Архивы Брамы
  • 692
  • Сетевая столица Беларуси

    К. Волох, www.bramaby.com

    Белорусское историческое и национальное наследие богато и разнообразно. Перипетии XX-го века, жизнь в жестко-централизованной империи, послевоенная индустриализация — все это логично привело к смещению баланса в сторону доминантного центра — Минска. Однако душа белорусского народа, его основа и смысл существования лежат именно в регионах. И речь не идет о глупых навязанных клише типа изделий из соломки, льняных полотенец, да русско-белорусской трасянки у насильно запутанных в национальной самоидентификации крестьян, а об огромных пластах истории закопанных в каждом городе, каждом местечке, которые просуществовали многие и многие столетия и несут где-то в своей глубине интеллектуальную и эмоциональную энергию всех тех людей различных языков, религий и ценностных ориентиров, которые творили не только на благо нашей земли, но и нередко оказывались на гребне волн цивилизационного масштаба.

    Без устойчивых регионов вся Беларусь сводится лишь к Минскому округу / губернии / воеводству. Минск — двигатель белорусского развития, но без весомых и ярких регионов он становится одинокой разменной монетой в руках соседей (да и своих внутренних лоботомированных идиотов), которых меньше всего беспокоит прогресс и будущее белорусского народа. В таких условиях исчезновение белорусов становится лишь делом небольшого времени, а главное — теряется смысл для каждого из нас стараться чего-то достигать и добиваться, и куда логичнее начинать собирать чемоданы в направлении Петербурга / Мюнхена / Бруклина, где шанс добиться успеха для себя и своих потомков заметно лучше.

    Вопросы регионализации Беларуси и потенциальных государственных реформ, направленных на повышение финансовой, политической и, как следствие, инициативной самостоятельности регионов мы уже достаточно детально обсуждали на Браме. Одновременно, не мало копий было сломано в темах о сути нынешнего политического устройства республики, где наши авторы подвели нас к выводу о том, что в современном белорусском обществе господствующим классом является государственная бюрократия.

    В данной теме я хочу предложить совместить выводы наших нескольких параллельных обсуждений и попробовать подискутировать об идее «сетевой столицы» (или некотором ее варианте) как о пути превращения своих недостатков в свои преимущества и создании предпосылок для стратегически-сбалансированного развития.

    Идея растянутости столицы по множеству городов не нова. Издавна как в европейской, так и в азиатской истории многие монархи имели одновременно несколько резиденций, между которыми они меняли место своего проживания в зависимости от сезона, военного положения, личных пристрастий и циклов модернизации. В нашей истории достаточно вспомнить времена Стефана Батория, когда де-юре столицей княжества была Вильня, а де-факто — Гродно. Еще более выраженное и продолжительное деление было в союзной Польше между Краковом и Варшавой.

    В современной Европе появился новый набирающий популярность тренд в создании «сетевых столиц», который во многом обусловлен технологическим прогрессом в области коммуникаций и электронного документооборота — сегодня близость двух офисов определяется не количеством километров между ними, а наличием волоконно-оптической линии связи, которая обеспечивает мгновенную видео-конференцию между сотрудниками прямо с их рабочего места. Конечно, это также предполагает определенный уровень «коммуникационной готовности» персонала и его компьютерной грамотности.

    Наиболее ярким примером сетевой столицы является сам Европейский Союз, где основные бюрократические институты растянуты по нескольким городам:
    — Страсбург — парламент
    — Брюссель — совмин, Европейский Совет и отдельные комиссии парламента
    — Люксембург — секретариат парламента, Европейский Суд
    — Франкфурт — центробанк
    — Гаага — Европол
    При этом десятки различных союзных институтов разбросаны еще по более чем 20-ти городам от Лиссабона до Варшавы.

    Этот тренд начал распространяться и на отдельные государства. Так в Чехии столицей является Прага, однако почти вся юридическая власть вынесена в Брно. В Финляндии президентский офис на лето перемещается из Хельсинки в Култаранта. В Южной Африке исполнительная власть сидит в Претории, законодательная — в Кейптауне, юридическая — в Блумфонтейне. Даже «традиционалистские» Германия и Франция, где вносить перемены в устоявшийся порядок вещей куда сложнее, находят исторические оправдания, чтобы несколько расширить географию концентрации «бюрократического класса»: Бонн по-прежнему содержит большинство министерств, а Версаль является местом совместных сессий парламента.

    Преимущества сетевой столицы


    Конечно, одно из главных преимуществ разнесения властных институтов по различным городам является придание дополнительного стимула к развитию этих городов. Это связано не только с повышением статуса местной бюрократии, что позволяет создавать новые привлекательные карьерные возможности для местного населения, но также с устранением имиджа и сознания провинциальности, когда люди могут прожить всю жизнь в своем «не-столичном» городе, но при этом чувствовать непосредственную вовлеченность в общенациональное строительство на самом высоком уровне.

    Однако дополнительным немаловажным эффектом от географической удаленности национальной бюрократии является стимулирование ее более активного участия в технологическом прогрессе. Когда суть бюрократических функций начинает предполагать свободное владение коммуникационными технологиями, тогда и на эти посты начинает попадать совершенно иной контингент людей, имеющих другие — как правило более прогрессивные — мировоззренческие установки. А самое главное — перевод бюрократического документооборота и ежедневного рабочего общения на высокотехнологичные рельсы непосредственно ведет к реализации идеи электронного правительства. Электронное правительство предполагает не только установление полноценного документооборота внутри властных структур, но также кардинальное изменение путей электронного взаимодействия властных институтов с населением, когда через интернет можно подавать документы, отслеживать статус, мгновенно выходить на связь с нужным бюрократическим звеном, голосовать на выборах — и все это не покидая любимой веранды в Березинском биосферном заповеднике. Полноценное электронное правительство не возможно без предварительного попадания во властные структуры людей с новым типом электронного мышления.

    Наконец, в условиях современной Беларуси, где бюрократия фактически стала доминантным правящим классом, разнесение ее наиболее привилегированной части — республиканской — по различным городам попросту станет существенным стимулом к развитию местных рынков: от строительства жилья, до школ, магазинов, салонов автомобилей и услуг покраски стриженных пуделей в лазурно-малиновый цвет. В конце концов, где как не на местах бюрократам узнавать о результативности своей государственной политики, и как именно она доходит до различных частей нашей Родины.

    Белорусский пример


    Варианты разнесения белорусских властных институтов по стране уже всплывали на просторах байнета. В Живом Журнале такой подход продвигал Datcanin, у нас на Браме пан Woolf призывал к смещению веса от Минска путем переноса из него всех гуманитарных ВУЗов в регионы, а также многих производств, которые сегодня и так уже переносят за кольцевую.

    Для развития примера я хочу взять ту работу, которую мы уже провели здесь совместными усилиями по предложению нового административно-территориального деления Беларуси, и на ее основе рассмотреть бюрократическое распределение властного ресурса по стране.

    Цитата:

    Сразу поясню несколько моментов:

    — Данное описание властных органов исходит из моей личной субъективной веры в необходимость устранения поста президента в системе белорусского государственного управления

    — Система также не учитывает нескольких министерств, существование которых стоит рассматривать как атавизм, не имеющий отношения к качественному долгосрочному планированию. В частности, речь идет о следующих министерствах:

    Министерство информации. Данная машина пропаганды не имеет ничего общего с работой эффективного правительства.
    Минжилкомхоз. Пережиток прошлого, который гарантированно будет сокращаться, и не имеет смысла заниматься его переносом.
    Министерство по налогам и сборам. По сути — казначейство. Причина существования сего органа самостоятельно от Министерства финансов покрыта тайной за семью печатями, и она же стирает весь смыл наличия обоих министерств. МНС должно быть сведено до уровня службы и полностью передано под контроль и управление Министерству финансов — иначе совершенно не понятно как разработчик фискальной политики может существовать отдельно от органа ее воплощающего.

    В итоге мы имеем 21-но министерство, и потенциально — 21-ну территориальную единицу. Однако, есть еще ряд других весомых национальных органов, которые могут помочь становлению белорусских регионов: главные судебные инстанции, палаты парламента, нацбак. В результате получаем картину:



    Ранее пан Heleos уже помог нам составить таблицу «распила государственного бюджета». Вышеуказанное распределение будет ложиться на нее примерно следующим образом:



    Итого: административной столицей по-прежнему остается Минск. В нем располагается президиум Совета Министров с аппаратом премьера, включая его заместителей, а также место заседания нижней палаты парламента — фактически, это два наиболее важных органа страны. Первый подотчетен второму, но при этом ответственен за непосредственные ежедневные решения по государству. Также в столице стоит оставить МИД, поскольку по специфике своей работы он должен находиться в том же месте, что и все посольства.

    Ну а далее центр каждого повета получает по какому-нибудь министерству, чтобы не было обделенных. Культура и образование отправляются в Витебск; спорт и туризм — в Браславо-Нарочанский край с центром в Глубоком; Минпром — в треугольник промышленных предприятий из Речицы-Жлобина-Светлогорска; природные ресурсы и экология, естественно — в Мозырь; Минлесхоз — сам Бог велел у единственной натуральной европейской тайги; Минтранспорт — барановичский узел; Минэнерго — поближе к Островцу, пускай думают три раза, что и как там строить; Минсвязи — в самый дальний центр, в Кричев — будут ежедневно лицезреть эффективность своей работы; Минздрав — поближе к Чернобыльским проблемам; МЧС — к своему профильному ВУЗу в Гомеле; и так далее.

    В целях обеспечения большего удобства для людей и эффективности самих ведомств стоит размещать родственные органы в одном городе. Таким образом, смена работы будет реже связана со сменой места жительства. К примеру, если мы размещаем Конституционный Суд в Орше, то туда же стоит перенести Минюст, Высший хозяйственный суд и Верховный суд. Сделать Оршу аналогом чешского Брно, или сербской Подгорицы — юридической столицы. Нацбанку желательно соседствовать с Минфином; для них предлагается столица белорусского Полесья — Пинск. Заодно, это поможет сделать подготовку банкиров в Полесском госуниверситете более серьезной.

    Считаю, что регионализация власти должна идти рука об руку с восстановлением белорусской исторической памяти и национальной гордости, в частности — наших знаменитых замков. Дать им новую жизнь в качестве государственных резиденций. Первым шагом на этом пути должно стать строительство правительственных замков-резиденций в наших трех основных исторических центрах:

    1. Полоцк. Столица Белой Руси. Восточная резиденция.




    Сейчас это центральное место города вокруг Софийского собора в основном поросло бурьяном. Замчище стало мало-различимо. Восстановленный легендарный Полоцкий замок, который повидал одних из самых могущественных правителей Восточной Европы, а также являлся колыбелью белорусской государственности, сможет не только вернуть ключевую крупицу нашей исторической души, но и стать местом расположения верхней палаты парламента — наследника полоцкого вече.

    2. Новогрудок. Столица Литвы / Черной Руси. Западная резиденция.




    Новогрудский замок не может не поражать воображение. Даже сегодня, когда от него остались лишь маленькие осколки, рыцарские турниры предпочитают проводить под его могучими валами вместо востановленного и отполированного Мирского замка. Это место просто обязанно вернуться в нашу жизнь. Новогрудок как город — слишком малый рынок труда, чтобы обеспечивать качественную выборку профессионалов для ключевого органа власти, а размещение «второсортного» министерства не будет отвечать его историческому статусу. По этой причине восстановленный замок должен параллельно сосуществовать и как правительственная резиденция для проведения саммитов и встреч, и как коммерческое предприятие (к примеру — отель, конференц-холл, санаторий, бизнес-центр), обеспечивая его постоянную загрузку работой.

    3. Пинск. Столица белорусского Полесья. Южная резиденция.




    Наследие Турово-Пинского княжества. Родина спокойного, размерянного, но очень упертого и честного полешукского гена в белорусском ДНК. Когда-то панорама города украшалась бесконечным множеством башенок костелов, церквей и синагог, включая прославившиеся далеко за пределами белорусских земель Иезуитский костел Девы Марии и Большую синагогу — ныне несуществующие. Однако самым могущественным сооружением, несомненно, был замок князей Вишневецких. Источник пишет: «С тыльной стороны магазина „Товары для женщин“ просматривается земляной вал, на котором и стоял когда-то замок… Сейчас здесь, по улице Куликова, стоит заброшенное здание городской бани. Но открыв древние, пожелтевшие от времени летописи, можно узнать, что в 16 веке на этом месте располагался огромный замок, построенный по французскому типу. Он имел форму удлиненного 4-угольника, размерами 75,6х37,8х45,2х75х6 м, с бастионами по углам.»

    Картинка выше показывает типаж замка, каким он мог бы выглядеть сегодня. Место это природно-уникальное. Здесь Пина и Припять сливаются вместе, текут единым потоком метров сто, и потом снова расходятся каждая в свою сторону — вид завораживает. Конечно, восстановленный замок можно слегка переместить для лучшего соответствия изменившейся городской планировке, скажем, ближе к скверу — на саму набережную у перекрестка рек. Получился бы вид не хуже Будапешта. Но самое главное — это его роль как обновленного якоря нашей памяти. В таком не стыдно и Нацбанк с Минфином поместить.

    Белорусский Пентагон


    Еще одно место, достойное восстановления, это массивная Бобруйская крепость — от которой сегодня видны только редкие лоскутки под слоями травы. Наш местный аналог Петропавловской крепости Санкт-Петербурга. Это военное сооружение более молодое — времен Российской Империи — однако оно успело оказать существенное воздействие на исход военных действий на территории Беларуси в 19-ом и начале 20-го века. Своего рода неприступный броненосец наполеоновских войн: «Ни одна крепость России никогда не была столь полезною, как Бобруйск в 1812 году».

    Восстановление этой крепости полезно и по причине памяти о человеческих преступлениях, которые не должны быть забыты — как мы помним об Освенциме или Хатыни. В 20-х годах она стала польским концлагерем (убито порядка 1 тысячи красноармейцев), а во вторую мировую — немецким (убиты и заморены голодом около 40 тыс. советских солдат и около 40 тыс. мирных жителей). Ведь память о чужих преступлениях — одна из наиболее твердых точек отсчета для оценки своих собственных.



    Сегодня внутри северного крыла крепости уже вставили «ледовую» Бобруйск-арену. Уверен, возможно гармонично объединить ландшафт восстановленных частей крепости с современным городом. Прекрасное стратегическое месторасположение для Министерства обороны.

    Заключение


    — Распределение министерств и других высших государственных институтов по поветовым центрам поможет не только повысить статус и престижность белорусских регионов, но и посадить наших бюрократов поближе к народу, а также к результатам своей работы.

    — Этот шаг поможет улучшить карьерные и жизненные перспективы внутри регионов, и тем самым увеличить их привлекательность для местной талантливой молодежи, сократив ее нынешний стремительный отток в Минск.

    — Установление сетевой столицы повышает устойчивость и безопасность государства, когда его жизненно-важные органы становится невозможным вырубить одним ударом танковой роты по Минску или разошедшимся столичным «праздником футбольных фанатов».

    — Дистанционное государственное управление стимулирует приток нового типа людей в ряды бюрократов, которые будут коммуникационно-подкованы и создадут ключевые предпосылки для повсеместного внедрения принципов электронного правительства.

    — Распределение властных ведомств по регионам должно идти рука об руку с восстановлением исторических атрибутов нашего государства в форме замков и крепостей. Наш недостаток — стертые под ноль исторические памятники — превратится в преимущество, поскольку их можно будет восстановить с учетом современных требований к инфраструктуре с точки зрения безопасности, комфорта и коммуникаций, и обеспечить им новую полноценную жизнь, как это было сделано с Троицким предместьем.

    — Географическое разнесение институтов власти не разделит Беларусь, а наоборот — еще крепче объединит ее в единый организм, в котором каждый региональный центр играет свою уникальную, не заменимую роль, как различные органы единого человеческого тела.

    Предвижу, раздадутся голоса, мол, зачем нам разносить прямо-таки все минстерства? Давайте ограничимся судебной властью как в России или Чехии. Но скажите, почему мы обязательно должны ждать от кого-то примеров, когда мы сами имеем свою голову и можем сами становиться источником инноваций? Тем более, что подобную систему куда легче запустить в небольшой Беларуси, чем в широкой России или Франции. Да и пример-то есть — органы управления ЕС.

    P.S. Напоследок, панове, вы только подумайте о всей той ныне бесплатной недвижимости, что освободится в самом центре Минска. На одной коммерческой аренде / продаже под строительство тех площадей можно окупить львиную долю затрат по переезду. Как на мой вкус, так я бы передал нынешнее здание парламента/совмина минским университетам (левое крыло Медицинскому университету, правое — экономическому, освободив Дзержинского и Ванеева под удобные бизнес-центры), и превратив Площадь Независимости в эдакий университетский городок юности и энтузиазма. Поменьше бетона. Побольше травы с wi-fi вокруг. И вместо помпезного и бессмысленного Ленина — тихого и спокойного Казимира Семеновича, одного из праотцов белорусской науки, который не станет против если у его подножья будут переписываться конспекты, браузаться интернет и кушаться холодные гамбургеры забывшими о них парочками.

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.