Россия
  • 515
  • Акции Роснефти теперь у китайцев. Цепочки и события


    Появилось несколько новостей, которые формально друг с другом не связаны, но могут иметь самое прямое отношение друг к другу.

    Главная новость — Гленкор и катарский фонд инвестиций фактически сбросили акции Роснефти китайской корпорации «Хуасинь». Именно эти акции были приобретены весьма странным образом у Роснефти, о чем Сечин в свое время рапортовал Путину, как акт беспримерно успешной приватизационной сделки. Правда, потом появилось более чем обоснованное предположение, что по факту за все заплатил российский бюджет. Теперь эти акции, которые (получается) вообще ничего не стоили ни Гленкору, ни Катару, перепроданы китайцам. А может, и просто переданы.

    Буквально вчера российский министр транспорта сообщил, что рассматривается вопрос с подписанием в Египте протокола о безопасности, что может открыть авиасообщение с Египтом, закрытое после теракта. Ну, и днем ранее в ближневосточной прессе появились сообщения, которые пока явно не подтверждены, что Катар пошел на сделку с «шестеркой», выдвинувшей санкции, и готов принять большую часть из них. Если вспомнить еще раньше, то состоялась встреча Лаврова и эмира Катара — внешне абсолютно дежурная, но для чего-то министру и эмиру позарез потребовалось встретиться.

    Объяснение может быть более чем простым и даже тривиальным. Катар «дожали», и он готов принять ультиматум США (а именно они выдвинули этот ультиматум, но как всегда, через посредников, весьма заинтересованных в вопросе). Штаты в числе прочих вопросов заинтересованы в развале консорциума, который собирала Россия под «Турецкий поток», где Катар должен был стать одним из участников. Катарский и иранский газ должен был пойти в Турцию, наполнив свою часть «Потока», сделав его рентабельным. Без Ирана и Катара судьба «Потока» весьма плачевна и похожа на судьбу «Набукко», под который не оказалось достаточных объемов газа.

    Однако именно под участие Катара ему были вручены столь странным образом доставшиеся фонду инвестиций акции «Роснефти» (хотя, возможно, там могла быть и коррупционная составляющая — куда ж без нее). И выход Катар из акций Роснефти в таком случае означает джентльменский возврат взятки. Почему китайцам — отдельный вопрос, но теперь Катару по всем понятиям нужно просто вернуть плату за неоказанную им услугу.

    Соответственно, теперь для России теряется смысл насекомить Египет и закрывать воздушное сообщение с ним, что и организовали прокатарские террористы, убив 200 наших граждан над Синаем.

    Ну, а Лавров встречался с эмиром, который поставил его перед фактом и обсудил технические детали отката назад.

    В таком разрезе все очень даже укладывается в общую схему, на выходе из которой рисуются нешуточные проблемы для «Турецкого потока». Собственно, буквально вчера министр Новак заговорил о том, что Россия будет обсуждать с Украиной вопрос транзита и после 19 года, чего, собственно, и пытались избежать через строительств обходных маршрутов, где южный маршрут («Южный поток», а затем и «Турецкий поток») был критически важным элементом ухода Газпрома из украинской ловушки.

    Возможно, что теперь перед Путиным поставили вопрос о принципиально новой ситуации, в которой он уже не может шантажировать Украину отказом от транзита, а потому он и выдвинул «инициативу» о миротворцах, фактически запуская процесс сдачи Донбасса по югославскому сценарию. Деваться больше некуда.

    Ну, и последнее. Почему акции «Роснефти» сбросили именно китайцам. Там тоже более-менее понятно. Китай в свое время выдал «Роснефти» 35 миллиардов, судьба которых туманна и загадочна. Потому джентльмены могут просто рассчитываться за старый должок. Все свои, так что тут без вопросов.

    Если все так (или примерно так) — то события вполне связаны между собой. Грязно, конечно, и трупов вокруг этой истории горы — но совремнный бизнес он такой. Трупы, грязь, кровища и украденные миллиарды — все в одном клубке.

    Автор — Анатолий Несмиян (el murid)
    • нет

    12 комментариев

    avatar
    Потому джентльмены могут просто рассчитываться за старый должок.
    Трупы, грязь, кровища и украденные миллиарды — все в одном…
    у каго ўкралі мільярды?
    0
    avatar
    лол
    отдали кетайцам кусок народного достояния и еще и доплатили за это
    интересно в счет чего?
    0
    avatar
    Катарский и иранский газ должен был пойти в Турцию, наполнив свою часть «Потока», сделав его рентабельным.

    Песня. :)
    Я бы даже усугубил — Песнь Пропагандиста. :)
    -1
    avatar
    У вас мільярдаў не кралі?
    +1
    avatar
    похоже ельмюридка прав, таки гп нагнули по полной
    0
    avatar
    Это очень весомый контраргумент.

    Похоже теперь на трубе рф будут вертеть все по очереди.
    Арабы
    Китайцы
    Европейцы
    И (о ужас) украинцы.
    0
    avatar
    Главная новость — Гленкор и катарский фонд инвестиций фактически сбросили акции Роснефти китайской корпорации «Хуасинь».
    Ну что ж..? — Их проблема. Казачье-эвенкийское подполье не раз предупреждало всех о том, что грязные сделки, проводимые оккупационным правительством с национальными компаниями и национальными ресурсами, рассматриваются нами как ничтожные. В том числе через Синь-Хуа для Хуасинь и др. китиайских товарищей эта позиция доводилась. Низачот.
    0
    avatar
    С правами собственности никогда не просто, даже на родине беспредела. Дело Юкоса вспомните.
    0
    avatar
    Очень много государственных денег. И Игорь Сечин
    Как «Открытие» превратилось в крупнейший частный банк в стране и почему прогорело.
    meduza.io/feature/2017/09/12/ochen-mnogo-gosudarstvennyh-deneg-i-igor-sechin

    Там, в частности, о ласковом и заботливом Сечине, накануне уничтожения собеседника: прям как беседа с Улюкаевым *lol*

    И как санкционированная Роснефть получала валютный кредит
    0
    avatar
    Михаил Крутихин

    Извивы приватизации: как китайцы получили часть « Роснефти »


    Руководитель «Роснефти» Игорь Сечин объявил, что совладельцем его компании стала крупная частная китайская компания CEFC, которая приобрела 14,2% акций. По оценке Reuters, покупка обошлась китайцам в $9,1 млрд.

    Эта сделка, по существу, закрывает спекулятивные рассуждения относительно состава владельцев 19,5% акций «Роснефти», то есть пакета, который был недавно приватизирован в ходе чрезвычайно запутанной операции.

    Напомним, как президент России напутствовал Сечина накануне продажи акций, которая оставила под контролем государства чуть больше 50% компании. Выступая 1 февраля прошлого года в Кремле, он сказал: «Все приватизационные сделки должны строго соответствовать нормам и требованиям закона, само собой разумеется. Необходимо обеспечить и максимальную прозрачность этих сделок как для их участников, так и для общественности».

    Вот чего в сделке не было, так это прозрачности. Наблюдатели были вынуждены делать выводы о каждой из проведенных чиновниками операций на основании скудных пресс-релизов, а чаще всего просто применяя элементарную логику и здравый смысл с учетом характерных особенностей поведения нынешней российской элиты в хозяйственных делах.

    Первая неясность возникла с источником средств, которые якобы поступили в российский бюджет от покупателей 19,5% «Роснефти». Дело в том, что 7 декабря 2016 года, как раз накануне продажи акций, «Роснефть» неожиданно и спешно выпустила облигации на 625 млрд рублей и за полчаса разместила их среди неназванных собственных «дочек». Сделано это было без объявления деталей и даже без обязательного и гласного созыва совета директоров «Роснефти». Чтобы расплатиться, эти дочерние компании заложили облигации в Центробанке, который фактически провел дополнительную эмиссию денег.

    Официально было объявлено, что средства пойдут на рефинансирование долга и финансирование зарубежных проектов «Роснефти», однако самой реалистичной гипотезой, за которую сразу ухватились наблюдатели, было использование полученных в Госбанке средств для приватизационной сделки. Иными словами, некие покупатели-бенефициары должны были расплатиться за акции не своими, а государственными рублями.

    Подозрения в истинности этой гипотезы укрепились, когда на сцене появились покупатели: государственное инвестиционное ведомство Катара и нефтеторговая фирма Glencore, которая частично принадлежит тому же катарскому фонду. Первой прокололась Glencore, объявившая, что покупает акций только на 300 млн евро, а затем и катарцы были вынуждены признать, что заплатили только 2,5 млрд евро. Таким образом, этому дуэту досталась примерно четверть приватизировавшегося пакета.

    За остальное должен был поступить кредит от итальянского банка Intesa. Однако позднее, уже в конце лета 2017 года, итальянские банкиры признали, что не смогли обеспечить синдицирование этого кредита: ни западные, ни восточные банки не пожелали финансировать непрозрачную сделку, где главным действующим лицом выступали находящиеся под санкциями США и ЕС «Роснефть» и ее босс Игорь Сечин.

    Без синдицирования этот кредит, как логично было бы предположить с учетом участников сделки, мог поступить только от самой «Роснефти» – из средств, которые компания получила от того самого размещения облигаций, а также из «Роснефтегаза», куда поступают дивиденды самой «Роснефти».

    Чтобы еще больше затуманить операцию, катарцы и Glencore быстро зарегистрировали с полдюжины компаний, в том числе в закрытых для посторонних глаз юрисдикциях, и через цепочку перекрестных схем собственности передали свою долю в «Роснефти» (5,3%) зарегистрированной в Сингапуре фирме QHG Shares Pte. Сюда же поступили и акции, за которые так и не расплатился банк Intesa.

    По сути дела, они уже не принадлежали российскому государству: «Роснефть» и правительство объявили, что продажа завершена, сделка закрыта, а средства поступили в госбюджет. Получается, что реальными владельцами 14,2% акций госкомпании, возможно, стали те, кто проводил приватизационную операцию с использованием государственных средств. Они-то сейчас и продали этот размещенный в Сингапуре актив китайцам.

    Если такой сценарий верен, то катарский фонд, компания Glencore и итальянский банк выступали в качестве посредников операции, обогатившей в том числе продавцов государственной собственности России.

    По свидетельству банковских экспертов, итальянцы могли согласиться на роль ширмы за относительно небольшие комиссионные – от одного процента от суммы сделки. Для Glencore наградой стал пятилетний контракт на перепродажу продукции «Роснефти» (220 тысяч баррелей в сутки), что может принести посреднику до полумиллиарда долларов комиссионных за весь срок действия контракта. А катарцы потребовали, чтобы дивиденды на их долю в «Роснефти» составляли не 26% чистой прибыли компании, а 35% – что и получили. Представители QIA и Glencore были приняты президентом России, который выразил им благодарность за помощь, и получили места в совете директоров «Роснефти».

    Однако детали всей цепочки операций остаются тайной вопреки заверениям российского президента. Неясности оставляют широкое поле для гипотез, которые никто пока не торопится опровергать с помощью документов.
    0
    avatar
    Вывсёврёте

    0
    avatar
    Круговорот бабла в распиле

    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.