Россия
  • 489
  • Русский язык на грани нервного срыва



    Ну вот я и добрался до третьей лексической волны – профессиональной. Впрочем, в этом случае метафора волны едва ли уместна, это больше похоже на постоянный мощный поток, конца которому не видно. Зато видны разные составляющие: термины, жаргоны и т. д. Одной из наиболее интересных и важных частей оказываются названия профессий. Так и хочется спросить: “Зачем их столько?”

    Некоторое время назад со мной случился старый анекдот про дизайнера, но только наоборот. Как вас представить? – спросили меня по телефону, когда я позвонил в интернет-компанию. Когда я не только назвал фамилию, но и в ответ на много переспросов объяснил, что первая буква никак не Дмитрий, а скорее Константин, а в середине нет не только Б, но и М, милый женский голос произнес: “о’кей” – и после некоторой паузы уточнил: “Это фамилия?” Только чудом я удержался, чтобы не ответить: “Нет, профессия”, что, конечно, никого не удивило бы. Профессий так много…

    Половины нынешних профессий я и сам не знаю. И неизменно радуюсь, когда узнаю новые. Например, что эйчар – это то же самое, что менеджер по персоналу, но ни в коем случае не кадровик (эйчар обидится). А ведь есть еще хедхантер, мерчендайзер, бьюти-эдитор и медреп. Удивляюсь, – почему бы просто не сказать: охотник за головами, красотка-редактор? Впрочем, это, конечно, шутка, и притом не самая удачная.

    В этом потоке актуальных профессий на самом деле скрыто множество разных проблем. Одна из них – чрезвычайно важная – хорошо описывается словом “конкуренция”. Я имею в виду конкуренцию слов. Человека, имеющего определенную профессию, сейчас можно называть по-разному. Иногда эта конкуренция достаточно примитивна: существуют разные варианты написания или произнесения одного и того же слова. Например, человека, занимающегося недвижимостью, можно назвать по крайней мере четырьмя способами: риэлтор, риэлтер, риелтер, риелтор. Но это свидетельствует лишь о том, что слово не вполне вошло в русский язык, а точнее – не вполне прижилось, и написание еще не устоялось. О том, как же писать правильно, а главное – почему, – чуть позже. Пока же стоит обсудить содержательную сторону.

    Любопытно то, что риэлтор вытеснило слово маклер, которое в советское время значило примерно то же самое.

    Подобных примеров много. Почему эйчар, но не кадровик? Почему рерайтер, но не редактор? Почему нынешние парикмахеры предпочитают называться стилистами, а нынешнюю модель (особенно топ-) никому не придет в голову назвать манекенщицей?

    Некоторые из старых слов еще актуальны (кадровик и редактор), другие же устарели и используются только в разговоре о прошлом (манекенщица или маклер).

    По поводу этих пар есть два мнения.

    Первое состоит в том, что это – разные профессии. Так, стилист, в отличие от парикмахера, не просто пострижет, но и позаботится о стиле в целом. Современная модель отличается от советской манекенщицы, как небо от земли. Она ведь не просто демонстрирует одежду (судя по старым фильмам, в основном рабочую), а снимается в рекламных роликах, участвует в фотосессиях для глянцевых журналов и вообще является эталоном стиля.

    Это сравнение можно продолжать долго: у эйчара, в отличие от кадровика, есть дополнительные обязанности и навыки (я их, увы, плохо знаю) – и так далее.

    Однако это не вся правда. Развитие профессии далеко не всегда приводит к смене ее названия. Сегодняшний инженер сильно отличается от инженера 19 века, но инженером называться не перестает. Второй и, по-моему, более точный взгляд оказывается более приземленным. Суть, конечно же, в престиже и деньгах.

    В новых словах присутствует какая-то трудноуловимая аура, привлекательность актуальности и новизны. Естественно, что стилист вправе запросить за стрижку больше, чем парикмахер, а гонорары моделей несопоставимы с зарплатой манекенщиц. С распадом советской распределительной системы полулегальный маклер не мог не превратиться во вполне респектабельного риэлтора, и неважно, что их функции и уровень профессионализма порой никак не различаются. А в 90-х проститутки “переквалифицировались” в путан.

    Вытеснение менее престижных слов более престижными существовало всегда (хотя и не в таких масштабах). Ограничусь парой примеров.

    В свое время именно парикмахер сменил цирюльника и брадобрея. И совсем не потому, что в дополнение к стрижке он перестал ставить пиявки, а стал делать парики. Аура немецкого профессионализма и основательности преодолела даже фонетические трудности (русским было непросто выговаривать такие громоздкие слова, как парикмахер или бухгалтер).

    Не менее интересен и ряд слов купец / предприниматель / коммерсант / бизнесмен. Купец относится к истории. Из остальных трех наиболее нейтрален бизнесмен – его выберут и в качестве самохарактеристики: я – бизнесмен. С коммерсантом и предпринимателем сложнее. Оба они, как правило, оценочны и сочетаются с соответствующими определениями: крупный предприниматель или мелкий коммерсант (отсюда и приблатненное коммерс).

    продолжение
    Максим Анисимович Кронгауз
    • нет
    • 0
    • +5

    3 комментария

    avatar
    А ведь есть еще хедхантер, мерчендайзер, бьюти-эдитор и медреп.
    маркшэйдараў у чарзе на прыём няма? кожны сам сабе маркшэйдэр… «Markszajder (niem. Markscheider) – mierniczy górniczy, nadawał kierunek poszukiwaniom i odbudowie złoża.» Ну! Маркшайдер, або маркшайдар, калі ўжо па-літвінску. Вось як зразумець свет, калі ты не ведаеш нямецкай, або хоць польскай? Праз русскій язык і барбары — варвары. Міты — міфы… А як некалі раздражнялі гэта беларускія выкручванні слоў. Быццам выкручванні, бо насамрэч менавіта русскій язык нахапаў слоў іншаземных і паперакруціў іх…
    Узялася чытаць папяровую кнігу, «Жывапісную Россію», купленую шчэ калііі, і толькі прагляданую !- і якія там літвіны файныя і добрыя людзі, а якія цудоўныя літоўскія жыды! так і напісана — што яны самыя найцудоўныя з усіх жыдоў на свеце( толькі іх крыху спорціла жалезная дарога, маўляў).
    Дык вось, там трапілася назва " фактар" — гэта прафесія. Збіраліся фактары, складалі грошы і кідалі жэрабя — каму прыезжы дастанецца. Хто выйграваў права апекавацца прыезжым, той свае грошы пакідаў іншым фактарам.
    0
    avatar
    У кнізе, дарэчы, слова літвіны як норма і нават ёсць слова «літварусы» — ці не твор аўтара артыкула гэтае слова «літварус». Літвіны — гэта назва нуу вада жывая. Быццам. Але да жывой вады пакуль справа не дайшла. Рана.
    0
    avatar
    Русскій язык, за які ўчапіліся перастройшчыкі, і дзякуючы якому, беларусы займелі ВКЛукашэнкі, а цяпер яго паднялі на сцяг вайны з Украінай, вельмі рызыкуе. На ім набоўтана столькі лухты, столькі прапаганды… Цікава, дарэчы, вышукваць яе у кнізе, надрукаванай пад 200 год таму… Але і вусцішна, бо мы ж ведаем будучыню.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.