Политика
  • 987
  • Что объединят митинги в Москве и Гонконге



    18.08.2019. Carnegie, Михаил Коростиков (ссылки не копировал)

    Кремль и Пекин против протеста

    Что объединят митинги в Москве и Гонконге

    Москва и Гонконг полыхнули протестами почти одновременно, но усмотреть в них параллели было тяжело: слишком далеко два города находятся друг от друга, слишком велика, на первый взгляд, разница между столицей континентальной империи и бывшей британской базой на краю континента. И все же общих черт находится немало. Богатейшие города своих сообществ, выделенные в отдельную территориальную единицу, магниты для легальных и нелегальных иммигрантов, сохраняющие свою особую культуру. Оба города разбогатели в основном на обслуживании остальной страны, но относятся к ней, как интеллигенция к пролетариату.

    Первыми схожесть двух протестов заметили в российском МИДе. Его пресс-секретарь Мария Захарова заявила: и гонконгские, и московские протесты подогреваются из-за рубежа. В ближайшее время внешнеполитические структуры двух стран даже должны провести консультации по этому вопросу. Протестующие двух стран консультации друг с другом пока проводить не собираются, хотя проблемы у них похожие. Сравнение московских протестов с гонконгскими позволяет лучше понять точку, в которой находится российское гражданское общество, увидеть его слабые и сильные стороны.

    2047 vs 2024
    Парадоксально, но, несмотря на куда большую бурность и массовость гонконгских митингов, реальные перспективы их дела выглядят куда хуже, чем у московских. Гонконг живет в ожидании 2047 года, когда истечет срок соглашения о его особом статусе и Пекин сможет ввести на всей территории города законы КНР. Ждать осталось еще целых 28 лет, но неизбежность наступления 2047 года придает сопротивлению гонконгцев оттенок обреченности: они бьются за будущее, где большинству из них все равно придется эмигрировать на Тайвань, в Австралию и США. Никто не сомневается, что, получив полный контроль над Гонконгом, Пекин не допустит больше никаких марафонов неповиновения. У протестующих в Москве таких временных лимитов нет, но нет и многого из того, чем наслаждаются протестующие Гонконга.

    Прежде всего, сразу бросается в глаза, что в Гонконге люди противостоят изменениям, подрывающим власть закона, а в Москве – борются за соблюдение существующих норм законодательства. Гонконгские протесты начались из-за того, что городские власти попытались принять закон, позволяющий экстрадировать подозреваемых в КНР, где царствует социалистическая законность. Она относительно сносно работает в коммерческих спорах, но, к примеру, с диссидентами обходится весьма жестко. Попав в руки китайского правосудия, они, как правило, исчезают на несколько недель или даже месяцев, после чего каются по национальному телевидению в своих ошибках, несознательности и работе на иностранные разведки. Остановить принятие закона легальными методами возможности не было: особенности формирования гонконгского парламента дают преимущество в нем ставленникам Пекина.

    Сопротивляться разрушению барьера между материковым и островным правом стало для гонконгцев делом чести потому, что право – важнейшая часть их регионального самосознания.
    Конструировать его британские власти стали поздно – понятие «гонконгца» появилось в местном законодательстве лишь в 1971 году. До того администрация колонии рассматривала граждан как смесь местных китайцев, иммигрантов из других стран и британских подданных. Гонконгская идентичность, пишет исследователь Агнесс Ку, была построена вокруг стабильности и процветания города-государства, резко отличающих его от материкового Китая, пожираемого в то время культурной революцией. Защитой от этого хаоса стал закон, но не более: никакой демократией население Гонконга не баловали.

    В Москве ситуация совершенно другая: формально борьба митингующих идет за исполнение уже существующего закона о допуске кандидатов на выборы в Мосгордуму. Его многочисленные нарушения оппозиционерами документировались, но доказательства не приняли в расчет ни суд, ни Мосгоризбирком. В повестке митингов нет лозунгов об отмене подписного барьера – протестующих возмутило именно то, что все требования существующего закона были выполнены, но к желаемому результату это не привело.

    Прямые выборы местной власти, за которые сейчас борются гонконгцы, у москвичей уже есть, но без исполнения законов это не работает и не помогает защищать их права. В Гонконге, наоборот, несмотря на проблемы с демократией, законы соблюдаются, и это оказывается более надежным способом гарантировать права местных жителей хотя бы на массовые собрания.

    В отличие от Москвы повестка протестов в Гонконге оказалась куда популярнее, а местное общество более сплоченным. Разница тут не только в общей численности митингующих (2,2 млн на пике в Гонконге против 50–60 тысяч в Москве), но и в участии профессиональных союзов. С начала кампании в Гонконге забастовки успели провести госслужащие, юристы, католический клир, работники транспорта и многие другие. В Москве ни одна крупная неполитическая структура, профсоюз или общественное объединение не принимали участия в протестах и никак их не поддерживали.

    Полиция в Москве и Гонконге тоже вела себя очень по-разному. Кадры столкновений протестующих и полицейских в Гонконге являют картину крайнего ожесточения, но протест не сразу был таким: миллионные марши июня–июля проходили без происшествий. Насилие нарастало по мере того, как протестующие переходили от традиционных митингов к откровенно незаконным действиям: разгрому парламента (ремонт обойдется в $5 млн), перекрытию дорог и мостов, остановке метро и аэропортов, забрасыванию кирпичами правительственных зданий. Более 30 полицейских получили ранения разной степени тяжести. При этом, несмотря на такой накал борьбы, к 5 августа задержано было всего 420 человек. И это после девяти недель безостановочной уличной борьбы.

    В Москве полиция обращалась с митингующими гораздо жестче. Всего за три дня (27 июня, 3 и 10 августа) было задержано около трех тысяч человек, более 880 получили штрафы, более 100 отправлены под административный арест, более 40 протестующих пострадали, пятеро были госпитализированы. 14 человек обвиняются по уголовной статье в участии в «массовых беспорядках», хотя в рядах полиции только один получил «вывих плеча», а несколько пострадали от слезоточивого газа, якобы распыленного из баллончика. И все это в ходе демонстраций, где не было повреждено ни одного объекта частной или общественной собственности.

    Полицейские чины Гонконга в выступлениях постоянно подчеркивали, что вынуждены применять силу только для защиты общественного порядка и в объеме, минимально необходимом для рассеивания нарушающей права других граждан толпы. В Москве полиция вообще не делала никаких заявлений по итогам протестов, если не считать вердикт Следственного комитета по делу Константина Коновалова, совершавшего за три часа до митинга пробежку по Москве. Полиция сломала ему при задержании ногу, хотя единственным его нарушением было то, что он сфотографировал оцепление. Проведя проверку, СК никаких нарушений не обнаружил.

    Гонконгская полиция защищает закон и действует, исходя из понимания сути этого закона. Жалоб демонстрантов на полицейских немало – 378, но на многочисленных видео хорошо видно, что тех, кто не сражается с полицией и не блокирует объекты инфраструктуры, не избивают и не задерживают. А вот жесткость российской полиции была явно непропорциональна действиям протестующих и имела мало общего с поддержанием общественного порядка. При этом руководство МВД не сочло нужным публично объяснять причины такой жестокости.

    Застойные корни
    Здесь различия между протестами заканчиваются и начинаются сходства. Власти и России, и Китая сразу же отказались серьезно воспринимать требования демонстрантов. МИДы обеих стран заговорили об иностранной помощи протестующим: в России власти не устроила публикация в одном из аккаунтов Твиттера Госдепартамента США с фотографией маршрута несанкционированной акции, в Китае – встреча одной из сотрудниц генконсульства США с представителями гонконгской оппозиции.

    Похожа и риторика властей о маргинальности демонстрантов, которые растворяются в море лояльных сторонников Кремля и Компартии Китая. «7,4 млн сянганцев обладают здравым смыслом, чтобы не поддаться провокациям, – пишет партийная газета «Жэньминь Жибао». – Китай – это уже не бедный и старый Китай, 1,4 млрд китайцев готовы вместе бороться до конца и одержать победу над любыми опасностями и вызовами». В России о том, что демонстранты никого не представляют, сообщает ВЦИОМ, по данным которого 69% россиян якобы поддерживают жестокие действия полиции на митингах, хотя формулировки вопросов в соцопросе были явно некорректные и вводили респондентов в заблуждение.

    На примерах обоих городов хорошо видно, что мирный протест малоэффективен в недемократических системах. И Сергей Собянин в Москве, и Кэрри Лам в Гонконге отвечают за результаты своей работы прежде всего перед главами своих государств и работают по их повестке, а не горожан. Даже если часть этой повестки – улучшать условия жизни на вверенной территории.

    В обеих странах формальные поводы для протестов (закон об экстрадиции, выборы в Мосгордуму) оказались не причиной, а поводом. За ними стоит куда более глубокая фрустрация, связанная с ощущением застоя в политике и в экономике: и в России, и в Гонконге экономический рост в 2019 году прогнозируется в районе 1,5%. Также сказывается ощущение отсутствия перспектив. «Я за 7 тысяч гонконгских долларов (58,5 тысячи рублей) вынужден арендовать комнату 12 кв. м, — предельно четко выражает эту идею
    надпись баллончиком на отбойнике по пути в гонконгский аэропорт. — И вы говорите, что я должен бояться тюрьмы?» Рынок жилья в Гонконге — самый дорогой на планете, и у молодых специалистов почти нет шансов получить собственное жилье. В России реальные доходы падают пятый год подряд, а рецептов перезапуска экономики так и не появилось.

    При экономическом росте накапливающиеся в обществе проблемы не так заметны, но когда экономика перестает расти — любой, даже незначительный повод может привести к неожиданному всплеску общественного недовольства. Вопросы власти из абстрактных становятся конкретными: граждане хотят контроля над распределением скудеющих общественных ресурсов.

    23 комментария

    avatar
    Варламов с фоточками о протестах в Гонконге: varlamov.ru/3554389.html
    0
    avatar
    Враньё, что триады в белом. Триады начинали и продолжают. Студенты нещадно лупят триадчиков?
    Кто разносит враньё? Ну и паскуды…
    После первых массовых протестов в Гонконге появились люди в белых футболках (и другой белой одежде), которых все называют членами триад – китайской мафии. Их любимое оружие – бамбуковые или ротанговые трости и металлические пруты. Поскольку протестующих очень легко узнать по чёрной униформе, китайские титушки нападают на них на улицах и в общественном транспорте. Иногда их жертвами становятся журналисты, причём полиция не реагирует на нападения бандитов в белом. Но когда протестующим удаётся выцепить кого-то из титушек из толпы, они тоже с ними жёстко расправляются.
    Кстати, если демонстрантам попадается какой-нибудь объект, свидетельствующий о симпатиях хозяина к правительству, они его нещадно громят.
    Проамериканские паскуды опять хотят чтобы китайцы работали за плошку риса, а жители Гонконга прислуживали штатовским и британским гринго — как раньше?
    0
    avatar
    Их объединяют перспектива — предрешенность: или смирись, или сваливай.
    0
    avatar
    Их объединяет враньё, на котором построены эти протесты.
    Протестующие в Гонконге ведут себя как бандиты — и они делают это совершенно сознательно и при полной поддержке мировых СМИ, особенно «свободных», а в Москве — как террорист ведёт себя именно власть.
    0
    avatar
    Но в Москве это всё-равно война вариаций одной и той же силы. Никакого гражданского общества в РФ быть не может. В перестроенном СССР — этого не может быть потому что в СССР был террор, который не осуждён. И суполка, которая выставляет себя конкурентом существующей суполке, должна доказать — кому? — что она сохранит зону контроля. Зону, с помощью которой можно воздействовать на Евросоюз — либо отпугивая загажеными простынями, либо приставая со слюнявыми поцелуями…
    А вот Китай — это некто вырвавшийся из того колониального рабства, которое ему устроили победители человечества ХХ-го столетия.
    И протестующие наёмные хомячки Гонконга, и сегодняшняя Москва, при любом раскладе, — все они на стороне США против Китая.
    -1
    avatar
    Китай вырвался из колониальной зависимости потому что у него есть национальная элита. В РФ её нет.

    Недавно случайно посмотрела фрагмент ужасов как русскоязычных просвещали о преступлениях красных кхмеров… Боже, такая подлость. Это просто бесконечный фонтан лжи — националисты видите-ли устроили там такое.
    А чёж заслуг идей Маркса-то не вспомнили, живописуя ужасы террора красных?
    «Кра́сные кхме́ры» (кхмер. ខ្មែរក្រហម, Kmae Krɑhɑɑm, Khmer Kror-Horm) — неофициальное название коммунистического[1] течения аграрного толка в коммунистическом движении в Камбодже. В подавляющем большинстве красные кхмеры действительно были этническими кхмерами. Их идеология базировалась на маоизме, а также неприятии всего западного и современного.

    Течение создано Коммунистической партией Кампучии в 1968 году и являлось одной из сторон гражданской войны в Камбодже, в которую активно вмешивались Северный Вьетнам, Южный Вьетнам и США. Численность — около 30 тысяч человек. Первоначально членами этого движения были радикально настроенные кхмеры, обучавшиеся во Франции и Камбодже. Пополняли движение в основном подростки 12—15 лет, лишившиеся родителей и ненавидевшие горожан как «пособников американцев».</blockquote>
    0
    avatar
    Вот пример таких-же, как и в Гонконге, жертв Крысолова, который рядится в удобную ему одежду и воюет за свои интересы разными народами.
    А потом в телевизор залезет очередная туша, которая будет вещать о миллионах жертв и навешивать это на очередных «националистов».
    -1
    avatar
    Их объединяют заказчики
    0
    avatar
    США рассматривают возможность второй раз за последние два года снизить налоги для поддержки экономики. Об этом на брифинге в Белом доме во вторник сообщил президент Штатов Дональд Трамп. В отличие от предыдущих налоговых стимулов, введенных в 2017 году и включавших резкое снижение сборов с бизнеса, новые меры могут коснуться физических лиц.

    В качестве одного из вариантов рассматривается налог на зарплаты (payroll tax), сообщил Трамп. Это 6,2% от заработка, которые американцы платят в федеральный бюджет для финансирования госпрограмм медицинского и социального страхования.

    Ну тупыыыые! Хто ж налоги снижает для поддержки экономики? Наоборот, надо повышать. Это вам любой директор совхоза или полковник скажет. Образованцы.
    0
    avatar
    Туристическая солнечная батарея и разное другое, нужное и протестующим, и охраняющим порядок, в магазинчике самой большой «гуртовни святу» в городе Иу.
    Znajduje się tam największe na świecie centrum dystrybucji drobnych towarów o powierzchni ponad 5 mln m²
    20 лет назад город Иу был неизвестным городком с численностью населения (района(powiatu) около 600 тысяч человек, главным занятием которых было сельское хозяйство.
    Ну и вот ещё — Наньша — прям напротив Гонконга.

    Польские дети приехали в гости к дяде. Китайские знакомые когда-то торговали фруктами в Польше. Во время польской перестройки.
    0
    avatar
    Внешний фактор-общеее всех майданов.Это и объединяет.А противоречия есть в любом социуме, Ещё одно общее-центральная власть имеет силу воли не допустить майдана по-украински
    -3
    avatar
    Мне кажется, тут и рассматривать нечего! Что объединяет — это финансы и указания поступающие от третьей стороны, коей сии мероприятия крайне выгодны. А с кем у Москвы и Пекина острое геополитическое противостояние? Правильно, с Вашингтоном. Все просто, как дважды два.
    0
    avatar
    Все просто, как дважды два.
    Грамотный бот, пане Фогеле? Не верю.

    По существу: у вас с Алиной и Авгуром всегда все просто, только у Вас виноват Вашобком в том, что подъезды обоссали, у Алины — камунафашысты, а у Авгура — жыды.

    То, что в Маськве просто по беспределу не зарегили оппокандитатов — это приказ Трампа? Или все должны были сглотнуть молча, как Вы?
    +1
    avatar
    Одноразовые боты до сих пор не баловали нас содержательными комментариями (тем более — пропутинскими). Там цель была обратить внимание, чтобы получить возможность запостить заказуху.

    Но я ж не ясновидец, а всего лишь наблюдатель. Может новая порода. Или хотят еще и комментарии окучить. Или какой-нить самодеятельный мемноно-нитупо-дихлофос нас осчастливил сокровенным знанием
    0
    avatar
    Но я ж не ясновидец

    0
    avatar
    Это правильно, что Вашингтон виноват там… И Лондон еще, и Париж, Берлин, Стокгольм, собака, замаскировался…

    Виноваты в этих протестах те государства, которые показывают пример уважения к своему гражданину, где есть верховенство права над хотелками пожизненно избранных бонз.
    +4
    avatar
    Насчет вины США и Британии даже Алина согласна
    0
    avatar
    И правда просто))
    0
    avatar
    У обоих протестов ничего общего. Гонконг-свободный город, оставашийся таким даже в составе Китая. Плюс Гонконг имеет собственную идентичность и склонен к сепаратизму. Москва-центр Империи, ее суть и соль. События в Москве мы можем сравнить с событиями 89 ого года в Пекине, тогда именно горбачевская демократизация вдохновила студентов в Китае на протест. Чем закончилось, мы знаем. Собственно и нынешние протесты в Москве ведут к такому же неминуемому насилию со стороны власти.
    0
    avatar
    Тут не важно, что объединяет эти митинги. Тут важно, кто получает выгоду от попыток дестабилизации ситуации в Москве и Китае. А ответ на этот вопрос очевиден. США всегда было выгодно, что бы у их сильных соперников были внутренние проблемы. А раз им это выгодно, то и организовать они это могли.
    -1
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.