Азия
  • 1319
  • Как же это вышло так? Особенности kz-экономики

    Две экономики Казахстана

    Чемпионы экономических рейтингов

    Буквально за три недели до начала протестов, 10 декабря 2021 года, выступая на международной научно-практической конференции «Лидерство. Стабильность. Прогресс», проходившей в Нур-Султане, вице-премьер правительства Ералы Тугжанов говорил, что «Казахстан лидирует среди других стран СНГ по накопленному объему привлеченных прямых иностранных инвестиций на душу населения». И это правда. В период с 1993 по 2021 год сумма таких инвестиций, привлеченных Казахстаном, составила не менее $365 млрд.

    На самом деле иностранных денег в страну пришло еще больше — об этом можно судить, изучая главные нефтегазовые проекты Казахстана: Тенгиз, Карачаганак и Кашаган. Они реализуются международными консорциумами на основе особых правительственных соглашений еще с начала 1990-х. Доходы от экспорта углеводородов позволили Казахстану накопить значительные нефтяные резервы, достигшие на конец 2020 года $94 млрд, в том числе средства в Национальном фонде (аналог российского ФНБ) — $59 млрд.

    Казахстан всегда был любимцем международных рейтинговых агентств и институтов, изучающих экономический рост. В Индексе человеческого развития, составляемом экспертами ООН, Казахстан занимает 51-ю позицию (Россия — на 52-месте).

    В 2021 году в Глобальном рейтинге конкурентоспособности, который рассчитывает Всемирный экономический форум, Казахстан занял 35-е место, уступив Чехии и опередив Португалию. В Global Competitiveness Index Россия занимает 45-е место — между Чили и Грецией.

    И если официальный уровень безработицы, по сведениям Международной организации труда, в 2020 году в России и в Казахстане был одинаковым (4,6%), то уровень социального расслоения был «в пользу» Казахстана.

    В РФ «за официальной чертой бедности» находится порядка 13% населения, в Казахстане — только 5,3%. Доходы 10% наименее обеспеченных россиян в 15,6 раза меньше доходов 10% наиболее обеспеченных соотечественников. А в Казахстане 10% «обеспеченных» всего лишь в 5,9 раза богаче 10% «самых бедных».

    Казахстан выигрышно смотрелся и на фоне других постсоветских республик. В целом за 30 лет объем ВВП Казахстана вырос в 190 раз — с $11,4 млрд в 1993 году до $190 млрд в 2021-м. По уровню подушевого ВВП Казахстан уступает только балтийским странам и России.

    По данным отчета PwC «Paying Taxes 2020», совокупная налоговая нагрузка на бизнес в Казахстане — одна из самых низких среди республик бывшего СССР. В Индексе экономической свободы 2021 года, который составляют Wall Street Journal и исследовательский центр Heritage Foundation, Казахстан занимал 34-е место из 178, входя в число «в основном свободных экономик» по соседству с Германией и Норвегией, будучи выше Бельгии и Испании. В Index of Economic Freedom Россия находится на 92-м месте.

    Перечислять достижения Казахстана можно долго, но эти сведения все больше будут заводить нас в тупик: если в экономике все так хорошо, почему мы видим то, что происходит в Казахстане сейчас?

    Оборотная сторона роста

    Экономический рост и социальное развитие — это еще не синонимы, скажет экономист. У вас могут быть отличные результаты бизнеса, низкие налоги и высокий уровень инвестиций, но все это может не означать ни роста уровня жизни людей, ни роста потребления.

    Да, по уровню средней зарплаты Казахстан занимает третье место в СНГ — после России и Белоруссии. Но это низкая зарплата. В допандемийном 2019 году средняя зарплата в Казахстане в валютном эквиваленте составляла $488, в то время как в РФ — $739. А вот официальные показатели роста цен в Казахстане — выше российских. В 2020-м году инфляция разогналась на 7,5%, а в 2021-м — уже на 8,9%. Продовольствие подорожало еще сильнее — на 11,3% в 2020-м и на 10,9% за первые 11 месяцев прошлого года. Чтобы компенсировать рост цен, люди берут в долг, и в 2020 году закредитованность жителей Казахстана выросла на 12,3% по сравнению с тем же показателем 2020 года. Однако дороговизна пугает не всех: в 2020 году рынок роскоши в Казахстане только вырос — так же, как и в России.

    На самом деле экономическая модель Казахстана далеко не такая современная, как может показаться со стороны. В сущности, она представляет собой сделку между хозяевами сырьевого бизнеса и хозяевами страны. Власть гарантирует, что люди будут работать за минимально возможную зарплату, позволяя бизнесу экономить на издержках, а бизнес гарантирует выполнение всех пожеланий власти.

    При этом речь идет в первую очередь о международном бизнесе — ресурсы Казахстана добываются и экспортируются иностранными компаниями. Более 70% нефтяного бизнеса Казахстана — под контролем иностранных компаний. На первом месте США — 29,5% от всей добычи нефти, Китай — 17,7%, европейские компании — 17,4%. Крупнейшая нефтедобывающая компания в Казахстане — совместное предприятие (СП) «Тенгизшевройл» — на 50% принадлежит Chevron, на 25% — ExxonMobil, на 5% — «ЛукАрко» (дочке «Лукойла») и только на 20% — казахстанскому «КазМунайГазу».

    Казахстан обеспечивает 40% мирового производства урана. Но 11 урановых рудников и фабрик из 13 принадлежит компаниям из России, Японии, Китая, Франции, Канады. Иностранные компании контролируют металлургию и добычу золота.

    При этом правящие кланы своего не упускают. Как пишут эксперты Всемирного банка в «Докладе об экономике Казахстана — лето 2021», «…по индикатору регулирования товарных рынков Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) … система регулирования Казахстана … значительно больше ограничивает конкуренцию, чем регулирование в странах Восточной Европы… Большинство ограничений связано с искажениями, создаваемыми участием государства в экономике, особенно в виде государственной собственности в субъектах квазигосударственного сектора на рынках, где обычно жизнеспособно участие и конкуренция частного сектора…» То есть власть в Казахстане является соучастником сырьевого бизнеса, его бенефициаром.

    При этом прямые иностранные инвестиции, которыми так гордится Казахстан, — это инвестиции в первую очередь в добычу сырья.

    В том же «Докладе об экономике Казахстана — лето 2021» говорится, что Казахстан «показывает небольшие успехи в привлечении значительных притоков ПИИ в сравнении с размером его экономики. Кроме того, большая часть инвестиций, привлеченных в страну на сегодняшний день, сосредоточена в добывающих отраслях, которые более подвержены изменениям цен на сырьевые товары и производят лишь ограниченный эффект распространения в остальные части отечественной экономики».

    Как и в России, в Казахстане сформировались «две экономики»: одна, экспортно-сырьевая, вполне процветает при участии и под контролем власти, а другая, «потребительская», в которой работает большая часть населения страны, живет по совершенно иным стандартам. Между ними — стена. И то, что происходит сейчас, приведет либо к демонтажу этой стены, либо к ее укреплению.

    Гибель империи и нефтяная рента

    Специфика устройства казахстанской экономики имеет глубокие корни. Так, с освоением международными инвесторами и казахстанскими властями нефтяного месторождения Тенгиз связана потрясающая история, которую рассказывал Егор Гайдар в книге воспоминаний «Дни поражений и побед». Оказывается, еще в конце 1980-х крупнейшие нефтяные корпорации готовились к освоению казахстанского сырья, причем на условиях исключительно выгодных для себя и невыгодных для «советской стороны». В своих воспоминаниях Гайдар не называет имен руководителей, готовивших соглашения с американскими нефтеэкспортерами, но сегодня мы понимаем, что такие решения могли приниматься только на уровне высшего политического руководства еще «советской» республики.

    «Весной 1991 года в Госэкспертизу Минэкономики поступил проект использования нефтяного месторождения Тенгиз, с участием крупной американской компании «Шеврон» — одной из семерки «Великих нефтяных сестер». Коллеги-экономисты попросили меня возглавить экспертизу. Сразу предупредили: наверху давят, чтобы заключение экспертизы непременно было положительным.

    Тенгизское нефтяное месторождение сопоставимо по своим запасам с нашим знаменитым Самотлором… Ежегодную добычу можно довести до 30 млн тонн и поддерживать на таком уровне долгое время… В конце 80-х годов Тенгиз считали козырной картой Советского Союза в борьбе за будущее.

    … Любая западная корпорация — хищник. Иначе ее бы сразу растерзали другие корпорации. Однако она и не опереточный злодей. Просто обучена жизнью играть по жестким правилам бизнеса.

    И когда неожиданно на противоположной стороне стола переговоров вместо привычного партнера-хищника возникает нечто малокомпетентное, да еще имеющее личные интересы, не целиком, мягко говоря, совпадающие с интересами представляемой страны, результат может получиться поразительный.

    Я не обвиняю специалистов «Шеврона» в каких-либо особых грехах. Отстаивая выгоды своей корпорации, они действовали профессионально. И потому выработанное соглашение приобрело поистине фантастическую форму.

    …Работа над представленным проектом документа подтвердила худшие опасения. Становилось все более очевидным: в случае подписания проекта на предложенных условиях «Шеврон» окажется собственником одного из крупнейших месторождений мира, не приняв на себя никаких четких обязательств по отношению к нашей стране.

    Приведу несколько отрывков из подготовленного заключения.

    …В случае с Тенгизом, взяв на себя практически весь риск поисково-разведочных работ, СССР понес крупные производственные затраты и предоставляет СП разведанное месторождение, на котором начата добыча нефти, уже пошла прибыль. …Советская сторона предоставляет СП, половина собственности которого принадлежит «Шеврону», исключительное право на разведку, разработку и добычу углеводородов на всей территории, охватывающей Тенгизское и Королевское месторождения.

    С момента подписаний контракта «Шеврон» становится собственником половины скважин, трубопроводов, установок, закупленных в последние годы Советским Союзом для эксплуатации Тенгизского месторождения…

    …Что касается обязательств компании «Шеврон», получавшей монопольные права на эксплуатацию крупнейшего месторождения, то в представленном проекте договора они просто отсутствовали.

    …Определенность была лишь в одном: «Шеврон», не будучи заинтересованным вкладывать деньги в комплексную переработку сырья, явно ориентировался на экспорт советской сырой нефти. Даже минимальный размер роялти, до которого в своих предложениях опустилась советская сторона (в среднем за период действия соглашения 7,5% совокупной добычи нефти), до сих пор не принят американской компанией.

    Единственным исключением было обещание исправно платить обычные советские налоги. Но и его сводил на нет пункт 13.2 проекта договора, предоставляющий управляющему комитетом «Тенгизшевройла» право своим решением создавать не облагаемые налогом финансовые фонды и расходовать их по своему усмотрению…

    …Заключение наше заканчивалось выводом: предложенный нам проект соглашения предоставляет беспрецедентные преимущества компании «Шеврон» в ущерб интересам Советского Союза в целом и Казахстана в частности…»


    Добавим: компания «Тенгизшевройл» была основана в апреле 1993 года президентом Казахстана и компанией Chevron. В 2019 году объем ее нефтяного производства достиг 30 млн тонн.

    ***

    Для того чтобы оставаться устойчивой, социально-экономическая модель, на которую сделали ставку казахстанские элиты, требовала соблюдения ключевого условия — постоянного экономического роста, достаточного, чтобы люди, которым не удалось получить доступа к ресурсной экономике, все-таки чувствовали улучшение своей повседневной жизни.

    Общественный договор между народом и элитами выглядел примерно так: мы не спрашиваем, откуда у вас взялись нефтеперегонные комплексы и урановые рудники, а вы делаете так, что мы сегодня живем чуть лучше, чем вчера.

    Но карантинный кризис 2020 года совершенно по-разному сказался на каждой из двух «экономик» Казахстана. Совладельцы сырьевого бизнеса продолжили обогащаться, вопреки всем «коронакризисам», а всем остальным было предложено платить повышенные тарифы. Дальше все было по классике — как объяснял политолог Джеймс Дэвис в статье «К теории революции» (1962):
    «Революции, скорее всего, произойдут, когда длительный период объективного экономического и социального развития будет сопровождаться коротким периодом противоположного состояния. Люди тогда субъективно боятся, что позиции, полученные с большим усилием, будут потеряны; это и делает их настроение революционным».


    Резкое торможение «потребительского» сектора экономики на фоне такого же резкого ускорения «сырьевого» сектора вызвало сильнейшее разочарование людей. Возможно, власти Казахстана и понимали риски такого сценария, но попытки как-то «поделиться» с людьми вступали в противоречие с интересами хозяев казахстанских ресурсов.

    Пять фактов об экономике Казахстана: какую роль они сыграли в протестах

    Акции протеста в Казахстане, переросшие в беспорядки с политическими требованиями, начались с выступлений автовладельцев в Мангистауской области на юго-западе страны — они возмутились резким ростом стоимости сжиженного углеводородного газа (СУГ), используемого как автомобильное топливо. В этом регионе Казахстана на конец 2020 года было зарегистрировано около 132 тыс. легковых машин (3,4% от общего количества в стране). По данным казахстанской ассоциации предприятий энергетического комплекса Kazenergy, в Мангистауской области около 80% автопарка использует в качестве топлива именно газ, поскольку он дешевле бензина.

    Субсидируемые цены на топливо

    Еще в 2018 году власти Казахстана решили поэтапно либерализовать ценообразование на рынке сжиженного газа, увеличивая долю СУГ, реализуемого через электронные торговые площадки на основе спроса и предложения, в том числе автомобильным газозаправочным станциям. О том, что с 1 января 2022 года сжиженный газ будет на 100% продаваться через биржи (за исключением ряда категорий), было известно еще в прошлом году. Однако переход на рыночное ценообразование, в результате чего литр автогаза в той же Мангистауской области подорожал с 80–90 тенге в конце прошлого года до 120 тенге ($0,28) на начало января, все равно застал конечных потребителей врасплох. До марта 2021 года в этом регионе действовала предельная цена на газ на заправочных станциях в 50 тенге за литр — самая низкая среди всех казахстанских регионов.

    В целом официальная инфляция в Казахстане по итогам ноября составила 8,7% в годовом выражении — при целевом коридоре местного ЦБ в 4–6%.

    По расчетам МВФ, нефтепродуктовые субсидии (в том числе на бензин, дизель) в Казахстане в 2019 году составили почти $13 млрд, или $692 на душу населения. Это было в 2,5 раза больше, чем в целом в развивающихся экономиках ($272 на душу населения).

    Казахстанский эксперт Олжас Байдильдинов отмечал в местной версии Forbes в прошлом году, что в Казахстане самые низкие цены на горюче-смазочные материалы по сравнению с соседними странами, из-за чего казахстанские нефтяные компании недополучают в среднем по $2 млрд в год на внутреннем рынке; очень высок износ оборудования, поскольку при таких низких ценах стимулов инвестировать нет. При искусственно сдерживаемых ценах у компаний нет мотивации производить продукт, что грозит дефицитом на внутреннем рынке и нормированием продаж, указывал эксперт. Однако хотя логика действий казахстанских властей понятна, отмена топливных субсидий оказалась слишком чувствительным вопросом, особенно учитывая статус Казахстана как крупного экспортера нефти и газа.

    Ловушка среднего дохода

    Однако Казахстан, скорее всего, попал в так называемую ловушку среднего дохода: из-за ковидного кризиса его переход в статус экономик с высоким уровнем дохода откладывается и не произойдет раньше 2030 года, говорилось в ноябрьском исследовании страховой группы Euler Hermes. По итогам 2020 года страна относительно немного отстает от России по ВВП на душу населения, рассчитанному по паритету покупательной способности (ППС) в постоянных ценах: $25,4 тыс. против российского показателя $26,5 тыс.

    К факторам, которые сдерживают инвестиционный рост казахстанской экономики, следует отнести высокий уровень коррупции, несовершенство и слабую независимость судебной системы, констатирует Российский экспортный центр. После ухода Нурсултана Назарбаева с поста президента Казахстана в стране был образован Высший совет по реформам, однако амбициозных преобразований за это время не сложилось.

    Незадолго до Нового года минимальный размер оплаты труда в Казахстане (пересчитанный в доллары) составлял менее $100 в месяц — это даже меньше, чем в Кении или Пакистане, отмечает глобальный главный экономист «Ренессанс Капитала» Чарли Робертсон. МРОТ в стране не повышался с 2018 года, и его увеличение с 1 января 2022 года на 41% (до примерно $137) кажется запоздалым решением, рассуждает он.

    Высокое неравенство

    При этом Казахстан отличается высоким межрегиональным неравенством: несколько лет назад подушевой ВРП в Атырау, самой богатой агломерации в стране, более чем в три раза опережал средний показатель по стране, тогда как в Туркестане (самом бедном регионе) составлял только 33% от среднего. Межрегиональные расхождения в уровне жизни в Казахстане в два–три раза выше, чем в крупных странах ОЭСР с сопоставимо низкой плотностью населения (Канада, Австралия), сообщала ОЭСР в прошлогоднем докладе

    Вместе с тем нефтегазовая ресурсная база западной части Казахстана (Атырау, Мангистауская область, Западно-Казахстанская область), благодаря которой подушевой ВРП этих территорий выше, чем в среднем по стране, также маскирует внутреннее неравенство в доходах: получать там высокие зарплаты может только ограниченный круг работников в нефтяной отрасли.
    • нет

    11 комментариев

    avatar

    Президент Казахстана назначил министром общественного развития Аскара Умарова, ярого русофоба и последовательного сторонника пантюркской идеи, одного из главных латинизаторов Казахстана.
    +1
    avatar
    фигасе

    что там у росияк слышно в ответ?
    или Захарова яйца исчет, Сикорскому ответить?
    0
    avatar
    ну а собсно почему не?
    там все есть свое
    Кадыров объяснил разделение земель с Ингушетией фразой «не считаю вас за людей»
    lenta.ru/news/2022/01/11/zemli/
    0
    avatar
    Грубое злоупотребление
    rus.azattyq.org

    На снимках из Казахстана, опубликованных Associated Press 8 января, можно заметить несколько солдат в Алматы в касках очень узнаваемого цвета, который используют в своей форме миротворческие силы Организации Объединенных Наций, и с надписью: «ООН».
    Представитель миротворческой миссии ООН 10 января подтвердил Азаттыку по электронной почте, что вооруженные люди, замеченные на изображениях, которыми поделилось AP, не были частью миротворческой миссии ООН, заявив: «Мы передали нашу обеспокоенность по этому вопросу постоянному представительству Казахстана».
    Эрик Дэвид, эксперт по международному гуманитарному праву и операциям по поддержанию мира в Свободном университете Брюсселя, говорит, что снимки в Алматы, по–видимому, отражают «грубое злоупотребление со стороны властей войсками, которые носят эти каски».
    Дэвид сказал, что, если за использованием «голубых касок» стоят казахстанские официальные лица, «это влечет международную ответственность Казахстана за противоправное на международном уровне деяние».
    Любое несанкционированное использование формы Организации Объединенных Наций, повлекшее за собой смерть или серьезные ранения, является военным преступлением в международных конфликтах.

    У некоторых проблемы с формой ещё с Крыма тянутся. Хотя в этот раз каски мот в военторге купили. Другого цвета просто не было. Товаровед не заказала вовремя.
    +1
    avatar
    Все говорят, что у Казахстана был большой экономический рост. И все, с другой стороны, говорят, что люди были давно недовольны низкими зарплатами и высокими ценами. Как это друг с другом коррелируется? Страна, экономический рост, инвестиции есть, а люди все равно недовольны.

    С.Алексашенко―… Просто нужно понимать, что экономический рост – это средняя арифметическая по больнице температура. И в этом счастье, в экономическом счастье, есть кто-то, кому деньги достаются, а есть кто-то, кому денег не достается. Казахстан очень, как бы сказать, экономика… С одной стороны, сильно похожа на российскую и зависит от экспорта сырья, а с другой стороны, она менее развита в сторону того, что я называю экономикой 21 века. В ней, например, доля промышленности, куда еще включается строительство по казахской методике, в 1,5 с лишним раза больше, чем в России. То есть, сфера услуг, которая в России развивается со скрипом, но, тем не менее, она идет куда-то вперед, движется. Те же самые IT-технологии, не знаю, креативная индустрия… В Казахстане все это развито меньше. И большая часть казахского населения – это или работники сельского хозяйства… Доля сельского хозяйства выше. Или пенсионеры, или молодежь. А из опыта России мы очень хорошо знаем, что матери с многодетными семьями – это самая низкообеспеченная часть населения. То есть, получается так… С одной стороны, структура экономики не позволяет расти быстрее, чем растет мировая экономика в целом. С другой стороны, демографическая структура такова, что большое количество семей с большим количеством детей живут в сельских районах, в городах даже, но не имеют высоких доходов. И вот все это приводит к тому, что есть семьи, есть люди с высокими доходами, с приличными зарплатами, а есть большая часть населения, которая живет, мягко говоря, не очень хорошо.
    0
    avatar
    Миротворческий контингент ОДКБ начал покидать Казахстан и передал охрану стратегических объектов военным Казахстана

    Вывод войск должен пройти в течение 10 дней, сообщает телеканал «Хабар 24». На данный момент в Казахстане находится около 2000 военных из России, Белоруссии, Киргизии, Армении и Таджикистана.

    В сообщении канала отмечается, что силы ОДКБ не принимали участия в боевых действиях, а охраняли стратегические объекты в Алма-Ате и прилегающих к городу районах. Вместе с этим Комитет национальной безопасности сообщил, что Красный уровень террористической угрозы отменён в 14 регионах Казахстана, включая Нур-Султан.

    +2
    avatar
    Наиболее очевидное наблюдение, которое, надо полагать, сделали все — это то, как быстро разваливается «властная вертикаль» в примитивных структурах постсоветских автократий. Казалось бы — армия и внутренние войска, полиция и спецподразделения, разведка и контрразведка! Тонкое переплетение полномочий и всеобщего недоверия силовых ведомств должны были — да просто обязаны! — обеспечить любому елбасы спокойное существование на политическом Олимпе, ан — нет.

    Оказывается, что имитация — вещь обоюдоострая. Сперва кажется очень мудрым заменить реальную политическую жизнь картонными макетами и ходить среди них, не опасаясь ни колкостей, ни соперничества, но в какой-то момент неожиданно выясняется, что зрители этого театра недовольны, а стражники — тоже из бумаги. Тридцать лет выстраивал Назарбаев свое королевство, а оно рухнуло за три дня.

    Конечно, такое могло случиться только в Казахстане… или в Белоруссии… или в СССР… или в Российской империи. В РФ — никогда.

    От выводов общих обратимся к частным. Целый ряд «экспертов» уже в первые дни казахской замятни с упоением рассказывал о многоходовочке Токаева или Назарбаева, с упоминанием китайского хвоста и прочих глупостей. Понятное дело, что «эксперты» пожиже и на службе уныло бубнили и об «оранжевом следе», но это уже то дно, до обсуждения которого мы опускаться не будем.

    Между тем, ни тогда, ни сейчас совершенно ничего не указывало на то, что в основе произошедших событий лежало что-то большее, нежели обычный «городской бунт» в стране второго мира. Это вечное удивление «экспертов» и их хозяев — оказывается, что будущее невозможно просчитать наперед, что есть явления неподвластные даже всяким аналитическим центрам. Казахская автократия оказалась слишком успешной — она тридцать лет гноилась в покое, достигнув состояния при котором обыденная на Западе вещь — недовольные жители — чуть было не привела к смерти всего организма.

    Понятное дело, что в нужный момент — когда произошел взрыв, вызванный обычной в тех краях практикой подбрасывать «населению» аппетитные хрюшки в виде повышения чего-то на что-то сразу после новогодних праздников (эта нехитрая уловка, к слову, блестяще иллюстрирует и уровень исполнителей, и их отношение к подопечным) — под рукой не оказалось политических клапанов в виде парламента, прессы или судебной системы. Такая атмосфера нигилистического отношения всех ко всем — это характерная черта любой тирании, очень любящей «неправовые методы» по отношению к своим противникам, но до ужаса боящейся обратной реакции.

    Поражает и, чего скрывать, забавляет другое — профессиональный распад гэбухи и ее стукачей, всех этих «работает спицнаааз» и прочих служебных собак. Едва только хоть на миг возникла угроза не вымышленной, а реальной опасности — и все развалилось, рассыпалось, будто и не было тридцати лет возведения этой очередной копии вавилонской башни.

    В этом нет ничего удивительного — и это всегда удивляет.

    По лицу Токаева, на которого не успевали класть грим, было видно какой это сильный демиург, «тонко рассчитавший уязвимые места клана Назарбаева» — благодаря телевидению история навсегда сохранит перекошенное от ужаса лицо номенклатурщика, самым сильным испытанием в жизни которого было не рассчитать утреннее настроение шефа. Не удивлюсь, если немалую роль в эскалации происходящего сыграла именно эта трусость — тоже вполне объяснимая казахстанскими условиями. Назарбаев выбирал себе «преемника» не из «орлов», да и откуда бы им там было взяться.

    Последнего все принялись хоронить, что мне кажется совершенно напрасным. Еще неизвестно кто кого переживет — елбасы от пальбы и панических просьб о помощи умело уклонился, а вот «президент» Токаев измазал свою седину до полного шатена. Не удивлюсь, если для него хорошим вариантом станет полупочетная отставка — сразу же после того, как он изопьет всю чашу до дна. «Признает Крым», подпишет то и это.
    Так или иначе, но в долгосрочной перспективе стрельбы ему не забудут — и русским, которые в данном случае в казахов не палили — тоже.

    Национальный миф пишется уже сегодня и акценты в нем очевидны — не могли же одни казахи стрелять в других, верно? В РФ этого опасались и для того усиленно зазывали в поход и битых армянских солдат, аж в количестве семидесяти человек, и других «союзников». Не думаю и чтоб Назарбаева дали уж совсем скушать — это плохой прецедент для нынешних властей РФ. Но вот с его структурой, всеми этими банками и назначенцами, «что-то» придется делать — это тоже очевидно. Правда, повторюсь, я совершенно не разделяю всеобщей убежденности в том, что главным выгодоприобретателем этого передела станет именно Токаев.



    В сухом остатке мы имеем не крах казахстанской государственности, конечно — лишь демонстрацию неэффективности постсоветских диктатур, не выдерживающих даже относительного слабого напора. Как бы ни пытались в Нурсултане изобразить некий заговор против режима — это выглядит просто смешно. Еще один штрих деградации, к слову говоря — неспособность врать даже с минимальным уровнем убедительности, на уровне советских политических процессов столетней давности.

    Стихийный бунт повалил всю эту елбасятину с необычайной легкостью — потребовались российские десантники в столице, чтобы казахские силовики обрели в себе уверенность и начали расстреливать гражданских, не опасаясь последствий для себя лично.

    Зря они так.

    з.ы. Вместе с Назарбаевым начали хоронить и «казахские свободы» — тоже, на мой взгляд, преувеличение. Каким бы надутым не был китайский тигр, который в этой истории по обыкновению пучил глаза и делал грозный вид, все же можно предположить, что российское вмешательство было согласованным с Пекином акцией, ограниченность последствий которой была заранее определена. Проще говоря, россияне «честно пообещали», что не станут превращать Казахстан в ЛДНР — разумеется, как обычно сжимая в кармане кукиш.

    Тем не менее, быстрых перемен там точно не предвидится, а о долгосрочных и говорить нечего — все это вещь совершенно непредсказуемая.

    з.з.ы. К слову о самом бунте. То, что он был стихийным в прямом смысле этого слова — не вызывает никаких сомнений. Любители конспирологии очень часто наводят тень на плетень, указывая на какие-то осмысленные действия толп в качестве главного аргумента, изобличающего-де нити кукловода. Все это, как всегда, от простого невежества — даже у бунта всегда был и будет свой алгоритм развития, не обязательно ограничивающийся разбитием витрин. Классический пример — петроградская толпа в феврале 1917 года, которую, как известно, не подучили киргизы.

    Другое дело, что после неожиданного развала властной вертикали кто-то мог бы и возглавить это движение — возможность подобного развития событий пугала Токаева не меньше, а то и больше безоружных толп. Именно для предотвращения такого развития событий ему в столице и нужны были российские десантники — после этого с улицей казахские силовики худо-бедно, но справились сами.

    В этом смысле интересно другое — после того, как елбасы так успешно заровнял политическое поле вокруг себя, этим «кто-то» вполне мог бы стать человек не из «системы,» что несло для Казахстана приятные перспективы общего и, надо полагать безуспешного, передела в целом — а это уже было крайне неприятным не только для казахов, но и для всех их соседей. Поэтому ситуацию наскоро законсервировали — вот как сумели — до лучших времен, которые обязательно настанут.

    з.з.з.ы. Ах да, вот еще — насчет «многовекторности» елбасы, которую теперь сменит русско-китайский диктат. Она была такой же, что и у Лукашенко до 2020 года, то есть — никакой. Поэтому вот эти вздохи — ах-ох, ОДКБ захватил страну, нашего потенциального — что? До января 2022 года Казахстан был автократией под влиянием Москвы и Пекина — и остался ею же. Ничего не изменилось, только казахам сперва стало похуже, а скоро будет совсем хорошо. Я могу сказать, что китайцы наверняка отметили возможность использовать эти события в будущем, при наступлении неких внешних условий, но это такая же очевидность, что и все остальное. А детали — они важны, но больше для казахских исследователей, в будущем.
    +1
    avatar
    Если в Казахстане нет помидор, как в Турции, это не значит, что наш доблестный Роспотребнадзор теперь сидит, благостно сложа руки. Нашли таки ящур у казахских буренок, молодцы!

    Немного ранее новый елбасы сказал вежливым гостям потихоньку убираться домой. До этого никакого ящура в казахском мясе, разумеется, и в помине не было.
    0
    avatar


    Тем, кто не помнит или не знает, что такое Россотрудничество, сообщаю, что это Федеральное Агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству.

    Печально, что упомянутый в статье по ссылке Евгений Примаков является не только тёзкой, но и внуком известного и безусловно заслуженного дипломата Евгения Максимовича Примакова.

    Своим информационным выкидышем Женя не только опозорил память именитого деда, но и продемонстрировал полное игнорирование того, что он чиновник МИДа на окладе и должен исполнять все возложенные на него должностью обязанности, включая «сотрудничество» с любым официальным представителем иного государства, засунув при этом своё личное мнение глубоко внутрь собственной… э–м–м… головы*(?).

    ___________________________
    *у меня нет точной информации о том, где именно у путинских чиновников размещается орган, отвечающий за их умственно–речевые навыки.

    UPD: брошенный Примаковым челендж по оскорблению представителей Казахстанских властей подхватил более профессиональный паяц из РФ — Рогозин Д., который написал в своём Твиттере следующее: «На космодроме Байконур мы не будем рады министру Аскару Умарову. Мы его там не ждем.». При этом, глава роскосмоса упустил из вида один важный момент — Байконур находится на территории Казахстана. И это значит, что скорее Умаров, как представитель правительства Казахстана, может запретить Рогозину визиты на/в Байконур, а не наоборот.
    0
    avatar
    полностью одобряю )))
    0
    avatar
    ​«Очень неудачная неделя для великого геополитика Пу.

    Запад категорически отверг его безумный ультиматум.

     Си потребовал собрать манатки и немедленно убраться из Казахстана.

    Жандарм Европы Николай I в подобной ситуации как честный император отравился»

    А Токаев-то хитрован оказался. Назначил русофоба-националиста на пост министра и все обвинения в национал-предательстве с повестки снял. Поди теперь покритикуй его — особенно после того, как войска ОДКБ оттуда выйдут.

    Странно только, что наши «патриоты» возмущаются. Умаров ведь — это их отражение, прямо копия. Им можно, а ему нельзя?

    И, кстати, почему Путин решил, что человек, только что кинувший своего благодетеля, — Назарбаева — не кинет его — Путина?
    Аббас Галлямов
    +2
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.