Россия
  • 457
  • Азиоп Ельцин



    2.9.2018 @weshallovercomb t.me/weshallovercomb/590

    Просто отдай Европу России… и Азию



    ЕЛЬЦИН: Я прошу тебя только об одном. Просто отдай Европу России. США не находятся в Европе. Европа должна быть делом европейцев. Россия — наполовину Европа, наполовину Азия.

    КЛИНТОН: То есть ты и Азию хочешь тоже?

    ЕЛЬЦИН: Конечно, конечно, Билл. В конце концов нам придется согласиться на этом всем.

    КЛИНТОН: Я не думаю, что европейцам это все очень понравится.

    ЕЛЬЦИН: Не все. Но я европеец. Я живу в Москве. Москва находится в Европе и мне это нравится. Ты можешь забрать все другие страны и обеспечить им безопасность. Я возьму Европу и обеспечу безопасность им. Ну, не я. Россия обеспечит.


    Европеец он! Слышали? Вонючий империалист из комсомола, который привел к власти точно такого же как он. Путин не был ошибкой Ельцина, он был его логичным выбором.

    Вот тот, кто скажет, что Россию надо отдать в Европу — тот и есть европеец, а не узколобый совковый функционер гэбэшного разлива, больной империализмом.

    Не могу прям. Европу отдать России, в которой в школах вместо туалетов выгребные ямы в некоторых, до сих пор, в 2018 году.



    1.9.2018. @aavst55 (Венедиктов) t.me/aavst55/1666, t.me/aavst55/1667

    Ельцин и Клинтон о расширении НАТО

    (стенограмма переговоров в 1997 году)

    «Встреча президентов в Хельсинки 15 апреля 1997 г. Состоялась перед подписанием 27 мая 1997 г. Основополагающего акта Россия – НАТО о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности

    Ельцин: Важно, чтобы в будущем, оглянувшись назад, мы не говорили, что вернулись к временам холодной войны. Возвращение назад попросту неприемлемо…

    Наша позиция не изменилась. Расширение НАТО на восток — ошибка. Но я должен принять меры, чтобы смягчить негативные последствия этого для России. Я готов заключить соглашение с НАТО не потому, что хочу этого, а поскольку это вынужденный шаг. Сегодня нет другого выхода. Для меня принципиальны следующие вопросы. Соглашение должно быть юридически обязывающим и подписано всеми 16 членами альянса. НАТО не должно принимать решения, не учитывая опасения и мнение России. Также ядерные и обычные вооружения не могут быть переданы на восток новым членам на границе с Россией. Это создаст новый санитарный кордон, нацеленный на Россию.

    Но принципиально важна одна вещь: расширение не должно включать бывшие советские республики. Я не могу подписать какое-либо соглашение без этого [условия]. Особенно это касается Украины. Если вы ее привлечете, нам будет сложно обсуждать с Украиной некоторые вопросы. Мы пристально следили за деятельностью [генсека НАТО Хавьера] Соланы в Центральной Азии, и она нам не нравится. Он проводит антироссийский курс.

    Я понимаю, насколько сложен этот вопрос, но у нас нет территориальных претензий к этим и любым другим странам или каких-то претензий на лидерство в отношении них. Мы проводим выверенную политику в отношении стран СНГ и Балтии, основанную на доверии… Наши отношения со странами СНГ и Балтии должны напоминать ваши с НАТО.

    Мы видим, как развиваются ваши отношения с украинцами. Это не идет на пользу нашим отношениям с Украиной или решению российско-украинских проблем. Нам нужно, чтобы США вели себя сдержанно в отношениях с Украиной. Мне не хочется верить, что вы пытаетесь оказать давление. Меня удивляет активность ваших конгрессменов в отношении Украины. Это не помогает решить российско-украинские вопросы.

    Еще одна проблема — ваши морские учения возле Крыма. Это все равно как если бы мы проводили учения на Кубе. Вам бы это понравилось? Для нас это неприемлемо. Мы не собираемся захватывать Севастополь. Мы хотим только сохранить некоторую инфраструктуру. Мы уважаем Грузию, Молдову и другие страны, и у нас нет претензий на их территорию. Мы лишь хотим арендовать некоторые объекты для Черноморского флота.

    Я предлагаю указать в заявлении, что у России нет претензий к другим странам. Что же касается стран бывшего СССР, давайте заключим устное джентльменское соглашение, что ни одна бывшая советская республика не войдет в НАТО. Это джентльменское соглашение не будет обнародовано.

    Клинтон: Для начала я хочу сказать, что понимаю: теперь существует новая Россия и она не намерена захватывать другие страны… Я уже говорил тебе, что пытаюсь создать новую НАТО, которая не будет представлять угрозы России, но позволит США и Канаде остаться в Европе, работать с Россией и другими странами, чтобы построить единую, свободную Европу… Если мы согласимся, что ни одна из стран бывшего Советского Союза не может вступить в альянс, это будет плохо для наших попыток построить новую НАТО, но также и для твоих попыток построить новую Россию. Я не наивен. Я понимаю, что для тебя важно, кто войдет в НАТО и когда… Мы должны обязательно обсуждать это по мере движения вперед…

    Но представь себе, каким ужасным посланием будет заключение тайного соглашения, которое ты предлагаешь. Во-первых, в этом мире нет ничего тайного. Во-вторых, это послание будет выглядеть так: «Наша организация по-прежнему выступает против России, но есть черта, которую мы не перейдем». Иными словами, вместо того, чтобы создать НАТО, которая будет способствовать движению к единой Европе, мы получим более крупную организацию, которая ждет, когда Россия сделает что-то плохое. Во-вторых, в странах Балтии и других государствах это породит как раз те опасения, которые ты пытаешься развеять и которые, по твоему утверждению, необоснованны…

    Ельцин: Билл, я согласен с тем, что ты говоришь, но посмотри, что произойдет. Мы намерены представить этот документ в Думу на ратификацию… Она его ратифицирует, а затем включит условие, что если одна из бывших республик СССР вступит в НАТО, Россия выйдет из соглашения… Именно это случится, если сегодня ты не скажешь мне один на один, в отсутствие даже ближайших наших помощников, что ты не примешь [в НАТО] новые республики в ближайшем будущем; мне нужно это услышать. Я понимаю, что, может, через 10 лет или около того ситуация может измениться, но не сейчас. Может, это будет как-то развиваться впоследствии. Но мне нужны твои уверения, что этого не случится в ближайшем будущем.

    Клинтон: Даже если бы я ушел с тобой в кладовку и сказал это, конгресс все равно узнает и признает акт Россия – НАТО (Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией североатлантического договора. – «Ведомости») недействительным. Пусть уж лучше Дума примет резолюцию с таким условием… Это будет лучше, чем то, что ты предлагаешь. Я просто не могу этого сделать. Личное обязательство – это то же самое, что публичное… Я знаю, какая это для тебя ужасная проблема, но не могу дать обязательства, о котором ты просишь. Оно нарушит сам дух НАТО.

    Ельцин: Хорошо, тогда давай договоримся – один на один – что бывших советских республик не будет в первой волне [расширения НАТО]. Билл, пожалуйста, пойми меня. Я возвращаюсь в Россию с очень тяжелым бременем. Мне будет очень сложно вернуться в Россию и не выглядеть так, будто я согласился на расширение НАТО. Очень сложно.

    Клинтон: Ты настаиваешь на том, что не должно было бы вбивать клин между нами. НАТО функционирует на основе консенсуса… Мы должны найти решение краткосрочной проблемы, которое не создаст проблемы долгосрочной, сохранив старые стереотипы относительно тебя и твоих намерений… Я не хочу делать того, что будет выглядеть как сохранение старой России и старой НАТО.»



    31 августа 2018. BBC
    «Он демократ и любит Запад»: что Ельцин говорил Клинтону о своем преемнике Путине
    Первый президент России Борис Ельцин в разговорах со своим американским коллегой Биллом Клинтоном в 1999 году подробно объяснял, почему он выбрал Владимира Путина в качестве своего преемника.

    Стенограмма бесед двух лидеров опубликована на сайте президентской библиотеки имени Клинтона.

    Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил, что американская сторона не согласовывала с Кремлем рассекречивание стенограммы.

    Общий объем опубликованных расшифровок clinton.presidentiallibraries.us/items/show/57569
    составляет почти 600 страниц. В документе охвачен период с 21 апреля 1996 года по 31 декабря 1999 года.

    Президенты обсуждают самые разные темы: от обеденного меню до международных проблем. Би-би-си выбрала несколько интересных фрагментов из стенограммы.

    Ельцин представляет Путина
    8 сентября 1999 года, телефонный разговор

    Ельцин: Мне потребовалось много времени, чтобы подумать о том, кто мог бы стать президентом России в 2000 году. К сожалению, тогда я не смог найти ни одного подходящего кандидата. Наконец я встретил его, то есть Путина, изучил его биографию, его интересы, его окружение и так далее. Я выяснил, что это твердый человек, который в курсе всего, что происходит под его контролем. В то же время он обстоятельный, сильный, очень общительный. Он легко может наладить хорошие отношения и контакты с людьми, которые являются его партнерами. Я уверен, что вы увидите в нем очень высококвалифицированного партнера. Я убежден в том, что он будет поддержан как кандидат [в президенты] в 2000 году. Мы работаем над этим.

    Ельцин и Клинтон хвалят Путина

    19 ноября 1999 года, переговоры в Стамбуле

    Клинтон: Кто победит на выборах?

    Ельцин: Конечно, Путин. Он станет наследником Бориса Ельцина. Он демократ и знает Запад.

    Клинтон: Он очень умен.

    Ельцин: Он тверд, у него есть внутренний стержень. Он тверд внутри, и я сделаю все возможное, чтобы он победил законно, конечно же. И он победит. Вы будете вместе работать. Он продолжит линию Ельцина в развитии демократии и экономики и в расширении контактов России. У него есть энергия и ум, чтобы продолжать.

    31 декабря 1999 года, телефонный разговор

    Ельцин: Конечно, это было непростым решением для меня (в тот день Ельцин объявил об уходе с поста президента. — Прим. Би-би-си.), и вы понимаете это как никто другой. Но я хочу на 100% поддержать Путина. Сейчас я дал ему три месяца, в соответствии с конституцией, на работу в качестве президента, и за эти три месяца люди привыкнут к нему. Я уверен, что он будет избран на предстоящих выборах, я в этом уверен. Я также уверен, что он демократ и человек с большой душой, что он очень силен и очень умен, во многих случаях я мог сам в этом убедиться.

    Ельцин пугает Клинтона коммунистами

    21 апреля 1996 года, рабочий завтрак в Кремле

    Ельцин: Давайте поговорим о предвыборной кампании. В американской прессе звучат предположения, что людям не стоит бояться коммунистов, что это хорошие, достойные и честные люди. Я призываю не верить этому. Больше половины из них — фанатики, они разрушат все. Это означает гражданскую войну. Они отменят границы между республиками (бывшего СССР). Они хотят забрать Крым, у них даже есть притязания на Аляску […]

    Есть два пути развития России. Мне не нужна власть. Но когда я почувствовал угрозу коммунизма, то я решил, что я должен идти [на президентские выборы]. Мы этого не допустим.

    Ельцин просит у Клинтона денег в долг

    7 мая 1996 года, телефонный разговор

    Ельцин: У меня есть еще один вопрос, Билл. Пожалуйста, пойми меня правильно. Билл, для моей избирательной кампании мне срочно нужен кредит в 2,5 млрд долларов.

    Клинтон: Позволь спросить: разве не было достаточно помощи Парижского клуба [кредиторов] по реструктуризации долга России? Я думал, что это привело к притоку в вашу страну нескольких миллиардов долларов.

    Ельцин: Нет, они придут только во второй половине года. А в первой половине у нас будет только 300 миллионов по условиям МВФ. Ты знаешь, что когда здесь был [глава МВФ Мишель] Комдессю, я говорил с ним. Но он сказал про 300 млн долларов в первую половину [года] и 1 млрд — во вторую половину. Но проблема в том, что мне нужны деньги для выплаты пенсий и зарплат. Без решения проблемы пенсий и зарплат будет очень сложно вести эту избирательную кампанию.

    1 комментарий

    avatar
    10001:
    21 апреля 1996 года, рабочий завтрак в Кремле

    Ельцин: Давайте поговорим о предвыборной кампании. В американской прессе звучат предположения, что людям не стоит бояться коммунистов, что это хорошие, достойные и честные люди. Я призываю не верить этому. Больше половины из них — фанатики, они разрушат все. Это означает гражданскую войну. Они отменят границы между республиками (бывшего СССР). Они хотят забрать Крым, у них даже есть притязания на Аляску […]

    Есть два пути развития России. Мне не нужна власть. Но когда я почувствовал угрозу коммунизма, то я решил, что я должен идти [на президентские выборы]. Мы этого не допустим.
    камунафашыстоўскім баранам з «ЯО» нічога не дакажаш. Будуць прадаўжаць ліць свае кракадзілавыя слёзкі бараноў з ЯО-м.
    Не могу прям. Европу отдать России, в которой в школах вместо туалетов выгребные ямы в некоторых, до сих пор, в 2018 году.
    Не ў Россіі, а ў Ссэсэрыі — вялікая розніца.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.