Россия
  • 262
  • Невзоровские среды от 04.10.2017

    О.Журавлёва
    ― 21 час и почти 4 минуты в Москве, это «Невзоровские среды». Из Москвы вас приветствует Ольга Журавлёва, а из Петербурга к нам присоединяются Виталий Дымарский…

    В.Дымарский
    ― Я на месте.

    О.Журавлёва
    ― Ура! И Александр Невзоров. Здравствуйте, Александр Глебович.

    А.Невзоров
    ― Да, мы находимся… Сообщаю, находимся в гостинице Гельвеция, и отсюда…

    О.Журавлёва
    ― Так, а что это за завязки у вас там происходят, Александр Глебович? Пожалуйста, аккуратнее с гарнитурой и другими всякими приборами.

    А.Невзоров
    ― Хорошо, я буду…

    В.Дымарский
    ― А что за слово «завязки»?

    А.Невзоров
    ― Завязки по звуку, понятно.

    О.Журавлёва
    ― Да, да. Не обнимайте Дымарского, у которого тоже гарнитура.

    А.Невзоров
    ― Но слышно меня хорошо, да?

    О.Журавлёва
    ― Слышно прекрасно, да.

    А.Невзоров
    ― Да. Нас разделяет круглый стол отеля Гельвеция.

    В.Дымарский
    ― У нас сейчас круглый стол проходит.

    А.Невзоров
    ― Слушайте, Оль, вы знаете вообще, что произошло в Агинском районе, нет?

    О.Журавлёва
    ― В чем? Где?

    А.Невзоров
    ― В Агинском районе, нет?

    О.Журавлёва
    ― Нет, не знаю.

    А.Невзоров
    ― В Агинском районе на Аллее чабанов поставили памятник Кобзону, а также чабанам Бабу-Доржо и Далаю. Вот, 3 рядышком на совершенно равных условиях.

    О.Журавлёва
    ― Простите, а это где всё происходит?

    Suzuki SX4 — выгода до 3 288 BYN
    suzuki.redmotors.by/SX4-в-наличии

    А.Невзоров
    ― Это довольно далеко, это один из избирательных округов, название которого уже увековечено в имени Кобзона. И вот теперь всех снова лихорадит – гадают, какой будет скандал, если выяснится правда.

    О.Журавлёва
    ― Так? Какая правда?

    А.Невзоров
    ― Выяснится о том, что в Думе чабан не Кобзон, а Володин.

    О.Журавлёва
    ― Ах, вот оно что!

    А.Невзоров
    ― И более того, что стадо-то по нормам Агинского района маленькое – 400 голов. Но, правда, то, что все овцы паршивые, конечно, в известном смысле делает ситуацию пикантней. Но вообще надо сказать, что здесь надо проявлять сугубое внимание. Вот, после этого скандала с памятником «Шмайссерашникову», по-моему, когда всё выяснилось, что всё на нем написано не то, что было надо, вот надо прежде, чем предъявлять памятники широкой общественности, надо было осмотреть памятник Кобзону, потому что это вполне может оказаться какой-нибудь китайский манекен-тренажер для скоростного надевания парика.

    В.Дымарский
    ― В какой республике? Это Северный Кавказ?

    А.Невзоров
    ― Нет, это там, откуда Кобзон был, как бы, избран. Ну, из забавных новостей вот эта вот история с чабанами. Ну и основная новость, которой сейчас всё переполнено, это то, что произошло в Лос-Анджелесе. Но я думаю, что если когда…

    О.Журавлёва
    ― Подождите, в Лас-Вегасе?

    А.Невзоров
    ― Да, да-да, в Лас-Вегасе, совершенно верно.

    В.Дымарский
    ― Но это не забавно, я бы сказал.

    А.Невзоров
    ― Когда высохнут слезы, утрется кровь и всё немножечко подзабудется, возможно, этот Стивен Пэддок войдет, все-таки, в историю как изобретатель способа отключать музыку под окнами в ночное время. Правда, запатентовать он этого способа не успел, но, тем не менее, метод Пэддока, я думаю, будет теперь применяться широко по всему миру.

    Ну, у нас всё немножко лучше, потому что у нас и музыка, вероятно, получше. И когда на большой всегородской мощный конференции, посвященной градостроительству и тому, должно ли быть в Петербурге место современности или его надо сохранять как город-музей… Вот, просто представьте себе на секунду готический зал Мраморного дворца.

    О.Журавлёва
    ― Я прошу прощения, в Питере всё называется форум. Это Урбанистический форум, да?

    А.Невзоров
    ― Да, совершенно верно. Это 3 многотонные люстры, это сияющий хрусталь, резной мрамор, 500 или 600 эстетов, гурманов, архитекторов, которые вот здесь готовы костьми лечь были за целостность, красоту Петербурга, за небесную линию. Посреди, значит, огромный экран. А поскольку это я подговорил Шнура там выступить и не предупредил его, где это всё будет происходить, на экране показался голый Сережа с золотой цепью, который приветливо закурил. Он не видел зал перед собой. И вот это было лучшим ответом…

    О.Журавлёва
    ― А, то есть он по Skype’у выступал?

    А.Невзоров
    ― Да, по Skype’у, конечно. По Skype’у из Мюнхена. И это было лучшим ответом на то, какое место среди всего этого помпезного петербургского величия должна иметь современность. Вот это, как ни странно, пользовалось самым большим успехом.

    Яндекс.Директ
    Защита крыльев Opel!

    Есть на все модели! Защита крыльев/арок Opel с доставкой по Беларуси!
    Адрес и телефон
    Минск
    loker.by
    В.Дымарский
    ― А что он сказал? Он выступил за город-музей, конечно?

    А.Невзоров
    ― Нет, он сказал про то, что… Он сказал весьма здравые вещи, но их можно понаблюдать либо, там, в Инстаграме, либо на YouTube, либо на сайте этого Лахта-центра, который, собственно говоря, всё это и организовал, и организовал, надо сказать, блестяще.

    О.Журавлёва
    ― Александр Глебович, будет ли голый Шнур теперь символом Петербурга? Вот, главный вопрос Урбанистического форума.
    А.Невзоров: Ни в какую секту меня не принимали. Я святой
    QТвитнуть

    А.Невзоров― А вы знаете, вполне возможно.
    В.Дымарский
    ― А знаете, еще можно фигурку голого Шнура на верхушке Лахта-центра.

    А.Невзоров
    ― Можно Лахта-центра, а можно, в конце концов, этой фигуркой будет заменить другие фигурки на известных шпилях и возвышенностях. Это тоже будет очень весело.

    Ну и под номером два скандал, конечно, это скандал Навального и Соловьева. Ну, вот там, где Навальный уже принялся разоблачать Соловьева.

    О.Журавлёва
    ― Ну, какой же скандал? Ну что вы!

    В.Дымарский
    ― Это разве скандал?

    О.Журавлёва
    ― Это так, мелочи.

    А.Невзоров
    ― Нет, почему? Это скандал. Оля, вот, если вас когда-нибудь интересовало зримое воплощение фразы, что называется, «дотрахались до мышей», то это как раз то самое, вот, как раз Навальный дотрахался до мышей, когда он взялся просто за примитивного, но честного солдата информационной войны. Ну, сейчас он воюет с той стороны, завтра он будет воевать с этой стороны. Чего солдат-то трогать, вот мне не понятно?

    В.Дымарский
    ― Слушайте, ну, он не солдат. Солдат столько не зарабатывает.

    О.Журавлёва
    ― Он генерал-лейтенант.

    А.Невзоров
    ― Солдаты бывают разные, но в любом случае это всё как-то, к сожалению, символизирует, увы, закат симпатичного мне Навального. И, кстати, он же обязан понимать, что политика – это театр, да? И что невозможно всё время крутить одну и ту же пластинку. Это как если бы, вот, все акты Гамлета были бы заняты только втыканием и вытыканием рапиры из бедного Гамлета, да? Нельзя всё время показывать только шоу винтилово школьников и полеты над дачками. То есть надо как-то расширять неким образом репертуар, и, все-таки, баловать…

    О.Журавлёва
    ― То есть вы хотите сказать, что артист должен переодеваться, как говорили в одном фильме?

    А.Невзоров
    ― Надо каким-то образом баловать публику. Я понимаю, ему сложно это делать, потому что, ведь, в реальности Россия сейчас находится в любопытном положении: у нее отсутствуют какие бы то ни было пути. Никаких перемен, никакого развития, никаких перспектив нет, всё закрыто, да? Навальный берет и мелом где-то на глухой бетонной стене криво рисует дверь, и всем начинает рассказывать, что это и есть выход. Это свист, это не выход, потому что Россия, как вы знаете, ей некуда идти, да? Свобода и право, да? Но в 90-е годы она попробовала на вкус свободу и право, она до сих пор рыгает, ее до сих пор тошнит, она блюет от вкуса свободы. У России есть физиологическая непереносимость свободы.

    Двигаться в репрессии тоже невозможно, потому что люди стали гораздо лучше. Они уже не согласны участвовать в массовых расстрелах за палку колбасы и путевку в Ялту, да? Они сразу за это хотят генеральские погоны и недвижимость на первой береговой линии в Марбелье где-нибудь. А где ж взять-то погон на всех желающих?

    О.Журавлёва
    ― Да и с Марбельей тоже проблемы. Понимаю.

    В.Дымарский
    ― Да и первую линию, да.

    А.Невзоров
    ― Да, я понимаю. Поэтому, вот, и большая кровь, и большой гной – они точно так же недостижимы, как и любое движение вперед к свободе.

    Но пути особого нет, то есть нет следующего хода. Все вектора развития совершенно заблокированы, по крайней мере, на данный момент. Мы, вот, видим, как коммунисты вот тут начали опять лить свои красные кровавые коммунистические слезы, они «хочут» занавеса железного, но понимают, что это неосуществимо, и в качестве железного занавеса предлагают слабенькую альтернативку оному – они предлагают не учить в школах детей иностранным языкам, то есть они хоть нагадить этим бедным детям, которым в будущем придется, возможно, менять место жительство, они мечтают. Но насколько же это бледно по сравнению с тем, что они могли себе позволить когда-то!

    То есть, вот, никаких ходов ни у кого нету, да? Поэтому Россия обречена, вероятно, будет на эту глупейшую, скучнейшую стагнацию, в которой она, собственно, и пребывает.

    О.Журавлёва
    ― Александр Глебович, прежде, чем мы, все-таки, про малую и большую кровь поговорим поподробнее, я хотела еще несколько скучнейших наших новостей попросить вас прокомментировать.

    Наш слушатель пишет на сайте: «Как вы думаете, если Мединского лишат докторской, не повысит ли это имидж власти? И почему это стало новостью, лишится он докторской, министром-то останется? Почему его так защищают?» Что вы думаете?

    А.Невзоров
    ― Ну, если у Мединского какая-нибудь докторская и была, то она розового цвета и хранится у него в холодильнике. Но я вообще против насилия над бедным Мединским, я за то, чтобы он оставался центральной фигурой всего этого идеологического мракобесия в сегодняшней России…

    О.Журавлёва
    ― А он-то как раз не мракобес сейчас, он сейчас как раз…

    А.Невзоров
    ― Нет. Выяснилось просто, что есть мракобесистее, чем мракобес Мединский, да? Но это совсем не значит, что он ушел из мракобесов. Мы помним и про панфиловцев, про эту Зою, про вечные попытки давать нелепые…

    О.Журавлёва
    ― Да мы и диссертацию его представляем себе – там тоже много интересного.

    В.Дымарский
    ― Кроме панфиловцев теперь еще есть матильдовцы.

    А.Невзоров
    ― Да, да, да. Тем не менее, он остается мракобесом, и мне бы хотелось, чтобы именно он, все-таки, доиграл бы эту партию – у него это получается мощно, широко, сочно, над этим очень легко смеяться и он великолепно в своем лице олицетворяет все прелести и всю дурь системы, по крайней мере, в ее культурном аспекте. Ну и к тому же, в общем, где вы найдете еще министра с лишней хромосомой? Это, в общем, достаточно большая редкость и приятный бонус.

    В.Дымарский
    ― Но есть же еще один министр ваш любимый.

    А.Невзоров
    ― Нет, есть еще Васильева, но мы, я думаю, не будем обо всех министрах.

    О.Журавлёва
    ― Она очень поддерживает, между прочим, Мединского и его диссертацию.

    А.Невзоров
    ― Да, да, да.

    В.Дымарский
    ― И сказала, что там же плагиата нет, поэтому там всё нормально.

    А.Невзоров
    ― Да. Поэтому я… Поймите, я и за то, чтобы бедняжку Поклонскую бы никто не трогал, хотя, ее хотят вытурить.

    О.Журавлёва
    ― А ее никто не трогает.

    А.Невзоров
    ― Нет, ей предлагают вытуриться как-нибудь, самовытуриться из Думы.

    О.Журавлёва
    ― Да ладно! Ее Кадыров поддерживает. Кто же ее вытурит?

    А.Невзоров
    ― Вы знаете, как-то, вот, уже немножечко сменились приоритеты, и вес Кадырова в этих вопросах не так велик, как ему бы самому хотелось. И разговоры о вытуривании Поклонской из Думы – они приобретают всё бóльшую и бóльшую плотность, и всё бóльшую и бóльшую серьезность. Она же очень переживает (девочка), она же достаточно неумна, она достаточно плохо образована. Она не ожидала, что ее предадут депутаты Госдумы, которые толпой радостно повалят и будут хвалить эту несчастную «Матильду». Ей же в голову не приходило, что они рецензируют фильмы точно так же, как голосуют, строго по команде.

    Но тут, правда вот, с Поклонской есть чудесные всякие новости. На Урале есть Общество возрождения гусарства.

    О.Журавлёва
    ― О боже!

    А.Невзоров
    ― Да, да, да!

    О.Журавлёва
    ― То есть саблей бутылку шампанского открывать?

    А.Невзоров
    ― Нет, нет-нет-нет. Появился какой-то прелестный совершенно парень по фамилии, если не ошибаюсь, Ширшиков, гусар Ширшиков, который взялся соблазнить Поклонскую, заставить ее забыть о Николае. И может быть… А парень крайне симпатичный, и вообще там это гусарское общество, которое за возрождение уральского гусарства… Это не то, что они какие-то там реконструкторы-идиоты, там вполне милые ребята.

    И он взял на себя общественное обязательства соблазнить Поклонскую. Может быть, действительно, у него получится, девушка выйдет из секты, научится красить глаза и вообще снова вернется к людям. И всё закончится, в общем, хорошо.

    В.Дымарский
    ― Это тоже будет реконструкция.

    О.Журавлёва
    ― Реконструкция гусарства, да.
    А.Невзоров: Кремлевские лапы тоже имеют тенденцию хиреть, и приедаться, и ломаться
    QТвитнуть

    В.Дымарский― Оль, извини, просто раз уж мы о Поклонской и Николае, по поводу, вот, судьбы царской семьи.
    А.Невзоров
    ― А давайте мы вот это…

    О.Журавлёва
    ― Отложим.

    А.Невзоров
    ― Это отдельная история, мы ее перенесем в поповедение. У нас же сейчас всякие памятные даты.

    О.Журавлёва
    ― Да, да, да. Александр Глебович, вот вопрос от радиослушателя, от Евгения из Костромы, вот, как есть: «Александр Глебович, сегодня годовщина событий октября 1993 года. Как вы сейчас оцениваете те события, ваше участие в них?» А участие было таким, я бы сказала, довольно существенным. Ну что, Александр Глебович?

    А.Невзоров
    ― Да, участие было существенным. Но вы знаете, я считаю, что пора прекратить эти ритуалы воспоминаний. Вот, было да прошло, да? Сколько можно всё это мусолить?

    Вообще от так называемой исторической памяти лучше был бы избавляться, а не культивировать ее. Вот, у меня вопрос к тебе, Оля, как к нежной, очаровательной женщине. Как ты считаешь, вот, было ли бы сегодняшнее общество здоровее, добрее, проще в своих эмоциях, реакциях и оценках, если бы не постоянное истеричное выяснение, кто кого убивал в 17-м? Кто кого жарил и мучил в 37-м? Кто как кого сжигал, топил и вырезал языки во время раскола? Ведь, эта вся чушь искусственным образом возгоняется. Все эти дурные воспоминания о событиях, которые не имеют ни малейшего отношения к сегодняшнему дню, только озверяют этих россиян. Вот, из тьмы веков идет этот гипноз ненависти, страха, злобы, сведение бессмысленных, никому не нужных счетов.

    О.Журавлёва
    ― Александр Глебович, я готова ответить.

    В.Дымарский
    ― Когда говорит Невзоров «Из этой вашей истории», он смотрит на меня с такой ненавистью.

    А.Невзоров
    ― Да никакой ненависти, не надо, Дымарский.

    В.Дымарский
    ― (смеется)

    А.Невзоров
    ― Вот, поймите, из этой вашей истории тянет таким застарелым, удушливым дерьмом…

    В.Дымарский
    ― Вот-вот-вот.

    А.Невзоров
    ―… и старой кровью, тянет в современность. И мы почему-то…

    О.Журавлёва
    ― Александр Глебович, есть рецепты от этого. Многие страны прошли через подобные истории.

    А.Невзоров
    ― Мы до сих пор должны это нюхать и должны этим постоянно задыхаться. На хрена, спрашивается?

    В.Дымарский
    ― Круглые даты. Мы любим круглые даты.

    А.Невзоров
    ― Оля, скажи мне! Вот, проще бы и лучше бы оно было бы, если бы в нем не будировались всё время эти исторические злобные кровавые фильки?

    О.Журавлёва
    ― Не было бы. Но! Есть, мне кажется, один рецепт, который иногда работает. На вопросы, на которые у людей еще нет ответов, надо ответить.

    А.Невзоров
    ― Так а, вот, пойми. Всё, что касается истории, никогда знанием не будет, да? Поэтому ответить на эти вопросы…

    О.Журавлёва
    ― А нужно ответить каждому конкретному человеку, кто был его предок или его, простите, родной папа.

    А.Невзоров
    ― А зачем, собственно говоря?

    О.Журавлёва
    ― Потому что, к сожалению, человеку это важно.

    В.Дымарский
    ― Ну, Ленин ни у кого не был, понимаешь?

    А.Невзоров
    ― Ну, это его научили тому, что это важно. Но я бы скорее учил тому, что надо от всего этого отрываться, потому что это всё очень смахивает на полинезийские аборигенные культы связи с предками, когда предков вообще даже не хоронят, а коптят и периодически вынимают из могил.

    О.Журавлёва
    ― Александр Глебович, у нас, ведь, тоже был период, когда предков коптили, и люди не скрывали свои родственные связи с еще живыми, там, живущими за границей и с теми, кто сидел, с теми, кто не сидел, и так далее. Хорошо не стало, Александр Глебович.

    А.Невзоров
    ― Ну, вы знаете, если посмотреть на Европу, которая давно превратила всю эту историческую память в абсолютную фикцию, в некую иллюзию, голограмму, которую можно включить, можно выключить, включить-выключить, особенно в это не играя, да?

    В.Дымарский
    ― Ну нифига себе, извините за выражение.

    О.Журавлёва
    ― Нифига себе.

    В.Дымарский
    ― А вы думаете, что Каталония – это что? Это без истории? Без исторической памяти сделала?

    А.Невзоров
    ― Так правильно, вы и получили еще одну динамитную шашку под задницу в этом мире, благодаря своей истории, благодаря тому, что кто-то, вот, все эти национальные, религиозные исторические чувства сумел взогнать, да? Мы посмотрим. Мы видим, как безобразно как бандерлоги скачут, значит, все черносотенцы в радости по поводу Каталонии. Но мы помним, что они не менее радостно скакали, когда начиналась история с Трампом, как потом всё это пришло к ним отрезвление. Мы увидим, что всякий сепаратизм – он хорош до тех пор, пока он не коснется их матушки России, которая всегда и постоянно находится на грани распада, да? Вот, Кремлю каким-то волшебством до сих пор удается это всё скреплять, худо-бедно но скреплять, да?

    Но, ведь, кремлевские лапы – ведь, они тоже имеют тенденцию хиреть, и приедаться, и ломаться, да? И вот тогда я посмотрю, как эти радостные сепаратистские восторги будут транслироваться уже внутрь самой России.

    И опять-таки, во всем мы можем спокойно обвинить вот это вот историческое нагнетание. Вот смотрите, тут недавно на Бутовском полигоне опять рыдала вдова Солженицына, опять вспоминали каких-то этих репрессированных. Я, честно говоря, против.

    О.Журавлёва
    ― Ну, вот, не совсем так, Александр Глебович.

    А.Невзоров
    ― Как? Как не совсем так?
    А.Невзоров: Если у Мединского докторская и была, то она розового цвета и хранится в холодильнике
    QТвитнуть

    О.Журавлёва― Потому что там вдова Солженицына приводила цитату из Твардовского, например, а, вот, рыдали-то как раз те самые уже очень старенькие девочки, которые папу своего никогда не видали, потому что его арестовали и убили, и неизвестно, где похоронили.
    А.Невзоров
    ― А, вот, Оль, я вам могу сказать, что все эти вопли по жертвам репрессий – они скорее учат палачей тому, как легко и безнаказанно можно палачничать в России. Потом, конечно, потом будет страшная месть: через 50 лет придут интеллигенты со свечками, Прочтут стишок и приклеят какую-нибудь табличку на стену, да?

    В.Дымарский
    ― Памятник поставят.

    А.Невзоров
    ― Да, памятничек какой-нибудь поставят, порыдают, розочку принесут. Но на самом деле, ведь, понятно, что эти все мероприятия, связанные с жертвами репрессий, это скорее методички для палачей, чем необходимость для жертв и для их потомков.

    Ведь, когда я говорю про абсолютно патовую, безвыходную ситуацию для России сегодня, я не случайно это говорю. Ведь, смотри, у нас никаких протестов, там, с 2000 года в России никогда не было. Никаких протестов.

    О.Журавлёва
    ― Подождите, а 2012-й и далее? А 6 мая, а всё вот это – это что?

    А.Невзоров
    ― Оленька, вы плохо представляете себе, что такое протест. Протест – это штука круглой формы, протест бывает от самоката, протест бывает от Камаза. Обычно по верхней кромке протест украшен протектором. Протест легко катится и легко загорается. Вот, что такое протесты.

    А толпы интеллигентов, которые не знают, где им подышать и пожаловаться на жизнь, это всё не протесты. Но это происходит не по какой-то причине, а потому что все, в общем, понимают, до какой степени двигаться-то некуда, потому что в свободу не пойдешь, Россия ее не воспринимает… В репрессии – ну, мы уже на эту тему поговорили – тоже дороги нет. Посему протесты, в общем…

    О.Журавлёва
    ― Есть одна дорога – ехать воевать куда-нибудь. И мы видим людей, которые туда выдавливаются.

    А.Невзоров
    ― Да, но я, вот, вижу Сирию, например. Для меня Сирия вообще стала загадкой. Я подозреваю, что вот эти все бесконечные победы в Сирии имеют какое-то простое и волшебное объяснение. Наверное, все-таки, существует секретный отдел при Министерстве обороны, который занимается воскрешением разбомбленных боевиков, отстройкой бесконечных штабов. Потому что вот те несколько миллионов боевиков, которые были уже убиты, эти тысячи штабов, которые были разгромлены…

    В.Дымарский
    ― Уже объявили, что всё закончено.

    А.Невзоров
    ― Да. Вот, просто такого количества штабов, такого количества боевиков невозможно себе представить, если их не воскрешают заново и снова не бросают в бой, значит, против…

    О.Журавлёва
    ― Да это наш метод, Александр Глебович! Помните, во время чеченской кампании у нас постоянно оставалось еще 500 боевиков недобитых?

    А.Невзоров
    ― Да, конечно. Но я думаю, что… Там, правда, случались какие-то печальные события и гибели генералов. Ну, в конце концов, не всё же генералам брать взятки по 380 миллионов. Когда-нибудь надо и погибать. У них вообще профессия такая.

    Ну вот, кстати говоря, посмотрите, как закончились все по этому поводу эйфории, да? Ведь, как долго люди, уехавшие делать Русскую весну, террористы, которые сейчас терзают Донбасс, как долго они были в общественном сознании героями не только в России, но и в Белоруссии. А вот тут на днях прошло совсем немного времени, и белорусская Фемида треснула таки картофелиной очередного героя, причем расплющила его на 2 года какого-то там режима. Это тоже был любитель Русской весны и не по каким-то там размазанным, расплывчатым формулировкам, а именно за Донбасс, за пособничество террористам.

    Там, кстати, очень забавно. Оттуда прислали мне бумажку: у них курсирует между Донецком и Луганском такой чахлый-чахлый автобусик такой. Это их автобусное сообщение. Но знаете, как называются теперь рейсы между Донецком и Луганском?

    О.Журавлёва
    ― Как?

    А.Невзоров
    ― Это международные рейсы, о чем официально написано в соответствующих справочниках и объявлениях. Ну, у нас вообще как-то, вы знаете, с войной всё в порядке. У нас есть еще вот этот пухлый могильщик мира Ким, да?

    В.Дымарский
    ― Кто это?

    А.Невзоров
    ― Ну, как это? Корейский обжора, да? Ну, надо сказать, что он назлодейничал еще на привес в 5 килограммов живого веса, потому что дотошливые американцы – они всё время вычисляют объем его щечек и понимают, что вот этот имидж всемирного убийцы и поджигателя – он плохо вяжется, конечно, с его обжорством, что дает в известном смысле некие шансы на то, что…

    О.Журавлёва
    ― Послушайте, но бомбы-то у него настоящие? Ракеты настоящие?

    А.Невзоров
    ― Бомбы у него настоящие, но я думаю, что, все-таки, его гедонизм пересилит его желание испепелить мир. Он же понимает, что вместе с миром погибнут все те европейские…

    В.Дымарский
    ― Вся его еда.

    О.Журавлёва
    ― На один гедонизм у нас надежда. Александр Глебович, один коротенький вопрос можно? Мы просто пока здесь еще возле Сирии находимся, слушатель пишет: «Очередных двух ряженых «ихтамнетов» предъявили в Сирии. Дойдет ли когда-нибудь до населения, которое едет мародерствовать и убивать в чужие страны, что РФ их сдаст или продаст?» Очень странная история, потому что люди, опять-таки, говорят, что «Вот, мы такие-то, такие-то, такого-то года рождения», а официальная позиция такая, что мы пока сейчас проверяем, есть ли у них российское гражданство. Что это за люди? Понятно, что их там нет, конечно же.

    А.Невзоров
    ― Оль, пойми, я, как бы, не сторонник предъявлять претензии к солдатам. Ребята туда приехали отрабатывать свои ипотеки, зарабатывать свои небольшие тяжелые кровавые денежки.

    О.Журавлёва
    ― Частным образом, я прошу прощения?

    А.Невзоров
    ― Нет, нет-нет, я думаю, это произошло вполне всё официально и централизованно. Но я не любитель топтать солдат, да? У нас есть маленький…

    О.Журавлёва
    ― Тут не к солдатам вопрос, тут вопрос к официальной позиции Минобороны, Кремля и так далее.

    А.Невзоров
    ― Ну, я озвучивал свою позицию по Сирии неоднократно, сейчас не будем повторяться. Мы видим, что у нас даже… Чего там солдаты! Мы видим, что выходит срок годности губернаторов, причем как в большом супермаркете по вечерам проходят тетки со сканерами, сканируют срок годности ветчины вне зависимости от того, зеленая, не зеленая, заплесневела. Всё. Но, правда, ее не выкидывают – ее переформатируют, упаковывают и пишут новые сроки годности.
    А.Невзоров: Это всё символизирует закат симпатичного мне Навального
    QТвитнуть

    И мы видим, что все эти губернаторы, которых сейчас меняет Путин, они грустно, но послушно как роботы в переплавку идут вот в эту свою отставку. Очень смешно ерзает на стуле Орловский губернатор, который воздвигал памятники Ивану Грозному, Потомский. Но и он тоже красавчик, как санкционный гусь под бульдозер тоже пойдет.
    О.Журавлёва
    ― Как те сечинские колбаски, которые уничтожил суд.

    А.Невзоров
    ― Да. Но до какой степени они делают это безропотно!

    В.Дымарский
    ― А, кстати, зачем суд решил ликвидировать сечинские колбаски?

    О.Журавлёва
    ― Виталий Наумович, мы заканчиваем здесь. Простите, бога ради! У нас сейчас новости. Мы продолжим «Невзоровские среды» после новостей.

    НОВОСТИ

    О.Журавлёва: 21
    ―35 в Москве, «Невзоровские среды» продолжаются. И в Петербурге тоже 21:35. Александр Невзоров, Виталий Дымарский, господа, я как всегда вас подстрелила на взлете.

    В.Дымарский
    ― Мы здесь. Подожди, Оля, мы здесь, и Ярослав Ширшиков передает гусарский привет господину Невзорову. Он нас слышит. И я думаю, что Невзорова куда-то уже приняли в какую-то там секту, по-моему. Теперь еще Невзорова в гусарство примут.

    О.Журавлёва
    ― Почему сразу в секту?

    А.Невзоров
    ― Нет, ни в какую секту меня не принимали. Я святой. Да я святой в церкви летающего макаронного монстра. А что касается гусар, то я тоже им передаю привет, и надеюсь, что, все-таки, вот этот классный проект с соблазнением Поклонской свершится, потому что Ширшиков необыкновенно обаятельный человек и, согласно всем их там «пусть его ус краса природы черно-бурый в завитках», вот, взовьется и исполнит свое предназначение, наконец.

    Но вообще, вы знаете, в прошлый раз вы меня подкузьмили, Оля, по поводу экспертиз о царских останках.

    О.Журавлёва
    ― Ну и Дымарский, кстати, меня готов поддержать, мне кажется.

    А.Невзоров
    ― Да, он тоже, наверное, может поддержать.

    О.Журавлёва
    ― Он скорее сторонник официальной версии.

    В.Дымарский
    ― Я не слышал вашего разговора.

    А.Невзоров
    ― Ну, не является секретом, что у меня есть, как бы, набор частных учеников, я читаю частные лекции. Ко мне как раз обратились с просьбой рассказать о том, что творится сейчас на фронте исследований, на реальном фронте исследований останков и до какой степени вообще вся эта история фейковая?

    О.Журавлёва
    ― Я прошу прощения, вы в прошлый раз говорили, что вы вообще не уверены, что царскую семью расстреляли.

    А.Невзоров
    ― Да, да-да. Но тогда я это сказал, всего-навсего базируясь на своем ощущении, что всё это как-то очень смахивает на литературщину, что больно это всё пафосно, красиво, трагично, истерично.

    Но мне когда пришлось готовиться к лекции, я поднял материалы и выяснил, что, оказывается, в пользу той версии, что этот расстрел является фейком, существует очень много сверхсерьезной академической фундаментальной литературы, целая библиотека, начиная с фундаментального труда «Дело Романовых, или Расстрел, которого не было» Саммерса и Мангольда, затем «Правда о Романовых» Марка Ферро. Затем есть очень любопытная версия академика Алексеева, который, между прочим, директор Института истории и археологии уральского отделения РАН. Есть работы профессора Виннера, материалы конференции в Брисбене генетические. И всё это базируется на весьма-весьма серьезных основаниях, да? К этому мы сейчас перейдем, потому что, вот, есть эта истерично навязываемая трагическая поповская версия, которая стала общепринятой…

    В.Дымарский
    ― Как поповская, когда церковь не знала?

    О.Журавлёва
    ― Попы-то как раз не признают подлинность останков.

    А.Невзоров
    ― Нет, подождите-подождите, они признают факт великомученичества и, более того, они его даже канонизировали. Если этих останков нет или они не имеют никакого отношения к Николаю-2, то тогда, вероятно, придется пересматривать и факт канонизации.

    О.Журавлёва
    ― Ну, это невозможно, Александр Глебович. Он страстотерпец, я так понимаю, а не великомученик.

    А.Невзоров
    ― Да подождите, подождите.

    О.Журавлёва
    ― Но пересмотреть же нельзя?

    В.Дымарский
    ― Противоречие есть. Противоречие есть.

    А.Невзоров
    ― Не, почему? Они наканонизировали массу святых недавно, и часть святых пришлось то, что называется, отозвать, потому что выяснилось, что все эти святые, в общем, исправно писали доносы друг на друга, как только вскрылись соответствующие архивы КГБ.

    Но посмотрите внимательно. Ведь, действительно, если на секунду скинуть с себя морок, наваждение этой агрессивной поповской версии о расстреле и мученичестве, то мы увидим абсолютную абсурдность.

    Для чего вообще убивают царя? Для чего царей убивают?

    О.Журавлёва
    ― Чтобы его не было.

    А.Невзоров
    ― Для того, чтобы полностью закрыть вопрос о его существовании, да? Лишить сторонников этого живого идола, прервать династический цикл и прекратить любые претензии в этом смысле.

    Но в этом случае доказательства смерти монархов всегда демонстрируются предельно широко и всенародно. Я напомню москвичам (а у них есть там Яузские ворота), на протяжении почти 8-ми месяцев на Яузских воротах висел трупик повешенного 4-летнего мальчика, которого радостно повесили…

    О.Журавлёва
    ― Сына Лжедмитрия.

    А.Невзоров
    ― Сына Марины Мнишек для того, чтобы закрыть вопрос, показать, что он мертв.

    А.Невзоров: У меня опыт употребления наркотиков закончился в пионерском лагере
    QТвитнуть

    В.Дымарский― Вопрос наследия.
    А.Невзоров
    ― Самого Лжедмитрия точно так же тщательно и долго показывали публике. Всегда королей, царей…

    О.Журавлёва
    ― Но с тех пор прошло несколько сотен лет. Может быть?..

    А.Невзоров
    ― Подожди, Оля, подожди.… казнили публично, потому что труп есть прекращение, точка в этом вопросе.

    О.Журавлёва
    ― Так?

    А.Невзоров
    ― А, вот, красноармейцы и чекисты Екатеринбурга действуют так, как будто бы хотят оставить вопрос открытым, да? Как будто бы они работают вообще на какую-то конспирологию, бесследно уничтожая то, что надо было бы предъявлять самым широким образом. При том, что мы знаем, что в этот момент и Ленин, и Троцкий мечтают, их трясет от желания устроить показательный процесс над Николаем Кровавым, припомнив ему всех расстрелянных революционеров, припомнив всех перебитых расстрелянных старушек на Невском, бессмысленную войну, которую это дурак развязал только для собственного удовольствия, которая обескровила и надломила эту несчастную Россию. Они хотят этот процесс, да?

    И в этот момент вдруг происходит этот казус в Екатеринбурге, и красноармейцы действуют так, как будто бы они вообще знают о существовании ДНК, да? И делают всё, чтобы экспертиза никогда бы не была полноценной. Причем, уничтожать трупы, как они это делают, таким высокохудожественным образом нет никакой необходимости.

    О.Журавлёва
    ― Ну, вроде бы, в шахту сначала бросили?

    А.Невзоров
    ― Не, ну там они чего-то их пытались растворять кислотами. Правда, сочиняли эту сказку те, кто с кислотами никогда не работал и не понимают, что для этого нужна как минимум ванна, да? Они прикапывают их в дороге, вытаскивают, куда-то сбрасывают, опять куда-то прикапывают. Да посмотрите топографические карты Екатеринбурга того времени – там полно бараков, там полно расколов, там полно ангаров. Да, в конце концов, чекисты всесильны, они выкидывают любую семью из любой избы, засовывают туда эти трупы и в течение двух часов мы имеем просто чистый пепел и ничего больше.

    И вообще надо помнить, что Николай Второй на тот момент был одним из самых богатых людей в мире, да? Он ухитрился отжать у своей этой нищей страны, ведь, триллионы, и кодами, паролями в международных банках владел только он один. В таких случаях, как правило, заключаются договоры и никто никогда очень богатых людей не расстреливает.

    И вот здесь мы переходим уже к тому, что, на самом деле, имеет отношение к делу. И это не конспирология, потому что конспирология говорит про то, что она знает, как было. А мы не знаем, как было. Мы можем только указать, что в этом мифе зияют огромные страшные дыры, потому что во всех экспертных вопросах есть чудовищная каша.

    Есть японский генетик Тацуо Нагаи, очень крупный и очень авторитетный японец, который, поверьте, не имеет никакого отношения ни к противникам версии расстрела, ни к сторонникам версии расстрела. Вот, он открыто заявляет, что все имеющиеся образцы не имеют никакого отношения вообще к Романовым и что, более того, в могиле все останки никак не связаны между собой.

    В.Дымарский
    ― Откуда он их получил?

    А.Невзоров
    ― Он получил, потому что японцы оказались обладателями генетического материала Романовых. Когда юный Николай Кровавый путешествовал по Японии, какой-то дурак врезал ему по голове то ли саблей, то ли шашкой, и в местном краеведческом музее сохранились образцы крови на бинтах, сохранились все перевязочные средства, жилетки.

    О.Журавлёва
    ― Александр Глебович, ну, я могу придумать историю, как эти бинты подменили, и вся версия несчастного японца катится к чертовой матери.

    А.Невзоров
    ― Отлично, да.

    В.Дымарский
    ― Откуда Япония взяла останки?

    А.Невзоров
    ― Почему? Останки раздавались для экспертиз.

    В.Дымарский
    ― Что, мы раздавали всем, да?

    А.Невзоров
    ― Совершенно верно. Есть… Хорошо, вам не нравится японец? Есть исследование Стэнфордского университета Алекса Найта, который тоже утверждает, что вся эта останковая…

    О.Журавлёва
    ― Останкинская.

    А.Невзоров
    ―… останковая фигня – полная липа. Правота Найта подтверждается в Мичиганском университете при соответственных исследованиях, в Лос-Аламосской национальной лаборатории, а затем закрепляется целой конференцией в Брисбене.

    Для генетиков, ведь, это просто очень, как бы, интересный жесткий любопытный вопрос, что же, на самом деле, произошло? У них нет пристрастий, но они говорят, что всё, что имеет отношение к генетике, это полная липа. Они смеются, конечно, над припоповленными русскими генетиками, потому что русские генетики говорят, что «Вот, мы нашли образцы ДНК длиной там чуть ли не…»

    О.Журавлёва
    ― Александр Глебович, ну, скажите. Неужели…

    А.Невзоров
    ― Подожди, Оля!

    О.Журавлёва
    ― Неужели русские генетики?

    А.Невзоров
    ― «… длиной чуть ли не в 1200 нуклеотидов». Ну, это смешно, да? Даже при идеальных условиях за 50 лет остаются цепочки длиной примерно там в 100-200 последовательностей.

    То есть всё это дикий свист, и давайте только подумаем, зачем и почему, зачем нужно было делать такую сумасшедшую возгонку культа Николая Кровавого?

    В.Дымарский
    ― Вот, зачем возгонку, я вам сейчас не отвечу…

    А.Невзоров
    ― А я вам отвечу.

    В.Дымарский
    ― Хорошо. Но с точки зрения истории, чуть-чуть если вернуться назад, то вот пишет нам наш слушатель Рупрехт (и я его поддерживаю, это известная история).

    О.Журавлёва
    ― Владлена Сироткина.

    В.Дымарский
    ― «Вы забываете, — пишет он, — что наступала Белая гвардия. И Екатеринбург вот-вот должен был пасть».

    А.Невзоров
    ― Это была сильно не Белая гвардия, это были чехи. Транспортировка не являлась проблемой на тот момент.

    В.Дымарский
    ― Надо было заметать следы.

    А.Невзоров
    ― Нет, это всё как раз… Поймите, мне же всё равно, расстреляли его, не расстреляли. Мне нет дела до этого Николая Кровавого.

    О.Журавлёва
    ― Вы порочите генетиков.

    А.Невзоров
    ― Я в данном случае говорю, что есть… Почему? Я не порочу генетиков. Я вам привел авторитетнейших генетиков, которые утверждают, что все эти костяшки не имеют никакого отношения к Романовым.

    А.Невзоров: В результате мы получим из Энтео очень классного и свободомыслящего человека
    QТвитнуть

    О.Журавлёва― Александр Глебович, то есть вы хотите сказать, что у русских, российских исследователей что-то застит глаза или они абсолютно малограмотны? Ну, я просто не могу пока в это поверить.
    А.Невзоров
    ― Нет, они не малограмотны. Генетика – это нормальное ремесло, которое абсолютно идентично как вольтова дуга хоть в Англии, хоть во Франции, хоть в России. Это простейшие подсчеты, это простейшие исследования. Я не понимаю, в чем дело, я только вижу, что, скажем так, авторитетные генетики Запада поднимают сегодняшние генетические изыскания россиян на смех. И я понимаю, что, возможно, происходит вот эта вот эмоциональная атака, эта убежденность в том, что была какая-то трагедия.

    Ведь, давайте разберемся, кому и зачем это надо, да? Что такое Николай-2 в цифрах за последние 17 лет со дня канонизации? Вы никогда на эту тему не задумывались, что такое проект «Николай Второй» в цифрах за 17 лет со дня канонизации? А я вам скажу. При 140-миллионном населении, из которых половина считает себя воцерковленными и верующими, это примерно по самому скромному подсчету около 500 миллионов свечек за 17 лет, которые прошли со дня канонизации. Это примерно такое же количество специальных треб, это бюджеты крестных ходов, образки, иконки, литература и всякие сопутствующие суммы. В результате мы понимаем, что проект «Николай-2» принес РПЦ как минимум 10-15 миллиардов рублей. Вот и весь секрет, скажем так, этой истории.

    О.Журавлёва
    ― Александр Глебович, я вполне готова согласиться со многими вашими тезисами за исключением одного. Дело в том, что как раз между автором генетической экспертизы, которую вы, так сказать, сейчас не ставите ни во что, и РПЦ было несогласие. РПЦ не признавали этих результатов. Вот, как бы, в чем засада.

    В.Дымарский
    ― Оль, то есть вы поддерживаете РПЦ.

    А.Невзоров
    ― Я не являюсь ни сторонником, ни противником этой версии. Но коль скоро, как я заметил, даже в Википедии русской известие обо всех этих бесконечно важных работах, которые должны быть приняты во внимание, когда мы взвешиваем версии, даже оттуда они удалены и от них нет помину, я полагаю, что, в общем, знать об этом надо.

    Я повторяю, мне совершенно безразлична судьба этого Николая, я всего-навсего рассказываю о том, зачем мог быть нужен этот проект, и рассказываю о том, каково мнение мировой генетической науки по поводу данных останков.

    О.Журавлёва
    ― Хорошо. А выводы уже, так сказать, каждый делает сам.

    А.Невзоров
    ― Да. Ну, мы знаем, у нас еще есть поповедение. Что у нас?

    О.Журавлёва
    ― Да, да, у нас…

    А.Невзоров
    ― У нас есть поповедение, у нас есть замечательная история сегодняшних воцерковленышей. Причем, как вы знаете, вот, ситуация с религией – она приобрела какой-то характер закольцованного маразма, когда уже не понятно. Действия православных активистов стали неотличимы от пародии на эти действия. В Петербурге в эти выходные фигурировало присутствие православно-вагинального контроля. Раскинув огромные транспаранты с этими надписями о православно-вагинальном контроле, по Неве ходило какое-то суденышко, на котором, вроде бы, были то ли, действительно, православные активисты, то ли фрики, которые их пародируют. Но судя по транспарантам и плакатам против абортов, которые были…

    О.Журавлёва
    ― Мы видели фотографии, да.

    А.Невзоров
    ― Да, да, да. И по требованию того, что наполнить ГУЛАГи, вернуть расстрелы, запретить аборты, скорее всего, это были непосредственно православные активисты.

    Вообще очень смешно духовность шагает по стране. И мы знаем, что и в Советах ветеранов вдруг стали популярны иконки, свечки, совершение молебнов.

    О.Журавлёва
    ― В Думе обсуждался вопрос, не надо ли читать молитвы на заседаниях фракций.

    А.Невзоров
    ― Да. Но я сейчас в данном случае хочу рассказать о происшествии в московском районном Совете ветеранов. В результате всех этих избыточных иконок и крестиков пришедшая духовность настолько изменила ветеранов, что вот, например, председатель Совета ветеранов сейчас арестован за педофилические действия в отношении собственного внука 10-ти лет, да? А в Ярославле существовал такой богач, самодур, красавец, обладатель пароходов и газет некто Голубев, но к нему тоже постучалась в череп духовность, и в результате этот организатор Крестных ходов, который финансировал в Ярославле все наиболее масштабные церковные мероприятия, сейчас уличен, опять-таки, в педофилической связи с девочками от 8-ми до 10-ти лет. Вот, что, ведь, духовность делает с людьми.

    О.Журавлёва
    ― Александр Глебович, по-моему, это атака на духовность. Государство начинает репрессии. И даже Медведев подписал вот эту вот бумагу по поводу обращения с кадилом (до чего дошло).

    А.Невзоров
    ― Ну, обращение с кадилом… Вероятно, вот, не надо было Медведеву так часто ходить на службах. Вероятно, ему как-нибудь заехали кадилом по тестикулам, потому что, действительно, иподьякона имеют тенденцию махать им необыкновенно широко.

    В.Дымарский
    ― Нет, это противопожарная мера.

    А.Невзоров
    ― Да. Ну, вот, кстати говоря, еще монах Баранов, которого вы все знаете по сайту «Расцерковление», обещал замечательный материал о том, как в окрестностях Иваново объявился старец, который объявил котов бесами и наказал всем своим духовным чадам котов отлавливать, засовывать в мешки и топить. Я надеюсь, что этой гадине на протяжении как минимум месяца во снах будет являться картина Васи Ложкина! Помните, там старуха с кровавым топором? «Кто тут котиков не любит?», да?

    О.Журавлёва
    ― Кто котика обидел, да.

    А.Невзоров
    ― Кстати говоря, в галерее «КОЛдовские ХУдожникИ», в Колхуях, в «Свином Рыле» открылась вчера новая выставка Васи Ложкина, которую я очень рекомендую посетить.

    В.Дымарский
    ― А нам об этом пишут, кстати.

    О.Журавлёва
    ― Да, да. У нас на сайте даже есть репортажик оттуда, по-моему.

    А.Невзоров
    ― Да. И, ведь, обратите внимание, чем дальше это заходит, тем глупее это выглядит, потому что… Вот, Гундяев опять разразился какими-то глупостями. Он сообщил, что оскорбление религиозных чувств – это одна из форм экстремизма. А демонстрация религиозных чувств – это, вероятно, другая форма. Ну, вот, то, что называется, реальность помочилась Гундяеву в глаза, а он, опять-таки, утверждает, что это божья роса при том, что мы видим, что его выкормыши, его воспитанники громят, жгут, угрожают, требуют посадки на кол, а оказывается, вот, оскорбление чувств этих людей, которые поджигают кинотеатры, громят и призывают сажать живых людей на кол, это оскорбление чувств.

    Я вообще, как бы, рекомендую: когда вы слышите каких-то священнослужителей… В этом нет никакого оскорбления. Вы просто проведите то, что Эйнштейн называл «умственным экспериментом, мысленным экспериментом». Побрейте этого человека. Сбрейте с него волосы и бороду, снимите с него парчу, наденьте на него обычную обвислую майку, поставьте рядом бутылку с пивасиком. И поверьте, вот эти все речи про летающих архангелов, про связи с невидимыми существами будут выглядеть совершенно по-другому, и просто рука потянется к трубке, чтобы набрать известный короткий номер и вызвать известную карету.

    О.Журавлёва
    ― Александр Глебович, а про то, как Энтео выгнали из православного братства, вы с радостью принимаете эту историю?

    А.Невзоров
    ― Да, я слышал об этом. Нет, я не с радостью, я…

    О.Журавлёва
    ― Богохульник, и с Алёхиной дружит!

    А.Невзоров
    ― Вы знаете, я думаю, что Энтео всем еще преподнесет сюрпризы, потому что, как я всегда и говорил, мальчишка… Хотя, он уже не мальчишка, он взрослеет. Но он живой, он ищущий, он страстный, он наделает еще немало глупостей. Но я думаю, что в результате мы получим очень классного и свободомыслящего человека. Вот, как это ни смешно сейчас звучит, применительно, вроде бы, к человеку, который стал синонимом мракобесия, я думаю, что жизни в нем и желания найти какую-то свою правду, очень много.

    О.Журавлёва
    ― Мне кажется, вы видите что-то родное в нем, чем-то он на вас похож в этом смысле.

    А.Невзоров
    ― Ну, слушайте, я в его возрасте был идиотом куда худшим, скажем так, и, может быть, даже в каких-то проявлениях, не в религиозных, но, по крайней мере, в имперских еще более радикальным.

    А вы знаете, кстати, вот тоже в Ивановской области, там тоже прелестная и очень такая, скрепоносная история. Там дама имела неосторожность положить руку в кольцах и в золотых часах на забор. И мимо шел воцерковленный православный человек, плотник. Причем, шел с топором. В одну секунду плотник принимает решение (посмотрите в интернете – я тоже сперва не поверил, но проверил, история подлинная), он немедленно отрубает даме кисть и, на ходу сдирая с этой кисти колечки, удирает с этой кистью. Выяснилось, что это один из крупных жертвователей местной общины, что это вообще очень почтенный человек, который никогда не был судим, отец двоих детей, владелец в таком стерлиговском духе отстроенного деревянного экологического коттеджа. То есть во всех смыслах этого слова положительный человек. Вот, ведь, говорю, что делает в реальности духовность с людьми.

    О.Журавлёва
    ― Ну, говорят, что пенсионер из Лас-Вегаса тоже, в общем, не привлекался, был вполне смирным и состоятельным. Ну, кстати, насчет его религиозности мы ничего не знаем.

    В.Дымарский
    ― У него папа был бандит.

    О.Журавлёва
    ― Ну, это ни о чем не говорит.

    А.Невзоров
    ― Нет, ну, папа… Извините, у меня папа был вообще, у меня папа был торговцем наркотиками, застрелен полицейскими.

    В.Дымарский
    ― Подождите-ка, у вас папа был…

    А.Невзоров
    ― Да, правильно, в резервации в Оклахоме.

    В.Дымарский
    ― Да.

    А.Невзоров
    ― Да. Как все жители резервации… он, естественно, только торговал наркотиками и погиб в честном бою с полицией. Но это не значит, что я… У меня опыт употребления наркотиков закончился в пионерском лагере. Приехал какой-то на вторую смену…

    В.Дымарский
    ― Папа привозил?

    О.Журавлёва
    ― Хоть что-то есть позитивное в Невзорове.

    А.Невзоров
    ―… толстый-толстый мальчик, который сообщил, что здесь сейчас основным наркотическим хитом являются ногти. И я помню, что мы, пионеры, настригли с кого-то грязных ногтей с ног, затолкали это в папиросы «Беломорканал» и сидели, смолили. Потом мы блевали всем отрядом, естественно. На этом у меня знакомство с наркотиками закончилось.

    О.Журавлёва
    ― И на этом мы заканчиваем передачу. Простите, пожалуйста.

    А.Невзоров
    ― Да пожалуйста!

    О.Журавлёва
    ― Время вышло. Спасибо большое. Александр Невзоров, Виталий Дымарский, Ольга Журавлёва, «Невзоровские среды». Всего доброго.

    Источник
    • нет

    9 комментариев

    avatar
    взялся просто за примитивного, но честного солдата информационной войны. Ну, сейчас он воюет с той стороны, завтра он будет воевать с этой стороны. Чего солдат-то трогать, вот мне не понятно?
    Гэта не салдаты, а ментаўня. Вось з такімі вертухаямі толькі і трэба змагацца — каб выйсці на свабоду а не сядзець пад іх уладай.
    0
    avatar
    Вось з такімі вертухаямі толькі і трэба змагацца.
    Спадарыня Алiна почетный ветеран фронта борьбы с телевизором *lol* Телевизор можно победитьтолько одним способом: просто его не смотреть ;)
    Далей пакуль чытаць і не буду.
    Правильно, чтение это вред! Могут мысли в голове появиться, что очень не желательно ;)
    +1
    avatar
    Могут мысли в голове появиться, что очень не желательно
    не бойцеся
    0
    avatar
    не бойцеся
    Я и не боюсь. Ведь вы же не читаете *lol*
    0
    avatar
    Угаварылі — збольшага праглядзела. Так — Невзоров вертухайская пачвара. Такі ж мент, як і Салаўёў. Аўдыторыя толькі іншая. Мумію ахоўвае старанна. Пра татку Пэдака хуценька забалбатаў.
    Вось такія вертухаі і сядзяць на вышках — каб камісары мелі насупраць толькі песні жаласныя і свечкі. Вертухаі мерзлаты.
    0
    avatar
    Можно понять Глебыча, пани Алина. Он просто за своего подписался, ибо сам служебная лайка. Но гордится тем, что только охотничья, а не, — по совместительству, — ездовая. Однако, облаивает «дичь» тоже строго заданную. Вы уш поверьте старому сибиряку, в лайках я разбираюсь.
    +1
    avatar
    Не выдержал, перешел на эхо и прочел там… Ну хоть бы минимально оформить как-то. Хоть жирным фамилии выделить и рекламу повырезать — совершенно ведь не читабельно(((
    +1
    avatar
    Не выдержал, перешел на эхо и прочел там…
    На Ютубе всегда есть, но там придётся слушать.
    Так-то аффтар забил на оформление текста.
    Я вообще не понял нахера он его сюда притянул.
    Невзоров каждую среду на Эхе одно и тоже рассказывает.
    Удалять не буду, ибо свобода слова наше фсё))
    0
    avatar
    ― А, вот, красноармейцы и чекисты Екатеринбурга действуют так, как будто бы хотят оставить вопрос открытым, да? Как будто бы они работают вообще на какую-то конспирологию, бесследно уничтожая то, что надо было бы предъявлять самым широким образом. При том, что мы знаем, что в этот момент и Ленин, и Троцкий мечтают, их трясет от желания устроить показательный процесс над Николаем Кровавым, припомнив ему всех расстрелянных революционеров, припомнив всех перебитых расстрелянных старушек на Невском, бессмысленную войну, которую это дурак развязал только для собственного удовольствия, которая обескровила и надломила эту несчастную Россию. Они хотят этот процесс, да?
    :)Кровавый і пушысцікі Бранштэйн з Бланкам. Даа… Гэтае выцьцё за старушак, забітых апошнім расейскім царом, ды яшчэ праз сто год камуняцкай улады — гэта проста пі-пец.
    И вообще надо помнить, что Николай Второй на тот момент был одним из самых богатых людей в мире, да? Он ухитрился отжать у своей этой нищей страны, ведь, триллионы, и кодами, паролями в международных банках владел только он один. В таких случаях, как правило, заключаются договоры и никто никогда очень богатых людей не расстреливает.
    :) Аджаў русскі цар у свайго царства. Нуіну… Шарыкаў гэта якраз Невзораў. Выжыў. Папоў пераследуе.

    Але пан сапраўды звярнуў увагу на тое, што смерць царскай сям'і магла выглядаць страшнейшай… Яны маглі быць закатаваны, а не проста расстраляны… Гэта ж на паверхі…
    в реальности Россия сейчас находится в любопытном положении: у нее отсутствуют какие бы то ни было пути. Никаких перемен, никакого развития, никаких перспектив нет, всё закрыто, да? Навальный берет и мелом где-то на глухой бетонной стене криво рисует дверь, и всем начинает рассказывать, что это и есть выход. Это свист, это не выход, потому что Россия, как вы знаете, ей некуда идти, да? Свобода и право, да? Но в 90-е годы она попробовала на вкус свободу и право, она до сих пор рыгает, ее до сих пор тошнит, она блюет от вкуса свободы. У России есть физиологическая непереносимость свободы.

    Двигаться в репрессии тоже невозможно, потому что люди стали гораздо лучше. Они уже не согласны участвовать в массовых расстрелах за палку колбасы и путевку в Ялту, да?
    нелюдзям стала ясна што ў іхнім царстве жэрці няма чаго.
    І сцяна — не з бетону. Дзвярэй — няма.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.