Polska
  • 837
  • Минус шестнадцать по Сталину

    Досыць цікавы матэрыял з расійскага «Камерсанту» пра сітуацыю ў Польшчы адразу пасля вайны.

    Как суд в Москве определил послевоенный государственный строй в Польше

    Через полтора месяца после окончания Великой Отечественной войне и за несколько дней до парада Победы, с 18 по 21 июня 1945 года в Москве прошел первый послевоенный показательный суд — «процесс шестнадцати». В отличие от политических процессов 1930-х годов судили не советских высокопоставленных деятелей, а иностранцев — лидеров польского подполья. «Процесс шестнадцати» имел долгую предысторию и далеко идущие для Польши последствия.

    Раздвоение Польши


    К концу Второй мировой войны очень серьезно встал польский вопрос. Старой Польши больше не существовало. У новой, еще не созданной Польши были две сильно не совпадающие территории, два правительства, два парламента, две армии. Две политические структуры совсем по-разному видели будущее устройство общества в будущей стране. Но решали это не они.

    Первое правительство было создано в результате бегства высшего руководства Польши из страны после немецкой оккупации в сентябре 1939 года. С июня 1940-го оно базировалось в Лондоне. Лондонское правительство управляло польским подпольным государством, то есть организациями, тайно действовавшими на оккупированной немцами территории, польскими вооруженными силами на Западе и подпольной военной организацией — Армией Крайовой. Правительство в эмиграции выступало за воссоздание Польши с довоенным политическим устройством и в довоенных же границах (включая отошедшие к СССР Западную Украину, Западную Белоруссию и Виленский край).

    В новогоднюю ночь 1944 года в Варшаве состоялась тайная конференция дружественных СССР политических сил, главной среди которых была коммунистическая Польская рабочая партия. На конференции была образована Крайова рада народова (КРН) — будущий парламент, а пока альтернативный лондонскому правительству орган власти. Председателем КРН был избран коммунист Болеслав Берут. КРН приняла декларацию о союзе с СССР и борьбе с гитлеровской Германией, а также декрет о создании своей военной организации — Армии Людовой.

    Лондонское правительство 9 января 1944 года заявило о непризнании КРН и создало собственный будущий парламент — Раду едности народовой (РЕН).

    В мае 1944 года несколько представителей КРН перешли линию фронта и добрались до Москвы. 21 июля в столице СССР был образован Польский комитет национального освобождения (ПКНО), который впоследствии должен был стать правительством Польши.

    26 июля правительство СССР признало власть ПКНО на освобожденных территориях. Резиденцией ПКНО сначала стал Хелм, а с 1 августа — Люблин.

    Сталин, Черчилль и Толстой



    Глава правительства Польши в изгнании Станислав Миколайчик ничего не добился на переговорах со Сталиным летом 1944 года. После войны он занял посты заместителя премьер-министра и министра земледелия во Временном правительстве национального единства, но после победы коммунистов на выборах 1947 года бежал из Польши

    Двоевластие не могло длиться долго, и Лондонское правительство предприняло попытку договориться. 30 июля 1944 года в Москву прилетел глава правительства Польши в изгнании Станислав Миколайчик в сопровождении председателя РЕН Станислава Грабского и министра иностранных дел, бывшего посла Польши в СССР Тадеуша Ромера.

    Первым, с кем встретился Миколайчик в Москве, был посол Великобритании в СССР Арчибальд Кларк Керр. Посол посоветовал принять советские требования: убрать из правительства антисоветски настроенных министров, согласиться на советские предложения по границе, перестать обвинять СССР в расстреле пленных офицеров польской армии в Катыни и достичь договоренности о будущем правительстве Польши с ПКНО.

    Не послушав совета, на переговорах с Вячеславом Молотовым, а затем с Иосифом Сталиным польская делегация не захотела идти на уступки в вопросе о границе и далеко не сразу согласилась на переговоры с ПКНО.

    1 августа, на третий день пребывания делегации в Москве, началось Варшавское восстание.

    Из беседы Сталина с делегацией правительства Польши в эмиграции в Москве 3 августа 1944 года:

    «Тов. Сталин заявляет, что Черчилль писал ему, что Миколайчик хочет приехать в Москву, и спрашивал, согласен ли он, тов. Сталин, принять Миколайчика. При этом Черчилль заявил, что он считает, что главная цель поездки Миколайчика состоит в объединении поляков, и выразил надежду, что он, тов. Сталин, поможет полякам в этом деле. Он, тов. Сталин, согласился это сделать. По его мнению, речь может идти о взаимоотношениях между двумя силами, имеющими отношение к Польше. Этот вопрос трудно обойти.

    Миколайчик отвечает, что он не хочет обойти этот вопрос. Он хочет быть в Варшаве.

    Тов. Сталин отвечает, что Варшава у немцев.

    Миколайчик говорит, что, как он думает, Варшава будет скоро освобождена, и он сможет там создать новое правительство, базирующееся на все силы Польши.

    Тов. Сталин замечает: «Дай бог, чтобы это было так». Одновременно советское правительство имеет фактические отношения и договор с ПКНО. Нужно считаться с этими фактами.

    Миколайчик спрашивает, должен ли он понимать это в том смысле, что польскому правительству в Лондоне закрыты все пути в Польшу.

    Тов. Сталин отвечает, что это нужно понимать в том смысле, что раньше, чем вести переговоры с Миколайчиком как главой польского правительства, хорошо было бы покончить с существованием двух правительств — одного в Лондоне, а другого в Хелме. Он, тов. Сталин, согласен, что хорошо было бы объединить силы и создать временное правительство. Этим должны были бы заняться сами поляки».

    Визит лондонского правительства Польши в Москву оказался безрезультативным. Гораздо большее значение не только для Польши, но и для всего послевоенного устройства Европы сыграл другой визит.

    О чем не договорились союзники после Победы


    9 октября 1944 года в Москву прибыл на переговоры со Сталиным премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль. Конференции двух лидеров британская сторона присвоила кодовое название «Толстой». Визит Черчилля продлился до 19 октября. На переговорах обсуждались следующие вопросы: вступление Советского Союза в войну против Японии, послевоенное будущее Польши, условия соглашения о перемирии с Болгарией, общая политика в югославском вопросе и возвращение Великобританией в СССР всех советских граждан, освобожденных в Европе.

    Кроме Сталина и Черчилля на переговорах присутствовали министры иностранных дел Вячеслав Молотов и Энтони Иден, начальник британского Генштаба фельдмаршал сэр Алан Брук, посол США в СССР Аверелл Гарриман и глава военной миссии США в Москве генерал-майор Джон Рассел Дин. В переговорах также участвовали представители ПКНО и лондонского правительства Польши. Соглашения по польскому вопросу достигнуто не было.

    31 декабря 1944 года Крайова рада народова приняла декрет о преобразовании ПКНО во временное правительство Польской Республики, а пост председателя КРН был преобразован в пост президента республики. 4 января Временное правительство признал СССР.

    На Ялтинской (Крымской) конференции лидеров держав союзной коалиции 4–11 февраля 1945 года обсуждение польского вопроса заняло больше времени, чем любой другой темы. СССР удалось отстоять свою позицию в вопросе границы: территориальные потери Польши на востоке должны были компенсироваться за счет Германии.

    На конференции Сталин сообщил, что регулярно получает сведения о нападениях польских вооруженных отрядов на структуры Красной армии и убийствах советских солдат и офицеров. Черчилль признал, что «нападения на Красную армию недопустимы». С этой позицией письменно согласился и президент США Франклин Рузвельт.


    На заключительном этапе войны лидеры СССР и Великобритании при встречах обсуждали послевоенное устройство Европы, самые долгие обсуждения касались Польши

    Так Сталин получил от союзников согласие на подавление польского антикоммунистического подполья.

    В предпоследний день конференции британская делегация передала советскому послу в Великобритании Федору Гусеву «Проект по Польше»:

    «Новое положение создалось в Польше в результате полного освобождения ее Красной армией… Действующее ныне в Польше временное правительство должно быть поэтому реорганизовано на более широкой демократической базе c включением демократических деятелей из самой Польши и поляков из-за границы. Это новое правительство должно затем называться польским временным правительством национального единства…

    Это польское временное правительство национального единства должно принять обязательство провести свободные и ничем не воспрепятствованные выборы как можно скорее на основе всеобщего избирательного права при тайном голосовании. В этих выборах все антинацистские и демократические партии должны иметь право принимать участие и выставлять кандидатов».

    США и Великобритания согласились признать новое польское временное правительство.

    Изъятие


    После дипломатической победы СССР в польском вопросе советская сторона занялась практической работой по формированию временного правительства национального единства Польши. Руководство СССР не хотело видеть в его составе представителей лондонского правительства, созданной в Лондоне Рады едности народовой и политических партий, на которые опиралось эмигрантское правительство,— Национальной партии («Стронництве народове»), Народной партии («Стронництво людове»), Партии труда («Стронництво праци»), Демократической партии («Стронництво демократичне»), Польской социалистической партии («Польска партия социалистична», (ППС)].

    8 марта 1945 года в городе Брвинув органами НКВД был арестован лидер Национальной партии и вице-президент Рады едности народовой Александр Звежинский.

    В начале марта лидеры польского подполья получили письма от Константина Пименова, полковника госбезопасности, начальника отдела контрразведки «Смерш» 69-й армии, с приглашением на встречу с генерал-полковником Ивановым. Это был псевдоним заместителя наркома внутренних дел комиссара госбезопасности 2-го ранга Ивана Серова, занявшего 5 марта пост советника НКВД СССР при Министерстве общественной безопасности Польши. Всем приглашенным гарантировалась неприкосновенность и безопасность.

    Бывший командующий Армии крайовой Леопольд Окулицкий и вице-премьер подпольного правительства Станислав Янковский вели переговоры в Варшаве, другие представители подпольных политических партий и РЕН — в Прушкове.

    В ходе встреч поляки согласились полететь на переговоры с маршалом Георгием Жуковым, а после них — в Лондон, для переговоров с правительством в изгнании. Никаких переговоров с Жуковым на самом деле не планировалось. Это была примитивная ловушка.
    22 марта нарком внутренних дел Лаврентий Берия переслал Сталину и Молотову спецсообщение от Серова:

    «В целях изъятия находящегося на нелегальном положении вице-президента Лондонского эмигрантского правительства Польши Янковского (он же главный делегат эмигрантского правительства на территории Польши), а также руководителей основных подпольных политических партий, на которые опирается эмигрантское правительство… нами была разработана легенда встречи с вице-президентом Янковским для предупреждения его и организации «АК» (Армия крайова.— “Ъ”) о прекращении различного рода диверсионных действий в тылу фронта.

    После переданного предупреждения Янковский просил организовать встречу с представителем командования фронта для дачи объяснений по этим вопросам. Нами было дано согласие.

    17 марта Янковский явился в наш адрес, где ему был предъявлен ряд обвинений в продолжающихся диверсиях со стороны «АК», несмотря на существующий приказ о «роспуске» Армии крайовой.

    Янковский пытался оправдаться и в заключение выдвинул вопрос о выходе из подполья всех политических партий, на которые опирается его правительство. При этом Янковский заявил, что он может организовать встречу руководства этих политических партий с представителями командования фронта, которое может содействовать в их намерении выходить из подполья…

    На этих встречах было выяснено, что руководство этих политических партий имеет желание выйти из подполья, но боится репрессий со стороны Люблинского правительства и просит командование фронта содействовать в этих намерениях. При этом они обязываются публично объявить о выходе из подполья и одновременно с этим выведут из подполья членов партии, находящихся с ними в отрядах «АК»…

    Вчера на встрече тов. Пименова с вице-президентом Янковским был «разработан план предстоящих встреч с представителями политических партий».

    Этот план рассчитан на изъятие руководства пяти политических партий, входящих в состав подпольного правительства, вице-премьера Янковского, а также изъятие представителей партий, составляющий подпольную «Раду едности народовой»».

    О готовящемся «изъятии», то есть аресте, были проинформированы руководители просоветского Временного правительства Польши Болеслав Берут и Эдвард Осубка-Моравский. Они попросили никого не арестовывать, попросив время на переговоры с Москвой и переговоры с представителями этих партий с целью выяснить, можно ли кого-то из них включить в состав будущего правительства Польши.

    Донесение Серова заканчивалось словами «Прошу ваших указаний».

    Указание было простым: арестовывать без всяких отсрочек.
    Окулицкий и Янковский были арестованы 27 марта, еще 13 человек — на следующий день. Все они вместе с ранее арестованным Звежинским были переправлены в Москву и стали обвиняемыми на показательном процессе.

    Пропавшие и найденные

    Вскоре после «изъятия» Стефан Корбонский, самый высокопоставленный представитель подпольного польского правительства, оставшийся на свободе, сообщил правительству в изгнании о своих подозрениях о том, что лидеров подполья вывезли в Москву, чтобы там судить. Лондонское правительство обратилось за помощью к министру иностранных дел Великобритании Энтони Идену и госсекретарю США Эдварду Стеттиниусу. 3 мая Вячеслав Молотов признал факт ареста. Иден и Стеттиниус потребовали немедленного освобождения поляков. Вопрос об «исчезновении 15 человек» был поднят в Палате общин британского парламента, а также на Сан-Францисской конференции, на которой обсуждалось создание Организации Объединенных Наций.

    Ответом стало сообщение ТАСС от 5 мая: «Дело обстоит следующим образом… группа поляков состоит не из 15, а из 16 человек. Во главе этой группы стоит известный польский генерал Окулицкий, об «исчезновении» которого английская печать, однако, намерено умалчивает, ввиду особой одиозности этого генерала.

    Группа генерала Окулицкого и, прежде всего, сам генерал Окулицкий, обвиняются в подготовке и совершении в тылу Красной армии диверсионных актов, жертвами которых пали свыше 100 бойцов и офицеров Красной армии.

    Эта группа не «исчезла», а арестована военными властями советского фронта и находится под следствием в Москве. Эта группа обвиняется также в организации и содержании нелегальных радиопередаточных станций в тылу советских войск, что преследуется законом».

    После того как СССР заявил об аресте лидеров польского подполья, Иосиф Сталин передал послу США в Москве Гарри Гопкинсу, что не нужно связывать «процесс шестнадцати» с поддержкой коммунистического правительства Польши, так как приговоры не будут суровыми.

    Нарком внутренних дел Лаврентий Берия и нарком госбезопасности Всеволод Меркулов периодически докладывали Сталину о ходе следствия, а затем о подготовке «процесса шестнадцати («группа Окулицкого»)». В их донесении от 31 мая был перечислен состав суда, имена гособвинителей и защитников, место судебных заседаний («т. н. Октябрьский зал Дома cоюзов, где обычно происходили аналогичные процессы»), определены сроки окончания следствия, вручения обвиняемым обвинительного заключения и длительность процесса (ориентировочно три-четыре дня). В донесении также говорилось: «Постановление об аресте составить от имени военной контрразведки «Смерш» с утверждением военного прокурора 1-го Белорусского фронта и датировать их 10–15 марта т. г., т. е. за несколько дней до фактического ареста обвиняемых. Считаем также целесообразным провести процесс, или хотя бы часть его, на открытых заседаниях суда с допуском иностранных корреспондентов, что, по нашему мнению, произведет более благоприятное впечатление, чем если весь процесс будет закрытым».

    Процесс



    Помимо публикаций в центральных газетах отчет о «процессе 16-ти» был издан отдельной брошюрой, в том числе на иностранных языках

    Советские средства массовой информации о начале процесса сообщали так: «18 июня в Москве, в открытом заседании Военной коллегии Верховного суда, началось слушанием дело 16 организаторов, руководителей и участников польского подполья, которые, действуя по указанию так называемого польского эмигрантского «правительства» в Лондоне, проводили подрывную работу в тылу Красной Армии, на территории западных районов Белоруссии и Украины, в Литве и Польше».

    На процессе присутствовали и зарубежные журналисты. Вот что сообщал корреспондент агентства Associated Press:

    Шестнадцать лидеров польского подполья, представшие перед судом в Москве, были обвинены сегодня в участии в заговоре по созданию блока западноевропейских стран, включающего Великобританию, Германию и Польшу, который противостоял бы России в «предстоящей войне»».

    Председатель Военной коллегии Верховного суда Союза ССР заявил, что пятнадцать обвиняемых признали себя полностью или частично виновными в выдвинутых против них обвинениях, в том числе в убийстве как минимум 594 русских военнослужащих и террористической и пропагандистской деятельности в тылу Красной Армии. В обвинении говорится, что 12 поляков под руководством генерал-майора Окулицкого, коменданта польской Армии крайовой, признали себя виновными во всех обвинениях. Трое других признали свою вину в части обвинений. Один заявил о своей невиновности…

    Все они были обвинены в том, что «действовали по указанию так называемого польского эмигрантского правительства в Лондоне». Также были выдвинуты обвинения в «переговорах с немцами».

    Кроме официальных сообщений с судебного процесса советские газеты печатали также эмоциональные репортажи из зала суда.

    Обвинения по наибольшему числу статей были выдвинуты против генерала Леопольда Окулицкого. Он обвинялся по ст. 58-6,58-8,58-9 и 58-11 УК РСФСР (шпионаж, совершение терактов, причинение с контрреволюционной целью ущерба системе транспорта, водоснабжения, связи, другому государственному или общественному имуществу, организационная деятельность, направленная на совершение контрреволюционных преступлений).

    Станислав Янковский, Адам Бень и Станислав Ясюкович обвинялись по тем же статьям, что и Окулицкий, за исключением шпионажа.

    Всем остальным вменялось в вину пособничество совершению указанных выше преступлений (без упоминания шпионажа).

    Из-за болезни Антония Пайдака суд над ним был перенесен на более поздний срок.

    Недопустимые нападения




    Воины Войска Польского и Красной Армии готовятся водрузить над Варшавой флаг Польши. День освобождения Варшавы от немецко-фашистских захватчиков в современной Польше официально не отмечают. К 75-летию этого события МИД Польши опубликовал следующий твит: «Мы уважаем кровь, пролитую в борьбе с нацизмом, но в 1945 году режим Сталина привел к террору, преступлениям и грабежам. Красная армия освободила Варшаву от немецкой оккупации, но не принесла полякам свободы»

    Уже в сентябре 1939 года на территории оккупированной Польши возникла подпольная военная организация, подчинявшаяся правительству в изгнании и являвшаяся главной силой движения сопротивления оккупации.

    После двух переименований с 14 февраля 1942 года она стала носить название Армия крайова (АК). Оценки ее численности сильно различаются — от 200 тыс. до 600 тыс. человек в 1944 году. До конца 1944-го главным направлением деятельности АК была борьба с гитлеровским режимом.

    После освобождения территории Польши Красной армией АК была официально распущена 19 января 1945 года. В приказе генерала Окулицкого генералам АК говорилось:


    Жители освобожденной Варшавы с красноармейцами, которые «не принесли полякам свободы»

    « Развивающееся советское наступление в скором времени может привести к занятию Красной армией всей территории Польши, что в действительности означает смену немецкой оккупации советской.
    Навязанная в 1939 году Польше война не закончится победой Советов. Для нас она закончится только тогда, когда мы достигнем своей цели…
    В изменившихся условиях новой оккупации мы должны направить свою деятельность на восстановление независимости и защиту населения.
    Армия крайова распущена. Командиры не легализуются. Солдат освободить от присяги, выплатить двухмесячное содержание и законспирировать. Оружие спрятать».

    Уже в 1943 году в структуре АК стала создаваться антикоммунистическая военная организация для борьбы с советской оккупацией. Официально эта организация, получившая название Niepodleglosc-NIE («Независимость», сокращенно — «Нет»), была создана лондонским правительством 14 ноября 1944 года и ликвидирована органами НКВД весной 1945 года.

    Главный обвиняемый на «процессе шестнадцати» генерал Окулицкий был руководителем NIE. Он был приговорен к десяти годам лишения свободы. Руководители подпольного правительства Янковский, Бень и Ясюкович были приговорены к восьми, пяти и пяти годам лишения свободы соответственно. Живым из советской тюрьмы смог выйти только Бень. Остальным подсудимым были вынесены, как и обещал товарищ Сталин, невероятно мягкие по меркам советских показательных процессов приговоры, несколько человек даже были оправданы.

    После суда


    Польские коммунистические лидеры в 1945 году посещали Москву четыре раза. На фото в переднем ряду (слева направо): главнокомандующий Войска Польского маршал Михаил Роля-Жимерский, народный комиссар иностранных дел СССР Вячеслав Молотов, председатель Крайовой Рады Народовой Болеслав Берут, премьер-министр и министр иностранных дел Временного правительства Польской Республики Эдвард Осубка-Моравский

    Через неделю после вынесения приговора на «процессе шестнадцати», 28 июня, было объявлено о формировании нового правительства Польши. 5 июля его признали Великобритания и США. 15 октября Польша подписала Устав ООН.

    В конце 1945 года посол США в Польше Блисс Лейн призывал власти страны разрешить деятельность Национальной партии, аргументируя это тем, что «сокращение числа политических партий противоречит духу ялтинских договоренностей и достигнутого в Москве соглашения».

    Вместо свободных выборов, о которых также шла речь в Ялте, в 1946 году в Польше был проведен референдум. На него было вынесено три вопроса:

    • Согласны ли вы с ликвидацией Сената?
    • Желаете ли вы, чтобы в будущей Конституции было установлено государственное устройство, сложившееся после земельной реформы, с национализацией основных отраслей производства, с сохранением частной инициативы?
    • Согласны ли вы с закреплением западных границ Польши на Балтике, Одре и Нысе Лужицкой?


    Кенотаф генерала Леопольда Окулицкого на Донском кладбище в Москве, над одной из братских могил жертв политических репрессий

    Фактически же поляки голосовали за доверие или недоверие коммунистическим властям. Польская рабочая партия и ее союзники призывала три раза ответить «да», некоммунистические партии — три раза ответить «нет».

    Референдуму предшествовало запугивание властями антикоммунистических активистов. Голосование сопровождалось масштабными фальсификациями — вбросами фальшивых бюллетеней, уничтожением бюллетеней с ответами «нет», неправильным подсчетом. Официальные результаты референдума были обнародованы дважды. В 1946 году было объявлено, что «да» на все три вопроса ответили 68% проголосовавших.

    После ухода коммунистов от власти в 1989-м результаты референдума были опубликованы снова. Согласно нефальсифицированным результатам, три раза «да» сказали лишь 27% проголосовавших.

    Несмотря на протесты оппозиции и обвинения в фальсификации в 1946 году правительство Польши признало референдум честным и справедливым. Союзные державы (кроме СССР) призвали к проведению демократических выборов. В парламентских выборах 1947-го смогла принять участие лишь одна легально действующая в Польше оппозиционная партия — Народная. Ее сторонников арестовывали и убивали. Более 409 тыс. человек, признанных «антиправительственными бандитами», были лишены права голоса. 98 оппозиционных кандидатов были не допущены к выборам. Большое количество нарушений было совершено при подсчете голосов. В итоге «сокрушительную победу» на выборах одержали коммунисты.

    Как перед референдумом 1946 года, так и перед выборами 1947-го в Польшу приезжала группа сотрудников органов госбезопасности СССР под руководством начальника отдела «Д» МГБ СССР (изготовление средств тайнописи, документов для оперативных целей, экспертиза документов и почерков) полковника Арона Палкина. Полковники Палкин и Семен Давыдов, советник МГБ СССР при Министерстве общественной безопасности Польши, и их сотрудники занимались обеспечением «правильных» результатов выборов с помощью фальсификации бюллетеней и за успешное выполнение задания были награждены орденами.

    В 1948 году в результате слияния Польской рабочей партии и Польской социалистической партии была образована Польская объединенная рабочая партия, которой будет принадлежать монополия на власть в течение последующих четырех десятилетий.

    19 апреля 1990 года Пленум Верховного суда СССР отменил приговор Военной коллегии Верховного суда СССР от 21 июня 1945 года по «процессу шестнадцати» и прекратил дело осужденных за отсутствием состава преступления.

    Официальные позиции современных польских и российских властей в отношении польского антисоветского подполья прямо противоположны. Для Польши те, кто боролся против коммунизма и СССР на последнем этапе войны и после ее завершения,— «проклятые солдаты», героические борцы за независимую Польшу. 1 марта в Польше отмечается как День памяти «проклятых солдат». Для России эти люди — военные преступники и террористы, действовавшие против Красной армии в ее тылу и мешавшие ее борьбе против германских войск.

    12 комментариев

    avatar
    Тэкст прыцягнуў увагу пэўным падабенствам сітуацыі з Польшчы тады і ў Беларусі зараз. Найперш выкарыстаннем тэхналогій «рэферэндумаў, выбараў» і гэтак далей.

    Магчыма, гэта дасць болей інфармацыі, каб зразумець, з якім ворагам Беларусь павінна змагацца. Пытанні- што трэба рабіць, каб перамагчы? Польша тады, маючы ўласнае войска, ўласын палітычны досвед, вялікую культуру — ня здолела захаваць свабоду. Што павінна рабіць Беларусь і беларусы зараз, каб пазбегнуць кантролю з Масквы?
    0
    avatar
    Panie BonScott, Artykuł plusuję ale nie mogę postawić plusa za Pana komentarz. Dziwna sprawa. Może admin coś poradzi.
    0
    avatar
    Исправьте, господин постер, название поста.
    Нужно не «по Сталину», а «Минус шестнадцать по Аарону Палкину»
    0
    avatar
    Rosyjski Kommiersant zamieścił artykuł o " Procesie Szesnastu " Chwała im za to — ale mimo wszystko szkoda ,że nadal — с российской точки зрения. Dziękuję Panie BonScott za jego umieszczenie. Jednocześnie bardzo żałuję, że nie mogę poprawnie napisać po rosyjsku tego czego rosyjski Kommiersant nie napisał. Szkoda.
    Польша тады, маючы ўласнае войска, ўласын палітычны досвед, вялікую культуру — ня здолела захаваць свабоду.
    Białoruś ma również wielką kulturę, własną armię i swoich patriotów. A co najważniejsze — elita intelektualna Białorusi dzisiaj żyje i działa. Po 31 latach tzw. niezależności Polski ( od wyborów 1989 r ) jest tylko jedna rada — aby być wolnym państwem i niezależnym, należy pozbyć się post sowieckich służb specjalnych i post sowieckiej agentury. A później będzie tylko gorzej przy reformowaniu gospodarki i ekonomii Białorusi :) ale to nie może nikogo zrażać. My dzisiaj w Polsce za kilka dni też mamy wybory prezydenckie i jest to wybór między «cholerą i dżumą » Tak dzisiaj wygląda Europa. :(
    0
    avatar
    Дзякуй, пан Адам, за добрыя слова. Сам тэкст Камерсаннту добры і зарав вельмі актуальны для нас. Я напрыклад, з цікавасцю даведаўся пра тое, што ў Польшчы быў рэферэндум замест выбараў.

    Tak dzisiaj wygląda Europa
    Нажаль, так. :j
    +1
    avatar
    Mam nadzieję ,że w Białorusi niedługo wygra prawda i nastąpi demokracja. Tego Wam wszystkim życzę.
    0
    avatar
    Najważniejsze po wygranych wyborach — nie pozwalajcie zachodnim ( zagranicznym ) specjalistom reformować swojej ekonomii i gospodarki. Ani amerykańskim, angielskim, niemieckim, francuskim czy innym. Polskim specjalistom tez nie. A będą do was przyjeżdżać «całymi autobusami » :) Sami w oparciu o wzorce wolnorynkowe, zreformujcie swoja ekonomię. Tylko to zapewni Białorusi ,że nie utraci swojego przemysłu i swojej ziemi.
    0
    avatar
    Najważniejsze po wygranych wyborach — nie pozwalajcie zachodnim ( zagranicznym ) specjalistom reformować swojej ekonomii i gospodarki
    Всходних специалистов пан польский Адам не ограничил в праве на реформирование. Ну, конеш, — кто ещё выборы может «выиграть»?
    -1
    avatar
    Как перед референдумом 1946 года, так и перед выборами 1947-го в Польшу приезжала группа сотрудников органов госбезопасности СССР под руководством начальника отдела «Д» МГБ СССР (изготовление средств тайнописи, документов для оперативных целей, экспертиза документов и почерков) полковника Арона Палкина

    Вместо свободных выборов, о которых также шла речь в Ялте, в 1946 году в Польше был проведен референдум. На него было вынесено три вопроса:
    1. Согласны ли вы с ликвидацией Сената?
    2. Желаете ли вы, чтобы в будущей Конституции было установлено государственное устройство, сложившееся после земельной реформы, с национализацией основных отраслей производства, с сохранением частной инициативы?
    3. Согласны ли вы с закреплением западных границ Польши на Балтике, Одре и Нысе Лужицкой?
    Польская рабочая партия и ее союзники призывала три раза ответить «да», некоммунистические партии — три раза ответить «нет»
    0
    avatar
    После войны заморских и заокеанских бандитов с Европой, которую они вели руками своих внутри-европейских бандитов уже давно — не только столкнув европейские народы между собой, но облапошив американский народ с помощью лживых СМИ — огромные территории Российской империи оказались внутри Пачвары.
    И вот после 1945-го внутри этой Пачвары уже была вся Восточная Европа. Все эти рассуждения о референдумах и выборах в условиях нахождения в закоулках брюха, или там ещё каких нишек внутри организма, всё это — перемещение смуроднага паветра, возможно, даже полезного для функционирования Монстра.
    Фунты делают вид, что они нормальные. Приятно самообманываться, да. Но именно вы помогаете этой мрази существовать.
    0
    avatar

    Палкин, Арон Моисеевич
    Дата рождения 23 февраля 1903
    Место рождения
    Речица, Минская губерния, Российская империя
    Дата смерти 5 мая 1989 (86 лет)
    Род деятельности полковник госбезопасности СССР, начальник отдела «Д» МГБ СССР (1947—1951)
    Награды и премии
    Орден Отечественной войны I степени Орден Отечественной войны I степени Орден Трудового Красного Знамени Орден Красного Знамени

    Арон Моисеевич Палкин (23.02.1903 — 05.05.1989) — полковник госбезопасности СССР, начальник отдела «Д» МГБ СССР (1947—1951). Подозревается в том, что в 1946—1947 гг. под его руководством были сфальсифицированы результаты референдума и выборов в Сейм Польши.

    Биография
    Родился 23 февраля 1903 года в г. Речица Минской губернии в семье сплавщика леса. Член РКП(б) с октября 1924 г.

    Послужной список:

    июнь 1914 — декабрь 1917 ученик печатника и печатник в типографии А. Г. Шимановича (Речица).
    1917—1920 машинист-печатник ж.-д. типографии, Речица.
    1920—1925 печатник типографии Полеспечать (Гомель) (с перерывом май 1923 — май 1924, когда учился в партшколе).
    1925—1931 зам. секретаря Гомельского горкома комсомола, представитель губкома комсомола в губернском отделе труда, секретарь парткома типографии Полеспечать.
    апрель 1931 — май 1932 студент Коммунистического университета им. Я. М. Свердлова, Москва.
    1932—1935 гзав. орготделом парткома Электрозавода, секретарь парткома Прожекторного завода, секретарь парткома завода автотракторного электрооборудования, Москва.
    1935—1937 инструктор Сталинского райкома ВКП(б), Москва.
    В 1937—1951 гг. в органах НКВД-НКГБ-МГБ.

    С 16 февраля 1942 года — майор госбезопасности. С 14 февраля 1943 года — полковник госбезопасности.

    С 7 августа 1941 по 17 мая 1943 года — начальник 10 отделения и заместитель начальника 4-го спецотдела НКВД. Затем до 18.07.1946 года — заместитель начальника отдела «Б» (применение оперативной техники) НКГБ СССР.

    С 18.07.1946 по 19.10.1951 начальник отдела «Д» — изготовление средств тайнописи, документов для оперативных целей, экспертиза документов и почерков — МГБ СССР.

    Подозревается в том, что в 1946−1947 годах будучи начальником Отдела «Д» осуществлял фальсификацию выборов в Польше в пользу просоветских сил под руководством лидера Польской рабочей партии Болеслава Берута (выезжал в Варшаву 22.06.46-27.08.46 и 10.01.47-30.01.47 с группой работников МГБ).

    Арестован 19.10.1951 по делу о сионистском заговоре в МГБ. Приговорён ВКВС СССР 13.10.53 по ст. 2 Указа ПВС СССР от 04.06.47 к 15 годам лишения свободы. На основании Указа ПВС СССР «Об амнистии» от 27.03.53 срок сокращён наполовину. Отбывал наказание в Унженском ИТЛ. Освобождён досрочно 29.05.56 с зачётом рабочих дней.

    Награды: орден Красного Знамени (06.09.46); 2 ордена Отечественной войны 1-й степени (05.11.44, 06.04.1985); орден Трудового Красного Знамени (20.09.43); 4 медали; знак «Заслуженный работник НКВД» (27.04.40). Лишён наград Указом Президиума ВС СССР 16.02.54, возвращены Указом Президиума ВС СССР 05.02.70.

    Умер 5 мая 1989 года в Москве.
    0
    avatar
    Вот на что потрачены такие лбы?
    ХХ век убивал умных. Одних физически, других — морально.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.