Россия
  • 656
  • Александр Подрабинек: Вторая, пошла!

    27 июня стало историческим днем для постсоветского пространства. Поставив подписи под соглашением об ассоциации с ЕС, Украина, Грузия и Молдавия зафиксировали качественное изменение ситуации. Три бывшие советские республики ушли в отрыв от советского образа жизни. Очень вовремя ушли. Можно сказать, в последний момент.

    Конечно, сделанный ими рывок в сторону цивилизации не означает, что все у них станет хорошо уже завтра. Отнюдь нет. На трудном пути придется долго мучиться. Но они стартовали, и у них есть надежда добраться до финиша. У России этой надежды нет. Пока нет. Мы не стартовали. Наоборот, мы пятимся в свое советское стойло под звуки сталинского гимна и торжественные речи высокопоставленных проходимцев. Они истерично кричат об особом российском пути, а народ их слушает и безмолвствует.

    Добро бы мы только пятились сами, так нет: пытаемся утащить за собой всех кого можно. Поэтому отрыв от нас второй тройки (первая, напомню, — Литва, Латвия и Эстония) — это не просто событие, это победа. Далась она нелегко, особенно Украине и Грузии. Если бы на месте Путина оказался какой-нибудь более смышленый политик, еще неизвестно чем бы все закончилось.

    Путин проиграл все что мог — и слава богу. Шаг за шагом он сдавал позиции, которые сам же считал важными. Он пытался привязать Украину к России — у него не получилось. Он тащил ее в Таможенный союз — она увернулась. Он подкупом и угрозами пытался добиться отказа Украины от сближения с Европой — она вступила в ассоциацию с Евросоюзом. Он долго шантажировал Украину поставками газа — она наконец уперлась и шантаж отвергла. Он рассчитывал на своих ставленников в Киеве — они теперь в бегах или под следствием.

    Путин сопротивлялся продвижению блока НАТО на восток – он теперь близок к нам как никогда. И не просто близок: НАТО отныне рассматривает Россию не как условного партнера, а как условного врага. Что безусловно соответствует действительности, пока Россию представляют Путин и его корпорация. Но стоило ли так истерить по поводу угроз НАТО, когда их на самом деле не было, чтобы своей провальной политикой добиться превращения мифических угроз в реальные?

    Вся украинская политика Путина оказалась несостоятельной. Фактически он неудачник. В приличных странах после таких провалов принято уходить в отставку. Но у России, как мы знаем, особый путь. Тут политические неудачи принято выдавать за достижения, накручивать себе через подконтрольные социологические службы высокий рейтинг, радостно сиять на публике, когда впору горевать и плакать. По части имитации и лицедейства российская политика всегда славилась исключительными мастерами. С другой стороны, ведь это хорошо, что он лузер, а не мастер!

    Впав в отчаяние от собственной профнепригодности и череды политических провалов, Путин решил прикарманить Крым. Это должно было затмить в глазах подведомственного народа картину неудач на ниве публичной дипломатии и подковерной политики. Хоть здесь-то мы победим!

    И победили. Наглость – второе счастье. Запад онемел. Они думали, что эпоха территориальных завоеваний осталась в прошлом веке. Они думали, что в нынешнем столетии страны сильны не обширностью территорий, а высокими технологиями, достойным уровнем жизни, качественным образованием, научными достижениями. Что делает страну сильной? Лишние квадратные километры и память о былых сражениях? Анекдот!

    Но у путинской России особый путь. Особенность его в том, что страна сваливается в свое тяжелое и мутное прошлое из любой исторической позиции.

    Ну что России Крым? С рациональной точки зрения, аннексия Крыма — абсолютно провальная затея. Депрессивный регион, который нуждался в дотациях, даже находясь в составе Украины. Его по существу еще и не начали восстанавливать, а уже ухнули туда 240 миллиардов из Пенсионного фонда (пенсионеры обойдутся!). Проигрыш на международной арене очевидный. Правовые проблемы, связанные с переходом Крыма из юрисдикции Украины под юрисдикцию России, практически неразрешимы. Никакого геостратегического значения Крым для России не имеет. В век, когда ракеты за полчаса долетают до условного противника на другой стороне земного шара, владение новой землей в полутора тысячах километров от столицы никаких военных преимуществ не добавляет. А добавляет одни только расходы, головную боль и ненависть окружающих.

    Конечно, если усилиями телевизионной пропаганды вернуть российский народ в пещерное время, то можно ему внушить гордость за то, что наша страна стала больше. Площадь Крыма составляет 0,16% площади России. Что нам, с нашими огромными и неосвоенными территориями, дает эта скромная прибавка? Ничего. Зато она дает Путину повод выдать присоединение Крыма за свидетельство победы его политического курса. Победы, а не поражения! Именно в этом весь смысл аннексии — заставить россиян поверить в успешность путинской политики. И многие в России в это верят — хотя вряд ли так уж многие, как о том поют подкремлевские СМИ и социологические службы.

    Неудовлетворенный кражей полуострова, Путин решил подкрепить реноме брутального и решительного политика, разжигая войну на юго-востоке Украины. Есть в этом, вероятно, и рациональный мотив: создавая угрозу полномасштабной войны в Европе, он заставляет мир забыть о «бархатной» аннексии Крыма. Но для России как государства в этом никакого смысла нет. Ни террористическая буза на юго-востоке, ни дробление Украины не принесут России ничего кроме международного позора, новых санкций и бегства из-под ее крыла тех стран, которые по разным причинам там еще обитали. Плюс от всего этого только один, и очень маленький: осуществлена месть г-на Путина за самостоятельность Украины и его собственные просчеты в попытках удержать ее в сфере российского влияния. Ну, и еще оголтелая часть российского общества, заблудившаяся в тумане своих рассуждений о величии страны и собственной значимости, будет некоторое время чувствовать себя движущей силой истории. Но это ненадолго.

    Туман в головах соотечественников со временем рассеется. Крым будет необходимо вернуть, как и все награбленное. А политическим неудачникам в конце концов все же придется сойти со сцены. И, как мне кажется, не под бурные аплодисменты, а под свист и улюлюканье публики.
    • нет
    • 0
    • +6

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.