История
  • 625
  • Индия (прошлое)



    Хинди-английские разговорники колониальных времён представляют собой крайне интересное чтение. Жизнь белого сахиба выглядит не слишком приятной — повар снова пьян, пуля прошла совсем близко от виска, а в дом ежедневно забредает одна и та же кошка. От всего этого и помереть можно.

    t.me/pithhelmet/327

    Фраза о пьяном поваре в хинди-английском разговорнике заставляет вспомнить историю, которую Ганди рассказывает в своей автобиографии. В 1891 году молодой Ганди вернулся из Лондона в Бомбей и попытался открыть там адвокатскую практику. Естественно, ему следовало обзавестись некоторым количеством слуг, необходимых для джентльмена викторианской поры — начал Ганди с того, что нанял повара.

    Выбор Ганди следует признать удачным, особенно принимая во внимание его скромные финансовые возможности. Нанятый повар был брахманом — соответственно, приготовленную им еду могли есть представители любой касты. Некоторым минусом следует признать, что повар практически не умел готовить и не мылся, считая эту процедуру крайне вредной для здоровья. Вместо этого повар развлекал Ганди историями из народной жизни и выполнял различные мелкие поручения. Ганди, отягченный комплексом вины индийского интеллигента перед простонародьем, повара выгонять не спешил, учил его готовить, безуспешно пытаясь заставить выполнять странную процедуру мытья продуктов в чистой воде.

    Сам же Ганди пытался открыть в Бомбее собственное дело, но быстро понял, что у него нет ни необходимых связей, ни настоящего знания индийской юридической практики. Обучить повара мыть еду и мыться самому тоже не получилось, поэтому Ганди вернулся из Бомбея в родной Порбандар, а затем уехал в Южную Африку.

    t.me/pithhelmet/328

    В XVIII веке Ост-Индская компания часто прямо запрещала проповедь христианства на своих землях и высылала европейских миссионеров. На рубеже XIX-XX вв. особых препятствий миссионерам британские власти не чинили, но и помогать не спешили. Идти на открытый конфликт с индусами и мусульманами не разрешалось, рекомендовалось ограничиться проповедью среди неприкасаемых, а лучше — отправляться из густонаселённых мест в какие-нибудь горные племена. Особо ретивых проповедников (чаще всего, американцев-баптистов) старались сразу направлять в малоизученные районы на бирманской границе. Но вот в середине XIX века, непосредственно перед Сипайским восстанием, был тот краткий период, когда определённая часть правящих кругов в Калькутте и Лондоне действительно вынашивала проекты обращения существенной части индийского населения в христианство. Изменение взгляда англичан на индийские религии и традиции было связано с тем, что в колонии постепенно начали доходить представления о морали из метрополии, чиновники ОИК начали привозить из Англии свои семьи и стремительно возвращаться к европейскому образу жизни.

    Дэвид Октерлони, первый английский резидент в Дели, каждый вечер выгуливал тринадцать своих индийских жён в садах у Красного форта — каждая жена ехала на отдельном слоне. Октерлони жил как могольский вельможа, но дело было в 1810-ые гг. и в этом не было ничего странного. К 1840-ым гг. нравы сильно изменились — Томас Меткалф, преемник Октерлони в Дели, был вдовцом, гарема не имел, а в европейской колонии в городе старался блюсти викторианскую мораль во всей полноте. В частности, Меткалф находил крайне неприличным то, что молодые девушки могут прилюдно есть манго или апельсины — если девушкам так уж хочется поесть фрукты, то они могут это делать за закрытыми дверями и не смущать людей. Нетрудно догадаться, как Меткалф относился к голым садху, которые разгуливали по городу.

    t.me/pithhelmet/355

    2 комментария

    avatar
    Пан Vogel планирует путешествие?
    Изучаете местные обычаи?
    0
    avatar
    Пан Vogel планирует путешествие?

    Да, в прошлое
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.