Наука
  • 854
  • «Дизайнерские дети»

    Как ученый из Китая открыл ящик Пандоры, отредактировав ДНК двух младенцев, — и пропал без вести




    В ноябре 2018-го в ходе эксперимента ученого Хэ Цзянкуя в Китае родились дети с отредактированной ДНК. Вскоре генетик пропал без вести. По просьбе Esquire научный редактор сайта Laba. Media Владимир Губайловский рассказывает историю Хэ и объясняет, какими будут последствия его работы.

    25 ноября 2018 года. Гонконг

    Около 19:00 китайский ученый публикует на YouTube ролик About Lulu and Nana: Twin Girls Born Healthy after Gene Surgery («Лулу и Нана: двойняшки родились здоровыми после генной хирургии». — Esquire). В кадре Хэ сидит в хорошо освещенном кабинете, на нем голубая рубашка, он аккуратно подстрижен и доброжелательно улыбается.

    «Две красивые китайские малышки, Лулу и Нана, пришли в этот мир такими же здоровыми, как и другие дети», — говорит он. Эти девочки — первые в истории люди с отредактированными ДНК. Они развивались из эмбриона, в который была внесена мутация, гарантирующая иммунитет от ВИЧ.

    Хэ радуется за родителей, которых называет по именам — Марк и Грейс. Это псевдонимы. Их настоящие имена, равно как и любые данные о них, засекречены. Ученый расплывается в улыбке, вспоминая, как ВИЧ-инфицированный Марк благодарил его за рождение здоровых детей. Лицо Хэ становится серьезным, когда он резко высказывается против создания «дизайнерских» детей — термин, подразумевающий внесение в ДНК улучшений, влияющих на внешность, умственные и физические данные человека. «Редактирование допустимо только в том случае, когда это необходимо для спасения человеческой жизни, защиты от тяжелой наследственной болезни», — подчеркивает он.

    Хэ сравнивает рождение Лулу и Наны с открытием экстракорпорального оплодотворения. «В 1960-е технологию встретили резко отрицательно, а сегодня это общепринятая практика».

    Хэ спокоен. Он улыбается. Видеообращение записано на английском языке, хоть и с китайскими субтитрами. В Китае YouTube недоступен. Этот ролик — обращение к западному миру. И мир его услышал.

    Тот же день. Кембридж, Массачусетс, СШАОбозреватель научного журнала MIT Technology Review Антонио Регаладо посмотрел ролик китайского ученого и пытается установить его достоверность. Журналист находит заявки, поданные Хэ на проведение эксперимента, и номер сертификата этического контроля, выданного крупным госпиталем в Шэньчжэне — по‑видимому, того самого, в котором и родились девочки с отредактированной ДНК.

    Регаладо публикует статью, она собирает больше просмотров, чем на тот момент видеоролик Хэ. Американское научное сообщество взбудоражено. Ученые ждут выступления Хэ на Втором саммите по редактированию генома человека в Гонконге 28 ноября.

    26 ноября. Гонконг

    Хэ приезжает в гостиницу для участников саммита и встречается с Дженнифер Дудной, американским исследователем и одной из авторов технологии редактирования ДНК. Они обсуждают предстоящее выступление китайского ученого. Хэ должен был представить свои работы по редактированию эмбрионов мышей и обезьян — но оказалось, что зашел намного дальше. Как позже говорила Дудна журналистам: «Он держался одновременно высокомерно и наивно».

    Вечером 26 ноября Дудна уговаривает Хэ встретиться с другими генетиками. Ученые задают ряд вопросов: «Сколько было отредактировано эмбрио­нальных клеток?», «Как проверялось наличие мутации?», «Знали ли участники эксперимента о возможных рисках?», «Было ли получено разрешение на эксперимент?». Хэ не ответил практически ни на один. В какой-то момент он просто вышел из комнаты, собрал вещи и уехал из гостиницы.

    В тот же день Хэ дал интервью Associated Press — и новость о рождении близняшек с отредактированной ДНК разошлась по первым полосам ведущих мировых СМИ. The New York Times выходит с большим материалом: «Эксперимент Хэ открывает дверь рождению «дизайнерских» детей». В этом же номере — обращение за подписью 122 китайских ученых, где они называют своего коллегу «сумасшедшим», а его эксперимент — «страшным ударом по репутации китайской науки». До выступления Хэ остается чуть больше суток.

    28 ноября. Гонконг. Второй саммит по редактированию генома человека

    Хэ поднимается на трибуну и объявляет о рождении Лулу и Наны. Он говорит быстро и сбивчиво, от доброжелательности и спокойствия, заметных на первом ролике на YouTube, не осталось и следа. Он игнорирует вопросы из зала, быстро спускается со сцены — и исчезает.
    Хэ Цзянкуй выступает на Втором саммите по редактированию генома человека, Гонконг, 28 ноября 2018 года.

    28 ноября 2018 года Хэ Цзянкуя последний раз видели на публике.

    Вскоре оргкомитет саммита публикует заявление, в котором резко осуждает эксперимент Хэ. Замминистра по науке и технологиям Китая Сюй Наньпин фактически зачитывает ученому приговор: «Инцидент с генетически измененными младенцами, о котором сообщают СМИ, грубо нарушает законы Китая». Журналисты окружают Дженнифер Дудну. На вопрос: «Не следует ли ввести мораторий на редактирование эмбрионов человека?» она отвечает: «Уже слишком поздно».

    Октябрь, 2018 год

    Ведущий популярной передачи BBC HARDtalk Стивен Сакур приглашает в студию известного генетика Роберта Пломина. Он только что опубликовал книгу Blueprint: How DNA Makes Us Who We Are («Как ДНК делает нас теми, кто мы есть». — Esquire), моментально ставшую бестселлером.


    На основании почти 30-летних исследований Пломин делает вывод: генетическая наследственность определяет почти 50% личных и умственных способностей человека. Другие 50% формируются условиями внешней среды, воспитания и образования.
    «Если у ребенка слабая память, то, вполне вероятно, она и останется слабой, как бы ни бились учителя и родители, — разводит руками ученый. — Он не вырастет лучшим в мире математиком. А если гены значат так много в жизни человека, то геномное редактирование — по крайней мере в перспективе — неизбежно. И не только в случае наследственных болезней. Вы хотите, чтобы ваш ребенок вырос умным? Разве кто-то не хочет?»

    Декабрь, 2018 год

    Уже месяц о местонахождении Хэ неизвестно ничего. Мировая пресса изучает его биографию.

    Будущий ученый родился в 1984 году в небольшой провинции Хунань на юго-востоке Китая. Родители — фермеры, всю жизнь выращивают рис. Хэ успешно окончил школу, увлекался физикой, даже соорудил домашнюю лабораторию. Он продолжил изучать предмет в Университете науки и технологий в Хэфэе, а затем — в американском Университете Райса в Хьюстоне.

    Однокурсники вспоминают, что Хэ был общительным и активным студентом — особенно ему нравились ухоженные футбольные поля в американском вузе. Но будущий ученый был заметен не только на футболе — его университетский руководитель, биоинженер Майкл Дим отмечал блестящие успехи подопечного в науке. Хэ проводил эксперименты на живых клетках и организмах, а после окончания Университета Райса, в 2011 году, был приглашен в Стэнфорд.

    До экспериментов, которые поставили Дженнифер Дудна, Эммануэль Шарпентье, Фэн Чжан и другие выдающиеся генетики и которые привели к открытию технологии редактирования ДНК, оставалось меньше двух лет. Многие из этих экспериментов были проведены в Беркли, в часе езды от Стэнфорда.

    Хэ и сотрудница лаборатории Direct Genomics. Шэньчжэнь, провинция Гуандун, Китай. 4 августа 2016 года.

    В 2012-м блестящему молодому специалисту Хэ власти Китая предложили вернуться на родину в рамках программы поддержки молодых ученых «Тысяча талантов». Он согласился, получил грант в миллион юаней и начал преподавать в Университете Шэньчжэня, в 28 лет став самым молодым его доцентом. Но вскоре осознал, что он пропускает самое интересное и главные открытия были совершены без него.

    Южный университет науки и техники в Шэньчжэне, Китай.

    В последующие годы Хэ не раз приезжал в Америку и встречался с генетиками. В 2017-м представил свою первую работу по редактированию эмбрионов мышей и обезьян. Хэ не раз говорил о возможном редактировании генома человека, но его выступления и работы не производили на коллег особого впечатления. За ученым закрепилось прозвище «Падающая звезда».

    Хэ все чаще говорил о редактировании ДНК — но не мышей или обезьян, а человека. Такие эксперименты проводят на эмбриональных клетках, которые затем уничтожают в течение трех-пяти дней. Но китайский ученый задавал коллегам вопросы: «Почему бы не пойти дальше?», «Почему не дать отредактированной клетке развиться, не дать «улучшенному» человеку родиться?». Как отмечали позднее в интервью американские ученые — и генетики, и специалисты по проблемам этики науки, — они думали, что Хэ говорит гипотетически — о далеком будущем. Оказалось, они ошибались.

    Январь, 2017 год

    Хэ начал подготовку к своему эксперименту. Он отобрал группу из нескольких семейных пар, в которых мужчина был ВИЧ-инфицирован, а женщина — здорова. Ученый предложил им отредактировать эмбрион так, чтобы из него развился не просто здоровый ребенок, но с гарантированной защитой от ВИЧ для всех своих потомков. И уже весной эксперимент был поставлен.

    В пяти парах женщины не смогли забеременеть после ЭКО, одна пара вышла из эксперимента, еще про одну не известно ничего. И только одна женщина — Грейс — родила. Так появились Лулу и Нана.

    28 декабря 2018 года

    The New York Times публикует статью под заголовком «Китайского ученого, отредактировавшего ДНК человека, держат под стражей». Журналистам газеты удалось заснять Хэ на балконе третьего этажа университетского кампуса в Шэньчжэне. Балкон был огорожен металлической сеткой, а самого ученого опознал на снимках один из его бывших сотрудников.
    Хэ Цзянкуй на балконе университетского кампуса. Шэньчжэнь, Китай. Декабрь 2018 года.

    Двери в апартаменты, где находился ученый, охраняли четверо людей в штатском. Когда журналисты попытались войти, их остановили и задали вопрос — почему они решили, что Хэ находится здесь? Попасть внутрь им не удалось. The New York Times не удалось выяснить, кем были люди в штатском — имели ли они отношение к полиции города или другой организации. Сотрудники университета отказывались комментировать ситуацию вокруг ученого и генетически отредактированных людей.

    После этой публикации стало понятно, что Хэ жив и может общаться с семьей — на том же балконе журналисты засняли жену ученого и их ребенка.

    21 января 2019 года

    Китайское информационное агентство «Синьхуа» публикует официальный комментарий представителя властей провинции Гуандун, в которой находится Университет Шэньчжэня. «Китайский исследователь Хэ Цзянкуй бросил вызов государственным запретам и провел исследование, добиваясь личной славы и выгоды».

    Ученого обвинили в подделке сертификата этического контроля, который он предъявил участникам эксперимента и своим сотрудникам, тем самым введя их в заблуждение. «Хэ и другие связанные с экспериментом сотрудники и организации будут наказаны в соответствии с законом. Подозреваемые в совершении преступлений будут заключены под арест». Лулу и Нана, а также еще одна женщина, вынашивающая ребенка с отредактированной ДНК, находятся под постоянным наблюдением врачей, утверждалось в официальном заявлении.

    Февраль, 2019 год

    Ученый устанавливает тонкую стеклянную пипетку в микроскоп. Лаборатория в Шэньчжэне, провинция Гуандун на юге Китая.

    После рождения Лулу и Наны мутация CCR5delta32, внесенная Хэ в их ДНК, привлекла к себе общественное внимание. Еще в 2016 году при опытах на мышах ученые обнаружили, что эта мутация влияет на работу гиппокампа, значительно улучшая память. На Втором саммите по редактированию генома человека в Гонконге ученые задали Хэ вопрос, знает ли он о влиянии CCR5delta32 на работу мозга? Китайский ученый ответил, что знаком с исследованием, но данных недостаточно.

    Носители мутации CCR5delta32 имеют большие шансы на восстановление после инсульта, чем обычные люди. CCR5 — это первый ген, про который можно уверенно сказать, что его изменение влияет на работу мозга.

    На сегодняшний день эта мутация — набор сплошных плюсов: дает иммунитет к ВИЧ, улучшает память и способности к обучению, помогает быстрее восстанавливаться после инсульта или черепно-мозговой травмы. Единственный известный на данный момент минус — снижение сопротивляемости организма к лихорадке Западного Нила, но это заболевание достаточно редкое.

    Проблема только в том, что ни один генетик не может подтвердить, что искусственно созданная мутация не несет в себе какие-то другие риски и не спровоцирует в организме человека непредсказуемых изменений.

    ***

    В марте Фэн Чжан, Эммануэль Шарпентье и еще 16 генетиков призвали ввести во всем мире пятилетний мораторий на использование генетического редактирования человеческих эмбрионов для рождения модифицированных людей. Ученые будут добиваться поддержки моратория рядом стран.

    Тем временем под видео «Лулу и Нана: двойняшки родились здоровыми после генной хирургии» больше 2,5 тысячи комментариев. «Трейлер продолжения «Гаттаки» выглядит отлично», — пишет один комментатор («Гаттака» — фильм-антиутопия 1997 года об обществе генно-модифицированных людей. — Esquire). «Я в восторге, но мне так страшно», — пишет другой. «Вы только что открыли ящик Пандоры», — пишет третий.

    О дальнейшей судьбе ученого Хэ Цзянкуя, равно как и о том, как сложились жизни Марка и Грейс, ничего не известно — и едва ли в ближайшее время мир узнает что-то новое. Где-то в Китае под наблюдением врачей и ученых растут Лулу и Нана — первые в истории дети, родившиеся из отредактированных человеком эмбрионов. И нет никакой возможности предугадать, как их организм отнесется к вмешательству генетиков.
    Владимир Губайловский
    esquire.ru

    7 комментариев

    avatar
    Так или иначе редактирование генома человека будет производится. От этого уже никуда не денешься.
    +1
    avatar
    Без сомнения. Мораторий вводить уже поздно.
    А к чему это приведет одному Б-гу известно.
    з.ы. Интересно чем сейчас док занимается в застенках.
    0
    avatar
    N+1 недавно пересказывал научную публикацию, что мутация, которую Хэ встроил китайчатам, снижает иммунитет ко многим заболеваниям, а не только к упоминаемой в тексте лихорадке. Например, к гриппу
    0
    avatar
    Будут хилые, но умные.

    Дальше надо развивать технологию.


    Представьте, что все дети-китайцы теперь будут умные. Сколько протянет КПК?
    0
    avatar
    Резистор один. В одну сторону ум, во вторую иммунитет.
    0
    avatar
    Представьте, что все дети-китайцы теперь будут умные
    У кетайцев и так нету проблем с интеллектом, особенно со среднеарифметическим. Намного прикольнее будет, если ниггерам в Африку вместо гандонов и риса станут отправлять ампулы с генномутирующим агентом. После этого девушкам спастись от изнасилования, просто бросив им баскетбольный мяч, уже не получится.
    0
    avatar
    снижает иммунитет ко многим заболеваниям
    Как мне подксказывают местные генетики — это еще предстоит установить. Мало данных для анализа.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.