Архивы Брамы
  • 396
  • Реформа КГБ, МВД и армии

    К. Волох, www.bramaby.com

    В комнате было сумрачно. Еще недостаточно темно, чтобы включать свет, но и последних солнечных лучей уже не хватало, чтобы различать все детали. Участники разговора тщетно пытались всмотреться друг другу в глаза, как бы стремясь получить побольше информации. Каждый понимал — где-то сейчас решается его судьба. Особенно это понимали двое из трех присутствующих, которые сидел по обе руки от говорящего.

    — В общем, каждый из вас получит свое собственное финансирование, свой собственный штат, построим два новых современных здания, которые будут напичканы всем необходимым для вашей работы. В вопросах новых технологий экономии не будет. Главная задача для вас номер один — профессиональные кадры.

    — Мы можем набирать из сотрудников других управлений?

    — Можете. Но возможность маневра тут будет очень ограничена. Вопросы люстрации и экономических преступлений банды Лукашенко будут разбираться до последнего винтика, до каждой шестерки. Поэтому для безопасности собственной работы мой совет — держитесь как можно дальше от тех, кто хоть отдаленно касался идеологической работы или крышевания разных бизнесов. Уверен, вы их сами знаете. Жизнь вам двоим дает сейчас очень большой шанс — не прохлопайте его ушами ради какой-то бездарной пустышки.

    — Кому мы будем непосредственно подотчетны? — включился второй.

    — У каждого из ваших агентств будет курирующее министерство. У вас, — говорящий показал на человека справа — МИД. А у вас — новое создаваемое Министерство гражданских дел. Однако, в структуру этих министерств вы входить не будете. Курирующий министр будет лишь ответственен за вашу более надежную связь с правительством и другими гос-структурами. Между вами двоими будет вестись координация работы через объединенный развед-штаб, который также будет работать в тесной связи с ген-штабом, а в военное время — подчиняться ему.

    — Почему именно управление военной контр-разведки? Почему не разведчики из головного офиса? — продолжал первый

    — Потому что в силу своей специфики вы, ребята, заляпались этой лукашенковской грязью меньше других. Я прекрасно понимаю, что у УВКР задачи изначально были военные, и для вас создавать гражданское агентство несколько не с руки. Но так уж получилось, что мы находимся там, где находимся. Выбор не велик. Увы, за годы диктатуры КГБ окончательно себя дискредитировало. У людей желание срыть всю эту структуру, включая фундамент и перегной под ним. Честно сказать, в отличие от бывшего МВД, ваши перемены еще не такие кардинальные — считай, легко отделались. Все-таки два работоспособных управления выделяются и им дается шанс независимо построить два полноценных больших агентства — более профессиональных, более ответственных и более престижных. Что касается других сотрудников — что ж, надо было в свое время думать, в какое управление идти работать. Горбатить на пахана против своего народа — никогда добром не закончится.

    Два человека, сидевшие рядом с говорящим, были начальник Управления внешней разведки КГБ Беларуси и начальник Управления военной контр-разведки. Разговор шел о создании на базе их управлений и штатов двух новых агентств — Агентства внешней разведки и Агентства национальной безопасности. Разведчики и контр-разведчики. Бывшее КГБ Беларуси ликвидировалось вместе со своей верхушкой. А заодно в прошлое уходили все его остальные структуры — от идеологических до экономических — все те органы, которые не имели отношения к настоящей профессиональной разведке, а лишь перетягивали одеяло от прокуратуры и других ведомств. Отныне столь вожделенные всеми барыгами красные корочки «КГБ» спускались в их засоленных карманах на уровень фантиков от конфеты «Мишки в лесу».


    КГБ




    Трансформация КГБ в пост-лукашенковской Беларуси будет одной из самых первых инициатив в реформе силовиков. Перемены, не смотря на свою значимость, в общем-то достаточно простые и понятные. КГБ как структура ликвидируется. На основе двух управлений — внешней разведки и военной контр-разведки — создаются два независимых агентства: АВР (Агентство внешней разведки с курацией со стороны министра иностранных дел) и АНБ (Агентство национальной безопасности с курацией со стороны министра гражданских дел). Вместе с независимым Агентством правительственной связи (тоже выделяемом из КГБ) они входят в Объединенный штаб разведывательных служб. Структура эта во много напоминает устройство MI5 и МI6 в Британии, и лучше подходит для страны, которая управляется Кабинетом Министров, а не президентом-сумасбродом.



    Еще одна работоспособная часть бывшего КГБ — Пограничные войска — переводятся туда, где они и должны были всегда находиться — в Министерство обороны. Оборона государства должна строиться и планироваться исходя из единой научной концепции (которой наиболее профессионально занимаются именно военные), а не из желания понабрать пушечек и танков по ведомственным карманам.

    Ряд остальных небольших структур будут переданы либо АВР, либо АНБ. К примеру, профессиональные бойцы Альфы, естественно, уйдут в состав АНБ. Более того, поскольку в рамках реформы бывшего Министерства внутренних дел будет расформирован отряд Алмаз, командиры Альфы получат карт-бланш отобрать лучших алмазовцев себе — если будут желать этого. В отличие от милицейского подразделения Алмаз, Альфа не опозорила себя связью с уничтожением политических лидеров оппозиции и войной против собственного народа. Этот факт не может не учитываться в определении ее дальнейшей судьбы.

    С другой стороны, наиболее профессиональные сотрудники из групп внутри КГБ, работающих с интернетом, уйдут в структуры АВР. Естественно, касаться это будет только тех, кто имеет необходимые качества и навыки, применимые во внешней разведке. В общем и целом, интернет будет являться зоной ответственности АВР. Естественно, в работе АНБ тоже не избежать соприкосновения с интернетом, но интернет-сыск против собственных граждан будет строго регламентирован законодательством о свободе слова и неприкосновенности частной информации.

    Архив КГБ (за исключением материалов, непосредственно связанных с текущей работой АВР и АНБ) полностью передается в ведение Национального Архива и назначается комиссия от Академии Наук по тщательной обработке всех этих материалов и подготовке их к публичному доступу.

    МВД




    Еще не так давно казалось, что ни одна структура или ведомство не может конкурировать по своей одиозности с пост-советским КГБ. Однако, многим сотрудникам министерства внутренних дел за лукашенковские годы удалось пасть на столько низко и глубоко, покрыть свои погоны слоями бесчестия, позора и предательства по отношению к собственному народу, что начинаешь задаваться одной простой мыслью — как отмыть от этой «ментовской грязи» тех сотрудников милиции, кто не был связан с омерзительной войной против своих собственных сограждан и главное — своей совести.

    «Мне приказали», «нам сказали», «я не знал» — все эти отмазки давным давно не работают со времен Освенцима. Отвечать будет каждый по одиночке, без возможности прикрыться командиром. Правоохранительные органы должны наконец отрастить себе мозг и совесть, и помнить что они в первую очередь люди, а не чекушки в автомате. Увы, после их преступлений разбор полетов будет долгим и очень публичным, а перемены внутри МВД — революционными.

    В силу своей сложности реформа бывшего МВД займет гораздо больше времени. А главное — она будет завязана на ряд других реформ государства, проводимых на республиканском уровне. Поэтому, перемены могут растянуться на срок до года или даже более. Основные элементы будут включать:
    1) Немедленную ликвидацию Внутренних Войск в полном составе. Процессом ликвидации Внутренних Войск будет руководить Министерство обороны в чей состав они будут переведены до устранения. На сегодняшних день внутренние войска составляют примерно 11 тысяч человек, которые почти полностью сконцентрированы вокруг Минска. Единственное реальное применение, которое когда-либо имели ВВ являлись разгоны мирных граждан во время Чернобыльского шляха, а также после выборов 2006 года, и схожие “операции”. Вопросы охраны конвоируемых заключенных будут переданы другим службам внутри нового Министерства гражданских дел.

    Белорусское государство НЕ БУДЕТ больше заниматься силовым подавлением политических выступлений своего народа, поэтому в услугах ВВ больше НЕ НУЖДАЮТСЯ. Если, к примеру, возникают форс-мажорные обстоятельства, как столкновения между футбольными фанатами, такими вопросами будет ведать местное полицейское управление. В случае выхода ситуации из под ее контроля — следующим уровнем является вовлечение армии. Это сделает подобные вовлечения более редкими и менее продолжительными. В любом случае, у Беларуси будет достаточно силовых ресурсов для работы с подобными ситуациями и без штата внутренних войск.

    2) Главное качественное изменение в структуре работы полиции будет перевод большинства ее функций на уровень территориального подчинения и территориального бюджета. Если полиция из Слонима будет привлекаться к наведению порядка в Мозыре, платить за ее вне-урочные часы все-равно будут слонимские налогоплательщики. А соответственно, будет дополнительное давление на избираемого главу Слонимского повета, и заодно на правящую партию в стране.

    Вопрос о подавлении гражданских выступлений не должен быть простым. Он должен быть сложным. Не с хомячками экспериментируют.

    Естественно, превращению республиканской милиции в поветовую полицию необходимо будет предшествовать административно-территориальная реформа Беларуси, которая займет срок от 9 месяцев до года. В ранее обсуждаемом тут варианте была определена целесообразность выделения 21-ой территориальной единицы (поветы и городские округи). Таким образом, Беларусь будет состоять из 21-го полицейского управления.

    3) На республиканском уровне сохранятся общегражданские службы, а также криминальная полиция. Вместе с 21-ним территориальным полицейским управлением эти структуры образуют новое Министерство гражданских дел. Упор в этом ведомстве будет строиться на работе для граждан, во имя граждан, гражданскими методами, и под срогим соблюдением гражданского законодательства. Только таким образом можно будет хоть как-то помочь отмыть сотрудников нового министерства от полностью опозоренного и морально обесцененного слова «милиция».

    Вышеописанные шаги, естественно, не являются исчерпывающими, но даже они должны будут существенно сократить бывший милицейский штат по стране и привести размер полицейских правоохранительных органов в адекватное отношение по сравнению с населением республики (и тем самым помочь бюджету страны).

    Армия



    Силовой структурой, которая в отличие от МВД и КГБ не запятнала честь своего мундира войной против своего народа, является армия.

    Конечно, в современной белорусской армии далеко не все идеально. Сушествующая дедовщина во много формирует поломанный менталитет молодых солдат, которые позже превращаются в «ментов-вне-закона-и-совести». Другая проблема — неуклонный износ техники и ресурсов, которые совершенно нечем заменить в силу того, что росийский ВПК не успевает перевооружать даже свою армию, не говоря уже о заказах со стороны белорусской.

    С другой стороны, белорусская армия имеет ряд продуманных сторон, которые стоит сохранить. В частности, речь идет о «зенитно-партизантской» или «зенитно-террористической» концепции оборонной войны, которая должна быть откорректирована и дополнена в рамках собственной логики. Именно этот подход обуславливает тот факт, что наиболее многочисленными войсками в Беларуси являются средства ПВО, а также факт приверженности к призыву по сравнению с российскими примерами перехода на профессиональные сегменты армии.

    Современное состояние:

    Современная белорусская военная наука исходит из того факта, что большинство конфликтов в изменившемся мире ведется по формуле «один или несколько больших мордуют одного маленького». И если развитие профессиональной армии имеет свои явные преимущества для тех, кто собирается атаковать в числе больших и/или с использованием дорогo высокоточногo оружия, то формирование военной теории для малых стран, которые имеют больше шансов оказаться жертвой, а не нападающим, еще только формируется. Попросту говоря, белорусская военная концепция предполагает простой план: сделать войну для противника слишком дорогой, не стоящей результата.

    Белорусская армия состоит из двух родов войск:
    — Военно-воздушные силы и войска ПВО
    — Сухопутные войска

    Зона ответственности армии разделена на два командования:
    — Западное оперативно-тактическое командование (центр — Гродно)
    — Северо-западное оперативно-тактическое командование (центр — Борисов)
    Западное ОТК слегка сильнее Северо-западного.

    Общая численность — 65 тысяч человек, включая 30 тысяч солдат срочной службы (три призыва по 11-13 тысяч). Сопоставимая сила всех сухопутных войск — 10 механизированных бригад.

    Анализ распределения белорусских войск показывает, что сегодня их основная роль — предоставление услуги охраны границ для Российской Федерации. Большинство войск сконцентрированно на западе — северо-западе, и по своему составу имеет смысл как часть более крупного зенитно-ракетного плана.

    Распределение ключевых белорусских сухопутных войск:



    Упор в сухопутных войсках сделан на механизированные части. Главные центры — Уручье, Слоним и Гродно. В то же время наиболее боеспособными белорусскими частями являются так называемые Силы специальных операций (ССО), или по-просту военный спецназ. По своим задачам они напоминают российские ВДВ, однако упор сделан не на десанте, а на диверсионно-террористической деятельности, в особенности в ночное время. ССО также имеют свою бронетехнику. Три центра — Марьина Горка, Полоцк и Брест. В отличие от аналогичных российских частей, где служат преимущественно контрактники, в Беларуси эти части состоят из срочников. При этом белорусские срочники на удивление показывают лучшие результаты во время соревнований, чем многие российские контрактники, прошедшие боевые условия.

    Цитата:
    В июле 2008 года на базе 137 полка 106 вдд (ВДВ РА) прошли соревнования «лучший разведвзвод десантных войск». В нем участвовали разведвзводы российских воздушно-десантных дивизий и бригад (7 вдд, 98 ввдд, 31 дшбр и т.п.), а так же 45 разведывательного полка ВДВ. На соревнованиях присутствовал взвод 31 моббр. Белорусская 31-ая мобильная бригада заняла 3-е место (2.241 балл, 1-е место -45-ый полк – 2.345 баллов, второе -106-ая вдд 2.299). Однако если поглядеть на занятые места по отдельным дисциплинам, то можно сделать определенные выводы о направленности боевой учебы в белорусских ССО:
    1. Физическая подготовка – ПЯТОЕ
    2. Подготовка взвода к десантированию и действия в разведке в тылу противника ночью –ВТОРОЕ (1-е место – 45-й разведполк)
    3. Десантирование и сбор взвода после приземления –ЧЕТВЕРТОЕ
    4. Движение по азимутам ночью, взвод в засаде и отрыв взвода от противника –ПЕРВОЕ
    5. Взвод в поиске ночью – ПЕРВОЕ
    6. Преодоление препятствий и проведение диверсий в ходе выхода в новый район разведки –ВТОРОЕ (1-е место – 106-я вдд)
    7. Доразведка объекта и организация налета ночью, допрос военнопленного и перевод захваченного документа –ВТОРОЕ (1-е место – 106-я вдд)
    8. Отыскание тайника и организация отдыха в тылу противника –ВТОРОЕ (1-е место – 45-й разведполк)
    9. Организация наблюдения –ПЕРВОЕ
    10. Организация наблюдения, подготовка к работе средств разведки, разведка цели, вызов и корректировка огня артиллерии (все –ночью) –ЧЕТВЕРТОЕ.
    11. Рукопашный бой (спаринговые бои) –ПЕРВОЕ

    Карта выше не показывает белорусские артиллерийские части, которые в своей основной массе сконцентрированы вокруг Осипович, также известные как «артиллерийская столица Беларуси» с центром в местечке с удачным названием Цель.

    Распределение ВВC и ВПВО:



    В распределении белорусской ПВО отчетливо читается направленность на войну с НАТО, где роль наших зенитчиков во многом сводится к пушечному мясу — сбить как можно больше самолетов противника до того момента, пока не будет уничтожена последняя ракетная установка (а в современной войне уничтожена она непременно будет). Этот план имеет смысл в рамках обороны России, с точки зрения же интересов Беларуси, возможно, этот человеческий ресурс можно использовать как-то получше (напомню, зенитчики — наиболее массовые войска в Беларуси).

    Что касается военной авиации, то ее состояние заметно хуже российской, главным образом из-за отсутствия необходимых часов налета у летчиков из-за дороговизны горючего.

    Реформа:

    1) Реформа призыва

    Необходимость призыва в белорусскую армию диктуется доктриной массовой подготовки «партизан» на случай оккупации более сильным противником. Провальное использование традиционных армий малыми и средними государствами в Ираке, Сербии, Грузии на фоне успехов террористической войны против более сильного противника во Вьетнаме, Ливане (Хезбола против ранее непобедимого ЦАХАЛа) и пост-саддамовом Ираке подтверждает эффективность такого подхода для малых государств.

    Однако, миссия «боеспособного народа, с которым себе дороже связываться» должна ложиться на плечи людей с правильной интеллектуальной и моральной базой. А потому:

    — В армию должны призываться только люди с высшим образованием (или получающим его). Потребность реформированной белорусской армии будет не более 20 тыс. человек. С учетом того, что количество студентов в высших учебных заведениях Беларуси составляет 400 тысяч (около 80-ти тысяч на каждый учебный год) — этой базы более чем достаточно. Армия должна воспитывать новое «шляхетское ополчение», а не «пушечное мясо».

    — Служба в армии должна быть безболезненно интегрирована в учебный процесс. К примеру, за 5 лет учебы в ВУЗе студент должен пройти 3 сбора по 4 месяца (или 2 по 6) в разное время года. Понадобится соответствующая корректировка учебных планов.

    — Призываться должны как юноши, так и девушки в равной пропорции. В сочетании с «интеллектуальным отбором» и переплетенностью службы с повседневной жизнью это должно забить достаточный осиновый кол в любое напоминание о дедовщине или иных ненормальных социальных отношениях.

    — Упор во время службы должен делаться на физической подготовке, урокаx стрельбы, особенно снайперской стрельбы, рукопашном бое, классах компьютерной грамотности, а также получении водительских категорий. Армия должна приносить пользу для будущей гражданской жизни, а не формировать ментальных зомби или отупевших от безделья офицеров-алкоголиков.

    2) При призыве в армию только интеллектуальной элиты страны, реальностью станет переход на более либеральные законы владения оружием на гражданке, включая увольнение в запас с получением или правом покупки личного оружия (по примеру Швейцарии).

    Нынешняя «партизанская» концепция делает упор на органы территориальной обороны и базы хранения вооружений и техники (БХВТ). Однако нет сомнений, что в случае конфликта с более сильным противником любые объекты БХВТ будут уничтожены авиационным ударом одновременно со средствами ПВО. Напротив, куда больший сдерживающий эффект оказывает уже частично вооруженное население, которое создаст основу для сетевого роста сопротивления.

    Иными словами, создание моральных и профессиональных основ для наличия оружия у наиболее ответственной и интеллектуальной части населения — это логическое развитие современной военной белорусской доктрины, которая делает упор на народное сопротивление как сдерживающую силу.

    3) Сокращение зенитно-ракетных войск в пользу развития сил специальных операций.

    4) Выделение трех оперативно-тактических командований (вместо существующих двух): Западного, Северного и Южного. Ситуация полной военной незащищенности нынешних Могилевской и Гомельской областей является абсолютно неприемлемой в долгосрочной перспективе. Реальность нашей жизни такова, что основную военную угрозу Беларуси несет не НАТО, а потенциальная нестабильность и внутренние конфликты внутри России и Украины (к примеру, военный путч Рохлина в 1998 году, конфликт между западом и востоком Украины, и т.д.).

    5) Развитие индустрии частных армий.

    Логичнее всего — это создание правовой координации с нашими соседями по Восточной Европе — Польшей, Украиной, Прибалтикой, Румынией, Сербией, Венгрией и т.д. — для возникновения и работы рынка частных армий.

    Сегодня участие военных в реальных операциях ограничено законами, договорами, конституциями, участием в военных блоках и вопросами имиджа конкретных стран. В то же время в Америке, к примеру, частные военные компании набирают популярность. Например, американская компания GreyStone Ltd. успешно использует солдат из Чили, Сербии, Филиппин, Колумбии, Хорватии, Эль Сальвадора и других стран для выполнения контрактов от американского правительства.

    При правильной региональной юридической базе, регулирующей работу восточноевропейских частных компаний, подобные соединения смогут привлекаться в рамках ООН, ЕС, прочих союзов и отдельных стран к миротворческим, охранным, логистическим, тренинговым и прочим операциям гораздо легче, чем вооруженные силы отдельных государств, ограниченные политическими и имиджевыми рамками.

    Преимущества для наших военных будут включать:

    — Более развитый и динамичный рынок труда для военных.

    — Более высокая рыночная стоимость их труда, что будет отражаться на престижности военной карьеры, а также на гибкости перехода между государственной и частной службой за индивидуальную карьеру.

    — Возможность тренинга в боевых условиях и за чужой счет.

    — Повышение военных знаний, навыков и обмен профессиональной информацией.

    * * *


    Выводы. Реформа КГБ, МВД и армии является закономерным и необходимым шагом в пост-лукашенковской Беларуси. Наиболее серьезные перемены должны затронуть бывшее МВД и будут связаны с другими административными и конституционными реформами, а также процессами люстрации и очищением имиджа правоохранительных органов от бесповоротно запятнанного милицейского мундира. Самый главный элемент реформы — спуск большинства полицейских функций и отчетности на уровень местных территориальных единиц. Перемены внутри КГБ, хоть и будут являться существенными, но могут выполняться независимо от остальных государственных преобразований. Их цель — отрезание всей коррупционно-идеологической мишуры от функций настоящих разведчиков и формирование двух новых независимых агентств — Агентства внешней разведки и Агентства национальной безопасности. Вооруженные Силы Беларуси должны до-развить концепцию обороны малого государства от потенциально более сильного противника и трансформировать свой учебный процесс, а также внутреннюю атмосферу для наибольшего соответствия задаче подготовки морально-инициативной интеллектуальной элиты государства.

    В подготовке материала были использованы следующие ресурсы:
    mod.mil.by/struct1vs.html
    cmbb.b.qip.ru/?1-0-30-00000213-000-40-0

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.