Россия
  • 1092
  • Карго-культ вместо масла. И вместо пушек. И вообще вместо всего.



    В прошлой статье мы кое-как, в общем и целом, разбирались с тем, что такое Империя, с чем ее едят, и что представляет собой имперская политика. Ну а теперь, условившись о терминах, можно взвесить то, что устроил Путин (в значительной степени – руками Гиркина) на предмет соответствия имперскому идеалу.

    База

    Если мы посмотрим на все имперские проекты, начиная со времен Александра Македонского и заканчивая нынешней глобализацией, то обнаружим: все они начинаются с того, что некий народ создает свое собственное этническое, успешное и динамично развивающееся государство. Это можно сказать и про Македонию и Коринфский союз, и про Римскую республику, и про франкское королевство, и про германцев – про всех. Причина проста и очевидна: для универсального проекта нужна база – и военная, и экономическая. Причем, во второй половине XX в. на первое место вышла экономика.

    Вполне естественно, что нынешняя Германия – мощное государство, выступающее экономическим мотором Евросоюза, – является главным закоперщиком интеграционных инициатив в ЕС. Точно также, как для Римской республики, ставшей успешной региональной державой, естественно было претендовать на лидерство в некоем универсальном средиземноморском проекте. США перед тем, как выйти на общемировой горизонт, последовательно развивались как национальное государство. (И даже этнонациональное: на протяжении практически всего XIX в. подразумевалось по умолчанию, что американец – это W.A.S.P., а все остальные – лишь экзотическая приправа.)

    Вообще говоря, любое государство, прежде, чем выйти на имперский уровень, должно было состояться, как государство этническое (историки, писавшие сто лет назад, называли такие государства национальными). Для того, чтобы предложить свой глобальный проект, предварительно нужно создать собственное национальное, экономически мощное государство.

    Как обстоят дела в РФ с экономикой? Настоящий текст пишется в ночь с черного вторника не непонятно какую, но вряд ли очень светлую, среду. Поэтому лишний раз пояснять читателю, что в Большую Восьмерку РФ пустили, мягко говоря, по блату, что современная российская экономика завязана на экспорт углеводородов, а объем ее, на фоне экономик ЕС, США, и КНР, просто несерьезен – не требуется. Пояснила сама жизнь.

    В общем, необходимая экономическая база отсутствует.

    Идея

    В основе всякого имперского (глобалистского) проекта лежит некая идея, более или менее уникальная. Например, Александр хотел создать государство-космополис на основе синтеза греческой и персидской культур (а процесс этого синтеза начался еще до него) – эллинизма. Эллинистическую культуру изначально взяли за основу своего имперского проекта римляне. Потом, с начала IV в. по Р.Х., имперская идеология изменилась: со времен св. Константина Великого, идейной основой стало Христианство, а Империя рассматривалась, как «внешняя ограда Церкви». Эта традиция была продолжена на Западе (франкская и Священная Римская Империя) и на Востоке (Византия и Русь-Россия) применительно к католическому и православному миру соответственно.

    Мусульманские глобальные проекты – со времен Мухаммеда и до наших дней – базируются на идее халифата – всемирной общности «последователей пророка». Османские султаны с определенного времени приняли титул халифов, и тем самым заявили о себе не только как о политических лидерах своего народа (турок-оттоманов), но и как о лидерах религиозных, чья власть имеет теоретически всемирный характер.

    США в XX в. предложили вариант глобализации на основе универсальных ценностей демократии и прав человека. Евросоюз – изделие европейских социал-демократов и социалистов, чьи ценности также универсальны (во всех отношениях).

    Коротко говоря, с древности и до наши дней, мы наблюдаем, что в основе любого глобального проекта лежит некая структурированная и достаточно развитая, но при этом понятная самым широким слоям населения идеология.
    Какую идею предложил Путин? Боюсь, что в том потоке невнятного бреда, который лился на протяжении последних лет десяти, следует разбираться скорее психиатрам, чем историкам и политологам. Тут и евразийский замес с баснями про то, что на Куликовом поле «наши были с обеих сторон», и про татарина Кузьму Минина (с негром Пушкиным), и советская ностальгия (см. плач по «крупнейшей геополитической катастрофе» XX в.) и, конечно же, «Русский Мир». Концепция «Русского Мира», быть может, была бы по-своему интересна – если бы она была! Но проблема в том, что кроме рассуждений Патриарха Кирилла про общую купель крещения, ничего концептуального (и уж, тем более, мотивирующего) сформулировано не было. От слова совсем. В итоге получился «Русский» мир татар и негров, который сам себя мочил на Куликовом поле, и, хотя и состоит в значительной мере из мусульман и советских атеистов, имеет общую православную купель крещения. Демократию этот «Русский» мир не любит, но и не отвергает, ибо свобода все-таки лучше, чем несвобода. Но только суверенная. Монархию уважает, но только такую, которая «у нас всегда монархия», то есть, власть генсеков КПСС, ибо было и хорошее – например, мороженное и кинофильмы.

    С таким идеологическим базисом претендовать на создание собственного глобального проекта затруднительно, ибо этот тот самый случай, когда миром нужно управлять так, чтобы не заметили санитары.

    Метод

    Вплоть до XX в. основным методом расширения Империи была война (впрочем, до XX столетия все человечество воевало, по большому счету, постоянно). Однако даже в древности военные действия были далеко не единственным инструментом имперской политики, о чем я и писал в предыдущем материале.

    Страны, реализующие свои глобальные проекты, вынуждены ради них воевать и сейчас. Яркий пример – США, которые после Второй Мировой войны сражались и в Корее, и во Вьетнаме, добрались до Югославии (два раза), и уже в XXI веке загасили Ирак и Ливию. В Югославии также активно отметилась ФРГ. И, тем не менее, после 1945 года, и чем дальше, тем больше, на первый план выходят невоенные методы, а так называемая soft power – продвижение собственных ценностей посредством экономических, культурных и религиозных связей.

    О том, как говорится, следует сказать особо. Что же касается РФ, то, как уже было сказано, здесь soft power отсутствует в принципе. Единственный инструмент, который имеется у Кремля, – это военная сила (к тому же, на самом деле, довольно ограниченная). Из всех методов, которые сегодня используются для продвижения глобальных проектов, РФ располагает лишь самым архаичным и применять его также может очень ограничено: на Украину прыгнуть сил еще хватит, а вот, скажем, на Турцию – уже нет.

    Карго-культ и ролевики-убийцы

    Что же получается в сухом остатке? Есть ли у путинской РФ база, на которой можно строить Империю (глобалистский проект)? Нету, причем, и близко нету. Есть ли у путинской РФ хотя бы идея, которую можно было бы положить в основу новой универсальности? Тоже нету. Есть ли инструментарий, посредством которого можно построить Империю? Из всего многообразия имеющихся методов есть лишь один, самый старый и малоэффективный.

    Полагаю, что, если мы на дороге находим оторванный и поломанный, ржавый велосипедный руль, будет неправильно утверждать, что мы нашли велосипед. Мы нашли сломанный велосипедный руль. Точно также и по отношению к путинской политике, вылившейся, в частности, в войну на Украине, неверно говорить, что эта политика – имперская.

    Что же это такое? Тоже, что и всегда: имитация. Имитация имперской политики, имитация, прикрывающая совсем иные, в сущности, совсем не глобальные, цели (ну, и собственную глупость, конечно). Имитаторами являются и «идейные ополченцы», некоторые из которых действительно, верят, что они восстанавливают Российскую Империю.

    Что касается «ополчения», то феномен такого рода деятельности известен сравнительно давно, изучен, описан и называется карго-культ (особенное распространение получил в Меланезии после Второй Мировой войны). В военные годы на тихоокеанских островах были созданы американские базы, куда прилетали самолеты снабжения, привозившие множество полезных вещей – консервы, одежду и другое. Кое-что перепадало и аборигенам, да так, что им это очень понравилось и запомнилось. Надолго запомнилось. Война окончилась, базы свернули, а аэропланы и их экипажи стали предметом ни больше ни меньше, чем религиозного почитания. Адепты карго-культов верят, что самолеты наполняют дарами и посылают к ним их умершие предки. Поэтому, если соорудить из веточек и листьев подобие аэродрома, раскрасить свое тело так, чтобы напоминало раскраску летной униформы, то самолет можно будет привлечь. Но есть одна проблема: белые люди, эти злобные демоны, перехватывают самолеты, посланные предками, и забирают все вкусняшки и тряпки себе. Однако последователи карго-культа не сдаются, сидят на тростниковых аэродромах с факелами и надеются, что когда-нибудь отправленный пращурами транспортник найдет верную дорогу…

    Сторонники Новороссии веруют, в сущности, в похожие вещи. Они считают, что механическое копирование каких-либо бытовых и эстетических элементов времен Российской Империи (погоны, усы, завитые к верху, георгиевские кресты и другое), а равно ведение боевых действий где-то на бывшей имперской территории (где конкретно – неважно, но сойдет и Украина) неким таинственным образом способствует формированию единого имперского пространства. Но есть проблема: жиды, гитлеровцы, «бендеровцы», Ватикан и рептилоиды этому противодействуют. Поэтому пока нихрена не получается. Но когда-нибудь обязательно получится…

    К реальной имперской политике это имеет примерно такое же отношение, какое карго-культы Меланезии имеют к авиастроению и транспортной авиации.

    И все это было бы забавно, если бы не одно но: эти замечательные ролевики с некоторых пор получили доступ к боевому оружию, посредством которого понаделали несколько тысяч трупов и несколько сотен тысяч беженцев, не считая материального ущерба. Так что мы имеем дело не просто с сектой сторонников карго-культа, но с весьма опасной сектой.

    Одним из следствий деятельности оной секты явилось, в частности, то, что перспективы взаимной интеграции России, Украины и Белоруссии оказались очень сильно затруднены. РФ сейчас оказалась искусственно отрезана от Европы и вытолкнута в Азию (где ее, впрочем, тоже никто не ждет), а западный вектор в украинской политике стал единственно возможным. Там, где в будущем, теоретически, могло образоваться некое Славянское Содружество наций, мы получили территорию войны, а вместо интеграции – взаимное отторжение и ненависть. Путин со своими безумными фантазиями, и адепты карго-культа Новороссии нанесли потенциально возможному славяно-русскому глобальному (если угодно, имперскому) проекту колоссальный урон. Вместо реинтеграции на новых началах бывших территорий Российской Империи (в качестве примера приведем, например, британское Содружество), мы получили дезинтеграцию.

    И именно поэтому и Путина, и его кровавый карго-культ на Донбассе можно смело записывать в главные борцы с реальным, а не мнимым российским империализмом, коему они нанесли, несомненно, самый большой урон за последние 23 года минимум. С чем всех так называемых имперцев можно поздравить…

    Димитрий Саввин

    petrimazepa.com/ru/kargo.html

    3 комментария

    avatar
    +100500
    0
    avatar
    С выводом полностью согласен.
    0
    avatar
    Все, на вершину власти восходящие, о славном прошлом, светлом будущем вещают.
    Они молчат и слышать не желают про наше с вами настоящее, во лжи, насильи и коррупции ...-
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.