Архивы Брамы
  • 402
  • Летаргия

    Максим Армеро, www.bramaby.com

    Сон разума рождает чудовищ. История полна примеров, как целые цивилизации и народы погружались в спячку, что влекло за собой катастрофические последствия. Сон беларусского народа вызвал к жизни химеру, которая вдруг стала реальностью, подчинившую себе спящего. То, что поначалу выглядело как иррациональное желание вернуться в социалистическое прошлое, стало неотвратимым движением к коллапсу общества и экономики. В одну реку нельзя войти дважды. Мы словно зачарованные смотрим, как поезд, в котором мы едем, несется к разрушенному мосту.

    Потом историки наверняка попытаются объяснить, как вышло, что целый народ вдруг впал в кататонию. Интересы политических элит восточного соседа, отсутствие пассионарности, благоприятные стартовые условия – все это будет принято во внимание, взвешено и оценено. Но все это позже, когда прошедшее время приведет в порядок масштабы явлений. Сейчас же я остановлюсь на одном только аспекте этой странной аномалии, парализовавшей страну в центре Европы, – на истории, которую мы рассказываем.

    Каждый день мы совершаем выбор между добром и злом, даже если делаем это неосознанно. Наши поступки вплетаются в общую канву событий – историю, которую рассказывает целый народ. В ее основе – вечная тема борьбы добра со злом. Здесь есть свои герои и злодеи, преодоление трудностей и торжество справедливости. Все эти элементы — необходимая часть любой драмы, а драма — это человеческий, очень человеческий способ видеть происходящее.

    Американский народ рассказал миру вдохновляющую историю победы над рабством, когда привел к власти темнокожего президента. Такой поворот событий вряд ли могли себе представить американцы пятьдесят лет назад. За это время американское общество прошло огромный путь и показало, что либеральные идеи способны сделать нас лучше. Так коллективный разум рассказывает сказку, которая рождает следующую сказку; эти истории бесконечно ветвятся и слагаются в сагу.

    У беларусов своя история. Мы создаем ее своими действиями или бездействием, решениями или непринятием решения. Мы рассказываем ее, когда идем на выборы, голосуем и принимаем массовые фальсификации. Рассказываем, когда выходим на площадь по обе стороны баррикад и сражаемся сами с собой, точно человек, одержимый раздвоением личности. Когда покоряемся власти малообразованного и нахрапистого чиновничьего класса, отказавшись от всяких попыток что-то менять. Взрывы в толпе, исчезновение людей, абсурдные политические процессы – история отделяется от рассказчика и становится самостоятельной, порождая кошмарные сюжетные линии.

    Мы вызвали к жизни историю, которая звучит как страшная сказка, полная темных, почти ветхозаветных мотивов. В ней присутствует фигура деспотичного отца, запрещающего детям взрослеть. Преодоление запретов оказывается грехом, за которым неминуемо следует наказание, а добродетелями становятся рабская покорность и самоуничижение. Этот сюжет красной нитью пронизывает события последних шестнадцати лет. Он преобладает в коллективном сознании, подчиняя себе гордость и чувство справедливости целого народа.

    Нас научили бояться и самим догадываться, что запрещено, потому что самоцензура – необходимое качество для всякого, кто живет в условиях диктатуры. Необходмое и тщательно пестуемое самой диктатурой, ибо оно снижает ее собственные издержки на подавление инакомыслия. Под прессом запретов исчезло творческое начало народа, без которого невозможно никакое движение вперед. Мы перестали мечтать и смотрим в будущее со страхом – он имплантирован нам вместе с мифом о стабильном прошлом.

    Нам внушают, что мы были изгнаны из социалистического рая за то, что вкусили сладкие плоды западной демократии. Этот грех словно пытается искупить своим показным радением за страну тот, кого прихлебатели называют немногим больше, чем богом. Авторитарный правитель Лукашенко возомнил себя вторым мессией, явившимся, чтобы спасти беларусский народ.

    Библейские аллюзии пронизывают его восприятие собственной личности. Его мания величия питается страхами окружения, но ее кормят и наши собственные страхи, боязнь что-то менять в своей жизни. Мы сами придумали его, ибо слишком долго хотели оставаться в прошлом. Опутанные замороками, мы лунатически рассказываем идиосткую историю о суровом и справедливом батьке. Его кажущееся величие рождено нашей слабостью, а мнимое всесилие – нашим нежеланием брать на себя ответственность за собственные судьбы. Мы рассказываем, потому что верим в этот сон.

    Но эта история, если вслушаться в нее как следует, звучит до обидного смешно. Обожание народа превращает пигмеев в великанов. Сейчас трудно разглядеть грандиозность иллюзии, которой охвачено общество, но пройдет время, и мы устыдимся того благоговения, с которым относились к серой, в общем-то, личности, снедаемой собственными страхами. Великий и ужасный Гудвин окажется маленьким человечком, чье кажущееся величие было основано на гипнотическом оцепенении народа. Вожака делает стая, оказавшись без ее поддержки, он превращается в лузера.

    Летаргия, в которую погрузилась Беларусь после распада СССР, на самом деле как будто никогда не прерывалась и длится уже не одно столетие. Тут, пожалуй, уместно сказать, что семьдесят лет советской власти стали органичным продолжением политики царской России, заключавшейся в непрерывном интеллектуальном обескровливании окраин. Метрополия была и остается мощным центром притяжения, привлекающим пассионарную часть общества. Такое положение вещей продолжает духовное обнищание окраин.

    Сейчас же это усугубляется еще и суверенной политикой нового беларусского государства, которое словно в безумии производит дополнительные силы отталкивания, изгоняя вообще всякое инакомыслие. Остаются немногие. За годы суверенитета мы так и не смогли накопить критическую массу умных и социально активных граждан, которая необходима для осмысленного диалога внутри общества, а ведь без него невозможно рассказывание никакой истории.

    Обществу нужен диалог. Обсуждение стоящих перед нами проблем, ясное определение ценностей и целей в общеевропейском контексте должны воссоздать утраченное пространство смыслов, тогда мы заново сможем осознать себя нацией – говорящей, думающей, бодрствующей.

    Пора перестать кормить голодных призраков прошлого и открыть себе блистающий мир новых возможностей!

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.