Политика
  • 1048
  • Победитель исчезает. Как Минску-2020 не повторить ошибок Москвы-1991

    «Сноб» продолжает дискуссию, начатую в статьях Станислава Кувалдина и Бориса Кагарлицкого, о том, как на фоне актуальной волны протеста в Белоруссии пересматриваются события августа 1991 года. Президент Союза правых сил Леонид Гозман полагает, что главное, чего не удалось добиться защитникам Белого дома в 1991 году, — осознать последствия собственной победы и действительно стать триумфаторами истории

    Революция, в отличие от заговоров и переворотов, — битва Добра со Злом. Силы Добра могут возглавлять законченные негодяи или фанатики, но те, кто выходит на площади, — будь то у нас во время путча, очередную годовщину победы над которым мы сейчас отмечаем, будь то на Майдане или в Минске — они за Добро. За правду и справедливость, за братство и свободу. И потому эти дни и ночи на площадях — лучшее, что было в жизни тех, кому довелось там быть.

    Революция — это объединяющее всех чувство. Прежде всего, ощущение невозможности жить как раньше: уровень лжи, лицемерия, тупости властей становится физически непереносимым. Цветные революции — а они все цветные — это объединение активных граждан, вне зависимости от политических ориентаций, в моральном протесте против действующей власти. В августе 1991-го возле Белого дома я познакомился с человеком из общества «Память» — помните, была такая профашистская антисемитская организация? Мы стояли с ним рядом. И на киевском Майдане были все – от либералов до националистов. И все имели шансы оказаться в рядах «Небесной сотни». Как сегодня в Белоруссии — Лукашенко со своим враньем, произволом и сыном Коленькой достал всех. Левых, правых, зеленых — всех. И все они — на площадях.

    Кстати, уровень неприятия власти у нас в России сейчас почти такой же, какой был тогда, 29 лет назад. Последний пример — отравление Навального. Все уверены, что это было сделано по приказу начальства, причем самого высокого уровня. И никто, даже провластные СМИ, не говорит: да вы что, мол, неужели вы думаете, что власть может отдавать такие приказы? Все понимают, что может. А вот даже самые жесткие оппоненты Меркель или Макрона ни в чем таком их не обвинят. То же, кстати, и с расследованиями Навального. Никто давно не удивляется, что чиновник украл сто миллионов или три миллиарда, что на свою скромную зарплату он купил шесть дворцов и четыре яхты. Представление о преступности и предельной аморальности власти стало общим местом. Необходимое условие для Майдана у нас уже есть.

    Революциями называют только те мятежи, которые заканчиваются крахом действующей власти. Но поражение диктаторов, воров или засевших в президентском дворце престарелых безумцев не означает победы тех, кто вышел на бой. Они-то как раз побеждают редко.
    В русскую революцию 1917-го проиграл царь. Он не сохранил ни короны, ни жизни, погибли не только он и его семья, но и империя. Однако те, кто хотел обновления, свободы, избавления от архаики и мракобесия — они тоже проиграли. В стране стало еще хуже, большевики организовали филиал ада на земле. Несколько десятилетий они демонстрировали, что можно оставаться у власти вопреки законам экономики, здравому смыслу и какой-либо морали, проливая кровь сограждан почище любых татаро-монголов, восстанавливая худшее из того, против чего когда-то восставали люди.

    Революция 1991-го была более успешной, хотя самих революционеров отодвинули. Спасибо, не убили. Но в результате того августа появились новые свободные страны. У нас в России были созданы институты, которые при всех стараниях не удалось разрушить до конца. В стране есть, хоть и слабо защищенная, но частная собственность. И границы открыты — пройдет же эта эпидемия! И даже абсолютно имитационный парламент лучше, чем никакой — там ведь все как в настоящем парламенте. Комитеты, кнопочки, три чтения. Это как бассейн без воды — глупость, конечно, но если налить воду — а ведь это проще, чем построить бассейн с нуля, — так и плавать можно. Да и законы разумные с тех пор написаны, особенно в лихие девяностые — не только запретительный бред выходил с Охотного Ряда.
    Революция создает не только институты — она создает людей и рождает гражданскую нацию. С людьми понятно. Те, кто это пережил лично, никогда этого не забудет — преодоления страха, острого, ни с чем не сравнимого счастья (как счастливы были мы на Лубянке, когда снимали Феликса!), объятий с незнакомыми людьми на улицах. Абрахам Маслоу называл это peak-experience — экстатическое чувство единения с Богом, с людьми, с миром. Ты, сохраняя индивидуальность, становишься одновременно частью чего-то огромного и прекрасного. Эти редкие — хорошо, если два-три раза за всю жизнь — переживания становятся толчком и условием самоактуализации — творческой и интересной жизни, способности преодолевать трудности и сохранять себя. «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые…»

    А вот для того, чтобы на базе революции сформировалась гражданская нация или, точнее, для того чтобы идеалы революции стали частью национального самосознания, опыта непосредственных участников недостаточно. Здесь важно, удалось ли стране закрепить пережитый опыт соответствующей мифологией? Такой, как мифология Американской революции в США, Великой французской революции во Франции или Славной революции в Англии. Это не просто легенды о героях прошлого — это основа высокой национальной самооценки, это возможность, живя в далеко не совершенном мире, верить в те идеалы, которые когда-то выводили на площадь твоих предков, делали их бесстрашными, а иногда и ориентироваться на эти идеалы, пытаясь сделать мир лучше и веря, что это возможно.

    Вот этого у нас не получилось. Революция 1991 года забыта. Она стала лишь одним из эпизодов новейшей истории, да еще и непонятно, хорошим или плохим. К ней обращаются не как к примеру мужества и успеха, а как к доказательству того, что ничего нельзя изменить. Удивительно, конечно, что столь масштабное историческое событие в сознании народа отодвинуто куда-то на второй план. Но это уже случилось.
    Парадоксально, что именно в дни годовщины победы над ГКЧП мы с замиранием сердца смотрим на Белоруссию. Я почти уверен в поражении Лукашенко. Это труп, с ним никто дело иметь уже не будет. Но я, конечно, не уверен в победе тех, кого называют оппозицией, а правильнее их называть народом Белоруссии. Нельзя, к сожалению, исключать, что опытные бюрократы переиграют народ в позиционной борьбе и к власти в республике придут не те прекрасные люди, которых мы видели на площадях, а какая-нибудь серая сволочь. Но в некоторых вещах они уже победили. В сегодняшних событиях участвует прямо или косвенно такой огромный процент населения, что peak-experience отдельных людей неизбежно войдет в национальное самосознание, их революция не будет забыта, как это случилось с нашей. И они уже изменили — надеюсь, навсегда — отношение к своему народу. Слово «белорус» будет теперь ассоциироваться не с героями советских анекдотов, не с покорностью и терпением, а со смелостью, стремлением к свободе и достоинству. А это не менее важно, чем институты.

    Your text to link...
    • нет
    • 0
    • +4

    16 комментариев

    avatar
    Революция 1991 года забыта.
    После революции 1991-го года был термидор — 1993-й, когда Ельцин из танков расстреливал свою оппозицию. Потому и забыта.
    0
    avatar
    Во многом оппозиция 93-го — это те, кто проиграл в 1991 г. Были и личностные мотивы, конечно (Руцкой, Хасбулатов).
    +1
    avatar
    После революции 1991-го года был термидор — 1993-й
    Термидора в 1993-м не было. Термидор это символ победившей контрреволюции. В 1993-м контрреволюция проиграла.
    когда Ельцин из танков расстреливал свою оппозицию
    Милая такая и пушистая оппозиция.
    Хасбулатов, Руцкой, Макашов — приятные люди.
    Даже не представляю что бы было, если бы эти персонажи пришли к власти.
    Силовые акции начали именно они.
    В 1993-м расстрел парламента из танков это вынужденная мера. Там было вообще непонятно за кого армия. Разброд и шатание. Министр обороны Грачёв с чемоданом баксов лично ездил в Кантимировскую дивизию уговаривать танкистов.
    0
    avatar
    Плюс идиот Глазьев против Гайдара. И кстати, через месяц выпустили ВСЕХ (только Руцкой отказался от амнистии). Чтобы сделали пацаны из Верховного Совета в случае своей победы с проигравшими?
    +1
    avatar
    Как Минску-2020 не повторить ошибок Москвы-1991
    Ответа я чё-то в статье не нашёл.

    Ошибки 1991-го — грустно смеялся. Давайте для начала 1991-й повторим, потом и про ошибки можно подумать.
    +1
    avatar
    Ответа я чё-то в статье не нашёл.
    Не пустить во власть серых, вертких проходимцев
    +1
    avatar
    а правильнее их называть народом Белоруссии.

    Нельзя, к сожалению, исключать, что опытные бюрократы переиграют народ в позиционной борьбе и к власти в республике придут не те прекрасные люди, которых мы видели на площадях, а какая-нибудь серая сволочь.


    + 100500
    0
    avatar
    Народец уже торт, пан революционер?
    0
    avatar
    93 й и выборы 96 го-это была борьба между теми, кто уже хапнул собственность и теми, кто предлагал все вернуть назад. Ни те ни другие не были демократами. Хотя пропаганда изображала как борьбу передовых либералов и советских ортодоксов. В реальности обе силы не признавли демократический процесс. Руцкой и Хасбулатов сначала долго добивались учреждения сомнительного поста Вице-Президента, с помощью вооруженных людей захватили Останкино и стали оспаривать легитимность Президента. Результатом стало то, что первые выиграли, но вторые не исчезли а были поставлены на службу первыми. Руцкой даже успел побывать губернатором. Завывания о том, что был расстрелян россикйский парламентаризм неверны. Обе силы вовсе не собирались полагаться на парламентские методы, в случае победы второй силы диктатура наступила бы раньще и она была бы жестче.
    +2
    avatar
    93 й и выборы 96 го-это была борьба между теми, кто уже хапнул собственность и теми, кто предлагал все вернуть назад
    В 1993-м собственность ещё никто не хапнул, только примеривались. Вернуть взад тоже никто не хотел, тупо борьба за власть.
    Хотя пропаганда изображала как борьбу передовых либералов и советских ортодоксов.
    В каком-то смысле это так всё и было.
    Ни те ни другие не были демократами.
    ХЗ что такое демократы, но другие были явно хуже.

    93-й и 96-й вообще не смешивайте, совершенно разные процессы и персонажи.
    0
    avatar
    В 1993-м собственность ещё никто не хапнул, только примеривались. Вернуть взад тоже никто не хотел, тупо борьба за власть.
    В 93 ом те, кто примеривались, уже поставили под контроль денежный поток еще гос предприятий. Предприятия выпускали продукцию, но денежный поток оседал в карманах стороннмх структур. В результате предприятия были денежно обескровдены. За этим последовал кризис неплатежей, когда предприяти не могли платить доуг другу и зарплату работникам. А за ним последовал маховик инфляции. Таким образом тот самый первоначальный капитал был фактически украден у госпредприятий, их работников и населения. Затем этот капитал был конвертирован в валюту, было несколько волн девальвации рубля и наконец та самая гос собственность перешла в руки новых владельцев за деньги, украденные ранее. Т е приватизация по-российски полностью прошла за счет населения. КОнечно обозначенный процесс не имеет ничего общего с либерализмом и законностью.
    Что касается Демократии, то ее определение очень просто-власть народа. В 93 ом обе силы готовы были полагаться на силовой и медийный ресурс чем на общественное мнение.
    +1
    avatar
    Собственно эта краткая история российского капитализма дает понимание сути российской власти и событий 93 го и 96 го и последующих годов.Звхват и удержание собственности небольшой группой людей часто криминальными методлами. Какая там демократия и парламент!
    +2
    avatar
    Группа «своих» людей оказалась над законом, и пошло-поехало: залоговые аукционы и дальше вплоть до сегодняшнего дня. В бывших соцстранах пытались препятствовать этому, и таких олигархических монстров там не появилось
    +2
    avatar
    Звхват и удержание собственности небольшой группой людей часто криминальными методлами. Какая там демократия и парламент!
    Однако до Путина был Парламент… не идеальный, но был. Удержание собственности это нормально. Ключевое слово «небольшой группой людей». В 90-х была большая группа людей. Когда куча бандитов публично выясняет отношения между собой — это начало парламентаризма. Когда небольшая группа бандитов устраивает схватки бульдогов под ковром — это тоскливая диктатура.
    +1
    avatar
    удержание собственности небольшой группой людей часто криминальными методлами.
    Танками. Не мелочитесь. Наполеон расстрелял конкурентов картечью — тоже чисто криминальные методы?
    Идет борьба за власть и деньги, а каким конкретноспособом — голосование, картечью, дубинками или танками — сугубо тактический момент. Почему тут и голосование: кинули бы чемодан баксов не танкистам, а депутатам — в чем разница?
    0
    avatar
    В 93 ом те, кто примеривались, уже поставили под контроль денежный поток еще гос предприятий. Предприятия выпускали продукцию, но денежный поток оседал в карманах стороннмх структур.
    Это всегда так, поэтому я против госпредприятий. Смеюсь, когда говорят про национализацию
    затем этот капитал был конвертирован в валюту, было несколько волн девальвации рубля и наконец та самая гос собственность перешла в руки новых владельцев за деньги, украденные ранее.
    Не, это слишком скушно. Серьёзные ребята работали через «залоговые аукционы», вот там да, вершина абсурда. Можно было просто не платить никаких денег никому.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.