Общество
  • 819
  • Интервью создательницы Sci-Hub Элбакян

    N+1, Дмитрий Левин

    «Отношение к пиратству не изменилось, а вот значение слова стало другим»

    Создательница Sci-Hub Александра Элбакян – о проблемах, которые современное авторское право создает для науки, и о том, как эти проблемы могли бы решаться


    Страданус. «Изобретение медной гравюры». 1599–1603

    Всему миру программистка и исследовательница в области нейроинтерфейсов Александра Элбакян известна как создательница Sci-Hub – пиратского ресурса, открывающего доступ к платным статьям. С момента запуска проекта им пользуются студенты, ученые и просто те, кто интересуется наукой. Элбакян называют «pirate queen», а поклонники считают программистку героем. Цель проекта – собрать всю научную литературу, которая найдется в сети, и сделать ее общедоступной. Сейчас в библиотеке ресурса находится более 74 миллионов статей. Крупные научные издательства подали в суд на Sci-Hub и лично Элбакян, сделав ее одним из самых известных противников копирайта в мире.

    Каково сегодня быть «королевой пиратства» в научном мире? Наверняка у этого статуса есть минусы, а вот плюсы – есть?

    А должно быть какое-то особое отношение к этому статусу? С одной стороны, это какое-никакое, а признание. С другой – конечно, слово «пиратство» вроде как воспринимается негативно.

    Позитивные пираты
    Ну, это же не просто слова. Насколько известно, вам теперь нежелательно появляться в некоторых странах.

    Sci-Hub с самого начала открыто называл себя пиратским ресурсом. И действительно, еще на момент создания ресурса и чуть позднее, в 2015 году пиратство как явление, несмотря на преследование с законодательной стороны, приобрело положительный оттенок. Пиратство – это когда можно свободно скачивать статьи, книги, музыку, фильмы.

    Не важно, как меня называют, – пиратом или как-то иначе. Юридические последствия от этого не меняются. Зато, когда мы говорим о пиратстве, любому человеку моего поколения понятно, о чем идет речь: это не что-то плохое, а напротив – сугубо хорошее.

    Все-таки кажется, что, с приходом в Россию зарубежных сервисов, к пиратству начали относиться похуже. К тому же, в истории с Sci-Hub есть журналы-издатели, которые заламывают цены за научные статьи – и это при капитализации, сравнимой с крупнейшими IT-компаниями. А с пиратством фильмов, музыки или игр все не так очевидно. Почему вы считаете, что слово «пиратство» вдруг приобрело положительный оттенок?

    Потому что пиратством, по крайней мере еще несколько лет назад, называли деятельность людей, к которой в интернете все относятся скорее положительно. Отношение к пиратству не изменилось, а вот значение слова стало другим. Как вы наверняка знаете, в Европе даже появилась пиратская партия. Если бы слово имело сугубо негативный оттенок, партия с таким названием, скорее всего, просто не смогла бы появиться. В России тоже есть филиал этой партии.

    С тех пор уже несколько лет прошло. Sci-Hub появился в 2011 году, и может быть, сейчас это все потеряло актуальность, пиратское движение задавили. Состоялись суды, государство преследовало владельцев пиратских ресурсов. Случались такие забавные истории, как, например, когда полиция арестовала 9-летнюю девочку или пенсионерку за скачивание с торрентов. В России появился Роскомнадзор, начавший блокировать пиратские сайты. Победить не получилось, и в глазах большинства пользователей интернета слово «пиратство», возможно, снова обретает негативное значение.

    Судьба Sci-Hub
    Что сейчас происходит с проектом и исками от издателей?

    В 2015 году Эльзевир (Elsevier) подал гражданский иск в американский суд: одна компания судится с другой. В ноябре было принято решение отобрать домен Sci-Hub.org и присудить штраф – кажется, 15 миллионов долларов. В итоге сайт сменил домен, а штраф так и висит. Позже поступил еще один иск, на этот раз от издательства ACS.

    Все это затрудняет работу ресурса. Нужно смотреть, с каких хостингов Sci-Hub не выгонят, соблюдать определенные меры безопасности, чтобы сайт нельзя было «положить» DDoS-атакой. Из-за статуса «пиратского ресурса» многие боятся открыто высказываться в поддержку проекта. Когда я пробовала договориться о работе в «Сколково», там тоже опасались, что у института будут проблемы. Люди боятся сотрудничать.

    В 2011 году, когда запустился Sci-Hub, с легальным доступом к научным статьям все было плохо: они дорого стоили, цена подписки без преувеличения была разорительной. Что-то изменилось за 8 лет в лучшую сторону?

    Выросло количество статей, выходящих в открытом доступе. Некоторые университеты в США и Норвегии расторгают контракты с научными издательствами. Никто открыто не говорит, что это происходит из-за Sci-Hub.

    Вообще движение за свободное распространение научных статей появилось гораздо раньше. В 1995 году в журнале Times вышла статья, в которой рассказывалось о проекте Arxiv.org, где выкладываются препринты научных статей. В ней же говорилось о том, что издательства выжимают огромную прибыль фактически из воздуха и препятствуют свободному доступу к научному знанию.

    На момент появления моего ресурса движению удалось достичь очень скромных успехов, потому что, если обратить внимание на статистику, менее половины всех научных статей тогда находились в открытом доступе. Проблема все еще стояла очень остро. И хотя с 2011 года ученые в России и за рубежом активно пользовались Sci-Hub, в средствах массовой информации о нем не писали. в 2013 году умер Аарон Шварц (американский интернет-активист, осужденные на 35 лет тюрьмы за несанкционированный доступ к онлайн-библиотеке академических документов JSTOR – «Новая Этика»), по этому поводу все писали про свободный доступ к научной литературе. И только когда в 2015 Эльзевир подал иск к Sci-Hub, о деле написали на не самом популярном новостном портале TorrentFreak, который на таких новостях специализируется. Через год про Sci-Hub написало первое крупное СМИ – Atlantis, и после этого мне на почту посыпались письма от журналистов.

    Сейчас о Sci-Hub всем хорошо известно, но ресурс, как мне кажется, заслуживает большего внимания, поскольку демонстрирует, что существующее законодательство препятствует свободному развитию науки, и с этой ситуацией нужно что-то делать.

    Виды на будущее
    Встречается ли неприятие ваших идей среди ученых, или недовольными остаются только крупные издатели?

    В личном общении Sci-Hub все хвалят, но когда заходит речь о реформировании системы, меня спрашивают: «А как же тогда все будет работать? Вдруг развалится?» Непонятная ситуация. Открыто выступить за передел системы почему-то никто не может. Издательства, как известно, организуют процесс публикации научных результатов. Выполняют фильтрующую функцию, отсеивают бредовые статьи – чтобы информация к публикации допускалась достоверная. На практике критика материалов, допущенных к печати, все равно существует. Тем не менее, считается, что если издательствам вдруг не на что станет жить (потому что все станет бесплатным), тогда некому будет выполнять эту контролирующую функцию.

    А чем, действительно, предлагается заменить работу научных издательств?

    Если посмотреть на опыт западного движения Open Access, довольно давно предложена такая модель, когда в сумму гранта ученого включается publication fee – то есть определенный процент, который уходит издательству. Автор отправляет статью в журнал, один раз платит за публикацию журналу, а статья выходит в открытый доступ – больше денег за нее не берут. Правда, в работоспособности такой системы тоже многие сомневаются – боятся, что журналы будут принимать к публикации все, что угодно, лишь бы получить деньги. Тут можно спорить. Потому что если журнал вдруг начнет публиковать очевидную ерунду, то никто там не будет публиковаться. Я думаю, что не должно быть контролирующего органа вообще. Публикация и обсуждение научных результатов должны организовываться научным сообществом – вот и все.

    Вы поддерживаете внедрение принципов Open Access и пиратства только в науке или повсеместно?

    В принципе, я выступаю за свободу везде. В случае с фильмами, кажется, еще можно поспорить: это же просто развлечение, а за развлечение надо платить. Мне всегда казалось, что в связи с наукой это очевиднее всего: мы видим, что копирайт препятствует развитию науки, и это вопрос серьезный.

    Концепт авторского права, на ваш взгляд, на сегодняшний день еще не изжил себя окончательно?

    Нет, я уверена, что совершенно изжил. Можно было бы от него полностью отказаться – другое дело, необходимость его отмены может быть сложнее аргументировать для индустрии развлечений.

    Копирайт и политика
    В России борьба против копирайта не так заметна, тогда как в Европе внесение поправок в законодательство об авторском праве, которое скажется на всех пользователях интернета, оборачивается протестами. Почему так?

    Мне всегда казалось, что в России этой темой могла бы заняться КПРФ – то есть коммунистическая партия, потому что коммунизм – в принципе движение против собственности. Но понятно, что КПРФ у нас совершенно несовременная и ретроградная партия. И тема никак не развивается.

    На ваш взгляд, борьба с авторским правом непременно должна быть политизирована?

    А что означает «политизированность»? Борьба против копирайта по своей сути имеет политический характер. Политика в принципе занимается вопросами распределения ресурсов в обществе. Здесь речь идет как раз о ресурсах.

    В какой-то момент вы приобрели известность не только благодаря созданию Sci-Hub, но из-за конфликта с российскими популяризаторами науки, причем с политической подоплекой. Вы не сожалеете об этом?

    Я высказала свое мнение – неудобную правду – которое не понравилось популяризаторам науки. Еще году в 2012 я видела, что во «Вконтакте» развивалось научно-популярное сообщество Science. Я подумала: было бы очень здорово, если бы популяризация поддерживала идею моего сервиса. И если бы так случилось, это могло бы превратиться в мощное трансформационное движение. Как известно, ничего такого не получилось.

    Вы как-то говорили, что Россия могла бы возглавить движение за свободу знаний во всем мире. Почему вы так считаете?

    Россия – правопреемница СССР и коммунизма, так она воспринимается – или, во всяком случае, воспринималась до недавнего времени – во всем мире. Такая страна могла бы выступить за коммунизм в интернете, против погони за наживой и за то, чтобы знания были доступны всем. Я думаю, что проект вроде Sci-Hub мог бы появиться и успешно развиваться в рамках, скажем так, русской идеи и позиционировать себя как анти-буржуазный. В Америке подобная идея была бы уничтожена в зародыше.

    2 комментария

    avatar
    Гмм, пан Фогель калісьці бядаваў, што яго за падтрымку СкайХаба назвалі «леваком», а ўвесь вэрхал з гэтай нагоды — «левацкай чушью». Зараз гэтая пані адкрыта мовіць пра свае «камуністычныя ідэалы». Не здзіўлены.

    Увогуле, з тэксту падаецца, што пані Элбакян звычайная авантурыстка, якая вырашыла зарабіць пэўны капітал на чужых ведах і працы. І здаецца, што усе яе праблемы толькі пачынаюцца. Згадка на пана Шварца, які атрымаў 35 год турмы вельмі паказальная.

    У астатнім, новую дыскусію на гэтую тэму пачынаць ня варта. Як бачым, спробы зламаць існуючую сістэму, дзякуй Богу, не атрымліваюцца. Элбакян рана ці позна сядзе ці, хутчэй, проста кіне справу. Левакі з Еўразвязу, якія будуюць сваю сістэму (тое пра што раней апавядал топікстартер) хутчэй за ўсе таксама, як звычайна ў левакоў, усе заваляць. Традыцыйныя навуковыя часопісы, як і раней, будуць асноўнай крыніцай ведаў для навуковай супольнасці.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.