Россия
  • 629
  • Атомный развод

    По данным экспертов, Россия расходует на строительство иностранных АЭС гигантские суммы

    МОСКВА – Госкорпорация «Росатом» реально, не на бумаге, строит за рубежом 7 новых АЭС стоимостью около 36 миллиардов долларов, а не 36 объектов по цене свыше 130 миллиардов.

    Такие данные обнародованы группой «Экозащита!» в результате независимого расследования. Доклад был приурочен к 8-й годовщине одной из крупнейших ядерных катастроф в мировой истории – аварии на японской АЭС «Фукусима», приведшей к заморозке многих атомных проектов по всему свету.

    На протяжении последнего времени Росатом неоднократно заявляла о своем насыщенном «портфеле иностранных заказов» превышает $130 млрд. Однако, поверку все выглядит не в пример скромнее.

    Согласно расследованию «Экозащиты!», на сегодня действительно строятся по два блока в Бангладеш, Белоруссии, Индии и блок в Турции. На остальных строительство реакторов не ведется, причем в отношении ряда проектов даже не подписаны юридически обязывающие документы.

    При этом объекты повсеместно возводятся почти исключительно на российские деньги. Власти продолжают щедро использовать государственные кредиты для стимулирования строительства новых реакторов за рубежом, утверждает «Экозащита!»

    По прикидкам правозащитников, объем кредитных (как правило, дешевых – на ровне 3 %) и иных государственных средств для новых АЭС за границей составляет порядка 90 млрд долларов.

    Помимо всего, российские власти вполне могут использовать средства Фонда национального благосостояния, входящего в систему пенсионного обеспечения, допускаю экологи. Так, как это делалось в случае с проектом АЭС в Финляндии, где строительство еще не началось и уже задерживается на 4 года.

    По размерам пенсий Россия занимает одно из самых последних мест в Европе.

    Без российских финансовых вливаний подавляющее количество проектов не имело бы шансов на реализацию. Впрочем, отказов от услуг Росатома и так хватает: Иордания, Вьетнам, ЮАР…

    «Около $90 миллиардов, выделяемых Россией на иностранные АЭС –
    фантастическая сумма, абсолютный рекорд в российской истории, – констатировал сопредседатель группы «Экозащита!» Владимир Сливяк. – Чаще всего российские кредиты нужны тем клиентам Росатома, которые бедны и не могут самостоятельно привлечь крупные средства».

    По мнению Владимира Сливяка, главным вопросом здесь остается: вернутся ли деньги обратно в бюджет?

    В свою очередь, бывший замминистра энергетики РФ Владимир Милов отмечает, что вместо широко разрекламированных валютных поступлений от
    строительства АЭС за рубежом Россия, наоборот, сама платит за
    многие проекты.

    «В том числе в виде предоставления другим странам ультрадешевых кредитов по ставкам, о которых наши собственные граждане и предприниматели могут только мечтать», – резюмировал он.

    Экономический обозреватель Семен Новопрудский в интервью Русской службе «Голоса Америки» признался, что испытывает объективные трудности с оценкой эффективности работы Росатома. По его словам, о деятельности российских госкорпораций толком ничего не могут сказать не только эксперты, но и само государство.

    «В России у этих корпораций удивительный статус, – говорит он. – Они по закону, с одной стороны, получатели льготных бюджетных денег и принадлежат государству. Но, с другой стороны, это полноценные коммерческие компании, которые контролирует наблюдательный совет – орган, который, как правило, не имеет никаких рычагов воздействия на их работу, а главное – у него нет никакой возможности реально проверить, чем конкретно они занимаются».

    Что касается Росатома, то, пожалуй, самый знаменитый его проект – атомная станция в Бушере (Иран), которую начали достраивать еще при Советском Союзе, а заканчивали уже при России, подчеркнул Семен Новопрудский: «Сколько там было потрачено денег, до сих пор неизвестно. Росатом постоянно жаловался, что Тегеран не выполняет условий контракта и не платит столько, сколько должен платить. После долгих мытарств АЭС все-таки открыли, но какова в итоге оказалась финансовая сторона сделки – глухие потёмки».

    На взгляд обозревателя, основная беда состоит в том, что в стране нет механизма контроля за тем, как госкорпорации расходуют деньги: «Это, в частности, касается Ростеха, еще более масштабной корпорации, которая контролирует экспорт вооружения. Никто не спрашивает и о том, как они возвращают кредиты. Сейчас есть попытка, и то, скорее потому, что пошатнулись аппаратные позиции Дмитрия Рогозина, хоть как-то узнать, что происходит в Роскосмосе. Но Роскосмос в отличие от Росатома почти не имеет международных проектов…»

    Семен Новопрудский считает, что вообще любой бизнес, который отечественные госкорпорации ведут за пределами России, это «сумеречная зона».

    «То есть, понятно, что это бизнес непрозрачный, но непонятно, до какой степени, какие там откаты. Даже Счетная палата, которая по закону обязана проводить проверки расходования бюджетных средств, не имеет возможности проконтролировать, как Росатом тратит средства за границей. Поэтому сказать уверенно, что столько-то конкретно своровано или наоборот, не представляется возможным», заключил журналист.

    >>>>
    • нет
    • 0
    • +9

    2 комментария

    avatar
    Очередное сдувшееся достижение из методички триждыобворованных.
    0
    avatar
    Похоже, сливают непотопляемого рогозина:



    А как же база на Луне?
    Или сливают уже весь Роскосмос?
    +1
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.