Россия
  • 1342
  • Бомбовый угар

    11.12.2019. Грани, Дмитрий Борко

    В Питере окружной военный суд приговорил к огромным срокам

    одиннадцать человек, обвинявшихся в пособничестве теракту в метро.

    Я не стану говорить о возможных судебных ошибках и справедливости. Не буду пересказывать объяснения обвиняемых — ведь и преступник обычно стремится оправдаться. Даже о пытках не стану — в конце концов, зафиксированные тюремным врачом следы могут иметь иное происхождение, а Азимов (как это утверждает следствие) мог и сам причинить себе ожоги ступней — мало ли какие люди встречаются! Да и думать о таких вещах настолько страшно, что мало кто захочет. Зададимся лучше одним вопросом: станет ли наша жизнь после этого безопаснее или хотя бы почувствуем ли мы себя в большей безопасности?

    Мы не знаем доподлинно, как спецслужбы борются с терроризмом. Это логично. Мы не можем судить об эффективности этой работы и по результатам: теракты совершаются повсюду, а могло ли их быть меньше или больше, могут сказать только те же спецслужбы, но это никак не проверишь.

    Единственная возможность как-то оценить эту борьбу появляется, когда дела о терроризме приобретают публичность — в судах. Там следствие отчитывается о своей работе, описывая произошедшие события и представляя доказательства, а суд должен их оценить.

    Ключники и сторожа
    Некий Акбарджон Джалилов пронес в питерское метро две начиненные взрывчаткой сумки: одна взорвалась на нем в вагоне, другая, оставленная на платформе, не взорвалась. Судя по всему, именно так и было. Какова же роль остальных одиннадцати, как это описало следствие?

    Каримова (20 лет строгого режима) и Ортиков (28 лет строгого) «обеспечили террористическое сообщество средствами связи». Заключалось это в том, что оба дали раз или два позвонить еще одному сообщнику по их мобильникам.

    Вспоминается дело об убийстве Бориса Немцова. Там обвинение объяснило, что один из подсудимых «страховал бегство убийц» тем, что проезжал на машине по соседнему шоссе в то же время (на самом деле на пару часов позже), когда они улетали на самолете из «Внуково».

    Другой подсудимый «выполнял роль ключника» бандитской малины, поскольку остался ночевать в квартире другого обвиняемого, когда тот скрылся из Москвы. Он же «страховал отход убийц с места преступления», поскольку те бросили машину в соседнем переулке с баром, где он работал (на самом деле он находился в другом баре, но суд решил не заморачиваться на этот счет).

    Семеро питерских гастарбайтеров (от 19 до 28 лет строгого режима), живших вповалку в одной квартире, «приискивали места для совершения теракта и отхода» и стерегли от полиции собственную квартиру. Доказательств этому нет, ибо делали они это «строго конспиративно». Зачем эти бредни, если у них и так нашли взрывчатку, неясно. Или все же не нашли?

    В немцовском деле, кстати, несколько человек «следили за Немцовым по сети интернет».

    Самое страшное, что Немцова убили, а бомбу в метро взорвали вполне реально, но эти следственные байки вызывают разве что нервный смех. Я не знаю, зачем меня держат за идиота, но чувства безопасности мне это не прибавляет.


    Подсудимые по делу о теракте в Петербурге. Фото пресс-службы петербургских судов

    Взрывчатка и прослушка
    О доказательствах в этом деле написано уже много. Главные (с точки зрения следствия и прокуратуры) вещдоки - найденные у обвиняемых взрывчатые вещества. При этом мы знаем, как наши органы зачастую «находят» такие вещдоки (вспомнить хотя бы дело Ивана Голунова). Стоит отметить, что в питерском деле улики были найдены по трем адресам: в стенном шкафу в коридоре «общаги» гастарбайтеров — взрывчатка, в дамской сумочке работницы — граната, а под матрасом, на котором спал еще один фигурант, — еще одна граната.

    Можно было бы недоверчиво поморщиться, если бы не еще одно доказательство — аудиозапись телефонного разговора одного из обвиняемых со смертником Джалиловым накануне теракта. Приведенный в деле перевод этого разговора (он велся на узбекском) вроде бы не оставляет сомнений: Аброр Азимов дает террористу последние наставления, как уничтожить улики и отправиться на встречу со Всевышним с чистой душой, а Джалилов сообщает, что завтра-послезавтра пойдет в метро с бомбой. Этим бы следствию и козырять — не отвертишься. Но оно почему-то не торопилось.

    Во-первых, диск с записью долго прятали от адвокатов и нашли среди вещдоков, лишь когда суд перевалил за середину.

    Во-вторых, несмотря на требования обвиняемых и адвокатов, в судебном зале дали прослушать из нее лишь лишь несколько секунд.

    В-третьих, осталось непонятным, каким образом запись была получена неким таинственным «Информационно-вычислительным центром» в Нижнем Новгороде и как следствие узнало о ее существовании. В суде свидетелем выступил представитель этого Центра, но все вопросы адвокатов о том, как и на каких основаниях Центр прослушивал телефоны, были отведены судом. Можно допустить минимум два варианта:

    1. Центр давно занимается прослушкой и записью (в то время закон Яровой о хранении всех разговоров еще не вступил в силу) абсолютно всех разговоров как минимум с использованием интернет-телефонии (именно ею пользовались собеседники).
    2. Центр по поручению спецслужб прослушивал именно этих людей, подозревавшихся в чем-то недобром.

    В деле есть фонографическая экспертиза записи, но перевод делала специалистка, которую заменили в ходе суда, поскольку она плохо понимала диалект подсудимых, а перепроверить идентификацию голоса Азимова защите не удалось. Но речь сейчас даже не о возможности фальсификации.

    Если подозреваемых «вели» целенаправленно, то мы имеем колоссальный прокол спецслужб: имея запись разговора, где практически названы дата и место теракта, они его просто прохлопали (это самое невинное из пригодных слов). Если прослушивалось и писалось все скопом, то это наглядная иллюстрация эффективности закона Яровой: при колоссальных расходах на аппаратуру и хранение разговоров предотвратить конкретный теракт оказывается невозможно попросту из-за гигантского объема данных, которые никто не в состоянии отслеживать оперативно.

    Я не могу утверждать этого категорично, но есть сильное подозрение, что масштабность арестов и приговоров (а это не первое дело, так или иначе связанное с питерским терактом) — не более чем попытка спецслужб обратить свои проколы в достижения.

    В сухом остатке от этого суда
    У меня нет уверенности в виновности одиннадцати человек, обреченных провести практически всю жизнь в тюрьме.

    У меня не прибавилось уверенности в том, что, спустившись в метро в России, я выйду на поверхность и что это хоть сколько-нибудь заботит тех, кто обязан об этом заботиться.

    Есть мысли и похуже, но от них становится совсем тошно.

    С материалами дела и описаниями всех дней суда можно познакомиться на посвященном питерскому делу сайте.

    12 комментариев

    avatar
    Сегодня во всех новостях хвалились, что обезврежено 100500 ячеек террористов ( а как же победоносная война в Сирии?) и все теракты предотвращены ещё на стадии подготовки. Такого нет нигде! Только в России! Аналоговнет!

    В России и террористы тупее всех тупых.

    Как только эти гении спецназа попадают в Европу, так начинают палиться с самого начала. Уже даже стали не успевать ноги делать. И так было всегда. Все эти байки про разведчиков — те же панфиловцы. Начиная с убийства Троцкого их или ловят или потом разматывают весь клубок.

    А русикам, с их логикой, показывают шоу, примитивнее, чем Камеди Клаб. Пока эти людоеды жрут понаехавших из Ср.Азии, но потом возьмутся за самих русиков. Тогда вспомните то кило гречи, что получили за митинги КрымНаш!..
    0
    avatar
    Сенатский комитет по иностранным делам поддержал законопроект, который обязывает госсекретаря рассмотреть вопрос о том, является ли Россия страной — спонсором терроризма, сообщает корреспондент Bloomberg. Об этом же сообщает «РИА Новости» со ссылкой на пресс-службу комитета.

    Ну наконец то. Я ещё летом на Браме написал, что Россия главный спонсор терроризма, а комитет только сейчас прочитал.
    0
    avatar
    там еще пара санкционных проектов рассматривалась: bramaby.com/ls/comments/246308
    0
    avatar
    а комитет только сейчас прочитал.



    Сенатский комитет изучает комментарии пана ruprecnt-а на Браме )
    +1
    avatar
    Всего-то один сенатор изучил



    Проект закона «Об остановке порочной деятельности российского терроризма» внес сенатор-республиканец Кори Гарднер.

    Законопроект обзывает Госсекретаря США в течение 90 дней представить в Конгресс определение того, отвечает ли Россия условиям признания государственного спонсора терроризма.

    Также Госсекретарь должен определить, являются ли военные силы России на Донбассе международной террористической организацией.

    www.congress.gov/bill/116th-congress/senate-bill/1189/text

    t.me/weshallovercomb/1630
    0
    avatar
    Кузя опять горел
    +1
    avatar
    Хахахахахаха

    Ой
    Это же трагедия
    0
    avatar
    В Москве скончался журналист газеты Вечерняя Москва Михаил Виноградов, которому вовремя не оказали медицинскую помощь, передает Интерфакс. О неоказании помощи Виноградов сообщил 10 декабря в Facebook. По его словам, врачи предложили ему приложить замороженную курицу к месту кровотечения.

    Приехали два фельдшера и говорят, мол, ликуйте — это не артерия, а крупный сосуд. И дырка уже сама закрывается! В общем, пришлепку с коллагеном поставили, сверху бинта, да еще фельдшерица лично в морозилку заглянула. Выбрала цыпленка-бройлера и говорит: „вот это держите час“. Ага, конечно. Час в паху мороженную курицу держать.Но я не спорю, надо — значит надо, — написал Виноградов.

    Запись заканчивалась словами: А самое неприятное, что я никак не могу понять, почему и отчего такое кровотечение? и как на будущее его купировать? тоскливо мне и страшно. немного.

    Как сообщил главный редактор Вечерней Москвы Александр Куприянов, журналист скончался в ночь на 12 декабря. Миша действительно написал пост в фейсбуке о том, что к нему приезжала скорая, которая сделала перевязку и посоветовали приложить к ней замороженную курицу. Но, по некоторым данным, позже приезжала еще одна скорая, которая его госпитализировала, — сказал Куприянов.

    Представитель столичного главка Следственного комитета Юлия Иванова сообщила, что по факту смерти журналиста проводится доследственная проверка. СКР проверит все обстоятельства этого инцидента и примет процессуальное решение, сказала Иванова.
    0
    avatar
    Очередной имперец не вынес величия.
    0
    avatar
    … Новый год — Новым годом, а суды над Международным «Мемориалом» — по расписанию.

    Завтра, 30 декабря, в 11-30 судья Тверского Районного суда (ул.Каланчевская, 43а) Меркулов рассмотрит дело об административном правонарушении, в котором обвиняется Ян Рачинский, председатель правления Международного «Мемориала».

    Рачинскому предстоит отвечать перед судом за то, что маркировка «иностранного агента» отсутствовала на публикации одного из документов «Мемориала» на сайте радиостанции «Эхо Москвы».

    При этом «блог» «Мемориала» на Эховском сайте был создан не самим «Мемориалом», а сотрудниками сайта радиостанции (как это и бывает чаще всего — редакторы сайта сами отбирают материалы для публикаций и «забирают» их к себе, автор исходного материала никак не участвует в процессе и не влияет на оформление итоговой публикации).

    Я очень надеюсь, что это судебное дело — одно из 28 совершенно одинаковых дел, через которые проходит теперь «Мемориал,» — заинтересует российскую прессу.

    Напомню: 28 дел об отсутствии маркировки «иностранного агента» на разных ресурсах возбуждены против «Мемориала» по совершенно однотипным 14 доносам, 10 из которых поданы Ингушским управлением ФСБ, а 4 последних — никому не известным гражданином Андреем Шуваловым (по каждому доносу возбуждено два дела — одно против организации, другое против ее руководителя в личном качестве). Общая сумма штрафов, которые грозят «Мемориалу» по этим 14 написанным под копирку доносам, превышает 6 миллионов рублей. Половина дел уже рассмотрена, все они Мемориалом", разумеется, проиграны, более 3 миллионов рублей штрафов уже назначено.

    Так работает кампания мести, организованной Ингушским ФСБ против правозащитной организации за то, что та много лет мешала его сотрудникам похищать, пытать и запугивать людей, а в ряде случаев даже добивалась суда и наказания для виновных в беззаконном насилии.

    t.me/sparkhomenkovoice/686
    0
    avatar


    Тут мне многие не верят, что Минюст мог ответить такую адскую ахинею на наивный вопрос гражданина о том, не надо ли объявить гр-на Путина В.В. «физическим лицом — иностранным агентом».

    Мог. Еще как мог.

    Ответил, как миленький, что Путина объявить агентом нельзя, поскольку конституция гарантирует ему иммунитет от преследования — уголовного, административного или гражданского.

    И тем самым признал, что «объявление агентом» — это и есть способ преследования, вид наказания…

    Иногда с восхищением смотришь на работу этих партизан-подпольщиков, сидящих внутри власти и подающих свободным гражданам сигналы наружу. Мужественные, отважные люди!

    t.me/sparkhomenkovoice/690
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.