Беларусь
  • 1614
  • С экономикой всё плохо – «печатный станок» уже включён. Рассказываем, откуда и когда ждать дефолт в Беларуси



    что происходит с курсом валют, чем для беларуской экономики могут обернуться забастовки крупных заводов и массовые набеги на банки, заморозят ли валютные депозиты? kyky пытается разобраться со старшим аналитиком «альпари евразия» вадимом иосубом.

    KYKY: Давайте начем с самого актуального: чем для нашей экономики могут аукнуться забастовки крупных предприятий?

    Вадим Иосуб: Ситуация с забастовками противоречивая и неоднозначная. Какие-то предприятия полностью останавливают работу, какие-то – частично, какие-то – на несколько часов, либо бастуют отдельными цехами и подразделениями. Либо объявили забастовку, но в последующие дни об этом ничего не слышно. Например, МЗКТ, МТЗ и так далее. Поэтому сложно оценить масштаб забастовочного движения, как и возможный ущерб в денежной форме.

    Здесь нужно смотреть по каждому предприятию конкретно: сколько оно приносит налогов в бюджет? Если предприятие прибыльное – ущерб будет. Но есть и заводы, налоги которых отрицательные. Они получают дотации из бюджета и генерируют убытки. Приостановка работы таких предприятий будет только оздоравливать госфинансы.

    KYKY: Недавно Лукашенко сказал, что если работу приостановит «Беларуськалий», на рынок придут конкуренты – и Беларусь больше не сможет занять эту нишу. Так ли это?

    В.И.: Нет, конечно. Производителей калия не так много. И несмотря на конкурентов, есть высокий спрос со стороны Китая, Индии, Бразилии. Конкурируют на этом рынке чаще всего ценой. Заключению долгосрочных контрактов сопутствуют длительные переговоры. Например, предыдущий контракт с Китаем на поставку калия у Беларуси закончился в августе 2019 года. И договориться о новом контракте мы не могли до мая 2020 года. Поэтому если «Беларуськалий» уйдет на забастовку на несколько дней, не думаю, что за это время Китай успеет заключить долгосрочный контракт с другим поставщиком.

    Если же мы говорим про другие предприятия, то в среднем по стране складские остатки в промышленности составляют примерно 75% от месячного производства. От предприятия к предприятию эти цифры могут разниться. Например, на БелАЗе складских остатков большегрузных автомобилей – на 7 месяцев производства.

    Поэтому если БелАЗ завтра остановится, можно еще много месяцев торговать со склада готовой продукцией, и это не будет означать потерю рынков.

    Думаю, складских запасов много и на МАЗе, и на МТЗ. Поэтому потеря рынков при остановке конвейера – не больше, чем запугивание.

    KYKY: Сколько теряет Беларусь от перебоев с интернетом? Какие последствия могут быть?

    В.И.: Никакой цифровой оценки я не дам – аналитики у меня нет. Я видел цифры в интернете – речь шла о 56 миллионах долларов в день. Однако откуда эти цифры взялись, я не знаю. Главное, что потеряет Беларусь – имидж страны, в которой можно работать. Ведь для работы любой компании сегодня нужен интернет. Даже если это маленький магазин, где продается хлеб и молоко, там все равно стоят терминалы, для корректной работы которых нужна сеть. И когда у нас случился шатдаун – банки попали под удар. Перестала работать система клиент-банкинга, соответственно – обслуживание корпоративных и физлиц оказалось невозможным. Попытки политической борьбы с распространением информации больно ударили по всей экономике.


    KYKY: Скажите честно – бизнес ждут сложные времена в Беларуси?

    В.И.: В Беларуси времена для бизнеса никогда не были простыми. Но то, что происходит сейчас, безусловно, удар по экономике: как по производителям, так и по потребителям. Конечно, продавцы продуктов первой необходимости не пострадают. Хлеб и молоко люди как покупали, так и будут покупать. Возможно, еще и колбасу. Но о покупке каких-то дорогостоящих товаров в ближайшем будущем придется забыть. Кроме того, много людей, например, из IT-сектора, которые много зарабатывали и много тратили в Беларуси, задумываются сейчас о релокации. Соответственно зарабатывать, тратить и платить налоги они будут тоже в других странах.

    KYKY: Что сейчас в принципе происходит с нашей экономикой? Ждать ли девальвации?

    В.И.: С экономикой сейчас всё очень плохо – люди активно покупают валюту, правда, их возможности тоже ограничены. Большая часть рублевых ресурсов населения хранится в банках на безотзывных депозитах – это порядка 5 млрд. рублей. Раньше люди просто шли в банк, снимали деньги, покупали валюту – и происходила одномоментная девальвация. Сейчас же изменилось банковское законодательство. Если депозит безотзывный – его невозможно досрочно снять, и это ограничивает девальвационные процессы. Тем не менее, у населения пропало доверие к банкам после истории с Белгазпромбанком, и сейчас они усиленно выносят вклады.

    С начала года со срочных депозитов вынесли примерно 200 млн. рублей и почти 600 млн. долларов.

    В результате у банков проблемы с ликвидностью – им может не хватать денег для выполнения поручений клиентов. И сейчас они пытаются одалживать деньги друг у друга на межбанковском рынке и у Нацбанка. Тем не менее, у большинства вкладчиков деньги хранятся на безотзывных депозитах – их нельзя одномоментно снять и попытаться конвертировать в валюту. Именно это сейчас сдерживает девальвационные процессы.

    Беларуский рубль снижается почти непрерывно с конца июля, но делает это плавно. 20 августа стоимость нашей валютной корзины обновила исторический максимум: так дешево, как сегодня, беларуский рубль не стоил никогда. Хотя до этого в конце марта наблюдалась мини-паника на валютном рынке, которую привнес коронавирус и карантинные меры. Тогда движение отдельных валют было более интенсивным: доллар и евро сильно и быстро подорожали. Сейчас евро опять на историческом максимуме – стоит дороже, чем в конце марта, зато доллар стоит дешевле. Поэтому те, кто следят исключительно за курсом доллара, возможно, не замечают девальвации и думают, что все не так плохо.

    KYKY: Так ждать одномоментной девальвации или нет?

    В.И.: Одномоментной девальвации ждать не стоит. Во-первых, этому будут препятствовать безотзывные депозиты, на которых находятся сбережения граждан. А во-вторых, сегодня в Беларуси плавающий курс. Одномоментная девальвация была при фиксированном курсе, когда его специально сдерживали при высоком спросе на валюту. И когда «удерживалка» заканчивалась, курс резко выстреливал. Сейчас курс напрямую зависит от спроса: как только спрос повышается, доллар растет. Этот рост происходит постепенно и ежедневно, а не за одну ночь на десятки процентов.



    За последнюю неделю беларуский рубль заметно сдал к иностранным валютам. Доллар подорожал за неделю к «зайчику» на 2,7%, евро – на 2,8%, российский рубль – на 1,3%. Основной рост курсов пришелся на пятницу. Она характеризовалась достаточно высоким, по меркам беларуского валютного рынка, объемом торгов.

    Поступает много сообщений, что в обменных пунктах банков нельзя купить валюту – ее нет. Происходящее уже можно охарактеризовать как плавную девальвацию.

    Тем не менее, перебои с валютой могут быть лишь временными и техническими, если только руководство страны не решит искусственно сдерживать курс. В этом случае дефицит неизбежен, но он будет закрыт появлением «черного рынка» валюты, где ее можно будет купить – по курсу, заметно выше официального. Такое не раз уже было в истории Беларуси во времена фиксированного административного курсообразования.

    KYKY: Какой вы можете дать прогноз по курсам валют на конец года?

    В.И.: Никакой. Я не знаю, кто будет президентом через неделю, а вы меня спрашиваете, какой будет курс.

    KYKY: При самом негативном сценарии?

    В.И.: Экономика сильно зависит от политических событий – от этого нельзя абстрагироваться. Поэтому ситуация непредсказуема. Совсем. Если говорить о более реалистичных сценариях, то исходя из тенденций, которые происходят в последние недели – это может быть +10% к нынешнему курсу в конце 2020 года.

    KYKY: Есть ли признаки того, что государство уже включило «печатный станок»? Ведь при положительном ответе девальвация будет неизбежна.

    В.И.: Такие опасения действительно есть. Но «печатный станок» – это не машина по штамповке новых наличных денег (смеется). Это кредитование Нацбанком крупных госбанков, которые в свою очередь кредитуют убыточные госпредприятия. И если эти предприятия потом не отдают кредиты, банки тоже не могут рассчитаться с Нацбанком. Круг замыкается: ничего произведено не было, а денег в экономике стало больше. Так на самом деле выглядит работа «печатного станка».

    И судя по тому, что Нацбанк вернулся к кредитованию банков, а Банк развития увеличил размещение облигаций, чтобы иметь возможность выдавать больше кредитов, в том числе и неэффективным предприятиям, – работа «печатного станка» уже началась.

    Конечно, пока все в разумных пределах. Но если кредиты начнут выдавать всем без ограничений, номинальные рублевые зарплаты начнут расти. И тогда мы увидим скачок курса валют и рост инфляции. Цены начнут галопировать, как в 90-е, либо в 2011 году. Хотя многие и сегодня жалуются на рост цен, но инфляция чуть выше 5%. В Беларуси были годы, когда цены росли на сотни и десятки процентов – пока грех жаловаться.

    KYKY: Сейчас в соцсетях гуляет много призывов бойкотировать экономику: не платить «коммуналку», ничего не покупать у госпредприятий, отзывать рублевые депозиты и конвертировать их в валюту. Как вы к этому относитесь? Во что все это может вылиться?



    В.И.: Это набор очень разных и сумбурных действий. Например, не платить «коммуналку». Я почему-то уверен, что массовых неплатежей не будет. А от того, что к этому призыву присоединится 0,5% населения, государству больно не станет. Люди рано или поздно все равно заплатят – еще и с пеней. Что касается отзыва рублевых депозитов – это похоже на провокацию. Потому что если физлица и предприятия массово начнут забирать у банков деньги – даже 20% вкладчиков – банковская система Беларуси рухнет. В принципе любая банковская система от такого рухнет – и США, и Европы. Ведь наши деньги банки не складируют, а раздают в виде долгосрочных кредитов.

    И если банковская система ляжет, только первые 20% вкладчиков смогут забрать свои сбережения, оставшиеся 80% – нет. Поэтому такие призывы мне кажутся, мягко говоря, не конструктивными.

    Тем не менее, сейчас много слухов, что руководство страны может заморозить вклады, в первую очередь, валютные. Но пока правительство такие слухи опровергает. Впрочем, в случае подобных действий ни одно правительство заранее не будет анонсировать и подтверждать такие планы.

    KYKY: В народном сознании бойкотирование экономики должно финансово перекрыть кислород бюджетникам, в том числе силовикам.

    В.И.: Банковской системой пользуется не только бюджетники и силовики, но и мы с вами. Возможно, не все держат депозиты, но фактически у всех есть банковские карточки. И если в один прекрасный момент у нас перестанут работать карты из-за проблем с ликвидностью банков – это будет неприятно всем. И спровоцировать это могут массовые набеги на банки и отзыв депозитов. Поэтому если человек не понимает последствий, к которым призывает – он глупый. А если понимает, но все равно призывает – он провокатор. Это что-то из серии «назло маме отморожу уши».

    KYKY: У нашей экономики есть запас прочности? Сколько при существующем положении в режиме митингов и забастовок она протянет до дефолта?

    В.И.: Если наша экономика и политика будут работать в том режиме, как последние пару недель, о внешних заимствованиях можно забыть. Тем не менее, Беларуси нужно платить по внешним долгам примерно по 4 млрд. долларов в год. Большую часть суммы всегда рефинансировали, то есть мы одалживали новые деньги, чтобы возвращать старые долги. И если у нас не будет новых кредитов, а мы должны платить по 4 млрд. в год, золотовалютных резервов (около 8 млрд. долларов – Прим. KYKY) хватит примерно на два года.

    Два года – это потолок, после которого может произойти дефолт.

    Но резервы ведь можно тратить и на другие вещи – не только погашение госдолга. Например, на поддержание стабильного курса. В этом случае дефолт случится раньше.

    Мария Мелёхина, рубрика «Деньги»
    ________________________________________

    Аляксандр Тамковіч
    Зроблена для «Свободных новостей плюс»

    Ярослав Романчук: « Мы отстали от ЕС на 30-50 лет.»

    На вопросы «СН+» отвечает Ярослав Романчук, президент Научно-исследовательского центра Мизеса

    — Власть утверждает, что в условиях пандемии спасла белорусскую экономику. На твой взгляд, это правда?
    — Подобное заявление сродни утверждению А. Лукашенко о том, что задержанные ОМОНом граждане после 9-го августа сами бросались на милицию в тюрьмах и чуть ли не сами нарывались на избиения.
    Согласно официальным данным, среднегодовые темпы роста белорусской экономики в период 2010 – 2020гг. будут меньше 0,9%. ВВП Беларуси в долларах в 2020 году будет меньше, чем в 2010. За 2020 год наша экономика, вероятно, сократится на $6 – 9 млрд. Экспорт товаров потеряет 22 — 25%. Бюджетный дефицит превысит запланированный в шесть раз, пробьёт уровень BYN7 млрд. То, что за январь – июль 2020 года «нарисовали» падение ВВП только на 1,6%, не должно убаюкивать.
    На 1 июля 2020 года общий государственный долг Беларусь составил BYN52,6 млрд. и увеличился по сравнению с началом 2020. на BYN7,8 млрд., то есть на 17,5%. Внешний госдолг за I полугодие 2020 года вырос на $900 млн. и составил $18 млрд. Причём внутри страны в январе – июне минфин взял в долг в долларах $210 млн.
    За I полугодие 2020 года прибыль банков сократилась на 22,8%. Коммерческие организации тратят 30,8% выручки на погашение кредитов (в промышленности это 41,4%). Почти 60% коммерческих организаций убыточно или низкорентабельно. За I полугодие убытки убыточных организаций выросли в 6 раз, превысив BYN4 млрд.
    В январе – августе 2020 года Беларусь жила за счёт будущих поколений. Ни на йоту не поменялись условия ведения бизнеса. Напомню, что рецессия белорусской экономики началась до коронакризиса. Источники кризисных явлений не только не были ликвидированы, но стали ещё опаснее.
    Власти сами признают, что Беларусь по производительности труда отстаёт от стран ЕС в ~5 раз. Не на 3%, 30% или 33%. Даже не в два раза. Разрыв в производительности труда в пять раз – это отставание страны в экономическом развитии на 30 — 50 лет.
    Если называть чёрное белым, круглое квадратным, то при развитом воображении и по соображениям галочно-палочной системы можно сказать, что Лукашенко спас экономику от коронакризиса. Только, если и в 2021 году он продолжит держать белорусскую экономику в жёстких ризах Совка/Госплана, то нас ждёт самый глубокий с начала 1990-ых кризис. Дополнительные, более мощные доли наркотика для наркомана дают краткосрочный эффект, но усугубляют общее состояние организма. Так и у белорусских властей с экономикой.
    — Действующий руководитель страны излил свои обиды на митинге перед домом правительства. Мол, я же сохранил рабочие места, обеспечил полную занятость, поднял заводы и обеспечил рост зарплаты. Дескать, он держит создание рабочих мест на личном контроле, запрещает увольнять…
    --Да, ещё можно вспомнить про то, как Лукашенко боролся с тунеядцами, как два года назад приказывал трудоустроить всех, включая любовниц министров и других начальников. Нам обещали, что Китайский парк будет источником высокопроизводительных, высокодоходных мест.
    А вот в чём признаётся само правительство.
    В проекте программы шестой пятилетки (2021-2025гг.) сказано: «Только 7 процентов новых рабочих мест – высокопроизводительные». Семь процентов! Остальные рабочие места – под зарплату $150 – 250 в месяц. Это постыдный уровень для китайских, даже вьетнамских рабочих. Это дно промышленного и аграрного производства. Беларусь превратилась в страну, которую власти хвалят, как место с дешёвой рабочей силой. Мол, это наше конкурентное преимущество. Это прямой результат того, что чиновники пытаются заместить предпринимателей на рынке труда.
    Власти в ручном режиме управляют рынком труда, пугая людей невидимой рукой рынка. Доуправлялись до того, что в зоне высокого риска ликвидации находится сегодня ~700 тысяч рабочих мест. Властная вертикаль создала такой инвестиционный климат, что он хорош только для стейкхолдеров ЗАО «Беларусь». При этом доля Беларуси в накопленных прямых иностранных инвестициях в мире составляет мизерные 0,04%. Если нет притока капитала¸ новых технологий, современных подходов к организации и управлению производства, если нет уважения Предпринимателя, дискредитируется культура успеха в бизнесе, то в стране не могут создаваться качественные рабочие места. Именно поэтому выполнение набившего оскомину обещания «зарплата по-$500» переносится на неопределённый срок.
    — Насколько события последних дней повлияют на нашу экономику?
    — Резко обострились политические риски. Нацбанк из последних сил держит макроэкономическую стабильность, хотя доля токсичных, неработающих активов вплотную приблизился к установленному порогу в 10%. Выросло недоверие к способности белорусского правительства адекватно реагировать на структурный, системный кризис. Власти сознательно пытаются представить, что кризис всего лишь временный, конъюнктурный, не отдавая себе отчёт в его глубине и токсичности.
    Ключевая экономическая проблема Беларуси после 9 августа – огромные риски потери десятков тысяч думающих беларусов, тех, которые производят материальные и нематериальные активы. Потери бастующих предприятий, бюджетов и работников от забастовки – мизер по сравнению с теми убытками, упущенной выгодой, которую получит Беларусь, если первый президент страны не нытьём, так катанием, не сейчас, так через пару месяцев воспроизведёт тюремную атмосферу мести, злости, гонения и изоляции белоруса с мозгами, идеями и знаниями. Речь не только об IT-секторе, а всех тех, кто умеет создавать ценность мозгами и руками. Неважно, товары или услуги. Неважно, на экспорт или для внутреннего потребления.
    Если же Беларусь сможет преодолеть политический кризис через новые президентские выборы, сформирует мощную команду реформаторов, возьмёт курс на реализацию единственного исторически апробированного рецепта странового успеха:
    1) политические и гражданские права и свободы
    2) демократические институты
    3) экономическая свобода
    4) частная собственность
    5) малая доля государственного участия (до 20-25% ВВП госрасходы, max 10 – 15% активов)
    6) свободная торговля
    7) конкуренция денег – тогда Беларусь выйдет их более чем десятилетней ямы стагнации и рецессии и станет на траекторию быстрого, долгосрочного экономического роста.
    — Ваше отношение к забастовкам?
    — Сегодня забастовки – это выражение рабочими своей гражданской позиции. Заметим, что речь не идёт о пресловутой колбасе, а о свободе. Речь идёт о гуманитарной миссии по защите жизни и здоровья своих соотечественников. Страшные сцены пыток в белорусских тюрьмах всколыхнули создание рабочих. Наглые 80% на «выборах» обострили чувство справедливости и желание, наконец, добиться правды. Поэтому белорусские забастовки августа 2020 года радикально отличаются от забастовок французов, итальянцев или испанцев. Белорусские забастовки – это достижение рабочими такой гражданской зрелости, которая позволяет говорить о финальной стадии формирования полноценной нации, об укреплении важнейшего столпа независимости – гражданской активности всех граждан, вне зависимости от их профессиональной принадлежности.
    • нет
    • 0
    • 0

    12 комментариев

    avatar
    А вот эти чувачэллы непонятной ориентации в одежде из ремней, что символизируют в контексте темы?
    0
    avatar
    И если в один прекрасный момент у нас перестанут работать карты из-за проблем с ликвидностью банков – это будет неприятно всем. И спровоцировать это могут массовые набеги на банки и отзыв депозитов. Поэтому если человек не понимает последствий, к которым призывает – он глупый. А если понимает, но все равно призывает – он провокатор.

    А бел. партизаны во 2 МВ были глупые или провокаторы?
    +1
    avatar
    А бел. партизаны во 2 МВ были глупые или провокаторы?
    Террористы, если с точки зрения терминологии.
    +1
    avatar
    Что касается отзыва рублевых депозитов – это похоже на провокацию. Потому что если физлица и предприятия массово начнут забирать у банков деньги – даже 20% вкладчиков – банковская система Беларуси рухнет.
    Не рухнет конечно, смешно.
    Сам же выше сказал, что белрублей НБРБ может выделить банкам сколько угодно.

    Другой вопрос про валютные вклады, но думаю, что там запас тоже есть.
    Дело в том, что для банков вклады населения не играют такую уж огромную роль.
    Так что побежит население снимать бабки или не побежит… в целом не принципиально.
    0
    avatar
    Ну дефолтом белорусов не испугать. Тут половина домашних хозяйств испытует его в конце месяца.
    Думаю к ноябрским праздникам увидим настоящий трэш в стиле конца-середины 90х. Саша должен оставить страну красиво — с заводами и колхозами в руинах.

    PS Кстати, работающий МАЗ и МТЗ приносит стране больше убытков чем бастующий. Все на завод товарищи!
    +1
    avatar
    Саша должен оставить страну красиво — с заводами и колхозами в руинах.
    А потом скажут… пришли либерасты и всё развалили.
    Как в 90-х, когда КПСС убила экономику, все сказали, что виноват Горбачёв и Гайдар.
    +1
    avatar
    +3
    avatar
    Отлично
    Естественный отбор в условиях современного общества и нестабильной экономики
    +2
    avatar
    Что интересно, мотиватор основных сил протеста — надежда на перемены и вера в будущее.
    А у #ябатек — страх. Ну или деньги.
    Страх перемен.
    Не дадим
    Не будем
    Не надо

    Все с приставкой «не»
    0
    avatar
    А у #ябатек — страх.
    Ещё и вера в будущее: будет хуже, будет…
    0
    avatar
    Это скорее не верие в будущее

    Верните ябатьку и доллар по 2,20
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.