Россия
  • 922
  • Кому не стоит уезжать

    Некоторым противопоказано эмигрировать из России. Эти люди как воспитанники плохого детского дома, которые, войдя во взрослую жизнь, обнаруживают, что выработанные в приюте стратегии выживания только вредят. Эти дети знают, как намазать гуталин на хлебную корку так, чтобы хлеб впитал спирт — и как потом отжать спирт в кружку. Для приюта ценный навык. А в настоящей взрослой жизни эти повадки быстро делают тебя бомжом.

    В схожем положении оказываются и возрастные дяди–тёти, что всю жизнь заколачивали бабло на российских коррупционных блудняках — а теперь решили стать солидными европейскими Investor. Они вкладывают шальные капиталы в Евросоюзе — прогорают там до трусов — и возвращаются, чтобы авторитетно пояснять нам за прогнивший Запад. А в глазах их тоска.

    Давайте разбираться, почему.

    Есть, допустим, какой–нибудь председатель Омского исполнительного комитета Иван Сливкин. Сливкин чувствует, что в России как–то стрёмно: а он уже человек немолодой, хочется европейского благополучия. Там, в Европах, можно вписаться в какой–нибудь кирпичный заводик, прикупить акций да облигаций — и обрести пассивный белый доход…

    Ах, белый пассивный доход!.. В кругах людей, подобных Сливкину, — это светлый идеал, к которому всю жизнь продираешься через тернии блудняков.

    Хороший знакомый по линии ФСБ, давно выбравшийся на Запад, дал Сливкину совет: надо вкладываться в недвигу. Перечислить денег мальчикам–застройщикам, подождать конца стройки, продать — получить трёхкратный навар. Система ниппель! Знакомый и сам вкладывался — у него срослось.

    Сливкин наскрёб по сусекам сто миллионов евро (ну такие вот председательские сусеки), отправился в Германию, там митап с ребятами–застройщиками — знакомый по дружбе их подогнал — перетёрли–подписали. Быстро, чисто, по–европейски. Сливкин теперь — Senior Investor.

    Чувствовал он себя уверенно и особо не въедался. Проектные нормы, проектный контроль, аудит — это всё блажь. В России деньги как–то капали и без этого.

    Не дожидаясь, пока прилежные мальчики где–то что–то достроят, Сливкин продолжил агрессивные investments. Купил яхту и тут же отплыл в Турцию: покупать коттеджи — сразу небольшой посёлок. Там же стал акционером кирпичного заводика.

    За шесть недель Сливкин скупил небеса и землю, море и все, что в них, а на седьмую отдыхал, ожидая, когда из посеянных монет проклюнется золотое дерево.

    Но время шло, урожай не всходил, а застройщики кормили завтраками (ну, когда ещё брали трубку). А от ста миллионов тем временем осталась треть…

    А треть от состояния, господа, это как раз та точка, в которой Сливкины начинают догадываться и паниковать.
    В России–то ведь как: если что идёт не так, ты просто обещаешь подрядчику пробить башку. А знакомый по линии ФСБ этого козла кошмарит, закрывает и заводит дело. Потому и в детали в России лезть особо не требуется… А с европейскими мальчиками–застройщиками это же, оказывается, не прокатит: тут же нет линии ФСБ! Когда Сливкин на рефлексе подписывал договор на плохо знакомом ему английском, он как–то об этом не подумал.

    Ну окей, а что с заводом? А кирпичный завод размыл сливкинскую долю, когда привлёк новые инвестиции. Не имея административного ресурса, ты действуешь строго по законам — а когда твоя доля размыта, становишься бессилен. Более того, Сливкин даже не мог продать эту долю, потому что должен был согласовывать все действия с основными акционерами — а те не хотели, чтобы вместо Сливкина пришел кто–нибудь с зубами.
    На этапе вхождения в проект он на класс выкупаемых акций внимания как–то не обратил, да и детали корпоративного соглашения особо не изучал. А акции были ещё и неголосующими.

    Сливкин пытался судиться. Впрочем, когда адвокаты стали присылать счета за звонки с напоминанием о счетах, Сливкин всё понял про местных адвокатов — и больше к ним не обращался. Суды тут дорогие. Они, говорят, даже Березовского разорили.

    Сливкина обманули и поступили по–бизнесовому, расчётливо и безэмоционально: ничего личного. Денег нет, вернуть нельзя, ничего сделать нельзя и всё строго по закону. В России же всё как–то более по–человечески, да. Эмоциональнее. Душевнее.

    Яхта сломалась и дешевеет на приколе: Сливкин решил сэкономить на дорогом обслуживании (около 100 тысяч $ в год). Недвижимость в Греции получила задолженность по налогам — закон о двойном налогообложении, бессердечная ты сука. Да и сдать недвигу нельзя, потому что оказался неликвид. И напоследок Германия потребовала по закону PEP справок о происхождении денег — а произошли они из большого омского мухлежа с НДС…

    Тут, на пороге немецкого банка, мы и оставим туриста Сливкина — в прошлом председателя Омского исполнительного комитета и абсолютного мастера отжимания в кружку гуталиновой корки.

    Из ТГ «Я уехал в Люксембург»

    traktor.d3.ru/komu-ne-stoit-uezzhat-2049175/?sorting=rating
    • нет
    • 0
    • +24

    6 комментариев

    avatar
    Двукратная олимпийская чемпионка по биатлону Ольга Зайцева в пояснении для Спортивного арбитражного суда (CAS) акцентировала внимание на том, что высокое содержание соли в ее допинг-пробах связано с рационом питания. Это отражено в материалах дела суда о возможных допинговых махинациях на Олимпиаде-2014 в Сочи.
    По версии защиты Зайцевой, российская биатлонистка накануне стартов и взятия проб ела очень много красной рыбы и икры, а иногда даже могла просто съесть ложку соли.

    А Навальный съел чё то не то в гостях у испанского диспетчера. Дебилы… ©
    +1
    avatar
    Эти «ребята» не умеют создавать. Только брать чужое. Там где это им дают.
    +1
    avatar
    Но есть и хорошие новости

    Польский антимонопольный регулятор — управление по охране конкуренции и потребителей (UOKiK) — оштрафовал «Газпром» и его партнеров за строительство газопровода «Северный поток — 2», сообщило 7 октября ведомство в Twitter.

    По данным РБК, UOKiK обвинил «Газпром» и пятерых партнёров по «Северному потоку — 2» — OMV, Wintershall, Shell, Uniper и Engie — в

    нарушении антимонопольного законодательства Польши из-за финансирования проекта.

    «Газпром» оштрафован на 29 млрд злотых ($7,6 млрд), пять компаний, участвующих в строительстве — на 234 млн злотых.
    +1
    avatar
    Уфффф… Когда впитываешь огромное количество информации из интернетиков, начинаешь забывать где именно увидел ту или иную инфу. Так вот, то ли на пикабу, то ли на dirty, был чувак, который типа оптимизатора и советника по налогам. Короче, решала. Во всех полях — и в бухгалтерском, и если что в околокриминальном. Перемежал посты — советы как и сколько фирм открывать и где что через какие прокладки вести — и со случаями из практики без имен и названий. Потом, набрав серьёзную популярность даже сайт открыл — точно помню что название короткое, и присутствует цифра 1.У него куча историй про то как кидают вот таких лопухов зарубежом. Вариант типа купить средневековый замок в Европе за 1€ с обязательством его реставрировать и поддерживать — а после того как в замок влито несколько миллионов — муниципалитет придирается в договоре к каким-то закорючкам, признаёт сделку ничтожной и честно возвращает 1€. Или покупка ресторана в США, ремонт, лучший шеф-повар, меню, все дела — короче на 5+. А потом прямо начиная с дня открытия у ресторана на парковке прямо у входа толпа латиносов-афроамериканцев с соответствующим видом на спортивных тачках с рэпом из колонок на всю округу. Вроде ничего и не нарушают — в полицию не заявишь — но и клиенты не идут. И приходят с предложением продать кабак за полцены от потраченного. В общем, там много занимательных историй было — кто хочет — по вводным найдёт))) Всё же дело было вроде на пикабу…
    +1
    avatar
    Выстроенный в рамках федерального проекта завод биотехнологий уже стал банкротом
    update: 08-10-2020 (11:21)
    В ноябре 2014 года в Республике Алтай был запущен в работу завод по производству белкового концентрата. Инвестиции в строительство завода, по официальным данным, составили 1,29 млрд.рублей. Завод был построен в рамках проекта «Протеин России. Высокотехнологичное производство белкового концентрата из масличных культур». Как сообщала 8 октября Каспаров.Ru газета «Листок», 4 декабря Арбитражный суд признал завод банкротом, а потом у него провалилась крыша.

    О том, что завод долго не проработает, было известно изначально. В республике дорогая электроэнергия, и подсолнечник не выращивают.

    Для того чтобы оценить стоимость ремонта крыши, журналисты пригласили посмотреть повреждения одного из строителей завода. Как оказалось, крыша обвалилась ещё в марте. Начальник приказал сбить огромные сосульки, которые спускались с крыши до земли,и на которых, как оказалось, и держалась крыша. Как только сосульки были сбиты, тонны снега проломили крышу и выперли несущую стену наружу.

    Работы по ремонту потихоньку ведутся. Теперь сэндвич-панели надо демонтировать, восстановить каркас здания, крышу, а затем заново монтировать стену и крышу. Вот только, зачем? Завод — это уже «отработанный материал».

    А вы говорите сверхсветовые Цирконы…
    0
    avatar
    Хозяйке на заметку

    +1
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.