Россия
  • 874
  • Призрак позапрошлого

    Виталий Портников, 10.07.2015

    Недавно я случайно увидел документальный фильм, посвященный заграничным походам русской армии 1813-1814 годов. И не мог не заметить, как сместились акценты: от победы над вторгнувшимся в Россию неприятелем в Отечественной войне к Венскому конгрессу, «европейскому концерту», установлению баланса сил между великими державами в тогдашнем мире. По мнению авторов фильма, только такая модель и может быть альтернативой бесконечным войнам — и то, что после Венского конгресса войны случались постоянно и уносили тысячи жизней, интерпретаторов не смущает: перед зрителей вереницей проходит один конгресс за другим. Как говорил Клаузевиц, «война — это продолжение политики иными средствами». Так почему бы и не повоевать перед очередной симфонией?

    Я вспомнил об этом фильме, когда прочел интервью Олега Морозова. Бывший глава управления внутренней политики администрации президента России удивительно точен в объяснении внешнеполитических целей путинской команды. Он с придыханием вспоминает эпизод, который любым политическим деятелем — именно политическим деятелем, а не стервятником — воспринимался бы как позорный. Как «во время арабо-израильской войны 1967 года израильские танки стояли совсем недалеко от Каира и легко могли его взять: египетская армия разбежалась. Но тут один лидер великой страны — Леонид Брежнев — позвонил другому лидеру великой страны — президенту США Линдону Джонсону — и пригрозил поднять в воздух стратегическую авиацию. Что произошло после этого? Израильские танки вернулись в места своей дислокации».

    Обратите внимание: один лидер страны, которая формально не участвовала в конфликте (хотя советские военные специалисты в Египте были), позвонил лидеру другой, которой точно там не было, — и пригрозил уничтожением Израиля. Вот как надо! «А вот у Горбачева и Ельцина силенок сделать это не хватало. Они были лидерами, которые довели страну до исторического поражения. В результате к нам стали относиться как к государству, которое можно ставить перед фактом. Главный смысл деятельности Путина в том, что он меняет эту ситуацию: возвращает России принадлежащий ей по праву политический вес».

    В этих словах разгадка того, что со стороны может показаться безумием, но выглядит совершенно логичным с точки зрения Путина и его опричников: с «национальным лидером» перестали считаться, ставят его перед фактом. Вместо того чтобы признать, что бывшие советские республики, да и бывшие страны соцлагеря — это сфера влияния «национального лидера», подлый Запад затаскивает их в НАТО, придумывает какие-то бессмысленные «Восточные партнерства», соглашения об ассоциации с ЕС, мешает российским интеграционным проектам. И делает вид, что не понимает российских намеков — вначале тонких, кулуарных, а потом все более и более толстых: это все наше. Наше. С нами нужно разговаривать. Это же концерт!

    Путин может искренне считать, что западные лидеры его попросту подло обманули. Пригласили в «восьмерку», устраивали разнообразные саммиты, делали вид, что уважают и советуются, — а на самом деле продвигались все ближе и ближе по исконным землям «нацлидера», по одному убирали его исторических союзников и друзей — словом, пакостили, не советуясь. Разве это концерт? И когда он решил оставить намеки и показал в Крыму, что бывает, когда с ним не советуются, они опять сделали вид, что ничего не поняли, и даже выгнали из «восьмерки» — вместо того чтобы устроить торжественное заседание и все поделить.

    А когда он устроил небольшую войнушку — ну, чтобы всем уже все стало ясно и с ним стали считаться по-настоящему, — они стали воротить от него нос, как от прокаженного. Будто это он их все время обманывал, а не они его и Россию. Будто не они расширяли зловредное НАТО, а он. Будто не они делали вид, что все эти географические недоразумения — Украины с Грузиями — настоящие государства, а он. Будто не они не захотели договариваться по-хорошему, а он. И теперь, когда он им русским и немецким языком объясняет: хочу в концерт, — они воротят носы. Ну не твари ли?

    Все это оттого, что Путин вместе со всей своей гоп-компанией наперсточников, всеми этими Ивановыми, Лавровыми, Морозовыми, Медведевыми, Патрушевыми, Володиными, Сурковыми, Нарышкиными, прочно застрял в девятнадцатом веке, а то и в восемнадцатом, в то время как большая часть человечества переместилась в двадцать первый. И живут они по истлевшим принципам прошлого, смешанными с криминальными «понятиями», не замечая ни прогресса, ни воли народов, ни увеличившейся ценности человеческой жизни — ничего! Эти люди — пусть даже с ядерной кнопкой и прочими ресурсами для убийства — давно уже мертвецы, как «белые ходоки» из популярного сериала — тех тоже опасались живые люди. И количество поддерживающих это смертельное безумие тоже не должно удивлять: в стране, возглавляемой мертвецами, мертвых всегда больше, чем живых.

    А цитата из Клаузевица про «войну как продолжение политики иными средствами» у Морозова тоже есть. Он называет ее «блестящей метафорой». Блестящей!

    2 комментария

    avatar
    Брежнев тоже не считал соцстраны Вост. Европы суверенными. И они действительно такими не были. Вводил танки в ЧССР в 1968-ом. А уже в 1981-м ввести в Польшу струсил. Бо СССР залез в Афганистан и там застрял. А там и вовсе перестройка и СССР накрылся медным тазом.

    И Путин- это по сути своей внейшней политики тот же Брежнев. Украина- «наша». Не сметь залезать (Западу) в Беларусь! Она «наша». Ага. Робяты, от того, что вы башляете Лукашенко, Беларусь и белорусы не становятся вашими. Уйдем мы от вас. Вот только вы еще больше ослабеете экономически, политически, еще больш едеградируете и мы уйдем от вас, как некогда Вост. Европа.

    Я и Суздальцеву много раз говорил: сотрудничать? Да, готовы. Торговать. Но никаких больше империй. Никакого больше СССР-2.0.

    Не согласны? Ну, тогда идите на фик…
    +1
    avatar
    говоря словами российского мид «понт корявый не прошёл»
    или проще «всё течёт всё меняется...»
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.