Россия
  • 934
  • Глава смехдержавы недоволен батутом

    18 АПРЕЛЯ 2019, ЕЖ, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

    ТЕПЕРЬ МЫ ПЛОХО ДЕЛАЕМ РАКЕТЫ?



    12.03.2019. Вывоз ракеты-носителя «Союз-ФГ» с кораблем «Союз МС-12» на стартовый комплекс космодрома Байконур

    В последние годы Владимир Путин не устраивает публичных разносов подчиненным. Под камеры он без конца обсуждает с губернаторами и министрами как улучшить и без того прекрасное положение дел. Это понятно. В ситуации, когда главный начальник руководит страной двадцать лет, любой серьезный провал является его собственным провалом, либо организационным, либо кадровым. Тем примечательнее было расширенное заседание Совета безопасности, посвященное отечественной космической отрасли. Фактически это был настоящий разнос: «Если мы будем топтаться на месте или постоянно говорить о наших прежних достижениях, наверстать упущенное будет просто невозможно… Закладываемые при подготовке космических проектов ценовые и временные параметры зачастую не имеют должного обоснования. В итоге плановые сроки переносятся, а бюджетные расходы возрастают. Сколько раз это было за последние годы! <...> Отечественная система спутниковой связи, оптической и радиолокационной съёмки Земли, сбора метеоданных уступают по многим параметрам нашим конкурентам по качеству, надёжности, времени работы аппаратов на орбите. Немалая часть оборудования, электронная компонентная база нуждаются в обновлении».

    Еще интереснее то, что за исключением предложения пересмотреть расценки на строительство многострадального «Восточного» (космодром, многократно обворованный подрядчиками, никто теперь не хочет достраивать) и переформулировать принятую в 2012-м космическую госпрограмму (она не выполнена и наполовину) других конкретных предложений от главного начальника не последовало. Все свелось к характерной для отечественных руководителей рекомендации брать больше, кидать дальше и отдыхать пока летит: «Важно найти эффективные механизмы инновационного развития ракетно‑космической отрасли, сосредоточить финансовые, организационные, кадровые, административные ресурсы на приоритетных направлениях, предлагать новые формы государственно‑частного партнёрства».

    Проблемы нашей космической отрасли очевидны, и они не лечатся простым администрированием и даже принятием амбициозных программ. Тем более они не лечатся фанфарной болтовней Дмитрия Рогозина, который еще недавно рулил всей оборонной промышленностью, а сегодня безуспешно командует «Роскосмосом», обещая скорые полеты на Луну. Эти проблемы прежде всего в том, что утрачена культура производства. Частные компании предлагают работникам куда большие деньги, чем государственные, где топ-менеджеры выписывают себе гигантское жалование, никак не зависящее от результатов деятельности. Именно поэтому ракеты падают от того, что пэтэушник путает при установке датчика «плюс» с «минусом». Именно поэтому бог знает где учившиеся инженеры заливают такое количество топлива, что ракеты не могут выйти на нужную орбиту.


    12.04.2019. Президент России Владимир Путин во время посещения предприятия «НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко» по разработке мощных жидкостных ракетных двигателей для космических ракет-носителей

    Еще большая проблема – неспособность назначенных Путиным руководителей обеспечивать промышленную кооперацию, выстраивать сложные производственные цепочки. Ведь в создании ракеты должны участвовать сотни предприятий, и работа каждого из них должна отвечать стандартам качества. Рекомендация президента о поиске новых форм «государственно-частного партнерства» являются бессмысленным сотрясением воздуха. Предприниматели бегают от госзаказа, как черт от ладана (не случайно в списке административных правонарушений фигурирует уклонение от исполнения гособоронзаказа). Об эффективности такой организации производства некогда исчерпывающе высказался Игорь Ашурбейли, бывший руководитель корпорации «Алмаз-Антей», одной из самых успешных среди объединений военной промышленности: «Мне больше неохота работать в агрессивной среде, когда вся задача правительства — в создании оборонно-промышленного, государственного капитализма.… частному бизнесу нечего делать в агрессивной среде, задачи которой либо тебя поглотить, либо лишить заказов, либо прижать какими-то иными способами».

    Происходящее в российской космической отрасли выглядит особенно показательно на фоне того, что в США все больше задач в космосе берет на себя частный бизнес. Только что к Международной космической станции, доставка грузов к которой долго была российской монополией, отправилась американская ракета, произведенная частной компанией.

    Все эти проблемы, повторю, общеизвестны и появились не сегодня. Более того, они характерны не только для «гражданской» космической отрасли, но и для всей сферы высокотехнологичного производства в рамках госзаказа. Просто провалы в других сегментах ОПК легче прятать. А факты падения ракет, то, что спутники теряют связь с центром управления сразу после запуска, – все это становится сразу же известно.


    Во время сборки ракетного двигателя на предприятии «НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко»

    Но вот что любопытно. Никто не отвечает на простой вопрос, как так получается, что упадок гражданского космоса, который не может игнорировать Путин, сочетается с фантастическими успехами космоса военного, о которых глава государства регулярно сообщает подведомственному народу? Вот только что он сообщил, что испытания тяжелой ракеты «Сармат», которая должна прийти на смену знаменитой «Сатане» (выслужившей уже по три гарантийных срока), близки к завершению. Если так, то это фантастическое достижение. Ведь еще в конце прошлого года командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев сообщал, что завершены лишь бросковые испытания «Сармата», то есть проверка способности порохового заряда вытолкнуть из шахты не саму ракету, а ее полногабаритный макет. Обычно после завершения таких испытаний требуются годы на испытания носителя и системы двигателей, электроники и т.д. Нужна невиданная эффективность, чтобы за четыре месяца выйти на завершающий этап испытаний самой ракеты. И это при том, что деление на «военный» и «гражданский» космос весьма условно: и там, и там используют одну и ту же элементную и компонентную базу. Внятного объяснения, почему в одном случае ракеты не летают, а в другом, якобы, летают, нет. Также непонятно, что мешает внедрить методы военного ракетостроения в гражданский сектор.

    Еще больше вопросов вызывает ситуация со спутниковой группировкой. Когда Путин говорит, что наши спутники уступают иностранным по качеству, надёжности, времени работы аппаратов на орбите, он не может не иметь в виду и военные спутники. А к последним относятся и спутники системы предупреждения о ракетном нападении. Но именно их данные (полученные с некачественных и ненадежных аппаратов) должны служить основой для включения пресловутой «машины судного дня», принятия Путиным решения об ответно-встречном ядерном ударе. Помните, пугающие обещания главного начальника о неизбежном попадании россиян в рай? При существующем состоянии ракетной отрасли этот вариант становится отнюдь не гипотетическим…

    18 АПРЕЛЯ 2019
    Сергей Цыпляев, президент фонда «Республика»:

    Проблемы в гражданской космонавтике нарастали очень давно, просто они никогда не выносились наружу. Например, мы всегда гордились тем, что у нас очень большое количество пусков, больше, чем у американцев. Но это не от хорошей жизни. В космосе просто не жила наша электроника, нам не удавалось сделать приборы, устойчивые к космическому излучению, и они прекращали своё существование, слепли и глохли. Электронику всё время нужно было заменять, запуская новые спутники, и на это тратились громадные деньги. Эта проблема, связанная с электроникой, встала очень давно, но мы до сих пор её не решили.

    Какое-то время действительно у нас был неплохой задел. Были корабли, доставлявшие людей на МКС, а американцы двинулись по, как выяснилось, тупиковому направлению шаттлов, которые были сняты с производства после катастроф. Но дальше США сделали ставку на частный бизнес, что воспринималось крайне скептически всем космическим истеблишментом. Казалось, что могут эти странные ребята, которые занимались Интернетом? Но теперь мы видим деятельность и Илона Маска, и Джефа Безоса, которые готовятся к серьезным задачам дальних полётов. И Илон Маск со своим SpaceX и многоразовыми ступенями полностью вышибает нас с рынка коммерческих запусков.

    А дальше эти проблемы начинают компенсироваться риторикой, что завтра мы освоим Луну, послезавтра – Марс. Но там нет никакой серьёзной проработки, только планы. И понятно, почему эти планы озвучиваются: под них очень хочется выделить деньги. Это способ убедить политическое руководство, что надо направить дополнительные средства, хотя проблем больше, чем достижений. Одна из таких проблем, стоящих перед нами, появилась ещё с распадом Советского Союза. Тогда стало понятно, что в ракете «Протон» системы управления делаются в Украине, а электроника – в Прибалтике, и была поставлена задача импортозамещения. Это было сделано в 92-м, а в 95-м в рамках решения этой задачи начались работы над ракетой «Ангара». И вот сейчас у нас 2019-й год, и что-то мы не очень много слышим об этом проекте, над которым работают уже 25 лет.

    Чудес не бывает. Если у вас экономика и технологический уровень резко отстали по множеству позиций, нельзя обеспечить высокий уровень в одной точечной области. Чтобы быть конкурентоспособным в космосе, нужно быть конкурентоспособным практически во всём. Либо работать в кооперации. Но в силу политических событий это стало невозможно.

    Что касается военного космоса, то там есть проекты, вроде «взять стратегическую ракету и забросить на неё боеголовку». Но есть и гораздо более сложные задачи, например, связанные с системой слежения и раннего обнаружения старта баллистических ракет. Какое-то время назад было объявлено, что прекратил своё существование последний спутник системы обнаружения стартов «Око», поскольку не выдерживает электроника. А ранее один из спутников этой системы вышел из строя, потому что прекратил работать импортный аккумулятор. Военный космос гораздо шире, чем просто возможность добросить боеголовку в какую-то точку.

    Так что космическая сфера нуждается в серьёзной работе и назначении какого-то вменяемого руководства. Потому что всё, что происходит под управлением Рогозина – просто анекдот. Люди, которые имели хоть какое-то отношение к этой сфере, не испытывают ничего, кроме стыда, глядя на этого человека. Он совершенно не понимает ситуации и того, о чём говорит, не понимает даже, насколько он смешён, когда демонстрирует собственную полную некомпетентность в сфере, которой руководит. История, когда Роскосмос начал работать с человеком, который якобы изобрёл квантовый двигатель, говорит о том, что космосом управляют кухарки.

    ej.ru/?a=note&id=33674

    10 комментариев

    avatar
    Во время сборки ракетного двигателя на предприятии «НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко»
    Это не Плейшнер случаем в кадре?
    0
    avatar
    Никогда такого не было и вот опять
    0
    avatar
    завтра мы освоим Луну
    чорных дзірак на Зямлі настваралі… Луну яны асвояць…
    0
    avatar
    Денег нет :W

    Россия впервые с 2006 года вышла из пятерки стран — лидеров по расходам на оборону, ее место заняла Франция. Об этом говорится в годовом докладе Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI).

    Военные расходы России снижаются четвертый год подряд. В 2018 году эта статья бюджета сократилась на 3,5 процента и составила 61,4 миллиарда долларов. Россия заняла шестое место в мире по военным расходам. При этом Франция {63,8}, обогнавшая ее в рейтинге, также сократила оборонный бюджет.

    Лидируют по-прежнему США ($649 миллиардов, рост на 4,6 процента), на втором месте Китай ($250 миллиардов, рост на 5 процентов за год и почти в 10 раз с 1994 года). Третье и четвертое место занимают Саудовская Аравия {67,6} и Индия {66,5}.

    В десятку лидеров по военным расходам входят также Великобритания, Германия, Япония и Южная Корея.

    В прошлом году 33-процентный рост военных расходов показала Армения. Латвия увеличила расходы на оборону на 24 процента, Болгария — на 23, Украина — на 21, Литва, Чехия и Румыния — на 18.

    Мировые военные расходы в прошлом году составили 1,8 триллиона долларов, что на 76 процентов выше, чем 20 лет назад.

    graniru.org/War/m.276131.html

    В цитате я кое-где добавил — в фигурных скобках — сумму расходов.

    В процентах ВВП: США — 3,2%, РФ — 3,9%, Франция — 2,3%, Индия — 2,2%, Китай — менее 2%.

    Украина — 4,8 миллиарла, 3,8% от ВВП.

    Что до РФ, то страна с экономикой и военными расходами ниже 10% от экономики и расходов США пыжится играть «на равных». Конец немного предсказуем (см. СССР).
    0
    avatar
    Забавно сначала пикейные жилеты камлали, как Рашка все на оружие тратит, теперь камлают, что меньше тратит…
    Мистер Фукс, вы-бы с термином «камлать» мал-мал осторожней. Это я как потомственный специалист заявляю.
    0
    avatar
    так как основное перевооружение уже прошло
    Это вы о новых водометах, однако? Об автоматизированных граждано-глушилках и обжигалках? О броневичках и дробовичках для поцгвардии?
    +1
    avatar
    Что нам до новых самолетов в РФ? Не, если что нам сбивать их придется в войне, в смысле помогать американцам вас бить- тогда да.
    +1
    avatar
    вон ужней при помощи боевого гопака, пять дивизий спецназа ГРУ в аэропррту положили и сожгли 100500 таков бурятской армии

    Отчего неровный почерк, малыш?
    0
    avatar
    коротка жизнь мотылька
    0
    avatar
    Ничё, эта мумия еще не раз вернется
    0