Polska
  • 469
  • Чеславу Немену - 80

    Сегодня Чеславу Немену исполнилось бы 80 лет.



    Так получилось, что я хорошо знал его. Все три года, что я жил в Польше, мы часто общались. Я напечатал с ним с полдюжины интервью в разных советских газетах и журналах, а также привозил в Москву Тане Бодровой на радио профессиональные пленки с его записями и они звучали в эфире. У него была студия в здании Театра Народовы, наш факультет был в пяти минутах ходьбы, и я к нему заходил. Он почему-то помогал мне, студенту, во многих делах, сводил с людьми. Он прекрасно говорил по-русски, хотя и с акцентом. Что неудивительно: Чеслав Выджыцкий (это его настоящая фамилия) родился в селе Старые Василишки, ныне это Белоруссия, Щучинский район Гродненской области, а тогда была, естественно, Польша. Когда осенью 1939 года в село вошли советские войска, Чеслав был грудным ребенком. Ну потом он отучился десять лет в советской школе, да еще и параллельно в музыкальной школе в Гродно два года. В русской Википедии сообщается, что в 1958 году его «семья выехала в Польшу». Обстоятельства «выезда» следовало бы прояснить. Тогда в течении нескольких лет (уже после ХХ съезда КПСС!) из западных областей СССР в Польшу было выслано 250.000 поляков. И, как мне говорил Немен, его семья как раз не особенно стремилась уехать. На сборы дали 24 часа, и — вперед. В Польше семья больше года жила в лагере для перемещенных лиц в ужасных условиях, потом их отправили в Гданьск, где Чеславу пришлось работать грузчиком в порту, буквально за еду. Сейчас в этих Старых Василишках открыли его дом-музей и уверяют, что все в доме сохранилось, как тогда. Псевдоним он себе взял в честь реки Неман (по-польски Niemen), на берегах которой прошло его детство.

    Он прошел огромную эволюцию в музыке — от легких эстрадных песенок до прогрессив-рока. Теряя старых поклонников, не поспевавших за его развитием, он приобретал новых. Он мне дарил не только свои польские пластинки, но и западные, лежит у меня в Москве и вышедшая в Германии его пластинка с русскими песнями. Ни у кого такой нет. Осталась там у меня и его книжечка с автографом. Он пытался делать карьеру на Западе, но неудачно, хотя в Японии заработал себе на собственную сверх-оснащенную студию. Говорили, что в Восточной Европе ни у кого такой не было. Он неустанно экспериментировал со звуком. Когда меня перед Олимпиадой выслали из Польши, он как раз был в начале нового периода в своем творчестве. Ушел в какую-то мрачную инструментальную психоделику, стал сам рисовать обложки для своих дисков, не очень удачные, по-моему…



    Немен, насколько я помню, всегда был строгим вегетарианцем. У него была молодая красавица-жена, Малгожата, модель и фотограф (фото вверху как раз она сделала), она проявляла чудеса изобретательности, чтобы хоть как-то его накормить. Он желал питаться только яблоками. Она родила ему двух дочек, обе они сейчас певицы. Еще у него есть старшая дочь от первого брака. А между двумя польскими женами у него была гражданская жена итальянка, поэтому был период, когда он жил в Италии, выпустил там три пластинки на итальянском языке, и вообще язык знал. Он и по-английски говорил свободно.

    Его диск русских народных песен и романсов очень хорош. «Выхожу один я на дорогу...» — одно из лучших исполнений, я считаю, мороз по коже продирает. Хотя многим запомнились «Елочки-сосеночки...» На Сопотском фестивале однажды Немен исполнил по-польски песенку на стихи Сергея Михалкова «Юбиляр». Это была детская песенка, у него как раз дочь родилась. Фестиваль транслировало Центральное телевидение, и советский диктор прямо поверх песни, забивая исполнение, сообщил, что вот, мол, звучит песня о необходимости разоружения и разрядки международной напряженности. Испортил людям запись.

    Когда у него диагностировали рак, он начал лечиться сомнительными народными средствами, что, как говорят, только ускорило болезнь. В момент его похорон, в 13.00 20 января 2004 года, все польские радиостанции по взаимной договоренности передали его песню „Dziwny jest ten świat” («Прекрасен этот мир»). В четырнадцати польских городах его именем названы улицы, площади и скверы, его имя носят несколько школ, и даже ему поставлены кое-где памятники. Центральный банк Польши выпустил три монеты памяти Чеслава Немена (одну золотую и две серебряных). Песня Немена «Сон о Варшаве» стала гимном футбольного клуба «Легия», болельщики ее во время матчей поют на трибунах.

    Запись 1977 года (в тот год мы как раз познакомились):

    Источник
    • нет
    • 0
    • +10

    1 комментарий

    avatar
    Три раза писал что-то — три раза вытер.

    Нет слов, Чеслав просто велИк.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.