Россия
  • 972
  • Накажем эту проклятую Европу, продав газ в Китай


    Вообще надо сказать, что газовая политика России достаточно удивительна. И описывается, на мой взгляд, такими двумя аксиомами. Вот, внешняя политика России и есть газовая политика. Очень часто когда происходят какие-то внешнеполитические события, на самом деле, в конечном итоге речь идет о газе. Но самое поразительное, что при этом эта газовая политика исходит из совершенно фантастических представлений о мире. И вот эта внешняя газовая политика – она строится на таких гениальных, но простых идеях, которые приходят в голову людям в Кремле, но почему-то никогда не осуществляются так, как им приходит в голову.

    Потому что вспомним первую идею про газовую трубу, на которой мы будем вертеть Европу, и газ как энергетическое оружие. Потому что как только был подписан Северный поток, гордо в Кремле объявили новую национальную идею: газ – наше энергетическое сверхоружие, Россия – это энергетическая сверхдержава. Такой ребрендинг был. Раньше энергетическая сверхдержава называлась «сырьевым придатком». И, вот, будем всех вертеть.

    Ну, конечно, в Европе ужасно удивились, потому что, ну, в Европе-то газ воспринимали как товар. И, действительно, если приходит человек и просит в спортивном магазине продать ему биту бейсбольную, то ему продают биту, потому что думают, что он будет играть ею в бейсбол. Но если он говорит «Я ща вам всем этой битой дам» и все понимают, что он воспринимает биту не как товар, а как оружие, то ему второй биты, вероятно, не продадут. И вообще в современном мире бывают ситуации, когда экономика используется как оружие (ну, вот, смотрите, хотя бы нынешние санкции), но при этом она используется как оборонительное оружие в ответ на внешнеполитическую агрессию, проявляемую страной-изгоем.

    А когда мы еще давно отключили Украине, а заодно и Европе газ в отместку за Оранжевую революцию, мы как-то продемонстрировали готовность применять газ в наступательных целях. Европа сделала вывод. С 2006 года доля России в газовом балансе Европы упала с 39% до 25%. Заметим, это еще до всяких санкций.

    Была вторая идея, которая казалась доли в европейских газораспределительных сетях. Ну, происхождение ее примерно понятно, потому что, ну, представляете себе, вы сидите в Кремле, вы смотрите на цены, говорите «Вау, цена нашего газа на заборном пункте в Баумгартене 250 долларов за тысячу кубов, а конечному потребителю продается за 500. А кому разница?» А разница сетям, потому что сеть – это постоянный генератор кэша.

    Ну, в общем-то, заметно, что очень трепетно у нас наверху относятся к тому, что генерирует каждый день кэш. Возникла идея скупить европейские газовые сети. Но возникает вопрос: а позволит ли Европа? И родилась тогда вторая идея, что, мол, если Европа не позволит Кремлю скупить ее газовые сети, то Кремль не позволит ей (Европе) вложить деньги в российские газовые месторождения.

    И, действительно, вот, в 2005-2006 годах Путин на каждой встрече с европейскими лидерами говорил «Вы нам сети, мы вам месторождения». И у меня было такое впечатление, что европейцы никак не могли понять, что им, собственно, предлагают. Потому что, ну, фраза, по существу, по грамматике правильная, а по логике не совсем понятна. Обычно, ведь, главный тот, кто вкладывает деньги, а не тот, кто говорит «Дай мне денег». И, вот, с одной стороны, мы говорим, что газ – это наше энергетическое оружие. А с другой стороны, если вы хотите дать нам деньги, вы должны отдать нам сети. И как-то странно это звучит. Это представьте себе, что сосед испытывает материальные проблемы, подходит к вам и говорит «Ну, если вы хотите иметь право дать мне деньги, вы должны позволить мне регулярно иметь вашу жену». Ну… В такой ситуации вы соседу деньги не дадите. Вы скорее всего заподозрите, что у него не только материальные проблемы, но и какие-то психические.

    Была еще идея поставки газа в США. Она умерла, когда начал развиваться рынок сланцевого газа. Но почему она очень долго и болезненно умирала? Потому что сама идея эта умерла, но в ответ российские СМИ, в том числе на самом высоком уровне и Газпром всё время называли сланцевый газ пузырем и демонстрировали при этом, к сожалению, тотальное непонимание природы рынка. Они демонстрировали непонимание того, что если вы продаете кому-то сырье, то главный – покупатель, а не продавец. И если вы продаете кому-то сырье, то спрос рождает предложение. Всегда, если есть спрос на какую-то форму энергетики, то родиться какое-то предложение и как оно будет выглядеть, не важно. Условно говоря, это может быть термоядерная энергия. У

    ОПЕК». В 2007 году тоже с великой помпой заговорили, что вот сейчас мы снова поставим Запад на колени, но уже не сети скупим, а вот создадим картель стран-производителей газа. Путин торжественно отправился в Катар, крупнейший производитель сжиженного газа в мире. Я думаю, что тогда в Кремле горько пожалели, что в свое время грохнули Яндарбиева, который был личным гостем эмира Катара. Но газовый ОПЕК обернулся пшиком, потому что… Только в отличие от европейцев, которые всегда говорят «Нет», то вежливые арабы говорили «Да-да», но ничего не сделали.

    Ну и, наконец, была четвертая идея, которая, собственно, тоже уже 10 лет бродит как призрак коммунизма по России. «Накажем эту проклятую Европу, продав газ в Китай». Ну вот, как я уже сказала, наказали. Вопрос – кого? Потому что переговоры о газовом контракте шли ровно 10 лет. Все эти 10 лет Китай не соглашался на российскую цену. За это время произошла сланцевая революция, Китай построил туркменский газопровод, Россия превратилась из сырьевого придатка Европы в страну-изгой, которую явно будут вытеснять с европейского рынка. Россия хотела подписать контракт любой ценой. Все эти 3 дня Китай ее дожимал. Дожал ниже плинтуса, потому что, конечно, отмена налога на добычу полезных ископаемых – это, в общем, жест отчаяния.…
    остальное (много) тут
    • нет
    • 0
    • +1

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.