Беларусь
  • 553
  • И тогда президент сказал..-2


    twitter.com/w3c_user/status/1397633332901466121
    … вернее процитировал Геббельса…
    Кому влом смотреть длинное видео, любезно предоставленное спадарыней Лемон.
    Выжимка.
    Я, грубо говоря, небольшой поклонник выкормыша суздальцева, но здесь он красава, смачно… кхм… оппонировал крикуну-лукаботу с игривой бородкой.

    5 комментариев

    avatar
    яркий пример, что историю нахер учить не надо, жизнь берёт и циклически делает дежавю :)
    Монро, на твои научные работы, сра.ь они хотели :)
    0
    avatar
    Какие научные работы у Монро?
    0
    avatar
    Какие научные работы у Монро?
    Мемуары. «Как просто было троллить в нулевые». А мог бы написать.
    Дугласа некоторые олдфаги помнят до сих пор.
    +2
    avatar
    Однако практически все политические прогнозы Гены Монро — в точечку. Что в очередной раз показал 2020-2021 год.
    -2
    avatar
    Киновед и кандидат искусствоведения Мария Костюкович вспомнила дипломную работу Григория Азаренка, которую она должна была рецензировать в Академии искусств в 2017 году. Мария детально рассказала у себя в фейсбуке, о чем был фильм и что ей не понравилось в этой работе.

    Maria Kostiukovich
    РУБРИКА «МУЗЫКОЙ НАВЕЯЛО»
    — Мы ловим рыбу в Баренцевом море, она похожа на Дмитрия Болкунца и несет всякий бред, — заявил Григорий А. на дебатах с Болкунцом.
    И в меня навеяло. 2017-м, защитой дипломов в Академии искусств.
    Григорий защищался произведением «Солдат Христа». Я рецензировала.
    Григорий защищался писателем Юрием Воробьевским, написателевшим книги «Путь в Апокалипсис», «Падут знамена Ада», «Прикровенная империя», «Пятый ангел наступил. Масонство в современной России», «Неизвестный Гитлер», «Потаенная Россия», «Царь-змееборец», «Укриана» и, конечно же, «Орден Иуды» (вы же не думали, что Григорий это из головы сам выдумал?).
    В конце фильма писатель Юрий Воробьевский целовал Григория трижды и уходил в бескрайнюю русскую даль и в зтм, а Григорий долго смотрел ему вслед.
    До зтм писатель Юрий Воробьевский нес дичь. Хуже того, он нес православно-самодержавно-народно-конспирологическую дичь. От Юрия Воробьевского пахло русским миром и водкой. Они там раздавили по соточке.
    Григорий в выпускном костюме теребил записную книжку и пялился в рот Воробьевскому. Воробьевский играл за мессию, Григорий за благодарных апостолов. Он еще был безбород. Сейчас-то уже и сам мессия, вон сколько отрастил.
    В промежутках между дичью и казацкими песнями появлялись попы (в смысле священнослужители, а не части тела). Попы говорили о православии. О самодержавии говорил Воробьевский сам лично ртом. О народе никто не говорил, но подразумевалось, что все существование Воробьевского пронизано мыслью о народе и компот ему в рот не льется.
    Иногда Воробьевский вспоминал, что он масон и что в Европе бедлам. Чтоб про бедлам было понятно, Григорий показывал Кончиту Вюрст (вы еще помните, кто это? Я вот с трудом). Ей, проповедовал Воробьевский, противостоит только русская православная церковь, поэтому мир погибнет, а русская православная церковь нет. И что-то у них там возродится, и самодержец объявится. Гора Афон там тоже была. С крестом на небе.
    Главное слово в моей рецензии было — мракобесие (ладно, по-вежливому — обскурантизм). Принципиальный вопрос в рецензии был: на каком основании это допущено к защите в Белорусской государственной академии искусств?
    Григорий был еще безбород, поэтому снимал новости для СТВ и молчал. «Повисла тяжелая тишина», но мне не привыкать.
    — Почему это допущено к защите в белорусском вузе? — задала я глупый вопрос.
    — У вас нет ничего святого, — ответил бы мне нынешний Григорий, но тогда он еще только собирался стать единственным честным патриотом и поэтому тишина еще стояла.
    — Чем ваш герой важен для Беларуси? — у меня ж целая голова глупых вопросов.
    — Он известный писатель, у него много поклонников и не только в Беларуси, а вообще, — мяукал Григорий.
    — Сформулируйте мне одной фразой сверхзадачу вашего фильма, — совсем еретически опупела я (спрашивать студентов академии о сверхзадачах — это смертный грех).
    Григорий мяукнул о православии.
    — А где здесь православие? — я вкрай обнаглела. — Я православия не вижу.
    Григорий тоже опупел, но по-другому. Ну в смысле где православие, моргал Григорий. Он бы и ответил, да еще не отрастил бороды и державной протекции, поэтому молчал.
    — Так как это связано с Беларусью? (Господи, уйми эту дуру пропащую.) Тишина устала стоять.
    Уважаемые знатоки, время истекло, кто будет отвечать? Отвечать будет руководитель Григория, лауреат премии Брянского комсомола.
    — Вообще в Беларуси православие основная религия, — заявил лауреат премии Брянского комсомола. — Есть еще вопросы?
    — Когда дискуссия ведется на таком уровне, какие могут быть вопросы, — капитулировала я.
    Сейчас бы я поспрошала поболе и позлее. Зелена была, каюсь. Не доперла в 2017-м, с кем имею дело. (Мораль: недооценивать дичь смертельно опасно, без шуток.)
    Экзаменационная комиссия, для которой я указала в рецензии, что оценивать дичь не имею компетенций и посему передаю Григория на ее, комиссии, усмотрение, оценила дичь в девять, кажется, баллов. (Не спешите пугаться, даже мертвый незрячий ленточный червь не получит в академии ниже четверки, потому что кончается на у).
    Когда Григорий трындит «я как режиссер говорю», он не трындит. У него там девятка.
    Сегодня, по самую макушку в чудовищных новостях и в девятибалльной дичи, я зачем-то кручу в голове вопрос лауреату премии Брянского комсомола: ну как, гордитесь выпускником?
    Но все вопросы нынче чудовищно риторические. Рыбы в Баренцевом море — и те несут всякий бред.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.