Наука
  • 833
  • Платная публикация – это мошенничество

    В теме Платная публикация — это кража речь шла о бизнес-модели респектабельных научных журналов, которая фактически сводится к безвозмездному присвоению информации о созданных за деньги налогоплательщиков научных результатах, равно как и авторских прав самих создателей,

    Но существует и альтернативная бизнес-модель, которая сводится к некритической публикации любого, или почти любого, псевдонаучного спама за деньги «учёного», или его работодателя. Особенно она распространена в разного рода недоразвитых странах, где никто не обращает внимания на индекс цитируемости журнала в приличных изданиях.



    20 апреля 2019. «Новая газета», Дата-отдел «Новой газеты», Андрей Заякин, Алексей Смагин

    Пиши, Емеля

    Государство требует от ученых больше научных статей. А получает горы макулатуры за солидные деньги

    Российские вузы в попытках получить чуть больше денег от государства стараются улучшить показатели, навязанные чиновниками, и штампуют сотни «научных» публикаций, не соответствующих исследовательским стандартам. Ущерб от такой деятельности дата-отдел «Новой газеты» оценивает в полмиллиарда рублей за последние шесть лет.

    В январе клуб «1 июля» — неформальное объединение академиков, членкоров и профессоров РАН — заявил: «Задача науки не в том, чтобы плодить максимальное число публикаций, а в том, чтобы исследовать мироздание и извлекать из полученного знания пользу для человечества».

    Российское правительство, кажется, считает иначе.

    Финансирование вузов сильно зависит именно от количества научных публикаций его сотрудников. Но вот качество этих публикаций никак не оценивается.

    Сложившаяся ситуация — на руку так называемым «хищным» журналам. Это издания, которые рассылают спам по электронной почте и предлагают за деньги опубликовать любой бред, которым можно отчитаться перед начальством. Список таких журналов и издательств до недавнего времени вел американский библиотекарь Джеффри Билл. Он и ввел термин «хищный журнал» для тех изданий, которые «глотают без разбора» любые тексты в любых количествах и поэтому разрастаются до гигантских размеров, публикуя несколько тысяч статей в год. Ведущие базы научных работ Scopus и Web of Science ориентируются на список Билла, когда принимают решение об исключении сомнительных журналов из числа качественных научных изданий.

    Отличия в том, что в престижных научных изданиях перед публикацией статью обязательно рецензируют специалисты. Иногда автор даже может получить гонорар за свой труд. Как правило, подписка на качественные журналы стоит больших денег, и их университеты и национальные библиотечные системы готовы платить: чем престижнее журнал — тем больше у него подписчиков.

    Но вернемся к российской науке. Вот, простой пример: в феврале заведующий кафедрой адаптивной физической культуры и спорта Курского института спорта и образования Илья Медведев получил премию Российского государственного социального университета (РГСУ) (курский институт — это его филиал) «За преданность науке» (не путать с престижной премией Минобрнауки «За верность науке»). Медведев, по данным Диссеропедии, опубликовал более 130 работ в «хищных» журналах только за 2018 год.


    Ректор РГСУ Наталья Починок, профессор Илья Медведев, директор НИИ перспективных направлений и технологий РГСУ Марина Виноградова.

    Иногда на один и тот же выпуск индийского журнала Research Journal of Pharmaceutical, Biological and Chemical Sciences (RJPBCS) приходилось около 40 его статей.

    Поскольку в них Медведев указывает свою принадлежность к РГСУ, публикации «сделали кассу» в первую очередь не самому Медведеву, а университету. В РГСУ ситуацию не прокомментировали.



    Наука строителей и обувщиков
    Еще в 2015 году Дмитрий Ливанов, на тот момент министр образования и науки, заявил, что вузы, публикующиеся в журналах без нормальной системы рецензирования, будут лишать дополнительного финансирования в рамках программы «5-100». Его заявление так и осталось невыполненным — университеты продолжают тратить государственные деньги на публикацию статей в сомнительных с точки зрения науки журналах.

    Дата-отдел «Новой газеты» изучил госзакупки вузов за последние пять лет, в которых было указано: «покупка публикации в журнале», «публикация научной статьи», Scopus, Web of Science, и выбрал из них те, которые действительно были связаны с издательством статей в «хищных» журналах в терминологии библиотекаря Билла.

    Российские поставщики таких услуг получили 89 миллионов рублей из бюджета, иностранные — 70 миллионов. При этом почти всю сумму денег на закупки, которые нам удалось найти, потратил Казанский федеральный университет (КФУ). Закупки других вузов крайне незначительны на фоне этих трат.

    Самое удивительное в закупках публикаций научных статей в России — это то, что контракты выигрывают люди, никак не связанные с международным издательским бизнесом. Они даже не скрывают, что никакого рецензирования научной статьи не будет — издательства обычно умеют скрывать это обстоятельство поизящнее.

    Среди поставщиков Казанскому университету услуг по опубликованию статей — ИП Владимира Ляхова из Белгорода, который занимается строительством, ИП Ольги Дмитриевой, основной вид деятельности которой «розничная торговля обувью и изделиями из кожи», а также риелторская фирма казанского бизнесмена Василя Мазитова.

    В итоге в научном сообществе разразился скандал, об этом рассказала местная казанская пресса. Университет перестал закупать «науку» у обувщиков, строителей и риелторов и обратился в места, где этим занимаются профессионально — в журналы, явно похожие на «хищные» по терминологии Билла. Свежие закупки КФУ — у них. Но в закупках не указано, какие статьи, каких авторов и по какой тематике нужно напечатать, как в случаях, когда речь идет о издательских расходах в рецензируемых научных изданиях. Единственная упомянутая в закупках величина — это количество публикаций.

    Об этих поставщиках КФУ специалисты отзываются так. «Речь идет о платных для автора журналах, проникших в Scopus или младшую базу Web of Science (ESCI), — комментирует эксперт «Диссеропедии журналов», доктор филологических наук Алексей Касьян. — Подавляющее большинство из них издается в странах третьего мира (Индия, Колумбия, Венесуэла). Многие фигурируют в списке Билла и уже изгнаны из престижных научных баз за этические нарушения. Помимо самих журналов здесь также есть и посреднические фирмы, например, E-scholarly Publishers Association. Компания сотрудничает с низкопробными журналами, чтобы публиковать там статьи».

    В КФУ не ответили на письмо «Новой».

    КФУ, видимо, самый честный вуз, потому что платит за публикацию научных статей через систему госзакупок.

    Мы почти не обнаружили контрактов других университетов на публикации в «хищных» журналах. Но это не значит, что их не было. Как объясняют нам источники в разных вузах, чаще всего «хищные» журналы заключают договор с физическими лицами, а ректорат, вероятно, находит способы как-нибудь заплатить этим людям.



    Судя по последним госзакупкам КФУ, среднюю стоимость публикации в журналах, обладающих признаками «хищников», можно оценить в 40 тысяч рублей. Мы проанализировали данные системы Scopus с 2010 по 2018 год и искали статьи, которые российские вузы публиковали в журналах и издательствах из списка Билла. Таких статей оказалось 15 тысяч, причем активно публиковать их вузы начали с 2013 года.

    Мимо российских университетов и лабораторий прямо в карманы индийских и пакистанских издателей, по нашей оценке, проплыло полмиллиарда рублей



    Но непрямой ущерб — гораздо больше. Во-первых, такая политика размывает этические стандарты: молодые сотрудники привыкают к тому, что можно написать любую ерунду, опубликовать ее за 40 тысяч рублей и получить 100 тысяч премии. Во-вторых, научная среда засоряется статьями, которые только отнимают время у следующих поколений исследователей.

    Продолжаем тратить?
    «Основная проблема в современной науке — отсутствие ответственности управленцев за результаты принимаемых решений и формализованный подход к науке, — комментирует наши находки председатель совета по этике Ассоциации научных редакторов и издателей Анна Кулешова. — После «майских указов» президента университеты стали всеми правдами и неправдами наращивать количество публикаций. Производство научных статей — сложная задача, требующая больших временных затрат. Нужно не только провести исследование и подготовить текст статьи, но и дождаться проведения нескольких этапов экспертизы. Эксперты, как правило, работают на добровольных началах и сильно загружены, а время ожидания публикации в престижном журнале может достигать полутора лет. Но вузы вынуждены отчитываться количеством статей. Нет текстов — нет финансирования. Университеты, включаясь в эту гонку, тратят миллионные бюджеты на имитацию научных исследований и публикации в журналах-«хищниках»».

    «Удивительнее всего то, что за подобную «потемкинскую деревню», сопряженную с растратой государственных средств, университеты получают доплаты и повышение рейтинга».


    Сколько съедают «хищные журналы»

    Можно ли пойти по другому пути? Да.

    В девяностые годы китайские университеты стали платить ученым за публикации, и начали с того, что за любую научную статью выплачивали одинаковое вознаграждение. За 20 лет такой политики китайцы поняли, что этот подход привел к взрыву некачественных и ворованных публикаций, и стали менять размер гонорара в зависимости от среднего уровня цитируемости статей в журнале, а также уровня университета — сотрудников слабых вузов поощряли больше.

    В Германии ничего не платят за публикации, но при оценке результатов деятельности института или учёного учитывают не только факт, но и место публикации. В АНУ после обретения Украиной независимости до моего отъезда, вроде, тоже (точно не знаю, т.к. публиковался лишь в качественных журналах с высоким индексом цитируемости), хотя не факт, что критерии совпадали с немецкими. — Vogel

    К 2016 году вознаграждения за отдельную статью в уникальных случаях выросли до 165 тысяч долларов: за публикацию в сверхпрестижном Nature или Science профессор может получить гонорар в 20–30 раз превышающий его годовое жалование, а за статью в журналах с цитируемостью ниже средней можно вообще ничего не получить.

    Россия все еще упорно наступает на грабли. В январе академик РАН Вадим Бражкин публично заявил, что в начале года институты стали получать от Минобрнауки государственное задание, в которое входит количество статей в научных журналах. А значит, гонка за количество публикаций только усилится, и вузы по-прежнему будут тратить деньги, которые могли бы пойти на качественные научные разработки.

    Мы благодарим экспертов проекта «Диссеропедия российских вузов» Анну Абалкину, Алексея Касьяна, Ларису Мелихову, Андрея Ростовцева за эксклюзивные данные, представленные «Новой газете».




    В Казахстане примерно та же хня

    8 комментариев

    avatar
    Дзякуй за матэрыял, плюсанул. Пішу з тэлефона, таму няма магчымасьці прывесці цытаты з каментаў пад мінулагоднім матэрыялам. Памятаю, там было жарка)).
    Але ўсе ж такі, на погляд топікстартера, якая сістэма навуковых публікацый падаецца яму найбольш зручнай? Традыцыйныя аўтарытэтныя навуковыя часопісы з мінулага паста — гэта жлабы, бо цягнуць грошы з навукоўцаў. Часопісы з цяперашняга паста — гэта невукі і махляры, якія таксама цягнуць грошы з навукоўцаў. Адзіны добры чалавек ва ўсім гэтым навуковым вэрхалу — гэта казашка, якая выкраданне ПДФ і выкладае іх ў вольны доступ. Яна ня цягне грошы з навукоўцаў, але і сама кантэнт не стварае.

    Я усе ж такі лічу, што існуючая сістэма стварыла найбольш адэкватны варыянт супрацы навукоўцаў і медыя. Ўскосна пра гэта гаворыць факт пра вялікія ганарары напрыканцы паста. Таму лепшым варыянтам застанецца ўдасканаленне існуючай сістэмы, а не падтрымка рабінгудаў з Казахстану
    0
    avatar
    якая сістэма навуковых публікацый падаецца яму найбольш зручнай?

    Третья. Та, которую планируют создать некоторые страны ЕС к 2020 году и о которой шла речь в предидущей публикации. Немного дополню на тему как это должно выглядеть в некоторых деталях (будет ли именно так — поглядим).

    Результаты научных работ, финансировавшиеся из общественных средств в обязательном порядке публикуются в общедоступных рецензируемых некоммерческих журналах, или электронных базах данных, кроме неких особых случаев (работа по заказу армии, например). Публикации в сторонних журналах или базах данных не должны содержать дополнительную информацию по сравнению с обязательной публикацией.Сторонние публикации должны содержать ссылку на обязательную публикацию в общедоступном некоммерческом издании / базе данных — как на первоисточник.

    Если обязательная публикация в некоммерческом рецензируемом журнале или базе данных не состоялась (по вине авторов, или из-за отрицательного отзыва рецензентов, который не удалось опровергнуть), никакие сторонние публикации по той же теме в расчёт не берутся: их всё равно, что нет вовсе.
    0
    avatar
    Если же вопрос касается двух существующих бизнес-моделей, то, конечно же, я бы не стал публиковаться в «хищном» журнале рядом со всякой фигнёй.

    Ну а как автор (в прошлом), я бы пожелал, чтобы журналы от Elselvier, Pergamon и прочих копирастов начали платить авторам статей гонорары. Равно как и рецензентам.
    0
    avatar
    Ну а как автор (в прошлом), я бы пожелал, чтобы журналы от Elselvier, Pergamon и прочих копирастов начали платить авторам статей гонорары. Равно как и рецензентам.

    Я, дарэчы, так і не зразумеў з тэксту, хто выплочвае ганарары кітайскім навукоўцам?

    К 2016 году вознаграждения за отдельную статью в уникальных случаях выросли до 165 тысяч долларов: за публикацию в сверхпрестижном Nature или Science профессор может получить гонорар в 20–30 раз превышающий его годовое жалование, а за статью в журналах с цитируемостью ниже средней можно вообще ничего не получить.

    Я так разумею, што Кітайская дзяржава? Ну тады і пытанне вырашаецца — хай замоўца даследвання і выплочвае ганарар за публікацыю. Elselvier, Pergamon робяць сваю справу — выдаюць якасны часопіс. Маешь жаданне надрукаваць там артыкул — ідзі да гранатадаўца па грошы на гэта. Пакуль што так. Што там ў 2020 зробяць, яшчэ пабачым, што там за трэш атрымаецца.
    0
    avatar
    У Китая — свои задачи. Чиновники не в состоянии сами оценить качество научных публикаций (и, вообще, это был бы ещё один рассадник коррупции) и положились на внешнюю оценку. К теме публикаций как таковых это имеет весьма косвенное отношение.
    0
    avatar
    Третья. Та, которую планируют создать некоторые страны ЕС к 2020 году
    Тобок гэтая сістэма ячшэ нават ня створана. Можа лепей тады пачакаць, як яна запрацуе і праблема з прыватныммі часопісамі вырашыцца самай сабой. Але я чамусці не зусім ўпэўнены ў гэтым, бо

    публикуются в общедоступных рецензируемых некоммерческих журналах,

    ўсе што зараз лічыцца «некаммерцыйным», легка падпадае пад кантроль дзяржавы ці іншых уплывовых донароў. Калі быць сумленным, то так і кажыце адкрыта — навуковыя часопісы павінны быць дзяржаўнымі.

    Але на мой погляд, «нацыяналізацыя» навуковых медыя праблемы не вырашыць. Ня ведаю дакладна, як там было за часамі СССР, але савецкая навуковая пресса, мягка кажучы, не блішчэла. Чаму тое, што не атрымалася ў Саюзе Савецкім, спрацуе в Саюзе Еўрапейскім?
    0
    avatar
    Информация, полученная за счёт общественных средств (налогов), должна быть доступна этому самому обществу (налогоплательщикам), а не продаваться обществу сторонними издательствами. Точка!

    Естественно, что позаботиться об этом должно само общество, а не издательства.

    Некоммерческие научные журналы и базы данных будут под влиянием деньгодателя. Если деньги придут от государства, то — государства. И что в этом ужасного? Наука сама по себе критически зависит от госфинансирования, особенно фундаментальная. Обязанность публиковать результаты в определённом месте не страшнее обязанности писать годовые отчёты, или набирать некое число публикаций в нынешних журналах с определённым индексом цитируемости.

    Научные издания не обязаны быть государственными. Если частные издательства способны создать добавочную стоимость, им никто не запрещает процветать. Сейчас — в области научных статей — они ее не создают (в отличие от сферы монографий, например), а с появлением некоммерческих конкурентов им придётся шевелить задницей. 90% или 99% научных журналов вымрут, ну так туда им и дорога.

    Что до советской научной прессы, то откуда вам вообще знать, блистала она, или нет? Большинство (может, все) центральных открытых научных журналов СССР переиздавались на английском каким-то одним или несколькими (не вникал) научными издательствами. Значит, был платежеспособный спрос на Западе. Конкретно, в ближайшем ко мне немецком университете есть англоязычное переиздание московского журнала, где публиковался я.

    Когда появились возможность публиковаться в западных журналах без геморроя с цензурой, с одной стороны, и необходимость именно там публиковаться, с другой, ибо пошли деньги с Запада (от INTAS, например), я стал публикиваться почти исключительно там. Вы считаете, что содержание моих статей резко улучшилось от этого факта?

    Ну а в целом, уровень научной прессы СССР отражал уровень науки СССР. А зачастую был ниже уровня науки. Например, мой отец создал некий метод расчёта для антен РЛС (это прикладная наука и, отчасти, матметоды), но публикация была не в открытой печати. Так что мир (и, вероятно, даже кто-то из его современников в СССР, не имевший «допуска») знает лишь об аналогичном методе, опубликованном годы спустя западными учёными.

    И последнее. Надеюсь, что полностью удовлетворил ваше любопытство. Потому что не имею ни малейшего желания убеждать вас в своей правоте далее, или пересказывать свою позицию в (N+1)-й раз. Дискуссию (если это была дискуссия) прекращаю односторонне. Вы считаете нынешнее положение дел оптимальным? Ну и считайте себе, на здоровье.
    0
    avatar
    И последнее. Надеюсь, что полностью удовлетворил ваше любопытство. Потому что не имею ни малейшего желания убеждать вас в своей правоте далее, или пересказывать свою позицию в (N+1)-й раз. Дискуссию (если это была дискуссия) прекращаю односторонне. Вы считаете нынешнее положение дел оптимальным? Ну и считайте себе, на здоровье.
    Няма праблемаў, вашае меркаванне цалкам слушнае. Але ўсе ж такі я выдаткаваў пэўны час і знайшоў, на мой погляд, цікавы лонгрыд з таго ж The Guardian які больш дэталева апісвае сітуацыюю Калі пан (у апошні раз, калі пан так вырашыць) выкажыцца на гэтую тэму, быў бы пану вельмі ўдзячны.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.