Беларусь
  • 1109
  • Беларуская революция: штрихи к портрету

    Глеб Павловский


    Е.Бунтман― Есть ли у вас понимание, в чем состоит план Лукашенко? Вот РБК пишет, что план выхода из внутриполитического кризиса — это конституционная реформа: ослабление власти президента и так далее. Это правда или это какая-то уловка?

    Г.Павловский― Это вывеска как вывеска. План у него один — остаться. Остаться на эту неделю, на следующий месяц, на год. А дальше как получится. Такие люди не заглядывают надолго. Поэтому конституционная реформа — это просто иносказание того, что «я остаюсь».

    Е.Бунтман― Но конституционная реформа предусматривает какое-то, по всей видимости, ослабление власти, какой-то компромисс. Вот эта его тактика временная предусматривает компромиссы?

    Г.Павловский― Заметьте, конституционная реформа означает, что после конституционной реформы, которую я буду проводить, я буду организовывать, а потом я будут проводить по ней референдум, и я буду считать, — после этого, может быть, что-то изменится. А до этого — ничего. Поэтому это вряд ли заинтересует сейчас, во всяком случае сегодня белорусской общество. Это отмаз.

    Е.Бунтман― Лукашенко сегодня давал интервью государственным российским журналистам. Там было несколько тезисов. Вот один тезис: «Я немного пересидел. Но если не я, то кто». Здесь… — «немного пересидел» — вот это какое-то осознание, принятие, что это?

    Г.Павловский― Да нет никакого осознания. Он просто выжига и вымогатель, а также предатель по своей природе. Поскольку он готов бесконечное количество раз менять свои оценки. Он это делал уже очень много раз. Если вы будете читать то, что он наговорил, вы там найдете всё что угодно. Но это никак не объясняет сотни тысяч людей на улицах Минска и других городов Беларуси.

    Ему не верят, с ним не хотят жить. Поэтому он может только изобретать сейчас какую-то новую форму тирании. Он ее еще не изобрел. Поэтому у него двоевластие в стране. И он хочет, чтобы Путин ему как-то помог. Ему очень важно втянуть Путина в любом качестве в эту грязную историю.

    Е.Бунтман― Но он же уже втянут, получается.

    Г.Павловский― Нет, это пока не то, что нужно Лукашенко. Лукашенко нужно, чтобы Путин основательно перемазался в его дерьме. То есть нужно, что бы он влез туда не только общими словам, а более конкретными выражениями, личными примером. А также, конечно, хорошо бы, чтобы послал кого-то поучаствовать, чтобы после этого уже не мог отвертеться, то есть ему нужно сделать Путина подельником. Это крайне важно для Лукашенко.

    Е.Бунтман― То есть пройти через кровь обязательно, получается, да?

    Г.Павловский― Сначала через грязь и бесчестие, а потом, может быть, и через кровь. Понимаете, чтобы не было вообще разницы — вот это ему очень важно — стереть разницу между Россией и режимом имени господина Лукашенко, чтобы это было одно пространство, как бы одно союзное государство зла, так сказать, новая империя зла.

    Путин пока упирается, но очень вяло и, по-моему, растерянно.

    Е.Бунтман― А это разве не утрата самостоятельности диктатора — создать единое государство с другим, заведомо более сильным, как говорит Лукашенко, партнером?

    Г.Павловский― А ему плевать. Потому что, на самом деле, в такой паре, конечно, микроб имеет большую свободу рук, потому что никто уже ничего от него не ждет. А тогда он сможет приплюсовывать ко всем своим действиям Путина. На словах и сейчас он это уже делает.

    Он ничего не потеряет, потому что в любой реальной критической ситуации, конечно, он ударит в спину. Здесь нет никакого сомнения, что Лукашенко с Путиным и с Россией до того момента, пока ему это выгодно. Ему надо выжить сейчас. А в случае реального конфликта он вильнет хвостом. Мы это прекрасно представляем.

    Е.Бунтман― Я думаю, что это прекрасно представляют и в Кремле. Зачем тогда лезть? Зачем тогда Мишустину ездить в Минск? Зачем посылать государственных журналистов брать интервью у Лукашенко торжественное, где он сидит на троне напротив них?

    Г.Павловский― И врет.

    Е.Бунтман― Зачем Путину встречаться в понедельник с Лукашенко?

    Г.Павловский― Ему важно показать, что они вместе. А Путину важно сохранить актив. И здесь, я думаю, у Путина колоссальная ошибка. Он консервативен, и актив для него это такая недвижимость. Вот Лукашенко — это часть белорусской недвижимости. И он боится, что если он останется без этого, то всё остальное посыплется.

    Е.Бунтман― Такой ответственный квартиросъемщик, да?

    Г.Павловский― Да-да. Поэтому ему кажется, что он тогда отдаст ключ в неизвестные ему руки. Он просто плохой инвестор на самом деле — Путин.

    Е.Бунтман― Плохой, потому что можно было договориться с любой властью, которая пришла бы в Беларуси?

    Г.Павловский― Ну, не с любой. Можно было вести переговоры… Между прочим, заметьте интересный момент, что Лукашенко ударил по Колесниковой именно тогда перед тем, как ехать в Москву, и когда она стала выражать готовность к диалогу с Москвой. Он испугался. Ему не нужно, он хочет остаться единственным коммуникатором между Белоруссией и Москвой. Поэтому это для него очень важно. И играет, конечно, на путинском страхе остаться без посредников.

    Е.Бунтман― Я напомню, что судьба Колесниковой до сих пор неизвестна. По-прежнему, с ней нет связи, и непонятно, что с ней: арестована, задержана, жива? Надеюсь, что всё будет хорошо.

    Г.Павловский― Ну да. Мы знаем только что, что она повела себя очень мужественно при попытке выдворить — мужественно и находчиво, порвав паспорт. И, конечно, она привела в ярость этим Лукашенко, потому что она сорвала его план. Они же хотели превратить ее в беглянку.

    Е.Бунтман― Как и остальных белорусских оппозиционеров из Координационного совета. Я так понимаю, что это тактика просто выдворять насильно из страны и потом не пускать обратно.

    Г.Павловский― Да, но Колесникова, она не «одна из совета». Она в последние дни превратилась в несомненного лидера этой уличной массовой народной оппозиции. И, конечно, это трудно не замечать.

    Е.Бунтман― Без лидеров получится ли дальше столь же активно выступать, как все последние выходные и будни? Чуть меньше, но выходные, по-прежнему, не спадает этот накал.

    Г.Павловский― Мне казалось, что нет, наверное. И я всё время с тоской глядел на этих людей на улицах Минска. Сейчас я думаю, что уже эту волну сбить нельзя. Она может в каком-то виде ярком уйти вниз, но потерянная для Лукашенко Беларусь — это очень интересно. Люди чувствуют себя счастливыми. Понимаете, это не просто свобода. Это же видно, это же нельзя подделать. Это счастье. Они счастливы. И они уже не потеряют. Опыт счастья человек не забывает. Поэтому, я думаю, что рядом с нами теперь находится внутренне свободная страна, о чем, конечно, еще два месяца назад мы не могли и предполагать. А сегодня это такой прекрасный пример и больше, чем пример, я думаю.

    Лукашенко, конечно, будет экспериментировать дальше. Но ведь что такое Координационный совет? Это на самом деле определенный ресурс коммуникаций. Он мог бы использовать его. Это же интерфейс, с помощью которого он мог бы попытаться договориться. Но вместо этого он бьет по нему, поскольку не может ударить по этим сотням тысяч. Так что, я думаю, это ошибочная тактика, он не преуспеет.

    Е.Бунтман― Обычно как раз наоборот же делается, говорится: «Я не буду разговаривать с толпой — всё что угодно может быть: восстание рабочих каких угодно, — организовывайте какой-нибудь свой профсоюз, а мы там уже попробуем перекупить и договориться с лидерами». Тут как раз, наоборот, он оставляет себя толпе, получается.

    Г.Павловский― Ну, знаете, 26 лет — это достаточный срок, чтобы потерять политическое чутье. У него есть чутье угрозы своей власти, но это не политическое чутье. Это шкурное чутье. Охранять свою шкуру в такой ситуации уже мало. Он может наделать еще каких-то глупостей, гадостей. Его тактика понятна: убрать лидеров, тем более, что в Беларуси, действительно, их не так много. Там не было политики слишком долго. И потом лидеров он просто убивал, как известно по секрету, и закапывал где-то в огороде. А теперь это для него же проблема. Ему надо с кем-то разговаривать было бы, а ему не с кем. Он не хочет, и ему не с кем. Он разговаривает с Путиным. Вот через Путина воздействовать на Беларусь.

    Е.Бунтман― И поэтому произносятся все такие слова паразиты — Америка, Майдан — вот это всё…

    Г.Павловский― Да, это такая интуиция понятная. Он пытается имитировать самого Путина и как бы его взгляды, его фобии. Он ведет себя как маленький, очень маленький Путин. Мечется перед глазами Путина. Вряд ли он вызывает этим у него большее доверие. Но, с другой стороны, Путин не может сказать «Брысь!» И тут возникает проблема. Я думаю. Путин даст ему денег, но постарается в основном отделаться больше словами.

    10 комментариев

    avatar
    Да, но Колесникова, она не «одна из совета». Она в последние дни превратилась в несомненного лидера этой уличной массовой народной оппозиции. И, конечно, это трудно не замечать.

    Мне трудно. Замечать.

    Мы знаем только что, что она повела себя очень мужественно при попытке выдворить — мужественно и находчиво, порвав паспорт.

    Ещё она, как Нео, профессионально выскочила через заднее окно БМВ. Крута-та.

    Путинский вещатель Павловский создаёт паралленую реальность. Перестаньте разносить эту заразу.

    Колесникова по смелости и рядом не стояла с любым из протестующих беларусов.
    -2
    avatar
    Колесникову делают величиной сопоставимой с Тихановской, вопрос специально либо так складывается ситуация?
    Если отпустят, значит пиар акция, дадут срок значит героиня )))
    -2
    avatar
    Если отпустят, значит пиар акция, дадут срок значит героиня )))


    Про Бабарику я такое слышал. И что?
    +2
    avatar


    Управление по образованию, спорту и туризму…
    0
    avatar
    Если-бы речь шла о пани Алине… Но газпромовская «революция»… — это чересчур.
    Мне искренне жаль всех обманутых, и мой идеал такой-же — народовластие.
    Великое может быть понято и принято на расстоянии. Уверен, что Луке беларусы поставят памятник. Если потом эти не выкопают свой желанный ров с крокодилами (уверен, что это хуцпа), я приеду с внуками и правнуками — поклонюсь памяти этого великого русского человека.
    -8
    avatar
    Поставим памятник
    Конечно
    В виде плуга

    Для ваших
    В смоленской области
    0
    avatar
    этого великого русского человека.
    Вы бы уж так агента своего не палили то.
    0
    avatar
    Беретики, сука, в крапинку.

    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.