Общество
  • 472
  • Любовь между родителями и детьми

    Младенец в момент рождения должен был бы испытывать страх смерти, если бы милостливая судьба не предохранила его от всякого осознания тревоги, связанной с отделением от матери, от внутриутробного существования. Даже уже родившись, младенец почти не отличается от себя такого, каким он был до момента рождения; он не может осознать себя и мир, как нечто, существовавшее вне его. Он воспринимает только положительное действие тепла и пищи, и не отличает еще тепло и пищу от их источника: матери.

    Мать – это тепло, мать – это пища, мать – это эйфорическое состояние удовлетворения и безопасности. Такое состояние, употребляя термин Фрейда, это состояние нарциссизма.
    Внешняя реальность, люди и вещи имеют значение лишь в той степени, в какой они удовлетворяют или фрустрируют внутреннее состояние тела. Реально только то, что внутри: все, что находится вовне, реально лишь в меру потребностей младенца – а не в смысле объективных собственных качеств.

    Когда ребенок растет и развивается, он становится способным воспринимать вещи как они есть(Фрейд сам сделал первый шаг в этом направлении в своей поздней концепции инстинктов жизни и смерти. Его концепция творческого начала (эроса), как источника синтеза и объединения, совершенно отлична от его концепции либидо. Но несмотря на то, что теория инстинктов жизни и смерти принята ортодоксальными аналитиками, это принятие не повело к фундаментальному пересмотру концепции либидо, особенно, где дело касается клинической работы)удовлетворение в питании становится отличным от соска; грудь от матери.

    В конце концов ребенок воспринимает жажду, удовлетворение молоком, грудь и мать как различные сущности. Он научается воспринимать много других вещей как различные, как имеющие свое собственное существование. С этой поры он учится давать им имена. Через некоторое время он учится обходиться с ними, узнает, что огонь горячий и причиняет боль, материнское тело теплое и приятное, дерево твердое и тяжелое, бумага светлая и рвется.
    Он учится обходиться с людьми: мать улыбается, когда я ем, она берет меня на руки, когда я плачу, она похвалит меня, если я облегчусь. Все эти переживания кристаллизуются и объединяются в одном переживании: я любим. Я любим, потому что я – ребенок своей матери. Я любим потому что я беспомощен. Я любим, потому что я прекрасен, чудесен. Я любим, потому что мать нуждается во мне.
    Это можно выразить в более общей форме: Я любим за то, что я есть, или по возможности еще более точно: Я любим, потому что это я.

    Это переживание любимости матерью –пассивное переживание. Нет ничего, что я сделал для того, чтобы быть любимым – материнская любовь безусловна. Все, что от меня требуется, это быть – быть ее ребенком. Материнская любовь – это блаженство, это покой, ее не нужно добиваться, ее не нужно заслуживать.

    Но есть и негативная сторона в безусловной материнской любви. Ее не только не нужно заслуживать – ее еще и нельзя добиться, вызвать, контролировать. Если она есть, то она равна блаженству, если же ее нет, это все равно как если бы все прекрасное ушло из жизни – и я ничего не могу сделать, чтобы эту любовь создать.

    Для большинства детей в возрасте от 8-10 1/2 лет1 проблема почти исключительно в том, чтобы быть любимым – быть любимым за то, что они есть. Ребенок младше этого возраста еще неспособен любить; он благодарно и радостно принимает то, что он любим.

    С указанной поры в развитии ребенка появляется новый фактор: это новое чувство способности возбуждать своей собственной активностью любовь. В первый раз ребенок начинает думать о том, как бы дать что-нибудь матери (или отцу), создать что-нибудь – стихотворение, рисунок или что бы то ни было.

    В первый раз в жизни ребенка идея любви из желания быть любимым переходит в желание любить, в сотворение любви.
    Много лет пройдет с этого первого шага до зрелой любви. В конце концов, ребенку, может быть уже в юношеском возрасте, предстоит преодолеть свой эгоцентризм; другой человек утратит значение всего лишь средства для удовлетворения его собственных потребностей. Потребности другого человека становятся также важны, как собственные – на деле же они становятся даже более важными.
    Давать становится куда более приятно, более радостно, чем получать; любить даже более важно, чем быть любимым. Любя, человек покидает тюрьму своего одиночества и изоляции, которые образуются состоянием нарциссизма и сосредоточенности на себе. Человек чувствует смысл нового единства, объединения, слиянности. Более того, он чувствует возможность возбуждать любовь своей любовью – и ставит ее выше зависимости получения, когда любят его – из-за того, что он мал, беспомощен, болен – или «хорош» (описание этого развития у Салливэна в кн. Thе Interpersonal Theory of Psychiatry/ W/W/ Norton and Co/ New York 1953: любовь следует принципу: «Я люблю, потому что я любим». Зрелая любовь следует принципу: «Я любим, потому что я люблю». Незрелая любовь говорит: «Я люблю тебя, потому что я нуждаюсь в тебе». Зрелая любовь говорит: «Я нуждаюсь в тебе, потому что я люблю тебя).

    С развитием способности любить тесно связано развитие объекта любви. Первые месяцы и годы это тот период жизни, когда ребенок наиболее сильно чувствует привязанность к матери. Эта привязанность начинается с момента рождения, когда мать и ребенок составляют единство, хотя их уже двое.
    Рождение в некоторых отношениях изменяет ситуацию, но не настолько сильно, как могло бы казаться. Ребенок, хотя он теперь уже живет не в утробе, все еще полностью зависит от матери.
    Однако день за днем он становится все более независимым: он учится ходить, говорить, самостоятельно открывать мир; связь с матерью несколько утрачивает свое жизненное значение и вместо нее все более и более важной становится связь с отцом.

    Чтобы понять этот поворот от матери к отцу, мы должны принять во внимание существенное различие между материнской и отцовской любовью. Материнская любовь по самой своей природе безусловна. Мать любит новорожденного младенца, потому что это ее дитя, потому что с появлением этого ребенка решилось нечто важное, удовлетворились какие-то ожидания. (Конечно, когда я говорю здесь о материнской и отцовской любви, я говорю об «идеальных типах» – в понимании Макса Вебера или об архетипе в юнгианском понимании – и не полагаю, что каждый мать и отец любят именно так.

    Я имею в виду отцовское и материнское начало, которое представляло в личности матери и отца). Безусловная любовь восполняет одно из глубочайших томлений не только ребенка, но и каждого человеческого существа; с другой стороны, быть любимым из-за собственных достоинств, потому что ты сам заслужил любовь – это всегда связано с сомнениями: а вдруг я не нравлюсь человеку, от которого я хочу любви? А вдруг то, а вдруг это – всегда существует опасность, что любовь может исчезнуть.
    Далее, «заслуженная» любовь всегда оставляет горькое чувство, что ты любим не сам по себе, что ты любим только потому, что приятен, что ты, в конечном счете, не любим вовсе, а используем. Неудивительно, что все мы томимся по материнской любви, и будучи детьми, и будучи взрослыми.
    Большинство детей имеют счастье получить достаточно материнской любви (в какой степени – это обсудим позднее).

    Взрослому человеку удовлетворить то же самое томительное желание намного труднее. При самых удовлетворительных условиях развития оно сохраняется как компонент нормальной эротической любви; часто оно находит выражение в религиозных, а чаще в невротических формах.

    Связь с отцом совершенно другая. Мать – это дом, из которого мы уходим, это природа, океан; отец не представляет никакого такого природного дома. Он имеет слабую связь с ребенком в первые годы его жизни, и его важность для ребенка в этот период не идет ни в какое сравнение с важностью матери. Но хотя отец не представляет природного мира, он представляет другой полюс человеческого существования: мир мысли, вещей, созданных –человеческими руками, закона и порядка, дисциплины, путешествий и приключений. Отец – это тот, кто учит ребенка, как узнавать дорогу в мир.

    С этой функцией тесно связана та, которая имеет дело с социально-экономическим развитием. Когда частная собственность возникла и когда она могла быть унаследована одним из сыновей, отец начал с нетерпением ждать появления сына, которому он мог бы оставить свою собственность. Естественно, что им оказывался тот сын, которого отец считал наиболее подходящим для того, чтобы стать наследником, сын, который был более всего похож на отца, и, следовательно, которого он любил больше всех. Отцовская любовь это обусловленная любовь. Ее принцип таков: «Я люблю тебя, потому что ты удовлетворяешь моим ожиданиям, потому что ты исполняешь свои обязанности, потому что ты похож на меня».

    В обусловленной отцовской любви мы находим, как и в безусловной материнской, отрицательную и положительную стороны. Отрицательную сторону составляет уже тот факт, что отцовская любовь должна быть заслужена, что она может быть утеряна, если человек не сделает того, что от него ждут. В самой природе отцовской любви заключено, что послушание становится основной добродетелью, непослушание – главным грехом. И наказанием за него является утрата отцовской любви.

    Важна и положительная сторона. Поскольку отцовская любовь обусловлена, то я могу что-то сделать, чтобы добиться ее, я могу трудиться ради нее; отцовская любовь не находится вне пределов моего контроля, как любовь материнская.
    Материнская и отцовская установка по отношению к ребенку соответствует его собственным потребностям. Младенец нуждается в материнской безусловной любви и заботе как физиологически, так и психически.

    Ребенок старше шести лет начинает нуждаться в отцовской любви, авторитете и руководстве отца. Функция матери – обеспечить ребенку безопасность в жизни, функция отца – учить его, руководить им, чтобы он смог справляться с проблемами, которые ставит перед ребенком то общество, в котором он родился. В идеальном случае материнская любовь не пытается помешать ребенку взрослеть, не пытается назначить награду за беспомощность. Мать должна иметь веру в жизнь, не должна быть тревожной, чтобы не заражать ребенка своей тревогой. Частью ее жизни должно быть желание, чтобы ребенок стал независимым, и, в конце концов, отделился от нее.

    Отцовская любовь должна быть направляема принципами и ожиданиями; она должна быть терпеливой и снисходительной, а не угрожающей и авторитетной. Она должна давать растущему ребенку все возрастающее чувство собственной силы и, наконец, позволить ему стать самому для себя авторитетом и освободиться от авторитета отца.

    В конечном счете, зрелый человек приходит к тому моменту, когда он сам становится и своей собственной матерью и своим собственным отцом. Он обретает как бы материнское и отцовское сознание.

    Материнское сознание говорит: «Нет злодеяния, нет преступления, которое могло бы лишить тебя моей любви, моего желания, чтобы ты жил и был счастлив». Отцовское сознание говорит: «Ты совершил зло, ты не можешь избежать следствий своего злого поступка, и если ты хочешь, чтобы я любил тебя, ты должен прежде всего исправить свое поведение».

    Зрелый человек внешне становится свободен от материнской и отцовской фигур, он строит их внутри себя. Однако вопреки фрейдовскому понятию сверх-Я, он строит их внутри себя не инкорпорируя мать и отца, а строя материнское сознание на основе своей собственной способности любить, а отцовское сознание на своем разуме и здравом смысле.

    Более того, зрелый человек соединяет в своей любви материнское и отцовское сознание несмотря на то, что они, казалось бы, противоположны друг другу. Если бы он обладал только отцовским сознанием, он был бы злым и бесчеловечным. Если бы он обладал только материнским сознанием, он был бы склонен к утрате здравого суждения и препятствовал бы себе и другим в развитии.

    В этом развитии от матерински-центрированной к отцовски-центрированной привязанности и их окончательном синтезе состоит основа духовного здоровья и зрелости.

    Недостаток этого развития составляет причину неврозов. Хотя более полное развитие этой мысли выходит за пределы данной книги, все же несколько кратких замечаний могут послужить прояснению этого утверждения.

    Одну причину невротического развития можно обнаружить в том, что мальчик имел любящую, но излишне снисходительную или властную мать и слабого и безразличного отца.
    В этом случае он может остаться зафиксированным на ранней привязанности к матери и развиться в человека, который зависит от матери, чувствует беспомощность, обладает ярко выраженными чертами рецептивного характера, склонного подвергаться влиянию, быть опекаемым, нуждаться в заботе, и которому недостает отцовских качеств – дисциплины, независимости, способности самому быть хозяином своей жизни. Он может стараться найти «мать» в смысле авторитета и власти в ком угодно, как в женщинах, так и в мужчинах.

    Если же, с другой стороны, мать холодна, неотзывчива и властна, он может перенести потребность в материнской опеке на своего отца и на последующие отцовские образы – в этом случае конечный результат схож с предыдущим. Или он разовьется в человека, односторонне ориентированного на отца, полностью подчиненного принципам закона, порядка и авторитета, и лишенного способности ожидать и получать безусловную любовь. Это развитие будет все усиливаться, если отец авторитарен и в то же время сильно привязан к сыну.
    Что характерно для всех невротических развитиЙ, так это то, что одного начала – или отцовского, или материнского – недостаточно для развития. А в случае более тяжелого невротического развития, роли матери и отца смешиваются в отношении человека к своим внешним проявлениям и в отношении человека к этим внутренним ролям.

    Дальнейшее исследование может показать, что определенные типы неврозов, как, например, маниакальный невроз, развиваются в большей степени на основе односторонней привязанности к отцу, тогда как другие типы, вроде истерии, алкоголизма, неспособности утверждать себя и бороться за жизнь реалистически, а также депрессии, являются результатом центрированности на матери.

    Эрих Фромм Искусство любить
    • нет
    • 0
    • +16

    22 комментария

    avatar
    К сожалению, в нынешнем таком вот себе мире отношения между родителями и их детьми стали категорией вполне не только юридической, но и очень политической. Особенно, если т.н. родители одного пола.

    Суть поста такова: это неплохо, если кто-то имеет свободу в самовыражении своих индивидуальных сексуальных особенностей.
    Но есть объективные основы социализации homo sapiens. И здесь должны быть четкие принципы и нормы.
    +1
    avatar
    Что характерно для всех невротических развитиЙ, так это то, что одного начала – или отцовского, или материнского – недостаточно для развития.
    Махровый фрейдизм.
    Фромм вместе с учителем давно на свалке философско-психологических учений.
    0
    avatar
    Про свалку философско-психологических учений не скажу. Но воспитательный отдел любой школы имеет факты…
    0
    avatar
    Эрих Фромм путаник, бредовая статья.
    Детей делает неврастениками условия в которых отсутствует любовь и проявления нежности, присутствует агрессия, насилие и страх, без разницы, отца или матери.Хотелось бы подчеркнуть, что наиболее важную роль имеет внутреннее состояние родителей в момент капризов ребенка, раздражение, злость, ненависть, желание ударить, что пагубно влияет на дальнейшее развитие, несмотря на то что это минутная слабость со стороны отца или матери.При частом повторении неврастеник готов.
    +1
    avatar
    Неврастениками детей делает еще отсуствие уверенности в себе, заниженной самооценки. Которое, в свою очередь произростает из отсутствия соответствующего воспитания.
    Например схем поведения в определенных ситуациях. Как мама нвучит парня 12 — 13 лет адекватным действиям, когда двое-трое со всех сторон и требуют копеек-семечек-курить?
    0
    avatar
    Всё верно, но причём тут Фромм?
    0
    avatar
    Как мама нвучит парня 12 — 13 лет адекватным действиям
    молча, если захочет
    +1
    avatar
    Да, мамы бывают разные(равно как и папы :))
    0
    avatar
    Как мама нвучит парня 12 — 13 лет адекватным действиям, когда двое-трое со всех сторон и требуют копеек-семечек-курить?
    А папа как научит?
    0
    avatar
    Как мама нвучит парня 12 — 13 лет
    Во-первых поздно чему-то учить в 12-13 ))
    Во-вторых мама маме рознь.
    +1
    avatar
    С днём матери всех наших мам!
    Ваша способноть любить ребёнка безусловно — спасает этот безумный мир.
    +4
    avatar
    За последние 60 лет психология успешно продвинулась. Не буду спорить с Фроммом, так как он в основных направлениях прав. Укажу лишь узкие места.
    + сегодня День Матери, Покрова… Так что я попишу на эту тему ))

    Для большинства детей в возрасте от 8-10 1/2 лет1 проблема почти исключительно в том, чтобы быть любимым – быть любимым за то, что они есть. Ребенок младше этого возраста еще неспособен любить; он благодарно и радостно принимает то, что он любим.

    Материнская любовь и приятие — проблема на протяжении всей жизни. Осознаётся она острее всего в моменты сепарации (отделения) — осознание себя (6 мес), отделение от груди (2-3 года), 5-7 лет — половая идентификация и психологическое отделение. Ну и вылет из гнезда — «полный» отрыв. Именно в эти моменты материнская безусловная любовь очень важна для ребенка.

    любовь следует принципу
    У любви нет никаких принципов. Это всё наши проекции.

    Большинство детей имеют счастье получить достаточно материнской любви (в какой степени – это обсудим позднее).
    Взрослому человеку удовлетворить то же самое томительное желание намного труднее.
    После сепарации (5-7 лет) безусловная материнская любовь это лишь наши проекции и воспоминания. И «до-получить» её можно только проекциями и воспоминаниями. Или же наоборот — подписаться в том что «любви не было». Но и с этим можно работать.
    В сознательном возрасте нас «контролирует» и «заботится» уже внутренний родитель, который скроен по лекалам реальных.
    Внутренний родитель может служить как источником «безусловной любви», так и «постоянной критики».
    Спустя 10 лет после выхода книги Фромма, вышли книги Э. Берна, которые достаточно подробно описывают все эти процессы.

    Материнская любовь по самой своей природе безусловна.
    Это так и не так. «Безусловного» сюда добавляют заложенные природой механизмы, обеспечивающие выживание младенцу.
    «Условного», в это «Безусловное» добавляет социум, рассказывая о том, «как прекрасно быть мамой», и что биологическая программа размножения — это «высшая цель женщины».
    Отсюда паника «одинокой женщины за 30», которую постоянно пинает социум, обвиняя в отсутствии детей.
    И да, попробуй даже заикнуться, о том что ты не любишь своего ребенка — тебя просто растерзают.
    Социальное, в «безусловной материнской любви» является большой неотъемлемой частью.

    Отцовская любовь это обусловленная любовь.
    С точки зрения природы: 100%. У самцов человека нет никаких биологических программ «поддержки семьи», кроме размножения.
    Всё, что касается отношения отца и ребёнка сегодня — достижения социума. Быть хорошим отцом не биологическая программа, а социальная.

    Но.
    Любовь нельзя делить на условную и безусловную. Любовь она или есть или её нет. И окружающим это очевидно.
    По-сути, любая любовь безусловна. Если начинают устанавливаться «условия любви», то это уже зависимость.

    Отрицательную сторону составляет уже тот факт, что отцовская любовь должна быть заслужена, что она может быть утеряна, если человек не сделает того, что от него ждут.
    Именно. Это не любовь. Просто зависимость.

    Ребенок старше шести лет начинает нуждаться в отцовской любви
    Ребенок с рождения нуждается в любви обоих родителей. Просто в вербальный период ребёнок может это озвучить )
    Не стоит ждать 6 лет, для того чтобы пообщаться со своим ребёнком )

    Отцовское сознание говорит: «Ты совершил зло, ты не можешь избежать следствий своего злого поступка, и если ты хочешь, чтобы я любил тебя, ты должен прежде всего исправить свое поведение».
    Смешано в кучу отцовская любовь и уважение. Любовь не ставит условий. А вот уважение отца можно и заслужить и потерять. Это никак не влияет на наличие и количество любви отца.

    Недостаток этого развития составляет причину неврозов.
    Спорное утверждение.

    В целом материал интересный и полезный. И для Брамы, увы, достаточно редкий.
    +6
    avatar
    Спасибо.
    +1
    avatar
    Jin, жаль, что в моем распоряжении только один плюсик…
    +1
    avatar
    Спасибо. Разделю Ваш плюсик с Магистром Йодой — это он тему поднял )
    +1
    avatar
    Тему поднял пан Волк в этом посте. Я хотел сначала к нему этот пост как коммент добавить — но он большой и оформил потому отдельно.

    Словом, суть мнения моего в том, что Мужчина, или Женщина суть есть не просто биологическая категория, но еще и определенная социальная роль — и в воспитании детей нужно учитывать эту специфику. Поэтому, состав семьи (мама — папа) должен быть разнополым.
    И ни гомофобы, ни гомофилы, ни, тем более, евреи, здесь ни причем. Есть объективный феномен, которым является Homo Sapiens.
    +4
    avatar
    Подозреваю, что половая роль формируется в период полового созревания, поскольку кроме геев и лесбиянок существуют еще андрогины и промежуточные значения типа бисексуалов, и можно разделить:
    женщина-женщина-женщина
    женщина-женщина-мужчина
    женщина-мужчина-женщина
    женщина-мужчина-мужчина
    где на первом месте биологическое тело, на втором самоидентификация или ментальность, на третьем социально навязанная роль или социальная адаптивность во внешнем мире.
    Таким образом социальная роль хотя и имеет подавляющее значение но имеет двустороннее движение, что зависит от адаптационных возможностей в социуме.Семья может быть мужской при гибели матери, или женской при отсутствии кормильца, что никак не формирует геев или лесбиянок.
    0
    avatar
    Семья может быть мужской при гибели матери, или женской при отсутствии кормильца, что никак не формирует геев или лесбиянок

    Не о том речь — давайте абстрагируемся от нессответствия пола и сексуальных предпочтений индивида. Мне, например, нет разницы кто с кем, и в, принципе, эта проблема несколько переоценена и излишне политизирована. Но об этом в другой раз.

    Речь о том, что в формировании личности ребенка — мальчика / девочки — на определенных этапах развития (особенно в пубертатном возрасте — т.е. возрасте полового созревания) роли родителей сильно дифференцируются. Влияние одного из них увеличивается в силу того, что и социальные роли мужчины и женщины, и их психология сильно различны. Именно в неполных семьях недостаток этого влияния очень заметен.

    З.Ы. Кстати, о проблематике гейских семей https://yablor.ru/blogs/problemi-geyskih-semey/2798702. Опять же, в преломлении социальной адаптации ребенка.
    0
    avatar
    Изначально вопрос стоял так, может ли гейская или лесбийская семья воспитывать ребенка без ущерба для него? Если касаться только внутрисемейных проблем, то видимо может.Другой вопрос может ли гейская или лесбийская семья воспитывать ребенка в социальной среде враждебно к этому относящейся без ущерба для него? То очевидно-нет.Можно ли на этом основании отказывать в усыновлении? Тут вроде камень преткновения.))) Что касается неполных семей, то тут следует учитывать, что женщина или мужчина не желающие или не имеющими способность адаптироваться к потенциальному партнеру, но имеющие ребенка переносят собственные недостатки психофизического плана на воспитание своего ребенка, в результате будучи повзрослевшим он копирует поведение своего родителя и имеет те же проблемы.
    -1
    avatar
    Изначально вопрос стоял так, может ли гейская или лесбийская семья воспитывать ребенка без ущерба для него?

    Так вопрос стоял в другом посте.
    Здесь же я высказал мнение в виде фрагмента моногравфии Э.Фромма, о том, что нет, не может.

    Моя позиция в этом вопросе такова: если гейская семья хочет воспитывать ребенка — пусть сначала родит его. А затем и пусть решает, как его воспитывать.

    Думаю, это вполне обоснованно с точки зрения выживания биологического вида.
    Ведь не нужно забывать, что здесь Homo sapiens, например, ничем не отличается от Blattella germanica (Рыжий таракан, или прусак), о чем и свидетельствует наша многовековая борьба. :p

    З.Ы. Все варианты генетической инженерии считаю тупиковым путем развития биологического вида.
    0
    avatar
    Увы, пан Wasserdast, есть еще и по роду профессии богатая вполне практика столкновения с безотцовщиной. ;)
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.