Россия
  • 263
  • Зеркальная болезнь

    Философ Александр Рубцов о том, как «Томагавки» обезвредили российскую пропаганду


    События в Сирии, а также отечественная реакция на инцидент провоцируют сочинение текстов о новых ракурсах в понимании некоторых существенных особенностей нынешней российской власти и проводимой ею политики. Но для чуть более системного анализа ничего принципиально нового пока не обнаружено. Все ожидаемо, если не считать резкости отдельных проявлений в обострениях такого рода.

    Главное здесь – работа на образ, приоритетная озабоченность «репутацией» руководства. Бомбы с зарином и «томагавки» наносят удары не столько по объектам в далекой пустыне, сколько по скрепам и генетическим кодам в имидже нашего национального лидера. А это уже чревато подрывом основ персоналистской харизматики, выстроенной сложно, но на одном стержне. Приходится отвечать – пусть не сразу и с разной степенью адекватности.

    У ответных усилий в области идеологии и контрпропаганды есть понятные адресаты. Репутация лидера критически важна: а) в глазах не стопроцентно и лишь до поры лояльного истеблишмента; б) в восприятии массы, составляющей ядерный электорат всей этой экстремально популистской конструкции. Какую бы роль ни играли здесь личные амбиции и стандартные, автоматически воспроизводимые внешнеполитические сигналы, важно понимать, насколько в данной версии электорального персонализма критична системообразующая, несущая функция рейтингов и всего, что с ними так или иначе связано, прямо сейчас или на будущее. Возможность периодически фиксировать и «ненавязчиво» демонстрировать зашкаливающую популярность главнокомандующего позволяет держать на коротком поводке окружение, элиту и вертикаль, а также загонять под ковер оппозицию, которой при всей ее видимой маргинальности все же потенциально сочувствует около пятой части населения. Кроме того, накал неприятия у нас заметно больше энергетики обожания.

    Бомбардировка в Сирии вдвойне оскорбительна, поскольку перехватывает сам стиль политического мачизма. Она автоматически провоцирует ответные реакции в том же духе и с повышением ставок в «игре крутых», а с этим проблемы. Например, после такого: «Как отмечает ряд СМИ, официальные сообщения о времени удара свидетельствуют, что операция была проведена прямо во время совместного обеда Трампа и Цзиньпина в Мар-а-Лаго». Это уже не просто аккуратно регулярные опоздания. Асимметрию наших ответов в слабую сторону приходится компенсировать «искусством заголовков», особенно в обслуживающих официоз популистских интернет-ресурсах, адресованных не самой продвинутой публике.

    «Кремль ответил на ракетный удар США по авиабазе в Сирии» – появление такого заголовка почти сразу после инцидента вводит в ступор впечатлением, что война с Америкой уже началась (из текста выясняется, что еще нет и наш ответ был риторический).

    «Наконец свершилось! Дональд Трамп откровенно признался, зачем совершил удар по Сирии, – мир в ужасе». В материале говорится о письме Трампа конгрессу и о том, что это письмо дословно копирует предыдущие устные объяснения для широкой публики.

    «Трампу не запугать Путина военной операцией в Сирии». Смысл внешней политики и военных операций США – запугивание Путина, а дело это безнадежное. Материал под заголовком «Трамп пробует власть на вкус: США вводят жесткие санкции против РФ» со вкусом описывает наши новые неприятности, но заканчивается каленой фразой: «Экономические игры США заведомо будут выиграны Россией». Особенно дорого это уверенное «заведомо».
    Примеры подобной идеологии заголовков можно множить. (Пропаганда в Китае освоила эти технологии раньше нас и лучше.) Запоминается и забивается в подкорку яркое клише, которому содержание текста может даже противоречить. На этом же основаны технологии нашего ТВ, где гораздо сильнее работают многократно повторяемые анонсы будущих псевдоновостных и якобы аналитических программ. Во-первых, именно эти сигналы формируют штампы сознания, бессознательные клише и саму рамку восприятия, а во-вторых, они добираются до всех, включая тех, кто новости и правильную аналитику не смотрит из соображений гигиены.

    Главная же проблема в том, что эта битва престолов между Россией и США переносится на нашу территорию – в пространство резкости, непредсказуемости и личностной импульсивности с ядерным потенциалом. Не так важно, какие именно действия предпримет Трамп в realpolitic, – важнее, что теперь мы вступаем в конкуренцию, если не в войну изоморфных стилей и имиджей, а эта эстетика куда более бескомпромиссна, особенно в замесе на перфекционизме. Здесь уже точно срабатывает «ни пяди», тем более что Америка своим Трампом с ногами влезает на нашу имиджевую территорию и готова отвоевывать здесь позиции отнюдь не малой кровью. Даже у нашего лидера нет такой прически и таких галстуков, а значит, конкуренция вкусов в политическом поведении будет для нас непростой.

    Пропаганда уже путается в показаниях. В одном и том же материале утверждается, что Трамп этой бомбардировкой нарушил правила и даже процедурные требования – и что американская политическая машина «за четыре с половиной месяца перемолола нового президента», забывающего свои предвыборные тезисы. Получается, что истеблишмент, на противодействии которому Трамп выиграл выборы, перемолол лихого парня, вследствие чего ковбой по жизни вдруг сделался… кавалеристом в политике – и именно благодаря перемалывающей силе системы. Шизофренические симптомы в нашей идеологии и пропаганде всегда были, но здесь ситуация все больше напоминает связку халтуры с беспомощностью. Поэтому информационную амбразуру, где это еще возможно, закрывают телами из других эшелонов власти.

    Человека, придумавшего у нас назначить Трампа начальником Америки, надо, как минимум, уволить. Шампанское, выпитое Жириновским и др., залить назад в те же бутылки и закупорить. Опубликовать часть материалов, доказывающих наше участие в выборах на стороне Трампа, добившись тем самым расследования и импичмента. Клинтон ужасна, но не до такой степени.
    Главная же проблема в том, что в лице Трампа мы получили зеркало, позволяющее пристально разглядывать и оценивать собственную крутизну, а это в нынешней политической системе деталь совершенно лишняя.

    Автор – руководитель Центра исследований идеологических процессов

    Опубликовано в издании Ведомости от 09.04.2017

    6 комментариев

    avatar
    Немного припозднил, но показалось подходящим, ибо недосягаемый прежде для многих брамян Рубцов здесь очевидно опростился. Тапер его разумеет любая хуто-хуторя-а-анка. Что, надеюсь, в скором времени и продемонстрирует наша милая добрая пани Алина.
    0
    avatar
    Главная же проблема в том, что в лице Трампа мы получили зеркало, позволяющее пристально разглядывать и оценивать собственную крутизну,
    Тут и я маленько не допер. Может, кто поможет..?
    0
    avatar
    Из слова «крутизна» в этой фразе льется столько сарказма, что я удивлен, как Вы еще не на плоту
    +1
    avatar
    … что я удивлен, как Вы еще не на плоту
    Видимо, луна не в той фазе: А зачем мне плыть, куда? Или через что переплывать?
    ПС Сарказм допускаю. Но тогда выходит, что зеркало кривое… Ибо Трамп уже явил реальную крутость. А эти могут, разве что, — ударить по нарицательному воронежу.
    0
    avatar
    А эти могут
    «Эти» сцяг трымаюць і там напісана «русские»
    А зачем мне плыть, куда
    «зачем», як пытаньне, не стаіць, бо тое, што льецца, змывае і вам застаецца толькі чапляцца за тое, што праплывае і не тоне!
    Божа, яшчэ адзін шэдэўр…
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.