Россия
  • 314
  • Латентный империализм российской интеллигенции

    Ирина Бирна: Навеяно интервью Игоря Чубайса сайту «dsnews.ua»

    26-10-2017



    "Кохайтеся, чорнобриві,
    Та не з москалями
    "
    Тарас Шевченко, «Катерина», 1838

    Я сперва всё думала: они – часть пропагандистской машины, некая рота гибридных кремлевских войск, назначение которой – распространение тонкой, завуалированной и либерально-демократически упакованной пропаганды среди думающей части российского социума, среди тех, чье отравление прямой имперскостью невозможно или, по крайней мере, затруднено, чьи души выработали иммунитет против явного насилия, а карательная система образования так и не смогла окончательно вытравить аналитические способности мозга. Рота эта, думала я, создана Кремлем и Лубянкой для того, чтобы проводить вылазки против здравого смысла «слева» и сбалансировать, тем самым, медийный космос, где киселевы, соловьевы и прочие шевченки, эродируют мозги россиян «справа» откровенно нацистским и террористическим шаманством. Другими словами, по независящим от Кремля причинам, в России остается часть населения, которую не смогли загнать в стойло ни РПЦ, ни телевидение, ни даже кино с эстрадой. Для того, чтобы канализировать, организовать и тем самым контролировать эту часть социума, и была создана информационно-аналитическая рота. Так думала я. Но, после многолетнего наблюдения, анализов их опусов и синтеза результатов, я убедилась в ошибочности моей оценки. Более того, все больше и больше нахожу я сигналов того, что люди эти искренне и даже убежденно выступают против нынешнего режима. И не менее искренне, не менее убежденно выступают за сохранение режима. Интересно, что искренность их в первом случае настолько убедительна, что некоторые из них даже постоянно присутствуют на страницах – бумажных и виртуальных – украинских СМИ, – страны, жертвы агрессии воспеваемого ими режима.

    Прежде чем перейти к интервью Игоря Чубайса и стремясь отвести возможные обвинения в предвзятости к философу лично, приведу кратко несколько примеров, подтверждающих массовость феномена и общность платформы, на которой стоят наши эксперты.

    Есть в России такой «историк» – Н. Усков. Он поругивает нынешний режим, «ведущий страну к катастрофе». Протест, однако, не мешает «историку» питать известную слабость к Екатерине II, которую называет он «самой успешной» руководительницей страны во всю ее историю, а царствование ее – «первой русской революцией». Утверждает это «историк», как и положено ученому, не голословно, а приводя исторические факты: Екатерина «вернула» «исконно русские земли – Польшу, Белоруссию, Литву...», число подданных удвоила, и все это – бескровно, единственно, надо понимать, уговорами, убеждением и христианским смирением. Я оставлю читателям самим разбираться в вегетарианстве «великой», трижды «бескровно» разделившей Польшу (20,000 вырезанных Суворовым польских женщин и детей в Праге (пригороде Варшавы)– лишь один пример «бескоровных» уговоров и убеждений), поработившей Правобережную Украину (первая, возможно, в истории человечества массовая депортация одного народа и заселение его исторической территории выходцами из других народов), закрутившей гайки крепостничества до теоретически возможных пределов, аннексировавшей Крым (тем же «полководцем» Суворовым были вырезаны практически без остатка ногайцы и огромное количество татар), присоединившей Дунайские земли, Бессарабию и части Северного Кавказа..., я не помяну даже, что начала свое вегетарианское правление «русская великая» убийством мужа – всего этого я касаться не буду, я обращу внимание читателей на аргументацию «демократа» «историка»: мера успеха государственного деятеля – суть квадратные километры новых территорий. И, обраща, спрошу: чем занимается нынешний режим, если не приобретением этих самых километров в квадрате? А чем занимался прошлый, «демократический», в Молдове, Грузии, Чечне? А позапрошлый? А до него? А еще раньше?.. И были ли это вообще разные режимы?

    Оставаясь на «исторической» платформе, невозможно пройти мимо еще одного имени: проф. Ю. Пивоваров. Профессор предложил системный подход к изучению истории России[1]. Это, без всяких преувеличений или неуместной здесь иронии, первая попытка научно подойти к предмету. До сих пор история России представляет собой некую лавку древностей, где на полках пылятся артефакты, которые «историки» российские время от времени берут в руки и описывают в силу ниспосланного небом красноречия. Процесс описания называется «наукой». Оценку этой «науке» дал классик крылатым своим недоумением, которое (в скобках замечу) до сего дня в России считается комплиментом системе: «Умом Россию не понять». Проф. Ю. Пивоваров впервые предпринял попытку избавить «историю» в России от кавычек. Россия, по его мнению, – «Система Власти», Власти Абсолютной, Сакральной, Эмансипированной и Дистанцированной от социума. Всё в рассуждениях ученого верно, логично и обосновано. Но вот касается он событий начала прошлого века и самым удивительным образом начинает путаться, спотыкаться и противоречить самому себе. С Россией в этот исторический момент произошло нечто, что снова-таки «умом не понять»: откуда-то с неба упали большевики, появился Ленин, узурпировал Власть… Что мешает уважаемому профессору оставаться ученым, т.е. в рамках собственной теории системности видеть события такими, какими они были, т.е. умом понимать? Что мешает ему видеть прямую линию российской истории, логическое развитие «Системы Власти», так просто, ясно и научно-убедительно до сих пор описанной им? Системы, которая из прогнивших романовских рук передала Власть в молодые и сильные руки широких слоев российского социума?[2] Что мешает ему наблюдать и анализировать развитие Власти в новых исторических условиях и признать ее новых выразителей функциями Системы, исполнителями ее воли? Мешают рудиментарные и атавистические признаки имперскости, которые, подобно копчику, постоянно напоминают о длинном имперском хвосте, до сих пор машущем подавляющим большинством «русских» интеллектуалов.

    Не менее убедителен в своей критике режима и еще один ученый – проф. В. Иноземцев. С цифрами в руках, диаграммами и графиками, он легко, играючи, доказывает несостоятельность экономической политики нынешнего режима. И тут не поспоришь. И тут прав эксперт. До тех пор, пока рассуждения его не коснуться имперского устройства России. Мне уже приходилось неоднократно опровергать его попытки оправдать колониальную реальность государства[3], поэтому не буду лишний раз подробно останавливаться на аргументации профессора, замечу лишь, что все его доводы, выкладки, цифры, графики и диаграммы выведены из условий здоровой, нормальной, функционирующей экономики, т.е. такой, которая не вынуждена тратить львиную долю бюджета на содержание инструментов подавления порабощенных народов – нацгвардии, полиции, секретных служб, института стукачей, армии, вертикали власти, совершенно неправдоподобной по масштабам машины пропаганды и т.д. Критикуя режим, прославленный экономист, тут же, не позволяя себе паузы, заводит восхваляющие гимны «единой и неделимой» России, доказывает вехементно невозможность ее распада исходя из длины железнодорожных путей (не шутка!). Другими словами, всё тот же рудиментарный копчик, как и в первых двух описанных случаях, низводит критику режима в лучшем случае до разговора беспредметного и поверхностного, пусть и украшенного степенями и званиями автора, в худшем – ведет к укреплению режима, увеличению числа его эпигонов, контаминации и разложению протестного потенциала социума, т. е. всему тому, что является конечной целью таких мастеров жанра, как помянутые Киселев с Соловьевым или непомянутый еще Познер.

    Теперь, пожалуй, пора с подготовленным читателем поговорить о Игоре Чубайсе и его интервью.

    В отличии от трех ученых, взятых мною в качестве примера скрытой или, лучше, чтобы невольно не обидеть, интуитивной, инстинктивной, прорежимной пропаганды, философ И. Чубайс активен публицистически и с завидной регулярностью несет идеи режима в массы, причем, как видим, даже в массы противника, т.е. выступает эдакой миной под редутами демократии. И здесь совершенно не важно, заводит эту мину Кремль или она сама, следуя волнообразным движениям имперского копчика, заползает под противника: отравляющее воздействие ее от этого нисколько не снижается.

    Интервью «оппозиционера» выстроено по известному шаблону: несколько дежурных, лежалых комплиментов Украине, поверхностная критика Кремля, «открытие» кремлевских намерений через «федерализацию» Украины блокировать движение ее в сторону демократии[4]… Посылы интервьюируемого настолько банальны, заезжены и изношены, что останавливаться на их анализе нет никакого смысла. Интерес, в рамках темы статьи, представляет лишь очередное изложение Idee fix г-на Чубайса, которую он с завидной целеустремленностью тащит из статьи в статью. Я говорю о возвращении назад, в дооктябрьскую эпоху империи. Здесь любимое детище «демократа» обрастает волнующими подробностями. Вслушайтесь и оцените:

    «Если начинать со времен Московии, с XIV века, то за 500 лет Русь превратилась в самое большое государство планеты. Значит, страна была устроена правильно, искусственно такое сделать невозможно. А с сначала XIX века собирание земель прекращалось (сначала в Европе, а к 80-м годам XIX века — и в Центральной Азии), и Россия переходила к качественному росту. С 1885 по 1917-й темпы экономического развития были у нас самыми высокими в мире. В Москве и Питере работали финские и шведские гастарбайтеры, в 1914 году в двух столицах начинали строить метро, доля России в мировом агроэкспорте составляла 40%, с 1908 года вводилось всеобщее бесплатное начальное образование…

    Трагедия произошла в октябре 1917 года, а разогнав в январе 1918 всенародно избранное Учредительное собрание, большевики создали нелегитимное квазигосударство.» (курсив мой, иб)

    Здесь что примечательно? А вот этот выбранный тон безличного пассивного развития империи. За 500 лет сама как-то «превратилась», потом само собою как-то «прекратилось» и даже «переходила» к какому-то «качественному росту». Создается картина этакого почти естественного, каратаевски непротивленческого, процесса роста «устроенной правильно страны». Признаками правильности устройства были: 500-летняя война на Кавказе, 150-летняя – против чукчей, 80-летняя резня хакасов, уничтожение – почти полное! – черкесов, подавление восстаний в Польше[5]… Правильнее некуда. Жаль, не касается И. Чубайс конкретных деталей «качественного роста». В чем он выражался? Что в России, задохшейся после Крымского Позора шовинизмом славянофилов, почвенников и народников, «качественно росло» кроме ненависти ко всему нерусскому? «Финские и шведские гастарбайтеры» доказательством здесь быть не могут: во-первых, мы не знаем, в каком количестве были они представлены; во-вторых, – в каком качестве, т.е. на каких должностях задействованы, но, и это – в-третьих, – мы знаем достаточно о нищенском быте российских рабочих, и, простите, никогда не поверим, что кто-то мог приехать из-за границы, чтобы жить и работать в скотских условиях Путиловских заводов или фабрик Морозова. «Чудо-рост» российской промышленности объяснить тоже очень просто: начался он после сокрушительного поражения в очередной авантюре – Крымской войне. А поражение имело первопричиной безнадежное научно-техническое отставание «великой» державы от невеликих, но развитых соседей. Когда в аграрной стране руками иностранных специалистов строят первый завод или роют первую шахту, то «темпы роста» достигают 100%. 40-процентная доля в мировом агроэкспорте, во-первых, осуществлялась ограблением Украины и украинской Кубани, а, во-вторых, достигалась на фоне перманентного недоедания основной массы населения империи – Сталин ведь ничего нового не придумал, он лишь прилежно учился у Романовых и Ульянова[6]. Ну, и главным качественным показателем того времени, который традиционно и безусловно рос, было военное противостояние с соседями. Не подозревая, что через 150 лет И. Чубайсу понадобится прогрессивная мина, а не кривая гримаса ненависти на физиономии империи, цари продолжали рваться к теплым проливам. Это то, что автор стыдливо называет "/.../ с сначала XIX века собирание земель прекращалось(sic!) /.../". Несовершенная форма глагола не позволяет уличить И. Чубайса в откровенной лжи, ибо сказать «прекращалось», не значит сказать «прекратилось». Крымская война, Балканские войны, Русско-Японская… – вот только некоторые признаки «прекращающихся», но так и не прекратившихся попыток собирания земель, – патологической тяги ко всё новым и новым квадратным километрам «величия», которая, в конце концов, и загнала издыхающую империю в Первую мировую…

    Вся история России – это кровавый путь присоединения территорий и не менее кровавое их последующее удержание. И те «демократы», «либералы» и «оппозиционеры», которые этого до сих пор не поняли, и продолжают призывать к «сохранению» страны, возвращению к традициям «настоящей» России, «убитой», якобы, большевиками, – призывают к продолжению этого пути.

    Странно, с точки зрения системного, читай – научного, – подхода к истории России, критиковать, например, Сталина и синхронно воспевать «величие» и «неделимость» России, «братское счастье» ее народов. Пора бы понять: «величие» тюрьмы невозможно повысить ни экономическими, ни научно-техническими, ни культурными, ни иными, принятыми среди цивилизованных народов, путями, следовательно, России остается путь традиционный, военно-политический – путь перманентной угрозы оккупации соседних территорий, порабощения их народов, шантажа развязыванием очередной войны в любой точке планеты. Этим, в конечном итоге, и занимался всю жизнь Сталин. Этим занимались все до него и занимаются по сей день его последователи. И разница между именами, гениталиями или чертами личности кремлевских властехранителей не имеет никакого значения, а число жертв той или иной эпохи – есть функция состояния Власти в конкретной исторической реальности: если в одну эпоху достаточно вырезать несколько тысяч башкир, то в иную приходится уничтожать 70-80 миллионов, а потом снова можно ограничиться «Курском» и Бесланом…

    ***

    Так в чем же корни конфликта раздвоенной «русской» души, феномена, названного мной два года назад «Мирозлюбием»?[7]

    Совершенно очевидно, что мы имеем дело с явлениями различной природы. Критика режима – рациональна; она – результат научной, профессиональной или общественной деятельности индивидуума, опыта столкновений с действительностью, анализа состояния тех или иных, близких ему сфер деятельности. Поддержка режима – инстинктивна; она – результат воспитания, образования, формирования личности в атмосфере всепроникающей имперскости, патриотизма, «национальной» гордости, «православия» и пр. скреп. Умом понимая, куда ведет «российский путь» страну, российские интеллектуалы не в состоянии принять результаты понимания душой. Выход из конфликта находят они в разделении истории России на «этапы», «события» и прочие «точки бифуркации». «Вот, – говорят они публике, – до сих пор все было хорошо и правильно: и страна была „правильно устроена“, и цари были добрые и мудрые, и народ работящий. А вот этой точке бифуркации „реформы“ пошли по неправильному пути. Почему? – Дык, умом не понять. И не пытайтесь.» А вы все-таки попытайтесь и, читая их натянутые, синтетические умозаключения, делайте поправку на рудиментарный имперский копчик, что «вертит» их знаниями и вынуждает напускать туман на ясное и прямое развитие «Системы Россия», начиная с XV века и по сей день.

    ================================================================
    [1] “Русская Система” как попытка понимания русской истории, Ю.С. Пивоваров, А.И. Фурсов, Полис, 2001, № 4.

    [2] Абсолютная и неограниченная Власть Романовых изжила себя. Это проявилось созданием Думы, вынужденным принятием Манифеста «Об усовершенствовании государственного порядка» (23.04.1906) и прочими, пусть пока очень символическими, но тем не менее, крайне опасными для Системы симптомами. Большевики вернули Власти привычный российский абсолютизм, не просто укрепив рабство, но покрыв страну сетью террора невиданного доселе масштаба. Царизм не мог подняться на этот, необходимый для выживания, уровень террора, потому что опирался на небольшую и аморфную прослойку дворянства и интеллигенции. Большевики же, простыми и понятными лозунгами смогли привлечь на свою сторону огромное количество простого народа, сделав невозможное: превратив народ в собственного палача.

    [3] См., например: «Каputt или Каюк?».

    [4] Здесь автора подводит незнание истории, или знание ее имперского варианта. К чему ведет федерализация соседей России, впервые было продемонстрировано все той же «великой» Екатериной в Крыму. Первая аннексия полуострова была следствием продавленной Санкт-Петербургом федерализации Османской империи. Предшествующие этому почти двухсотлетние попытки военным путем покорить крымчан, начиная с Ивана IV «грозного» и кончая «полководцем» Суворовым, всякий раз оканчивались блистательными и героическими бегствами «русских чудо-богатырей» аж до стен «древнего Кремля» и последующему многолетнему дрожанию за ними.

    [5] В том самом XIX веке, рекламу которому рисует читателям И. Чубайс, у «правильной» России был очередной правильный мясник – украинский коллаборационист, генерал Паскевич, достойный продолжатель дел «полководца» Суворова и предшественник Жукова.

    [6] «Хлеб – это оружие» – В. Литвинов о голоде 1920-21 гг. Заметьте: оружие против собственного народа.

    [7] «Мирозлюбие России»

    Ирина Бирна
    www.kasparov.ru/material.php?id=59F20BE865757

    4 комментария

    avatar
    Что мешает уважаемому профессору оставаться ученым, т.е. в рамках собственной теории системности видеть события такими, какими они были, т.е. умом понимать? Что мешает ему видеть прямую линию российской истории, логическое развитие «Системы Власти», так просто, ясно и научно-убедительно до сих пор описанной им? Системы, которая из прогнивших романовских рук передала Власть в молодые и сильные руки широких слоев российского социума?


    Большевики простыми и понятными лозунгами смогли привлечь на свою сторону огромное количество простого народа, сделав невозможное: превратив народ в собственного палача.
    Шо? Народ сам сябе ў Гулаг праторыў і Галадаморам душыў? Што гэта за мыслярка такая? Чубайс, дарэчы, мае нейкую рацыю наконт натуральнасці ладу. Што казалі тое і рабілі. Камунафашызм ператварыў жыццё на пекла не параўнальнае ні з чым…
    Во якая дурніца!:
    И разница между именами, гениталиями или чертами личности кремлевских властехранителей не имеет никакого значения, а число жертв той или иной эпохи – есть функция состояния Власти в конкретной исторической реальности: если в одну эпоху достаточно вырезать несколько тысяч башкир, то в иную приходится уничтожать 70-80 миллионов


    0
    avatar
    Для этого вывода нет нужды анализировать, достаточно почитать коменты в соцсетях среди интеллигентной публики.
    0
    avatar
    Сталин ведь ничего нового не придумал, он лишь прилежно учился у Романовых и Ульянова
    Божухна… Ні джугашвілі ні ульяноф не былі нечым такім асобным ад той сілы, якая бурыла свет. Якая адчула сябе здольнай да гэтага ў ХХ-м стагоддзі — і паднялася. Муць са дна. І зараз прадаўжае сваю чалавеканенавідную справу.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.