Україна
  • 763
  • Оценки майдана

    Украина впервые, за многие столетия — действительно независимая страна.

    Об этом в своем блоге на Facebook пишет военный эксперт Алексей Арестович.

    «Слабая, обусловленная, вялая, но — независимая.

    — Система осталась той же, и практически с теми же персонажами.

    Моя позиция неизменна:

    — Система носит принципиально нереформируемый характер. Никакие реформы, конструктивы, коалиции и прочие МВФ, новые Рады и полиция вместо милиции, ее сущности не изменят, даже, если она станет отлакированной (возможно), то останется все той же.

    По одной простой причине — наша Система — часть общемировой Системы, сущность которой полегает в контроле, а основная задача — в сохранении самой себя любым доступным способом.

    Мировая Система, матрица — исходит из того, что природа человека изначально порочна и постоянно нуждается в регуляции — чтобы он как бы чего не вытворил.

    Т.е. Мировая Система выступает в роли злого пастыря, который жертвует овцой ради стада.

    А кроме того, за свой тяжкий труд коллективный злой пастырь считает необходимым брать со стада ренту, и в отличит от пастыря доброго — не жертвует собой ради агнцев, а стрижет их, питается ими и время от времени бросает волкам.

    Существуют так называемые „передовые общества“, где Системные механизмы регуляции менее затратны, а рента — приемлема.

    Существует переферия Мировой Системы — украинская олигархия и бюрократия, которая чрезвычайно скверно регулирует, с очень низким КПД, и при этом берет за подобную отвратительную работу, чрезвычайно высокую ренту.

    Предыдущего формального главу украинского филиала Матрицы, превысившего в своем желании хапать, даже беспредельное терпение украинского народа (а кроме того, поехавшего не по тем рельсам в рамках локального переустройства мировой системы), Майдан выкинул.

    Но, напрасно думать, будто это было единственной задачей Майдана.

    Исторический ресурс, который был выделен на Майдан, предназначен:

    по горизонтали: для полного переформатирования восточно-европейского пространства от границ Старой Европы до Урала и Каспия, логическое завершение мета-гештальтов Киевской Руси и Черноморско-балтийских союзов (имевших исторические формы Речи Посполитой, Великого княжества Литовского и др);
    в вертикальном: принципиальное изменение взаимоотношений по оси „общество — государство“ в пользу первого, радикальное сокращение роли государства как регулятора и запуска длительного процесса по изменению его (государства) сущности, венцом которого должно, в конце концов, стать его полная отмена.
    Таким образом, задача Майдана, может считаться выполненной только когда на всем пространстве от границ Германии, Австрии, и бывшей Югославии, до условной линии Урал — Каспий, возникнет абсолютно новая, футуристичная общественная форма, радикально отличающаяся от прочих общественных форм своей простотой, гибкостью, человечностью и эффективностью.

    Форма, в основе которой лежит представление о человеке, как о создании, обладающим изначально положительной сущностью (давайте думать о человеке хорошо!); форма, общественные отношения в которой основаны на взаимопомощи и заботе о другом, а основным вектором развития является исправление пороков мира, в который вброшен человек — от самых поверхностных, до фундаментальных.

    Таким образом, украинская революция приобретает свой истинный смысл только как восстание против Мировой системы в целом, и начало глобального процесса по переустройству цивилизации в целом.

    К сожалению, с самого начала, центральной проблемой перемен стало удивительное несоответствие людей Майдана задачам Майдана: расплата за длительное существование в форме колонии.

    Формально возглавившая Майдан „оппозиция“ в принципе неспособна ни осознать, ни разрешить таких задач, потому, что для нее это означало бы отменить саму себя, как филиал Всемирной матрицы.

    Что касается боевых структур Майдана, то они, в первую очередь, восприняли революцию — как национально-освободительную.

    Это глубоко верно, но не исчерпывает всех ее задач.

    В результате на Майдане и вокруг него возобладал (и до сих пор господствует) так называемый анти-колониальный вектор, естественным выходом из которого кажется выход из сферы влияния Московской сатанократии (наиболее брутальной зоны Мировой системы) и интеграция в евро-атлантические структуры под лозунгом: „Мы возвращаемся домой“ — в Европу, которую у нас отняли страшные 400 лет московского владычества.

    Однако, перепрыгивание из одной части Матрицы в другую — пусть даже куда более совершенную, хотя и кажется грандиозным достижением (более того — и является таким достижением), всё равно остается предательством ресурса, выделенного на восстание против Мировой системы.

    К годовщине Майдана мы подошли в расцвете этого предательства.

    Нынешние представители украинского филиала международной бюрократии неспособны эффективно решить даже элементарно-базовых задач национальной обороны, они делают это чрезвычайно затратным способом.

    Их способность решить задачу выхода из-под московского влияния и интеграции в евро-атлантические структуры вообще вызывает обоснованные сомнения, неподдельная тревога за что, снова прозвучала в итоговой речи Байдена после визита в Киев и постоянно звучит в оговорках и заявлениях представителей этих самых евро-атлантических структур.

    Боевые структуры Майдана тем временем, с одной стороны, получили частичный успех на пути инфильтрации в Систему (должности, выборы) с другой — завязли в вялотекущей шизофренической войне на Востоке, по сути — национально-освободительной, а по форме — договорной.

    Трагедия боевых структур заключается, во-первых, в том, что интеграция в систему с целью ее переустройства изнутри — ложный и провальный ход, Система сожрет любого, кто взялся играть с нею в азартные игры. Это уже происходит, Систему невозможно преодолеть изнутри.

    Во-вторых, положить свои жизни на то, чтобы мы стали „как Германия“, возможно.

    Но если даже, в ближайшие полгода мы станем как Америка, это, при всей грандиозности такого результата, всё равно останется провалом по отношению к истинным задачам Майдана.

    Кроме того, необходимо понимать, что боевые структуры украинской революции точно не нужны ни украинскому филиалу всемирной бюрократии, ни тем более — ее международным филиалам (максимум, в виде ЧВК; однако, стать бойцом ЧВК, начав на Грушевского — это падение похлеще фаустовского).

    Кремлевский карлик, осуществив полноценное вторжение, дал бы боевым структурам украинской революции великолепный шанс обрести себя в своей истинной функциональности, но эта обезьянка Сатаны, раз за разом назначая день „Ч“, постоянно его откладывает: очевидно, его хозяин понимает — что масштабное российское вторжение в Украину и даст старт тому самому переформатированию восточно-европейского пространства, в ходе которого, в частности, Российская Федерация прекратит свое существование, а Европейская часть ее переориентируется на Новгород и Киев.

    Таким образом, украинская революция медленно разъезжается в шпагат:

    отсутствие реформ со стороны правительства,
    отсутствие резкой эскалации со стороны Москвы.
    Эти два фактора уравновешивают и дополняют друг друга, ибо бунт против отсутствия реформ означает шанс для Москвы, а отсутствие резкой эскалации, позволяет очень долго затягивать реформы, ссылаясь на „трудности“ вялой войны на Востоке.

    Удивительная согласованность этих двух тенденций объясняется тем, что у них один автор — Матрица, а у исполнителей — один хозяин — Лукавый.

    Остается только радоваться, что частные противоречия на уровне геополитики, не позволяют евро-атлантическим бюрократам, украинским чиновникам и олигархату, а также руководителям московской сатанократии, усесться за один стол и договориться о том, как поскорее прикончить украинскую революцию разом — хотя Москва их к этому постоянно призывает.

    Если кремлевский карлик сорвется с цепи — украинская революция получает второе дыхание и новый, отличный шанс всё же приступить к решению своих истинных задач.

    Если нет: увидим продолжение вялотекущей олигархическо-бюрократической контрреволюции — под надрывные завывания коллективного Запада о необходимости скорейших реформ.

    В первом случае, народ протрезвеет быстро, во втором — медленнее.

    Но у революций есть одно прекрасное свойство — раз начавшись, они уже не останавливаются, пока не свершится задуманное.

    Бог же, как говаривал Энштейн, „не играет в кости“, чёт-нечет.

    В самый раз, когда революция застряла в двух альтернативах, бросить на игральный стол дикую карту Будущего.

    У меня полное впечатление, что Он уже достал ее из колоды», — пишет Арестович.

    3 комментария

    avatar
    Монро, кто автор сей Мировой матрицы? Это ж не ваш стиль.)))
    0
    avatar
    А, Арестович, в топку его…
    0
    avatar
    даю разных авторов оценки майдана.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.