Архивы Брамы
  • 547
  • Восточноевропейская карта

    К. Волох

    Беларусь, как заяц в волчьей яме, сидит обложенная со всех сторон, не знает куда метнуться и ждет своего приговора не то от охотников, не то от волков, не то от погоды, которая вот-вот зальет яму водой. В общем, допрыгался, косой.

    Само собой, в таких условиях большинство граждан, включая власть-придержащих, предпочитает даже не заморачиваться глобальными вопросами, а разрешает проблемы жизни по мере их поступления. Но иногда все же стоит приподнять голову чуть выше своего местечка, оглянуться и посмотреть, что же все-таки происходит вокруг в более длительной перспективе — лет эдак 10-20. Возможно, охотники окажутся экологами, а старый волк давно без зубов, тушку которого можно использовать как плавучее средство. Тогда и выбор сегодняшних шагов становится более определенным и целенаправленным.

    Ниже дается интерпретация некоторых долгосрочных тенденций, которые составляют контекст складывающегося вокруг нас мира. Кому лень читать весь опус — разделяю ваши чувства и привожу его краткое содержание в виде нескольких пунктов. Краткосрочные возможности, как Третья Мировая Война, коллапс Америки, и восстание тораджей Тау-Тау, оставляю за скобками для параллельных веток форума. А посему, саммари:
    — Региональные тенденции:
    1. «Ужимание» России
    2. Дисбаланс внутри ЕС по линии Запад-Восток
    3. Формирование восточноевропейской идентичности

    — Мировые тенденции:
    1. Кризис нефтяных экономик
    2. Рост экологии как фактора развития
    3. Урбанизация

    — Что надо делать:
    1. Стратегический инновационный транспортный проект
    2. Присоединение к ЦЕФТА / ЕФТА
    3. Лидерство в формировании восточноевропейской идентичности

    — Вывод:
    Приходит время для Беларуси достать восточноевропейскую карту из колоды.

    Для тех же, кому времени не жалко и кто любит почитать, посмотреть и местами послушать, вот вам много букв и ссылок. Захотите линчевать автора — читайте соответствующие пункты, чтобы знать за что.

    Часть первая. Печальная


    Итак, что же вокруг нас происходит?

    --Региональные тенденции--

    1. «Ужимание» России.
    Писать о падении или отмирании России, наверное, не совсем правильно, хотя первая реакция именно такая. Скорее это можно назвать структурным переформатированием империи в русское национальное государство среднеевропейского размера. Впервые за много веков русские получают государство, в котором они доминирующее большинство, а это сопровождается изменением мировоззрения. Вот небольшая статистика населения по годам:

    Российская Империя — Великороссы — 44% (1897 г.)
    СССР — Русские — 51% (1989 г.)
    Российская Федерация — Русские — 80% (2002 г.)

    Похожие вещи происходили в начале-середине 20-го века с Францией и Британией, что привело к серьезным войнам: от Алжира до Ирландии. А цементирование национального государства в Германии так вообще вылилось в преступления нацизма. Поэтому недооценивать трудность эволюционного момента для России никак нельзя.

    При этом происходит просто катастрофическое сокращение веса России в мире:

    — Демографический кризис, переплетенный с кризисом государственного устройства. Народ не только мрет, но и бежит. В разрезе десятилетий Россия уверенно превращается в небольшую, по мировым меркам, страну — менее 100 тысяч населением.
    — Упадок науки. Россия уже сегодня покинула список десяти ведущих научных стран, часто уступая таким государствам как Нидерланды и Австрия. Наука, являвшаяся одним из столпов советской гегемонии, больше не аргумент. Россия уже сегодня полностью зависима от внешних технологий и знаний, как небольшая заштатная колония.
    — Упадок военной силы. Не желая смириться со своим подчиненным положением к НАТО, Россия самоустранилась от мировых конфликтов. Армия превратилась в отсталую вялую структуру, способную лишь к подавлению пары-тройки мелких государств-сателлитов. Ядерное оружие тоже перестает быть аргументом в технологическом мире, где только ленивый не может создать какого-нибудь оружия массового поражения.

    Новая формула восприятия веса России примерно такова: Россия = Мексика = Бразилия = Индонезия

    Для белорусов это очень непривычный поворот — не воспринимать Россию как центр силы. Все наше миропонимание было построено на принципе сидения между двумя стульями. Но в течении одного поколения мы обречены увидеть, что сидим вовсе не посредине, а на окраине всего лишь одного центра — ЕС.

    2. Дисбаланс внутри ЕС по линии Запад-Восток.
    Какие бы катаклизмы не стояли перед единой валютой — евро, ЕС будет являться состоявшимся фактом европейской экономической жизни. С течением времени союз будет стараться устранять внутренние противоречия и конфликты, одним из главных в которых является стратегический дисбаланс между востоком и западом. Источник дисбаланса был экономический, но результаты выросли политические. Бурлящий бизнес-активностью запад выглядит недостижимой вершиной для тихого “провинциализирующегося” востока.



    Потенциально это очень опасная среда, пострашнее фискальных проблем для евро. Востоку пришлось не только пройти через «унизительное» тестирование при приеме в ЕС, в то время как западные страны принимались в ЕС “по-блату без экзаменов", но и сама политико-экономическая система устроена таким образом, что восток обречен и дальше оставаться на уровне радио-шумов. Рано или поздно это может вылиться в серьезные проблемы для самих западноевропейцев, особенно когда вырастет новое поколение восточноевропейцев, с пеленок считающее себя равными с западом, и не понимающее причин этого запрограммированного дисбаланса.

    ЕС не может не осознавать угроз подобного перекоса в разрезе грядущих десятилетий и будет целенаправленно стремиться этот дисбаланс сгладить, по-возможности через поддержку стратегических факторов, таких как инфраструктура, социальные реформы, культурные программы, которые не искажают работу рынков.

    3. Формирование восточноевропейской идентичности
    Это гораздо более сложный процесс, который развивается, скорее, под давлением внешних факторов, нежели внутренних. Во-первых, согласно Центру анализа европейской политики СЕРА, в долгосрочной перспективе происходит «падение России и подъем Восточной Европы», что сказывается на росте самосознания «от противного». Во-вторых, универсальное восприятие этого региона на западе Европы как чего-то целого постепенно начинает иметь обратный эффект: восточноевропейцы сами начинают соотносить себя с чем-то более универсальным.

    Надо признать болезненность этого процесса в силу целого ряда причин: тщетными попытками некоторых стран «отмазаться» от бренда Восточная Европа в пользу аморфной Центральной Европы (только вот не тут-то было), сложностью общения — единственным универсальным языком для региона является английский (знание которого пока еще ограничено), а также сложным историческим наследием региона. Из всех мечей мира больше всего восточноевропейской крови испил восточноевропейский меч. Пожалуй, единственным примером не омраченного дружеского отношения в регионе являются отношения между поляками и венграми. Известная пословица «Polak, Węgier, dwa bratanki, i do szabli, i do szklanki» (“паляк і венгр — два братанкі, і да шаблі, і да шклянкі”, то есть и в битве, и в выпивке) — одна из тех маленьких основ, на которых завязываются первые ростки будущего восточноевропейского единства во всей своей региональной уникальности. Исторически, разве что восточноевропейский кафтан, да сабля-карабела остались одинаково близки людям от Сербии до Литвы.



    Но это все играло роль до того, как большая часть Восточной Европы оказалась в ЕС, а Россия вступила на путь своего «архивирования». Внешние факторы заставляют восточноевропейцев работать все чаще и чаще вместе, относясь к былым взаимным спорам скорее философски и с юмором, чем с серьезными комплексами. В конце концов, лоскутное одеяло Восточной Европы — пример того, как небольшие нации умудрились выжить в исторической борьбе, в то время как разные баварцы да бургундцы были отполированы и вошли кирпичиками в немецкие и французские нации. Восточная Европа — эдакий клуб крепких орешков, и уже это нас объединяет.

    Часть вторая. Глобальная


    --Мировые тенденции--

    1. Кризис нефтяных экономик
    Давно уже не является секретом, что мы переживаем эпоху, когда мировая нефтедобыча достигает своего пика и начинает переваливать на спад. И даже газ не особо помогает. Ситуация оказалась еще хуже от того, что некоторые страны завышали свои данные о неосвоенных резервах.



    Но проблема не только, да и не столько в том, что будет не хватать нефти на существующие нужды, а в том что эти нужды сами постоянно растут. Вся мировая экономика построена на том, что индустрии не стоят на месте, а развиваются, живут в динамике. И как только начинает не хватать нефти для обслуживания прироста (а не только старых потребностей) тут же начинают входить в ступор затронутые индустрии.

    Проблема гигантская. Только представьте себе, сколько в сегодняшнем мире завязано на нефть: машины, самолеты, медицина, уклад жизни, все-все-все. В общем, возможность перемещения лежит в основе человеческого прогресса, а заливать в бак всем, кроме самых богатых, скоро будет нечего.

    2. Рост экологии как фактора развития
    Рыба ищет где глубже, а человек — где лучше. В современном мире экология превращается в один из факторов благосостояния, одну из основных потребностей. Когда жизнь общества уходит из уклада, где люди плодятся как кролики для того, чтобы увеличить шансы выживания потомства, ценность экологически-устойчивого существования превращается в материальный актив.

    Общества, которые займут доминантные места в будущем мире, будут не в последнюю очередь высоко-экологическими.

    3. Урбанизация
    Здесь стоит отметить лишь то, что человеческая урбанизация не просто продолжает расти быстрыми темпами, но переходит на новый этап — мега-урбанизации, когда возникает третий уровень — огромные города, сопоставимые по весу с целыми странами, а то и превосходящими них. Такие города привносят новую культуру и порядок жизни, и именно они выходят в главные мировые игроки, оттесняя страны.

    Китай, к примеру, планирует связать инфраструктурой в один город девять городов в дельте Жемчужной реки (недалеко от Конг Конга) и получить таким образом крупнейший мировой город на 42 миллиона человек, в 26 раз больше по территории, чем Большой Лондон, и объединяющий примерно 12-ю часть всей экономики Китая.



    Часть третья. Воодушевляющая


    --Что нам делать?--

    Ну прежде всего стоит сказать, чего делать не надо. Не надо рвать пупок совершенно нереальными проектами и экономически неоправданными затратами. В первую очередь к этому относятся популистские проекты типа создания союзных государств, выпуска союзных тракторов, и напаса союзных свиноферм. А также проекты по формуле: «давайте быстро все разбогатеем».

    Во-вторых, стоит повзрослеть и начать играть по-серьезному. Начать искать реальный экономический рост, а не дутый пшик на бланках совмина. Настоящий экономический рост высокой пробы происходит на настоящих инновациях, а не на хитро-крученных ресурсах типа дешевой рабочей силы (пренебрегать которой, правда, тоже не стоит). Эти инновации должны быть мирового порядка, а не «инновации по сравнению с Брянском».

    В силу полученного географического и производственного наследства, а также экономического уклада, для Беларуси одной из наиболее перспективных инноваций мог бы стать стратегический транспортный проект. Но не надо кидаться строить местечковые автобаны в грядущую пятницу, или творить мега-концерны замешанные на понтах и аналогичных мега-распилах. Речь идет о выборе цели, и начале целенаправленной долгой работы на эту цель. По чуть-чуть, понемногу, и в той сфере, где еще остается достаточно времени застолбить лидерство, чтобы через десяток лет стать ключевым игроком.

    «Превращайте свои недостатки в свои преимущества» — вот золотая формула успеха. Да, Беларусь — один из малоразвитых рынков на окраине планеты — но именно поэтому тут легче на государственном уровне затевать проекты, которые в развитых странах вызвали бы негативную реакцию и лоббирование крупных игроков. Да, Беларусь — государство с недоразвитой инфраструктурой — но именно поэтому тут легче внедрять новые инфраструктурные «привычки».

    1. Стратегический инновационный транспортный проект
    Идею транспортного объединения крупнейших восточноевропейских городов в единый узел мы уже затрагивали, в том числе в дискуссии вокруг темы «Мега-города для Восточной Европы». Данная статья является альтернативным подходом в схожем ключе и апеллирует к истокам самой идеи.

    Проект связи основных городов Восточной Европы через создание транспортного кольца сверх-высокой скорости. Конечно, речь не идет о том, чтобы сорвя голову начинать строить грандиозное сооружение. Речь лишь о том, что уже сегодня можно нарабатывать базу для того, что станет крупным конкурентным преимуществом через дюжину лет. Пока мы говорим только о научной фазе, с прицелом на опытно-конструкторскую фазу. Те вещи, которые не требуют грандиозных затрат, но при правильной государственной поддержке и четко-поставленной цели позволяют накопить опыт и знания, а также приобрести определенную репутацию на пока еще мало проработанной ниве.

    Восточноевропейская реальность такова, что ее современная инфраструктура является критически недоразвитой. Одна из ключевых проблем в том, что Восточная Европа состоит из огромного числа маленьких государств. Проекты высоко-скоростных железных дорог в Германии, Франции, Италии, Испании — все носят национальный характер (исключение — поезд Евростар под Ла-Маншем). Технические подходы и решения в этих проектах существенно отличаются.



    Восточная Европа, напротив, обречена получить свою высоко-скоростную инфраструктуру только на наднациональном уровне. Мы обречены работать вместе. Но зачем пытаться догонять Францию или Испанию, когда уникальная технологическая ситуация и свобода инфраструктурного маневра позволяют работать на технологии будущего, а не прошлого?

    Суть проекта — объединить девять городов Восточной Европы высокоскоростным поездом, превратив их, фактически, в единую урбанизацию. Варшава, Минск, Киев, Кишинев, Бухарест, София, Белград, Будапешт и Братислава. Последняя не является настолько крупным городом, как большинство остальных, но тем не менее может быть важным транспортным узлом ввиду своего расположения бок-о-бок с Веной, одним из крупнейших в Европе транспортных узлов.



    Данное кольцо станет своеобразной транспортной развязкой для будущей европейской инфраструктуры сверх-скоростных поездов, включая линиии Москва-Париж, Москва-Барселона, Санкт-Петербург-Стамбул, Афины-Гамбург, которые соединят все ведущие центры региона. Именно поэтому, технология в основе подобных путей должна быть не просто копией прошловековых наработок, а технологией будущего. Технологией, которую можно воплощать в жизнь на протяжении следующего века, в течение которого она не должна морально устареть.



    Подобная мега-урбанизация будет иметь смысл, когда время на путешествие между противоположными сторонами кольца станет сопоставимо с временем перелета на самолете. Сегодня путешествие между Киевом и Будапештом, Варшавой и Софией, Белградом и Минском составляет около трех-четырех часов с учетом необходимости добраться до и от аэропортов, предварительной регистрации, получения багажа и самого перелета. Грубо говоря, проект подобного кольца начнет иметь смысл, когда технология позволит достигнуть рабочей скорости движения поезда примерно в 500 км/ч и выше.

    Уже сегодня эта скорость является реальностью для поездов на магнитной левитации (маглев) в Китае, Японии и Германии. Однако рабочая скорость этих поездов пока остается в районе 350-400 км/ч. Но технология не стоит на месте, и нам пора начинать включаться в эту игру. За ближайшее десятилетие у прикладной науки есть реальный шанс не просто обогнать эту скорость, а перейти на совершенно новый вид человеческого транспорта, оставив далеко позади все то, что доминирует в сегодняшнем мире.

    Примером подобной технологии является вакуумный поезд, совмещенный с технологией магнитной левитации, которая позволяет легче решать вопросы сопротивления воздуха и износа механизмов на сверх-больших скоростях.
    Цитата:
    Википедия:
    Вакуумный поезд или Vactrain — предложенный примерно сто лет назад, но пока не реализованный высокоскоростной вид транспорта. Этот способ перемещения предполагает движение с помощью магнитной левитации внутри труб в вакууме или сильно разреженном воздухе. Отсутствие воздушного сопротивления и трения позволит двигаться с огромными скоростями (предположительно 6400-8000 км/ч — то есть в 5-6 раз быстрее звука в воздухе) и очень дёшево.

    Первой попыткой воплощения идеи «на широкую ногу» был проект Swissmetro, зародившийся в швейцарском Федеральном политехническом университете Лозанны. Суть его заключалась в связывании всех основных швейцарских городов сеткой вакуумного метро на магнитной левитации, со скоростью движения мини-составов 500-600 км/ч. Была даже создана специальная кампания — Swissmetro AG. Однако, не смотря на удачные тесты, проект не был поддержан правительством всвязи с уже построенной инфраструктурой как в самой Швейцарии, так и в соседних Германии и Франции, куда метро планировало разрастись.

    Не отстает и Китай:

    Википедия:
    Китай подготавливает к осуществлению проект рельсового поезда в подземном тоннеле с пониженным давлением воздуха. Проект предполагается реализовать к 2020 году. Предположительно, поезд будет способен развивать скорость около 1000 км/ч.

    В Америке энтузиасты продвигают идею аналогичной технологии под названием Evacuated Tube Transport (ЕТТ). Кому как не Америке хорошо известно, как технологический прогресс позволяет добиться цивилизационного рывка. Именно запуск трансконтинентальной железной дороги помог создать государство США, с его огромным внутренним рынком, которое впоследствии было зацементировано развитием авиации, зародившейся в той же Америке и достигшей в ней наибольшего прогресса…

    Цитата:
    Некоторая информация с сайта сторонников идеи:
    Первые страны, воплотившие ЕТТ испытают беспрецедентный рост благосостояния. Все необходимые компоненты ЕТТ уже изобретены и работают в других сферах жизни.

    Капсулы размером с легковой автомобиль будут путешествовать в трубах полутораметрового диаметра по полосам магнитной левитации. Скорость передвижения капсулы уже сегодня может составлять 600 км/ч, и будет в дальнейшем развита до 6500 км/ч для международных переездов, сократив путешествие из Нью Йорка в Пекин до двух часов. ЕТТ может перевозить в 50 раз больше грузов на киловатт-час, чем поезд или электромобиль.

    ЕТТ капсула весит всего 183 кг, но как и автомобиль может перевозить до 6 пассажиров или 367 кг груза. При автоматизированном управлении две противоположные ЕТТ трубы могут превзойти пропускную способность 32-х полосного автобана. Стоимость постройки ЕТТ составляет 1/10 часть стоимости скоростной железной дороги, и 1/4 часть стоимости автобана.







    Какую именно из технологий будущего высоко-скоростного транспорта стоит разрабатывать — сказать сложно. На этот вопрос ответ должна дать государственно-спонсируемая исследовательская программа. Единстранное, что можно гарантировать, это то что для успеха необходимо смотреть на самые смелые решения с прицелом на наиболее далекую перспективу.

    Шагами реализации программы могут быть следующие:

    Шаг 1. Научные исследования с привлечением профильных предприятий
    Шаг 2. Построение тестовой модели
    Шаг 3. Политическая консолидация на дипломатическом уровне, продвижение идеи внутри восточноевропейских элит
    Шаг 4. Определение бизнес модели и источников финансирования.
    Шаг 5. Реализация

    Если в течение 10 лет удастся дойти до пятого шага, то проект можно считать успешным. Закрепив научный и конструкторский авторитет в данной области и начав ее реализацию, Беларусь сможет обеспечить благосостояние своего народа на десятилетия вперед. Ведь с ростом сети новых поездов будет расти и потребность в строительстве и обслуживании труб/путей, в постоянном производстве новых капсул/поездов. Раннее участие в наработках может вдохнуть жизнь в целый ряд предприятий: машиностроительных, станкостроительных, металлургических, электронной промышленности и так далее.

    Но самый главный долгосрочный эффект — это вывод Восточной Европы в число ведущих мировых игроков. Удачное сочетание технологического прогресса и сложившегося исторического момента может позволить впервые создать в Восточной Европе то, что имеет потенциал стать лицом всего европейского континента. Уникальным трансграничным городом-флагманом. Девять городов объединятся в единую эко-систему с потенциалом стать новым центром притяжения всего европейского региона.



    2. Присоединение к ЦЕФТА / ЕФТА
    Пока будет развиваться долгосрочный научно-прикладной транспортный проект, должна проводиться соответствующая внешнеполитическая и «внешнекультурная» (пардон за новое слово) работа.

    Во внешней политике / экономике Беларусь должна стремиться к вступлению либо в Центрально-европейскую зону свободной торговли (ЦЕФТА), либо в Европейскую зону свободной торговли (ЕФТА), которые обеспечат экономическую интеграцию со странами ЕС не участвуя в политической и оставляя свободу маневра с такими игроками как Россия. ЦЕФТА в свое время являлась своеобразной тестовой площадкой для восточно-европейских стран перед их принятием в ЕС. ЕФТА — аналогичный уровень экономической связи с ЕС, но скорее для тех, кто «хочет жить не расписываясь».

    Страны ЦЕФТА (год присоединения — год выхода):
    Польша (1992 — 2004)
    Венгрия (1992 — 2004)
    Чехия (1992 — 2004)
    Словакия (1992 — 2004)
    Словения (1996 — 2004)
    Румыния (1997 — 2007)
    Болгария (1997 — 2007)
    Хорватия (2003 — )
    Македония (2006 — )
    Албания (2007 — )
    Косово (2007 — )
    Босния и Герцеговина (2007 — )
    Молдова (2007 — )
    Черногория (2007 — )
    Сербия (2007 — )

    Страны-члены ЕФТА:
    Нынешние: Норвегия, Швейцария, Исландия, Лихтенштейн
    Бывшие: Великобритания, Швеция, Финляндия, Дания, Австрия, Португалия.



    Участие в ЦЕФТА/ЕФТА предоставит Беларуси возможность в наилучшей степени выстроить свою экономику в общеевропейском контексте. Устранить большинство вне-рыночных искажений и вооружить ее для извлечения максимального количества преимуществ из огромного экономического союза под своим боком.

    3. Лидерство в формировании восточноевропейской идентичности
    Восточноевропейскую карту нельзя вытащить наполовину или на две-трети. Если уж начинаем играть в эту игру, то стоит брать быка за рога и целиться на долгосрочное лидерство.

    На самом деле, ниша «восточноевропейства» на сегодняшний день во многом остается свободна, даже не смотря на продолжающееся давление всех описанных выше факторов. Польша, Словакия, Венгрия — все еще стараются выглядеть некоей «Центральной Европой», которая давно стала синонимом Восточной. Ни у кого рука не поворачивается ставить эти три страны на одну полку с Германией, Австрией и Швейцарией, даже не смотря ни на какой их экономический прогресс. Сербия, Болгария, Румыния при всей своей восточности больше ассоциируются с Балканами. Россия и подавно за этой нишей не гонится, воспринимая ее как понижение статуса.

    Однако не надо строить никаких политических союзов на скорую руку. Куда сильнее и важнее разыгрывать долгосрочную культурную и гуманистическую карту. Устраивать музыкальные фестивали вроде Славянского Базара, только не по-советски чопорно, а со всей региональной раскруткой — возможно, мини-Евровидение. Создавать трансграничные спортивные лиги и чемпионаты. Спонсировать проведение семинаров и конференций по истории, культуре, работе медиa. Устраивать региональные выставки. Запускать региональные телеканалы. Да даже создавать трансграничные политические партии, собранные вокруг общих ценностей.

    В отличие от западноевропейцев, восточноевропейцы не имеют комплексов перед английским языком (им надо его только получше подучить). Ведь именно английский язык помог Сингапуру и Гонг Конгу занять и удерживать свое лидерство в Азии. Будущий имидж восточноевропейца будет складываться из ассоциаций с такими вещами как:

    — технологический прогресс
    — удобная англоязычная среда
    — экологическое существование
    — не закомплексованное общество с широким кругозором

    Музыкальный Финал


    Ну а для тех, кто осилил дочитать статью до конца — небольшое вознаграждение. Литовская группа InCulto, как воплощение зарождающейся (англоязычной) восточноевропейской идентичности. Жаль, ребята не попали в финал Евровидения. Но их творческие поиски еще один пример того, что процесс-то идет…

    Итак, Восточно-Европейский Фанк:

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.