Общество
  • 907
  • Поповское рабство



    У православных слово «ортодокс» ассоциируется исключительно с иудеями. Хотя во всем мире Orthodoxe обозначает именно православного. Это слово используют в научной, теологической, военной литературе, его печатают на жетонах военнослужащих — и никакого двоякого толкования оно не вызывает, никто не перепутает иудея и христианина.

    И только в философии это слово имеет другое, уничижительное значение. Так называют людей, слепо использующих давно отвергнутые всем научным миром догматы, причем отвергнутые доказательным путем.

    А еще в разговорах о Русской православной церкви теологи всего мира используют неформальный, но очень точный оборот: Рабоче-крестьянская красная церковь. Эти четыре слова полностью обнажают подоплеку всех тех процессов, что происходят в РПЦ последние 30 лет — с момента ее воскрешения.

    I. Мосейцево

    В истории ключевые вехи часто несут имя географического объекта. Таковы греческое местечко Марафон, палестинский город Вифлеем и аравийская Мекка.

    В современной истории РПЦ таким географическим объектом стало небольшое село Мосейцево Ростовского района Ярославской области. В воцерковленных кругах его стараются не упоминать — кажется, просто пытаясь вычеркнуть из памяти случившуюся здесь историю и надеясь, что она побыстрее забудется.

    В субботу, 22 ноября 2014 года, в одном из домов этого села было обнаружено тело 13-летней девочки Тани. Судя по материалам уголовного дела, в полицию обратилась местный фельдшер. Позже на допросе в качестве свидетеля она расскажет об обстоятельствах страшной находки: «Днем ко мне домой пришла Любимова Л.П. и сказала, что ее дочь Таня упала и вроде как не дышит. Я сразу схватила укладку первой помощи и пошла к их дому на улице Труда, но по пути Любимова сообщила мне, что уже переодела дочь в погребальное платье. Меня это насторожило, ведь сначала Любимова сказала, что девочке нужна медицинская помощь.

    В доме я обнаружила, что девочка лежит на кровати, уже обмытая и переодетая во все чистое, с повязанным на голову платком. Левый глаз приоткрыт, и под ним на лице — четко различаемая гематома размерами два на два сантиметра. Других детей в доме видно не было, и я спросила Любимову, где остальные девочки. Она проигнорировала мой вопрос, а когда я его повторила, сказала что-то типа „Я не буду отвечать“. А на вопрос, что произошло, Любимова ответила: „Видимо, она болела“. Хотя там на лице синяки были.

    Любимова попросила меня выдать справку о смерти, так как надо похоронить девочку без проблем, но я отказалась и настояла, чтобы вызвали полицию, так как, во-первых, налицо были явные признаки насильственной смерти; во-вторых, умершей была несовершеннолетняя, и причина смерти оставалась неясной; и, в-третьих, слова и поведение Любимовой вызывали у меня подозрения: она говорила, что Таня болела, но травмы были больше похожи на следы побоев. Кроме того, на теле были видны следы алиментарной кахексии».

    Кахексия в переводе с медицинского — истощение. Алиментарная — то есть из-за недоедания. Девочка была не просто тощая — детей в таком состоянии мы чаще всего видим на фотографиях из немецких лагерей смерти. Ее тело забрали в морг и, как того требует закон, срочно провели вскрытие. По его результатам следователи немедленно возбудили уголовное дело, и в дом 67 на улице Труда в поселке Мосейцево выехала следственно-оперативная группа. Изымали все, потому что эксперты дали однозначное и категорическое заключение: причиной смерти Тани стала тяжелейшая черепно-мозговая травма, вызванная не менее чем шестью ударами по разным частям головы. Кроме того, на теле были обнаружены побои разной степени давности — от двух месяцев до нескольких часов. Но особенно врачей впечатлил ожог на внутренней части рта — такой случайно получить невозможно.

    — Нам было известно, что у Тани пять сестер. Очень быстро мы установили, что все они — удочеренные: в доме была обнаружена папка с решением суда и по два экземпляра свидетельств о рождении — на фамилию, имя и отчество, данные при рождении, и на новые, полученные уже после обретения семьи. Все девочки стали Любимовы, все — Михайловны, — рассказывает следователь по особо важным делам Следственного управления СКР по Ярославской области, капитан юстиции Геннадий Бобров. — Но самих девочек в доме не было, и мать, гражданка Любимова Людмила Павловна, категорически отказалась говорить, где они. А по поводу погибшей Тани рассказала, что девочка по собственной неосторожности упала в погреб и, видимо, тогда же получила ту самую травму. Правда, это не объясняло, откуда у ребенка переломы свода черепа в шести местах.

    Матушку Любимову решено было задержать — она явно лгала следствию. А девочек стали искать. Только полтора дня спустя их нашли сотрудники местного отдела по делам несовершеннолетних и уголовного розыска. Всех их попрятали по разным местам: одна была в другом доме в Мосейцево, остальные — кто в Ивановской области, кто в деревне Голузино, кто в Закобякино — там везде были дома, принадлежащие приюту Любимовой.

    — Всех девочек спрашивали, кто их мама, и все говорили — матушка Людмила (Любимова), — рассказывает Бобров. — Но спустя несколько дней внезапно выяснилось, что по документам у одной девочки мамой числится гражданка Семенова, у еще двух — гражданка Гусманова. Но все дети продолжали утверждать: наша мама — Людмила. И еще — мы же допросы начинали вообще вслепую, ничего не зная, просто спрашивали детей, что произошло с Таней. Они спокойно отвечали — но нас всех начинала бить дрожь. Вот в такие моменты понимаешь, как же хорошо, что закон ограничивает время допроса несовершеннолетних — не из-за них, детей, а из-за нас, взрослых.

    Видеозапись первых допросов детей пугает настолько, что Стивен Кинг точно вышел бы покурить за дверь:
    «- Верочка, скажи, ты не знаешь, что произошло с Таней?
    — Знаю, она умерла… (быстро поправляется) Ее Бог забрал.
    — А перед этим она тебе ни на что не жаловалась?
    — Жаловалась, она же несколько дней лежала, потому что у нее голова болела.
    — А почему у нее голова болела?
    — Потому что она горчицу есть не хотела…
    — Какую горчицу? В смысле — есть не хотела…
    — Чтобы не болеть и хорошо расти, надо каждый день горчицу есть, по две столовые ложки. Матушка Раиса ей горчицу дала, а Таня ее есть отказалась. И тогда матушка Раиса с матушкой Людмилой ее наказали.
    — А как наказали?— А как всегда, ее палками побили.
    — Как побили палками? (вопрос явно задан от неожиданности, но девочка совершенно спокойно начинает на него отвечать)
    — А как обычно — велели принести ее палку, матушка Раиса села на печь и стала ее бить. А потом еще кипятку в рот налила.— Верочка, а что такое „ее палка“?
    — Ну палка. Обычная такая… У нас у каждой они есть.
    — И как вы их отличаете?
    — А они же подписаны. Вот на моей розовым фломастером написано „Вера“. А у Тани красным написано „Татиана“. Так и отличаем.
    — А опиши, пожалуйста, палку.
    — Ну, белая такая, ровная и круглая, как черенок от лопаты (Вера сводит вместе большой и указательный палец, словно знак „Окей“), но потоньше. А длина (она разводит руки в стороны) примерно вот такая.
    — А кого еще горчицей кормили? Вот тебе давали?
    — Конечно. (пауза) Нам всем давали. Матушки давали. Два раза. Только мы ее не любили, она невкусная. Но лучше съесть, потому что иначе ее с кашей смешают, и вообще невкусно будет.
    — А кто из… матушек (опрашивающий явно произносит это слово через силу) давал?
    — А все давали. Кто обедом кормил, тот и давал… И матушка Раиса, и матушка Галина, и матушка Людмила. А, вот еще вспомнила: перед тем как Таня заболела, она есть горчицу отказалась, так матушка Раиса ей силой ложку в рот засунула. Танечка давиться начала, и матушка Раиса чайник с плиты взяла и ей в рот воды налила. Таня потом сильно плакала, и ей пришлось вечером дополнительные земные поклоны бить — за ослушание».

    На момент допроса Вере еще не исполнилось семи лет. Матушке Людмиле (Любимовой) было 67. Матушке Галине (Гузель Семеновой) — 55. Матушке Раисе (Рифе Гусмановой) — 56.

    Все до одной девочки дали одинаковые показания и говорили о происходящем так, будто удивлены расспросами о таких естественных вещах. А через пару дней спрашивали воспитателей реабилитационного центра, почему им вместо горчицы дают какие-то вкусные таблетки.

    Дело было в 2014 году. В XXI веке. В Центральной России — в 180 километрах к северо-востоку от Москвы…

    Гусманову задержали после допроса девочек, вечером 24 ноября. Когда сотрудники СКР пришли к ней в Мосейцево, она была в котельной. В топке пылал жаркий огонь — там вперемешку с дровами горели гладкие палки, похожие на черенки от лопат, только тоньше. Потом в золе эксперты обнаружат множество обгоревших тряпок со следами крови, сгоревшие бумаги и следы красящих веществ. Идентифицировать их не удастся — очищающий огонь смешает все.

    — У всех этих женщин отличный аналитический ум, — вспоминает следователь Бобров. — А еще высшее техническое образование: Людмила Павловна окончила физико-математический факультет и перед пенсией работала в совместной российско-швейцарской фирме. Семенова и Гусманова всю жизнь трудились в нефтянке.

    Они утверждали, что девочки не просто несмышленые — что они недоразвитые. Но здесь сильно прогадали: закон требует, чтобы перед усыновлением все дети проходили тщательную диспансеризацию и чтобы такая же диспансеризация проводилась при поступлении в реабилитационный центр. То есть еще до начала допросов. Потом по ходатайству адвокатов результаты сравнили эксперты. И опровергли заявления обвиняемых. Правда, сразу скажу: все врачи, особенно гинекологи, отметили безумную антисанитарию в состоянии девочек. А психологи сделали вывод: это следствие исковерканного воспитания.

    II. Социальный приют

    В конце 1990-х годов москвичка Людмила Павловна Любимова, вышедшая на пенсию, вырастившая дочь и даже поднявшая внуков, внезапно стала очень набожной. Она полюбила Никитский мужской монастырь в Переславль-Залесском и стала ездить туда в свободное время, оставив столичную квартиру наследникам. Ее духовником стал настоятель монастыря архимандрит Димитрий (в миру — Алексей Михайлович Храмцов). Таких женщин, как Людмила Павловна, у него было несколько.

    В начале 2000-х Людмила Павловна внезапно создает Любимовский приют милосердия (юридический адрес — село Любимово Ростовского района Ярославской области, отсюда и название). Формально — для оказания помощи попавшим в трудную жизненную ситуацию, но фактически приют получает несколько домов и гектаров земли под индивидуальное жилищное строительство и для личного подсобного хозяйства. В результате все «попавшие в трудную жизненную ситуацию» и обратившиеся в монастырь направляются в эти богоугодные заведения. А там трудятся на благо Господа: встают в шесть утра и с молитвою отправляются пасти коров и коз, выращивать картофель и прочие сельхозкультуры, печь хлеб и просвирки, квасить капусту, собирать грибы и ягоды, ухаживать за садами. За свою работу они, конечно же, не получают ни копейки. Зато в распорядке дня — обязательные молитвы, отбитие земных поклонов перед иконами, размышления о греховности земной жизни и индивидуальных грехах каждого.

    Абсолютно вся продукция этого приюта отправлялась в монастырь: овощи и фрукты, квашеная капуста, консервированные грибы и ягоды, компоты и морсы… Все то, чем живут монахи и излишки чего они меняют на деньги.
    Такие же приюты создают несколько других женщин. Всех их отличает высшее образование, аналитический ум, практичность, преклонный возраст, отсутствие греховной менструации, высокая набожность и безоговорочное подчинение отцу Димитрию. То есть это женщины, которым по канонам позволено входить в алтарь. Правда, не все приюты получают юридический статус — некоторые никаких бумаг не имеют, хотя у них есть и свои бланки, и своя печать, а высшие чины РПЦ пишут письма с просьбами выделить им пустующие дома и участки.

    В 2002 году матушка Людмила берет опекунство над восемью сиротами и забирает их из детского дома. Процедура проходит почти в соответствии с законом: женщина подала документы, предоставила характеристики, некоторое время навещала избранных сиротинок (сплошь девочек) — и получила соответствующее решение суда. Отступление от государственных требований только одно: формально она одинока, то есть у нее нет мужа. Но суд этого противоречия не замечает.

    Опекунство позволяет женщине получать деньги от государства на содержание детей. Но уже в тот момент епископат РПЦ начинает говорить, что это — неправославный метод. В феврале 2017 года Архиерейский Собор прямо запишет в программном документе «Об отношении Православной церкви к сиротам»: опекунство — не наш метод. Только усыновление православными!

    Но еще в 2005 году Любимова обращается в суд с заявлением об удочерении всех опекаемых ею восьми дочерей. Суд вынужден дать согласие, но с учетом возраста отказывает в усыновлении восьми девочек, и Людмила Павловна становится приемной матерью шести. А уже на следующий день в тот же суд поступает ходатайство об усыновлении двух оставшихся — от православной башкирки Рифы Гусмановой (матушки Раисы) и ярославки Гузели Семеновой (матушки Галины). Обе, по странному совпадению, учредительницы таких же приютов и духовные чада отца Димитрия. Суд в кратчайшие сроки удовлетворяет оба заявления, но впоследствии все восемь удочеренных девочек называли матерью именно Любимову.

    Таким образом, в свои 62 года Любимова становится многодетной матерью — со всеми причитающимися льготами.
    А приют продолжает работать. Там оказываются многодетные матери со своими детьми, больные, алкоголики, бездомные. По словам жителей села, на участках порой работало до 30 человек. Примерно треть из них — дети.
    Всеми руководила и показывала пример матушка Людмила. Помогали ей матушка Галина и матушка Раиса. Причем территориально принадлежащая приюту недвижимость обнаружена была не только в Ярославской, но и в соседней Ивановской области — там, где следователи СКР после смерти Тани нашли спрятанных девочек. Никакой бухгалтерской или иной отчетности в государственные органы приют не сдавал, но грузовики с продукцией еженедельно отправлялись в монастырь.

    «Весной нас наказывали в бане, что во дворе дома в Мосейцево стояла, но летом и осенью она заполнялась картошкой, поэтому лавку для наказаний принесли в дом. А в июле матушка Раиса брала нас, и мы шли в лес резать прутья на весь год. Они потом замачивались в специальном ведре, и нас этими прутьями наказывали», — такие показания дали все бывшие дочери Любимовой, Семеновой и Гусмановой. Они тогда еще не знали слова «розги».

    — Все дочери наших женщин проходили домашнее обучение, — рассказывает следователь Бобров. — В школу ездили только на контрольные работы и на экзамены. И обязательно — в сопровождении взрослых. Те сидели с ними в классе — ведь закон этого не запрещает. Но в ходе расследования выяснилось, что принимавшие экзамены учителя в какой-то момент выходили из класса, и в это время все задачи и упражнения быстро делали матушка Людмила и матушка Раиса. И получалось, что девочки чуть ли не отличницы. Во всяком случае, в пример окружающим их ставили. Уже потом, когда детей забрали в реабилитационный центр, выяснилось: они отстают по всем предметам минимум на год, а то и на два. Хотя все до одной, включая погибшую Таню, буквально на коленях умоляли матушку Людмилу разрешить им ходить в школу. В первую очередь потому, что они многого не понимают, ведь объяснить некому. Но им запрещали. Знаете, почему? Говорили, что односельчане ловят православных детей на улице и отрубают им головы.

    По показаниям девочек, эту фразу им повторяли неоднократно на протяжении 2011–2014 годов. XXI век. Центр России, 180 километров от Москвы.

    А тем временем такие же приюты создаются по всей России, и обязательно под покровительством РПЦ. Возглавляющие их женщины всегда одиноки. Только в Ярославской области известно о 12 подобных приютах и двух православных общинах, где живут и трудятся во славу Божию кузнецы и столяры. А у Николаевского монастыря даже есть своя вотчина — деревня Герасимово.

    III. Добрага такага книга

    Самой главной книгой, по которой с благословления отца Димитрия жил приют матушки Людмилы, был «Домострой».
    Это сейчас в энциклопедиях пишут, что «Домострой» — выдающийся памятник русской словесности XVI века, рассказывающий о быте крестьянской Руси. В советские годы его характеризовали иначе: образец косности Церкви, лишающий крестьян права самостоятельно мыслить, делающий женщину полностью бесправной и предрешавший массовый голод, ведь вести сельское хозяйство крестьяне были обязаны по писанным правилам, а не в соответствии с реальными погодными условиями. До 1991 года эта книга была запрещена к переизданию, причем, по некоторым данным, неофициальный запрет ввели еще в 1861 году, одновременно с отменой крепостного права. Сейчас ее купить легко — самый дешевый экземпляр стоит всего 1 461 рубль.

    «Домострой» определял, что женщина — ничто, поскольку она «не раб и не господин». За серьезные провинности женщину предписывалось раздеть донага и до крови сечь «дураком» — специальной плеткой из сплетенных кожаных ремней.

    «Жены мужей своих вопрошают о строгом порядке, о том, как душу спасти, Богу и мужу угодить и дом свой получше устроить. И во всем покоряться мужу. А в гости ходить и к себе приглашать и пересылаться только с кем разрешит муж. А увидит муж, что у жены непорядок…, сумел бы свою жену наставлять да учить полезным советом; …но если жена науке такой, наставлению не последует и того всего не исполняет, и сама ничего из этого не знает, и слуг не учит, должен муж жену свою наказывать, вразумлять ее страхом наедине… Плетью же, наказывая, бить страшно и здорово, если вина велика».

    Именно в «Домострое» прописано, что женщин за убийство мужа надо живыми закапывать в землю «всем миром».
    В Мосейцево и в других подобных приютах жили по «Домострою», но с коррективами.
    И правки с благословления отца Димитрия матушки вносили по своему разумению.

    Из материалов уголовного дела:
    «Распорядок дня был всегда один и тот же. Он немного менялся, когда приезжала комиссия или милиция. Когда же комиссия не ожидалась, он был следующим: просыпались в шесть утра, шли управляться со скотиной: кормили, поили, выводили, чистили навоз. Потом шли домой, читали молитвы из Молитвослова, делали поклоны. Поклоны выполнялись следующим образом: ладони прикладывались к затылку, локти разводились в стороны, в таком положении мы вставали на колени и, сгибаясь вперед корпусом, касались лбом пола. Таких поклонов делали много, отказаться было нельзя, иначе матушка Раиса начинала ругать и таскать за волосы.

    В последнее время уроками не занимались. После обеда, когда матушка Раиса ложилась спать, мыли грязную посуду, которой было очень много, так как матушки из молока делали простоквашу для монастыря и другую молочку, в том числе сметану и творог. После мытья посуды, ближе к вечеру, шли управляться со скотиной. После читали правила-молитвы и били поклоны до трех часов ночи. На ночь Лизе и Тане, а также иногда другим девочкам связывали руки, делали это матушка Людмила и матушка Раиса. Они считали, что девочки занимаются блудом, те это отрицали, но им не верили.

    В обед и ужин нам давали горчицу, в каше и на хлебе, а перед сном разводили горчицу в полчашки воды, и ее надо было пить.

    Когда приезжали комиссии, распорядок менялся: мы в эти дни не делали поклоны, спали до восьми утра, не работали, играли и нормально питались. И могли рисовать сколько угодно.

    Со взрослыми мужчинами и с мальчиками нам общаться было вообще нельзя, и если кто проходил мимо, мы должны были уходить в дом. И не смотреть на них.»

    При обыске в Мосейцево был обнаружен листок формата А4 с распорядком дня.
    Пробуждение детей в 7 час. 00 минут, с крещением и молитвами, исполнение поклонов. Обязательное и систематическое исполнение детьми молитв, послушания и поклонов. Занятия с детьми на религиозные темы, церковно-славянская азбука. Распорядок дня предполагает обязательный ежедневный труд детей. А еще там указано, когда и каким образом дети должны выполнять религиозные обряды.

    А воспитателям запрещается прививать детям понятия из мирской жизни.
    «Детей воспитывать в молитве, занятиях, труде, без молитвы ни одного дела не начинать, следить за поведением детей, корректировать их поведение».

    IV. Социальный приют

    История Мосейцево — далеко не первый скандал с «благословленным» издевательством над детьми. Такие случаи происходят каждый год, но очень быстро гаснут на местном уровне, не выходя на уровень федеральный. Исключений очень мало. Например, наделавший немало шума побег Валентины Перовой и Ксении Головченко из Свято-Боголюбского женского монастыря. Сейчас в сети сложно найти следы этой истории, но в 2009 году она гремела по всем федеральным каналам. Правда, уже через пару дней судьба двух девочек словно канула в Лету.

    16-летняя Валентина Перова и 17-летняя Ксения Головченко преодолели полторы сотни километров и обратились в полицию, откуда их заявление переадресовали в прокуратуру.

    Девочки жаловались на незаконное лишение свободы и издевательства. По их словам, детей в возрасте от двух до семнадцати лет морили голодом, ставили на колени на просо, заставляли бить земные поклоны до двух часов ночи, а уже в половине пятого поднимали и отправляли трудиться в поле. За малейшие провинности, даже вполне невинные, мальчиков и девочек били ремнями, заставляя вслух считать удары. Доходило до семидесяти. Непокорных запирали в затвор на втором этаже коровника и неделями держали там на хлебе и сухарях. На ночь девочек могли привязывать к кроватям. Часто запястья стирались от веревок в кровь, но никакой медицинской помощи они не получали.
    Спустя год, в октябре 2010-го, из того же монастыря сбежала еще одна группа воспитанниц, и все они описывали свою жизнь абсолютно так же.

    Прокуратура провела проверку и даже возбудила уголовное дело (тогда Следственный комитет еще был при прокуратуре РФ), но когда шум утих — дело это прекратили. За отсутствием состава преступления.

    — На следователя и руководство следственного управления оказывалось очень серьезное давление, — рассказывает бывший сотрудник прокуратуры Владимирской области. — Были и обращения воцерковленной общественности, и личные аудиенции у князей Церкви, и намеки со стороны светских властей, и даже шантаж: обещание задержать выделение жилья следователям. Было много личных подходов к сотрудникам СКП (Следственный комитет при прокуратуре — так тогда назывался нынешний СКР). Были звонки из Москвы…

    В итоге родился компромисс: состава преступления не нашли, но выявили очень много нарушений, которые должны были исправить на федеральном уровне.

    Соответствующая бумага ушла в Москву, где очень быстро потерялась. Причем на уровне аппарата Уполномоченного по правам детей и в Государственной Думе.

    В одном из федеральных архивов нашлась копия той самой справки. Описание нарушений, выявленных в Свято-Боголюбском монастыре, занимает четыре страницы мелким шрифтом. Вот только некоторые из них.

    Устав монастыря позволял создавать образовательные учреждения в соответствии с требованиями российского законодательства. И там были специальные школы, вот только они не были официально зарегистрированы. Обучение в них вели священнослужители либо старшие дети, причем не по учебникам, а по церковным книгам. Экзамены сдавали экстерном в местной сельской школе, но учителя в это время выходили из класса, оставляя детей наедине с сопровождавшими матушками. В результате все образование оказывалось фикцией.

    В монастыре фактически был создан приют, где с 2004 года находились от 38 до 60 детей. Большинство, по бумагам, оставили там родители, но их годами никто не навещал. Полтора десятка мальчиков и девочек на поверку оказались сиротами. Семейный кодекс требует, чтобы таких детей направляли в детские дома, а в дальнейшем передавали на усыновление или под надзор органов опеки и попечительства. Но руководство монастыря не только этого не делало, но и сознательно игнорировало требования закона, чем нарушало статью 122 Семейного Кодекса РФ.

    Ни один ребенок в монастыре по достижении 14-летнего возраста не получал паспорт, то есть выпадал из поля зрения органов внутренних дел. Ни на одного из сирот не оформлялась пенсия по случаю утраты кормильца. Ни один не получал предусмотренных законом алиментов. Имущество большинства детей оказалось неучтенным. Правда, по словам бывшего сотрудника Владимирской прокуратуры, квартиры детей могли быть проданы, а деньги исчезли в неизвестном направлении. Однако из-за отсутствия каких-либо бумаг установить это было невозможно.
    В нарушение Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» ни один ребенок не имел амбулаторной карты в районных поликлиниках, ни на одного не были оформлены полисы ОМС.

    Авторы справки приходили к выводу, что служители монастыря в силу собственных религиозных убеждений отказывались от уcтановленных государством социальных и правовых гарантий для детей.

    — Понимаете, их искусственно делали рабами, — говорит бывший сотрудник Владимирской прокуратуры. — Даже сбежав из монастыря, они оказывались никем: нет ни паспорта, ни полиса ОМС, вообще никаких следов в документах РФ. Даже свидетельства о рождении в монастыре отсутствовали. Послушникам просто некуда было деваться — они были обречены служить. Не Богу — духовенству.

    Разгоревшийся после побега девочек скандал привлек огромное внимание: в монастыре были комиссии уполномоченного по правам детей, уполномоченного по правам человека, Общественной палаты, Московской патриархии и множества фондов.

    Правда, в результате митрополит Владимирский и Суздальский Евлогий (в миру — Юрий Васильевич Смирнов, 1937 года рождения, бывший иподиакон Патриарха Алексия Первого) в 2014 году стал доктором богословия, защитив диссертацию на тему «Православное монашество в служении Миру и Богу», а в 2017 году получил титул почетного гражданина Владимирской области.

    Настоятель монастыря отец Петр (Кучер) был признан старцем, хотя многие говорят, что он младостарец (или лжестарец) — то есть священник, создавший собственный культ, отличный от канонического православного, по сути — раскольник. В 2010 году он был отправлен на покой с почтением и благодарностью — сразу после второго, а по некоторым данным, пятого массового побега детей из Свято-Боголюбского приюта. При этом отец Петр — страстный поклонник одновременно и «царя-искупителя» Николая II, и генералиссимуса Иосифа Сталина, главный борец с «Идентификационный номер налогоплательщика» ИНН и паспортами как содержащими антихристианскую символику и главный противник светской власти. Он, кстати, родился на юго-востоке Украины.

    Близкие к архимандриту Петру люди пересказывали его любимую застольную историю — о том, как в его кабинете сотрудника военной контрразведки навытяжку стоял легендарный капитан третьего ранга Александр Маринеско, которого он допрашивал о непартийном поведении. Но, согласно официальной биографии Петра Петровича Кучера, был призван на фронт в 1943 году в артиллерийские войска и дослужился до сержанта, а затем был переведен в морскую пехоту, откуда демобилизовался в 1950 году в звании майора. Смущает в этом скачок от рядового до майора всего за семь лет вкупе с официальным перечнем его наград, но проверить эти данные не представляется возможным. Хотя безнаказанность майора Кучера в воцерковленный период его жизни заставляет верить именно в факт службы в НКВД, и уж никак не в морской пехоте.

    Но стоит задуматься: если в одном только Свято-Боголюбском монастыре удалось найти 47 детей без документов, получается интересная цифра: в 2008 году в России было около 900 монастырей, а в конце 2017 года — 1010. Это значит, что в масштабах страны число таких детей может достигать десятков тысяч.
    А еще выявленные в приютах Владимирской области нарушения как две капли воды похожи на материалы уголовного дела по Мосейцево Ярославской области. А изменения в законодательство, о которых еще в 2009 году говорили в прокуратуре, по-прежнему не внесены. И в 2018 году церковные дома призрения работают точно так же. Хотя их стало меньше — с 2017 года РПЦ декларировала приоритет усыновления. Но и в семьях с приемными детьми обращаются также — по «Домострою».

    V. Секта

    В РПЦ про Мосейцево хотят забыть, как в свое время забыли про Свято-Боголюбский приют. А если и вынуждены говорить — то исключительно как о секте.

    — В Мосейцево Русская православная церковь столкнулась с организацией, которая имеет все признаки сектантства, — считает профессор Свято-Тихоновского православного гуманитарного университета, заведующий кафедрой сектоведения Александр Дворкин. — Ведь тоталитарная секта — особого рода организация, главный смысл существования которой — власть и деньги для руководства и ближайшего его окружения. Но к православию Мосейцево имеет мало отношения.

    По словам Дворкина, Мосейцево — это закрытое сообщество, в котором есть лидер, есть девочки, которых эксплуатировали, есть абсолютизация лидера организации — этих женщин, отца Димитрия. «Они же в местный приход не ходили, а ездили к какому-то младостарцу, вокруг которого сложились нездоровые отношения», — объясняет он и подчеркивает, что речь идет именно о секте.

    — У нас есть ряд приходов и монастырей, в которых сложились сектантские отношения, где лидер противопоставляет себя Церкви. Часть из них разорвала общение с РПЦ, а часть общин остается, потому что понимает: им это выгодно. Но даже Синод несколько лет назад принял постановление о младостарчестве, признав опасность таких приходов. В жизни сложно иногда провести четкие границы — где уже сложилась секта, а где она только формируется. Тем не менее в Мосейцево, несомненно, мы имеем дело с определенными псевдоправославными сектантскими отношениями, — настаивает профессор.

    Но в ходе следствия правоохранительные органы никаких классических форм сектантства не обнаружили, а матушки категорически отрицали свою причастность к сектам. Результаты проведенного внутри РПЦ разбирательства неизвестны, но отец Димитрий продолжает служить и остается духовником многих других женщин — хозяек формальных и неформальных приютов.

    При этом архимандрит Димитрий известен как ярый последователь другого православного старца — архимандрита Наума, до своей смерти бывшего духовником Троице-Сергиевой лавры. Это одна из самых почитаемых и одновременно самых мрачных фигур РПЦ. Суть жизни этих двоих — в одной цитате из Библии, которую оба так любят повторять:
    «Аще любит Господь кого, того наказует, биет всякого сына, его же приемлет» (Из послания апостола Павла к евреям, глава 6, стих 12). В переводе на современный русский язык: «Ибо Господь кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает».

    Архимандрит Наум считался одним из самых популярных старцев РПЦ, хотя формально никаких постов в высшем руководстве не занимал. Более того, именно он разработал специальную методику воспитания детей Божьих. Как полагал он сам — на основе православного вероучения, хотя теологи предпочитают говорить об искаженных личностных представлениях.

    Стоит ли напоминать, что методика эта представляет собой полную противоположность Конституции и светским законам России.

    Согласно старцу Науму, саморазвитие ребенка должно быть сведено к минимуму, а светское образование ему противопоказано. Взамен мальчики должны с младых ногтей осваивать чины церковного служителя, а девочки — готовиться пойти в монахини.

    Дети наравне со взрослыми должны рано вставать на молитвенные правила, безотказно участвовать в богослужении и оправлении чина. Профессии богоугодны только те, что упоминаются в Библии, в жизни же востребованы лишь архаичные ремесла по заветам дедов и прадедов. Телевидение и интернет — от диавола, они расслабляют ум и веру. Космос — территория, Богом для людей закрытая.

    Младенец должен изначально знать, что мир делится лишь на православных верующих и грешников — всех остальных. Медицина противоречит Божьему правилу, ничего, кроме плацебо и шизофрении, не содержит. Житейский опыт православного верующего исцеляет лучше любого дипломированного врача, но главный лекарь — Господь, и только в его руках находятся судьбы сынов его. Причина любой хвори — не вирусы или бактерии, а дурные поступки, и болезнь — Божье наказание. Поликлиника и больница — порождения греховодные, они отрицают Бога в основе своей.
    Средства правильного воспитания придуманы нашими благочестивыми предками и изложены в «Домострое». А это, как известно, физическое наказание любыми освященными и благословленными предметами.

    «Методика старца Наума — единственно верная в нашем мире. Это будущее земной цивилизации. Согласно концепции отца Наума, человечество спасается лишь обращением к божеству чистых и непорочных душ в аспекте отказа от родовой жизни, сохраняющих девство и полностью посвящающих себя службе церковной организации», — мягко трактуют его наставления современные отечественные теологи.

    Но светские ученые дают методике старца Наума совсем другое объяснение: она вынужденная, ведь ее автор по сей день остается одним из выдающихся лидеров особой структуры внутри РПЦ, стремящейся победить огромный кадровый голод, пусть и крайними мерами. Любой вошедший в храм ребенок должен в храме остаться и всю жизнь положить на служение Церкви. Важно понимать: не Богу, а именно Церкви. Отсюда и практика приема человека и целых семей без документов, по одной лишь вере на слово.

    «Молодежь отвернулась от церкви, скоро в монастырях некому будет ухаживать за стареющими монахами, всю жизнь положившими на алтарь служения», — объяснял старец Наум.

    При этом на сайте РПЦ и в официальных выступлениях Патриарха он ни разу не упоминается. И теологи говорят о нем как о младостарце. Но Господь призывает судить не по словам нашим, а по делам. А по ним получается интереснейшая картина: осуждаемый официальной Церковью младостарец служил в Троице-Сергиевой лавре в чине духовника ее братии. И он единственный из всех священников, кому разрешено было принимать православных не в церкви, а в специально построенной келье. Слово его часто перевешивало слово Патриарха, а ближайшие к Кириллу архиереи, на словах поддерживая Патриарха Московского и Всея Руси, по сути претворяют в жизнь заветы старца Наума.

    Который величайшим русским в истории считал грузина Иосифа Виссарионовича Сталина.

    Автор — Игорь Надеждин.

    Источник

    20 комментариев

    avatar
    как то сложно это все коментить
    вот зачем им оя и пво? что бы три садистки били и мучали девочек?
    что бы попы насиловали и жрали в горла?
    0
    avatar
    Что ЯО, что религия имеют схожее действие: запугивание и подчинение людей через страх, грозят погибелью. Работает. Миллионы людей не просто смирились с необходимостью жить под властью шантажистов, но даже гордятся этим, страх божий в основе их идентичности.
    0
    avatar
    Вот только сегодня по Виазат Хистори был фильм о Ватикане. В юности помнится читал книжку о Римских Папах, так нынешний Ватикан попристойнее, но тот ещё вертеп. Через свой банк отмывают деньги мафии.

    Где то недавно или смотрел или прочитал… в те давние времена разных проповедников было, как ща борцов с коррупцией. Тот же Пилат казнил их сотни. Ходили по вверенной ему территории, несли всякую ахинею, причём, как говорит мадам Захарова, абсолютно бездоказательную, смущали народ и подрывали стабильность.

    Через несколько сот лет вдруг решили, что среди сотен казнённых бродяг оказался Сам Бог. Ну и понеслось. Сочиняли, кто во что горазд.

    У меня вообще к этой мусульмано-христианской вере довольно негативное отношение. Кроме того, что служители её в основной массе своей, подлецы и жулики, так и по пришествии этой веры начались массовые преследования иноверцев и религиозные войны, которые продолжаются до сих пор.

    Причём единоверцы чаще ненавидят друг друга гораздо больше, чем иноверцев, только из за того, что одни говорят, что Бог разбивал яйцо с тупого конца, а другие, что о голову ближайшего апостола.

    Вот я понимаю греков — затеять войну из-за того, что жену увели — это повод. А из за разночтения легенд — тупость.
    +1
    avatar
    Интересно, бабки-садистки сели? Тут же уже труп налицо, в отличие от предыдущих случаев.

    Ps: пан Копикэт, не ставьте, плз, точки в заголовках, это некошерно.
    0
    avatar
    Интересно, бабки-садистки сели? Тут же уже труп налицо, в отличие от предыдущих случаев.

    Гусманова — 12 лет, Любимова – 5 лет, Семенова – 5,5 лет. Там по ходу процесса все поповье за них впряглось, вплоть до гундяя. Осудили исключительно из-за резонанса, не смогли замять, как раньше. И они не садистки — они абсолютно нормальные «православные» верующие, жившие исключительно по «православным» канонам. Нынче за «оскорбление чувств» таких вот созданий людей сожают в РФии…
    +3
    avatar
    news.tut.by/society/526624.html
    чтото очень тихо по этому делу. явно чтото накопали и счас прячут
    0
    avatar
    явно чтото накопали и счас прячут
    Смысл в том, что те, кто попадает под воздействие этого вируса разума в нормальное состояние уже не приходят. Я таким образом потерял двух близких мне людей. Третьего успел остановить от сползания в это жуткое болото. Т.е. знаком с предметом не понасшышке. Так что 100500% там был обычный для подобных «заведений» набор издевательств и насильственных извращений. И 100500% что попЫ, как обычно, замяли.
    И это не только «православие», это касается всех больных религией. За исключением, разве что буддистов и синтоистов, хотя это скорее не религии, а мистико-философские течения.
    Все же я надеюсь, что доживу до того момента, когда «религиозность» включат в реестр психических отклонений и наконец-то начнут предотвращать и лечить.
    +5
    avatar
    Все же я надеюсь, что доживу до того момента, когда «религиозность» включат в реестр психических отклонений и наконец-то начнут предотвращать и лечить.
    очень и очень категорично, на мой взгляд. случай, безусловно, ужасный. и даже читать страшно, как представишь, через что пришлось пройти детям в такой-то «семье». но как быть с тем, что убивают своих детей и такие, кто ни в бога, ни в черта не верит? на тутбае полно новостей таких читала. а сколько случаев, когда своих новорожденных пакуют и в мусорку выбрасывают? и не глубоко верующие (по-вашему, зараженные вирусом), а обычные мамашки? сильно подозреваю, что как раз не верующие. так что не все так однозначно с «вирусом» религиозности, а вы предлагаете всех одним каленым железом «вылечить». если что — я, скорее, агностик. православный.
    0
    avatar
    Ну да. Ведь не каждый фашист в Германии печи разжигал. Зачем так категорично с ними поступили…
    0
    avatar
    но как быть с тем, что убивают своих детей и такие, кто ни в бога, ни в черта не верит? на тутбае полно новостей таких читала. а сколько случаев, когда своих новорожденных пакуют и в мусорку выбрасывают? и не глубоко верующие (по-вашему, зараженные вирусом), а обычные мамашки?
    Т.е., вы считаете, что у таких «мамашек» нет иных психических отклонений? Вы же как доктор, должны знать, что такое «психическое отклонение». Наличие того или иного из них ни в коей мере не говрит о невменяемости. Просто подобные вещи необходимо заносить в группу риска противоправного поведения и проводить с ними работу, в том числе и психиатрическую. Ну, примерно хотя бы как с алкашами и наркоманами (для меня это равнозначные отклонения).
    я, скорее, агностик. православный.
    «Или трусы, или крестик». Выбирайте или агностик или православный. «Православие» учит тому, что бога можно познать; агностицизм — что нельзя.
    +1
    avatar
    я надеюсь, что доживу до того момента, когда «религиозность» включат в реестр психических отклонений и наконец-то начнут предотвращать и лечить
    те, кто попадает под воздействие этого вируса разума в нормальное состояние уже не приходят
    Хотя высказывание чересчур категорично, я плюсую. Позабавила сама эта категоричность. :)

    Мне видится, что в глубине души каждый человек склонен отдаться во власть «высших сил», а честное, рациональное, логическое мышление нашей психике как раз и не свойственно — его нужно воспитывать с нуля у каждого новорождённого человека. Воспитать критичность мышления, потом приучить самому нести за себя ответственность, потом привить научный метод познания и т.д., и т.д… С этим не рождаются. Рождаются с природными инстинктами, которые работают «чудесным» образом: только младенец появился на свет, как неведомая «божественная длань» бьёт его по попе и заставляет дышать; только открыл рот, как во рту чудесным образом уже сиська; обделался — перепеленали… Таково наше самое первое и самое главное воспитание, которое потом не перешибёшь никакими университетами.

    Не все верующие фанатичны, да и не все они веруют на самом деле. Большинство просто подчиняются власти религиозных институтов, чтобы не остаться белой вороной в обществе. А служители культа, в свою очередь, укрепляют свою власть, сея в обществе атмосферу нетерпимости, внушая «обязательность» свого мировоззрения, внушая страх массам людей. *Demon* Вот кого нужно запретить, вот кого нужно сажать за экстремизм и запугивание граждан.
    О, тоже разгон набрал… Ладно, сажать пока не будем. :D
    +2
    avatar
    обществе. А служители культа, в свою очередь, укрепляют свою власть, сея в обществе атмосферу нетерпимости, внушая «обязательность» свого мировоззрения, внушая страх массам людей. Вот кого нужно запретить, вот кого нужно сажать за экстремизм и запугивание граждан.
    Родись вы чуток пораньше, за такие высказывания вас бы сожгли, четвертовали или повесили как еретика и смутьяна. А сейчас максимум пятёрочку от щедрот отвалят. Ибо нефик.
    0
    avatar
    вас бы сожгли, четвертовали или повесили как еретика и смутьяна.
    Именем господа нашего, конечно же. :J Даже в советское время (когда я и был воспитан) за такие мои слова может и поощрили бы, но была другая религия — коммунистическая — за критику которой всё равно сожгли бы. Религия и власть неразделимы. *Demon*
    +1
    avatar
    Хотя высказывание чересчур категорично, я плюсую. Позабавила сама эта категоричность.
    Основано на личном опыте и личных наблюдениях. Отсюда и некоторая категоричность.
    Таково наше самое первое и самое главное воспитание, которое потом не перешибёшь никакими университетами.
    А я вот этого не помню…
    Не все верующие фанатичны, да и не все они веруют на самом деле.
    Я не говорю о вере в общем, я говорю о религиозности. Человек волен верить во что угодно и справлять любые религиозные ритуалы, но не мешая другим, которые его веру и религиозность не разделяют. И не вступая в конфликт с Уголовным Кодексом.
    Вбивание религиозных забабонов детям, я считаю некой «ментальной педофилией», которая как противоречит самой сути детей, так и объективной реальности. И, впоследствии, искаженный религиозниками взгляд на мир может существенно помешать развитию личности.
    Ребенок вырастет и сам уже будет решать, примкнуть ему к какой-нить религиозной конфессии или нет. Ну, типа водку и сигареты отпускают только совершеннолетним. Религию тоже.
    0
    avatar
    Следствие заявляет, что дети из «приюта» не ходят в школу и имеют большие задержки в умственном развитии. Также в Следственном комитете говорят: детей заставляли выполнять тяжёлые работы и постоянно били, а также наказывали другими способами. Детей у Любимовой отбирают и отвозят в Ярославль в центр реабилитации.

    Тем временем тело погибшей Тани выкрадывают из морга. Но силовики успевают поймать похитителей. Тело возвращают судмедэкспертам, а тех людей, которые пытались украсть труп, отпускают. Оказывается, в российских законах не прописано наказание за кражу мертвых людей.

    В отношении Галины Рассамагиной, которая на момент мосейцевской трагедии была начальницей отдела опеки и попечительства управления образования Ростовского муниципального района, возбуждено уголовное дело о халатности.

    Поднимается волна общественного гнева против уполномоченного по правам ребёнка в Ярославской области Татьяны Степановой. Её упрекают в том, что та уже получала тревожные сигналы о «мосейцевском приюте», побывала там, но не увидела ничего плохого. Через некторое время Степанова сложила свои полномочия. Правда, заявив о том, что это никак не связано с общественным мнением.

    2015 год. Одной из фигуранток дела Людмиле Любимовой меняют меру пресечения. Из следственного изолятора она попадает под подписку о невыезде. Но Любимова нарушает условия подписки и После этого ей приходится вернуться в СИЗО.

    2016 год. Следствие закончилось и дело было передано в суд. Во время следствия свою вину фигурантки дела не признают. За время суда у обвиняемых сменилось около 40 адвокатов. Женщины всё это время содержались в следственном изоляторе.

    Март 2017 года. Одной из обвиняемых по «мосейцевскому делу» Наталье Роговой вынесли приговор. Её приговорили к штрафу в 7 тысяч рублей. В связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности подсудимая освобождена от наказания. Людмила Любимова едет в Москву для участия в передаче «Мужское и женское» на Первом канале.


    76.ru/text/gorod/351135580078080.html
    0
    avatar
    Гусманова — 12 лет, Любимова – 5 лет, Семенова – 5,5 лет.
    Ниже чот у пана Джина не так радостно…
    0
    avatar
    Ниже чот у пана Джина не так радостно…
    Статья, на которую ссылается спадар Jin, от 09.10.2017 и там только первый день, когда началось оглашение. Фраза «приговаривает к» в конце оглашения всегда, а там многоэпизодное дело, так что оглашение и несколько дней и неделю и более могло длиться. Вот ссылка на мою информацию.
    0
    avatar
    Через год убийца детей Любимова выйдет на свободу V_v
    0
    avatar
    Дети как предмет удовлетворения своих склонностей и наклонностей совсем не редкое исключение, а вполне рядовое обычное дело пропитывающее все общество и так или иначе прорывающийся наружу животный атавизм который находит формальный повод для удовлетворения в традициях, обычаях, правилах поведения общества и тем оправдывающий себя.Дети это все таки низкий уровень, ниже которого идет издевательство над животными, а выше унижение зависимых подчиненных. Но если издевательство над животными это чистый садизм, то с детьми примешивается изрядная доля чувства превосходства и даже обожествления самого себя сохраняющееся по мере роста статуса в обществе, в этом случае монарх может ничем не отличаться от монахини.
    Поэтому нет ничего удивительного в защите этих скреп руского мира.
    +2
    avatar
    РККЦ? Крэсцьян на калхознікаў замяніць трэба — абавязкова, а рабочых — на пралетараў. Тэолагам. У іх разгаворах. :p
    в разговорах о Русской православной церкви теологи всего мира используют неформальный, но очень точный оборот: Рабоче-крестьянская красная церковь. Эти четыре слова полностью обнажают подоплеку
    А ўвогуле, пра што тэкст? Чарговая куча смецця ад чарговага журналіста — пра яраславак, якія паілі дзетак кіпятком і кармілі гарчыцай. Башкірка Гусманава з яраслаўкай Сямёнавай… ПККЦ ж тая, красная, вунь адхрышчваецца — не датычная да гэтага прыюта.
    Але журналіст развёў пра дарэвалюцыйны Дамастрой і старцаў, фанатаў Джугашвілі. Што да чаго? Каб болей грошай журналісту за колькасць слоў ні аб чым?

    Дзетак жалка? Тады адкажыце, хто спаліў хатыньскіх дзяцей.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.