются от обычного физраствора. Во всяком случае по своим лечебным качествам и характеристикам.

    Думаю, что ответ «Вектора» центру Гамалеи не замедлит себя ждать. И окажется, что и гамалеевская вакцина — точно такой же банальный фуфломицин.

    Вы все еще хотите привиться варевом путинской фармакологии?
    0
    avatar
    Что тут не так?

    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.