Беларусь
  • 363
  • Жена президента Тайваня родилась в Беларуси

    www.kp.belkp.by/2007/10/18/doc202896/
    Первую леди Фаину Вахиреву называли «матерью тайваньской нации».

    Сведения о нашей землячке, которая стала первой леди Тайваня, разнятся. Даже ее фамилию можно встретить по-русски в разных написаниях: Фаина Вахрева, Вахирева, Вахиревич… Во многих источниках можно прочесть, что родилась она в Екатеринбурге. Но сама госпожа Фаина развеяла этот миф, когда призналась, что она из-под Орши. В Екатеринбург семья путевого обходчика Япашки (Ипатия) Вахиревича переехала, когда девочке было чуть меньше пяти (семья эвакуировалась в Первую мировую войну — vicgo). В семье будущей первой леди даже говорили на белорусской мове. А дети называли Фаину «мацi».

    С будущим президентом познакомилась на заводе

    …Цзян Цзинго, сын первого президента Тайваня Чан Кайши, попал в СССР в 1925 году вместе с делегацией китайских студентов. Приехал перенимать опыт революционной борьбы. Нельзя сказать, что он был любимым ребенком своего отца. Родился Цзинго от брака 15-летнего Чан Кайши и небогатой провинциалки. Вскоре брак распался, и Цзинго остался с матерью.

    В СССР он попал на завод Уралмаш в Екатеринбурге. Сначала возглавил отдел жалоб, потом стал помощником начальника крупнейшего на заводе механического цеха №1 и, наконец, редактором заводской многотиражки. В Союзе Цзян Цзинго выбрал себе русское имя — Николай Владимирович Елизаров. Имя неслучайное: он некоторое время жил в доме старшей сестры Ленина — Анны Елизаровой-Ульяновой. Отсюда Елизаров. Владимирович — в честь вождя мировой революции. А Николай — в честь раннего псевдонима Ульянова — Николай Ленин. Но люди зачастую называли его проще — Коля-китаец.

    `Фаина
    Фаина была для Цзян Цзинго образцовой женой.

    Белокурая и голубоглазая Фаина Вахрева работала на Уралмаше токарем. Коля-китаец обратил на нее внимание и попросил комсорга своего цеха Федора Аникеева познакомить их. В 1935 молодые люди сыграли свадьбу, а через год родился первенец Эрик.

    В Китае Фаина стала Цзян Фанлян

    В мае 1937 семья загадочно исчезает из Екатеринбурга (тогда Свердловска). Как потом выяснилось, Чан Кайши предложил Сталину обменять своего сына на советского разведчика, руководителя группы нелегалов в Шанхае. Помогал в обмене посол Китая, который пригласил пару на ужин. Он потом напишет в своих записях: «Фаина показалась мне совсем простушкой. А несколько лет спустя, когда я встретил ее в Шанхае, то увидел уже грациозную леди!»

    В Китае Фаина получила имя Цзян Фанлян («фан» означает «правильная, честная», а «лян» — добродетельная). По настоянию Чан Кайши они с Цзинго сыграли еще одну свадьбу, по китайским традициям. Фаина очаровала свекра и свекровь, когда сказала: «Я сирота и прошу вас быть моими родителями». Под руководством свекрови девушка за год выучила китайский язык, традиции и обычаи.

    В 1978 году Цзян Цзинго избрали президентом. Он правил до самой смерти 13 января 1988 года. Семья у президента была образцовая. Цзян Цзинго регулярно отдавал зарплату жене, которая была советником мужа-президента. Правда, женская доля Фаины была тяжелой. Цзян Цзинго назначил жену директором дома для детей-сирот в провинции Цзянси. И во время разлуки у него родились сыновья-близнецы от соратницы по партии. Для Фаины это был удар, но она простила измену.

    Уже на склоне лет, когда дети покинули родительский дом, президент Тайваня приходил домой, брал за руки Фаину и так, не говоря ни слова, они долго сидели рядом, утешая друг друга.

    Доля нашей землячки Фаины Вахревой оказалось горькой: она пережила мужа и троих детей, испытала долгую разлуку с дочерью, которая еще в 50-х эмигрировала в США. После смерти мужа оказалось, что у президента не было ни недвижимости, ни счета в банке. И вдова была вынуждена просить о пособии по случаю потери кормильца и получать деньги из Государственного фонда взаимопомощи. Умерла Цзян Фанлян 15 декабря 2004 года в госпитале в возрасте 88 лет. На похоронах присутствовал президент Тайваня.

    Академик Петр НИКИТЕНКО: Мы подарили госпоже Фаине куклу, хлеб и национальный стяг

    Ровно 15 лет Петр Никитенко (с 1990 по 1995 годы первый вице-мэр Минска) и тогдашний мэр Александр Герасименко (ныне посол Беларуси в Латвии) были с официальным визитом в Тайвани.

    — В 1992 году мы хотели, чтобы Минск и Тайбей породнились, — вспоминает Петр Георгиевич. — Премьером тогда был Кебич. И перед отъездом Вячеслав Францевич сказал нам: «Будет возможность, передавайте привет вдове Цзян Цзинго!» Мы ахнули, когда узнали, что она — белоруска!.. Наша делегация была в Тайване больше недели. И когда уезжали, высказали пожелание встретиться с госпожой Цзян, чтобы передать ей сувениры. Наши гиды замялись: мол, она, как муж умер, никого не принимает. Но потом перезвонили в недоумении: госпожа Цзян ждет!.. При этом добавили: буквально перед нами она отказала в аудиенции мэру Москвы.

    — К тому времени госпожа Фаина еще имела какой-то специальный статус?

    — После смерти мужа она стала обычной пенсионеркой… Хотя отдельный двухэтажный дом, прислугу и охрану за ней оставили. Обстановка в доме была со вкусом, все стильно и сдержанно.

    — Как вас встретили?

    — Очень тепло! Был накрыт стол, все выглядело очень по-семейному. Печенье, соки, чай, кофе… Мы планировали задержаться минут на двадцать, а говорили больше часа.

    — Какой перед вами предстала госпожа Цзян?

    — Она, несмотря на преклонный возраст (а было ей 76 лет), выглядела элегантно!.. Хотя одета была в простое светлое облегающее платье. Но держалась статно! Было видно сразу — перед нами первая леди. Хотя, выражаясь современным языком, никаких понтов у нее не было.

    — Какие сувениры вы привезли нашей землячке?

    — Как уроженке Беларуси, мы вручили ей льняную куклу, нарочанский хлеб и Государственный бел-чырвона-белый флаг. Она была очень тронута!.. В ответ она подарила нам национальные китайские сувениры: плетеные тростниковые циновочки с рисунками и иероглифами.

    — О чем вы говорили?

    — Она рассказала, что сама из-под Орши. Но Беларуси не помнит. Интересовалась изменениями в Беларуси, тогда ведь как раз был распад Союза… Мы рассказывали ей о том, что сегодня представляет собой наша страна, о становлении самостоятельного государства, суверенитете.

    Госпожа Цзян рассказала нам о своем горе — она потеряла двоих сыновей. Один из них был генералом, летчиком, погиб на службе…

    — Вы не расспрашивали о ее белорусских корнях, ее родителях?

    — Понимаете, нас перед встречей предупредили, что разговоры на личные темы вести нежелательно. Мы и не расспрашивали. Что хотела, она сама рассказала.

    P.S. Автор благодарит профессора Игоря Малевича и профессора Юлианну Малевич за помощь при подготовке материала.

    Глеб ЛОБОДЕНКО
    18 октября 2007

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.