Intermarium
  • 6501
  • Концепция Междуморья — единственная альтернатива перед лицом варварской агрессии России



    Влодзимеж Ищук (Włodzimierz Iszczuk)

    Идея Юзефа Пилсудского 79-летней давности все еще жива. Перед лицом варварской агрессии России государства Центральной и Восточной Европы должны объединиться в мощном геополитическом союзе.

    В академических кругах существует убеждение, что геополитика — лженаука. Это правда. Но правда и то, что в Москве геополитика исполняет функцию военно-политической стратегии. И эта стратегия определяет формирование российской внешней политики. Ее следствием стала серия кровавых войн вдоль российских границ. Руководствуясь геополитическим мировоззрением, Кремль старается всеми средствами воскресить Империю Зла. Эта политика несет серьезную угрозу всей Центральной и Восточной Европе. Поэтому следует тщательно изучить вопросы геополитики в контексте европейской и глобальной безопасности.

    Геополитика

    Понятие «геополитика» возникло на рубеже XIX и XX веков. Впервые его использовал шведский политолог Юхан Рудольф Челлен (Johan Rudolf Kjellén) в 1899 году на страницах журнала Ymer. Отцами-основателями геополитики считают также немецкого географа Фридриха Ратцеля (Friedrich Ratzel), американского адмирала Альфреда Тайера Мэхэна (Alfred Mahan), британского географа Хэлфорда Маккиндера (Halford Mackinder), немецкого генерала Карла Хаусхофера (Karl Haushofer) и немецкого политолога Карла Шмитта (Carl Schmitt). Ратцель создал геополитический фундамент немецкой концепции Центральной Европы. Мэхэн — теорию превосходства морского могущества над сухопутным. Его стратегическая концепция до сих пор входит в программу обучения офицеров и дипломатов в США. Собственное геополитическое учение разработал Карл Шмитт, который назвал ключевым для понимания исторических механизмов элементом конфликт между морскими (талассократия) и сухопутными (теллурократия) державами.

    Однако автором самой известной геополитической концепции стал Хэлфорд Маккиндер, который оперировал такими понятиями как: World Island (Мировой остров) и Heartland (Срединная земля). Согласно Маккиндеру, на Мировом острове (который охватывает Евразию и Африку) разыгрывались важнейшие исторические события. В этом пространстве он обозначил критический регион — Хартленд, расположенный в его северо-восточной части. Геополитический закон Маккиндера сводился к тезису: «Кто владеет Восточной Европой, владеет Хартлендом; кто владеет Хартлендом, владеет Мировым островом; кто владеет Мировым островом, владеет миром».

    Стратегия Москвы

    Согласно концепции Маккиндера, Россия сейчас занимает в так называемом Хартленде, то есть стратегическом пространстве Евразии, доминирующую позицию. Будучи наследницей экспансионистской Золотой Орды, империи Романовых и Советского Союза, она делает все возможное, чтобы вернуть себе утраченный контроль над Центральной и Восточной Европой. Ключом к доминированию в этом регионе выступает в первую очередь Украина. Знаменитый американский стратег польского происхождения Збигнев Бжезинский неслучайно сказал, что Россия вместе с Украиной обречена на роль великой мировой державы.

    История показывает, что когда Украина была частью Первой Речи Посполитой, это государство было самым сильным бастионом Европы на границе с варварским миром. В то время Россия представляла собой слаборазвитую страну на европейской периферии. Только под конец XVIII века она окончательно завладела территорией современной Украины и стала мощной империей, влияющей на судьбы Европы и мира. После потери Украины некогда сильную Речь Посполитую ожидал упадок, а над Европой нависла тень варварской Москвы. 200 лет Россия господствовала в Восточной и Центральной Европе, руководствуясь принципом «разделяй и властвуй». Ее основным инструментом стало разжигание межэтнической ненависти — в первую очередь между поляками и украинцами. Так было после разделов Польши, после поражения наполеоновской Франции, так было во время Второй мировой войны и после нее.

    Во второй половине XX века Россия стремилась обрести контроль над всем евразийским континентом, иными словами — добивалась мирового доминирования. Конфликты на перифериях Евразии (Вьетнам, Корея, Афганистан) свидетельствуют о том, что если бы не усилия Соединенных Штатов и их союзников в регионах Тихого и Атлантического океанов, Москва могла бы добиться этой цели. Если бы ей удалось воплотить этот мрачный сценарий в жизнь, мир стал бы совершенно другим.

    После поражения в холодной войне России пришлось уйти из Центральной и Восточной Европы. Но это не означало, что она была готова с этим смириться. 25 лет она готовилась к реваншу. Мечты о воссоздании сверхдержавы и мировом доминировании привели к тому, что Центральная и Восточная Европа (в первую очередь Польша и Украина) оказались в центре внимания российских стратегов. Вторжение на Украину показало, что страны Балтии, Польша и даже вся европейская цивилизация встали перед лицом серьезной угрозы.

    «География — это судьба», справедливо отметил когда-то Наполеон. Судьбы поляков и украинцев тесно связаны между собой. Если украинцы утратят свободу, то в среднесрочной перспективе рухнет польское государство. Этот аспект общего геополитического удела хорошо понял Юзеф Пилсудский (Józef Piłsudski). Его слова «нет свободной Польши без свободной Украины» сбылись перед Второй мировой войной…

    Геополитический гений Пилсудского

    Первый маршал Польши понимал, что безопасность страны обусловлена созданием альянса сильных государств на востоке и «санитарного кордона» между Польшей и Россией. Это было необходимо, чтобы остановить российскую экспансию на запад. Пилсудский сделал стратегической целью формирование федерации независимых государств в Балтийско-черноморско-адриатическом Междуморье, существенным элементом в котором была Украина. Поэтому глава государства решил весной 1920 года восстановить и усилить дружественно настроенную к Польшу независимую Украину.

    Понимание общих стратегических польско-украинских интересов оказало влияние на подготовку киевского наступления 1920 года. Перед началом операции у Пилсудского было несколько сценариев. Наиболее благоприятный заключался в том, чтобы разгромить Россию и свергнуть большевиков. Но чтобы это осуществилось, нужно было создать мощное независимое украинское государство, ведь лишившись Украины, Россия не представляла бы угрозы для Польши и Европы. Если бы этот сценарий воплотился в жизнь, Вторая Речь Посполитая обрела бы «санитарный кордон», отделяющий ее от России, и ценного союзника на востоке. К сожалению, в 1920 году чуда в Киеве, в отличие от Варшавы, не произошло. Спустя 19 лет после поражения идеи Междуморья Польша утратила свободу. В 1940 году в Катыни сталинские палачи расстреляли элиту польского государства. К сожалению, опасения Пилсудского, что без свободной Украины не будет свободной Польши, стали реальностью. Начались темные десятилетия неволи.

    Сейчас следует всерьез проанализировать концепцию, которая могла пресечь реализацию этого трагического сценария, чтобы не повторять еще раз мрачный урок истории. Нашим преемникам нельзя повторять ошибок наших предков.

    Идея Междуморья

    «Не следует питать иллюзий: даже если мы заключим мир, мы всегда останемся целью для атак со стороны России», — говорил Пилсудский в интервью газете Kurier Poranny после Варшавской битвы. Глава государства прекрасно понимал, что эффективно противостоять российской агрессии можно только силами стран Центральной и Восточной Европы. Поэтому он мечтал о создании большой федерации Польши, Украины, Литвы, Латвии, Эстонии, Белоруссии, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Югославии и Финляндии, опирающейся на три кавказские республики — Азербайджан, Армению и Грузию. Объединение этих стран в одном союзе создало бы в Центральной Европе территориально сплоченный организм.

    Концепцию Междуморья дополняла другая геополитическая доктрина Пилсудского — прометеизм, то есть идея распада России на национальные государства. У союза Польши и Украины был потенциал, чтобы переломить российское господство. Но, к сожалению, Украина пала жертвой большевистских захватчиков. В результате войны с большевистской Россией концепция федерации стран Центральной и Восточной Европы с опорой на поляков и украинцев утратила перспективу воплотиться в жизнь. Однако Пилсудский и его сторонники не отказались от планов возрождения польско-украинского союза: правительство Украинской народной республики в изгнании в союзе с Польшей, Румынией, Великобританией и Францией продолжало искать возможность освободить Украину от большевистского ярма.

    В конце 30-х годов польский министр иностранных дел Юзеф Бек (Józef Beck) пытался продолжить идею Пилсудского, пропагандируя в дипломатических кругах «Третью Европу» — союз Польши, Румынии и Венгрии. Во время Второй мировой войны концепцию альянса стран, лежащих на Балтийском, Черном и Адриатическом море воскресил генерал Владислав Сикорский (Władysław Sikorski), который в 1942 году инициировал дискуссию между греческим, югославским, польским и чехословацким правительством в изгнании. Сикорский придерживался позиции, что послевоенная Центральная Европа должна стать политически упорядоченным пространством национальных государств, объединенных по принципу конфедерации. Но эта концепция не встретила одобрения ни у СССР, ни у союзников. Что самое худшее, сторонники идеи Междуморья, прометеизма и польско-украинского союза гибли в результате покушений (Тадеуш Голувко (Tadeusz Hołówko), Симон Петлюра, Владислав Сикорский).

    В 1992 году после свержения коммунизма в Польше (1989) и СССР (1991) идея Междуморья была утверждена в качестве официальной геополитической концепции на IV съезде Конфедерации независимой Польши (KPN) — радикальной партии национально-освободительной ориентации, которая была основана в 1979 году в Варшаве. Спустя два года, в июле 1994, в Киеве было подписано соглашение между 15 партиями шести стран (Белоруссии, Эстонии, Литвы, Латвии, Польши, Украины), которое назвали Лигой партий стран Междуморья.

    Конгрессы ЛПСМ состоялись в 1995 (город Ярослав), 1996 (Минск) и 1997 (Киев) годах. Была также предпринята попытка издавать собственный информационный бюллетень (вышло два номера). К сожалению, инициатива приказала долго жить в конце 90-х в результате политических изменений в странах региона, в том числе выталкивания основных активистов проекта из активной политики.

    Между тем спустя сто лет после своего создания концепция Междуморья перед лицом угрозы, которая угрожает Польше и другим странам Центральной и Восточной Европы, стала необычайно актуальной. Агрессивная проклитика России вновь привела мир на край пропасти.

    Новая угроза с востока

    Главным направлением российской экспансии и наиболее вероятным театром военных действий в следующей мировой войне может стать Центральная и Восточная Европа: в первую очередь Украина, страны Балтии и Польша.

    У поляков есть горький опыт пассивности союзников в самые критические моменты истории. Колебания Великобритании и Франции в начале Второй мировой войны — это яркое доказательство того, что такой сценарий возможен. Никто не знает, как поведет себя НАТО в случае нападения страны, обладающей ядерным оружием, например, на Литву или Польшу. К сожалению, Западная Европа не в полной мере осознает российскую угрозу.

    Влиятельный российский стратег Александр Дугин в книге «Основы геополитики», которая была опубликована при поддержке кафедры стратегии Военной академии Генерального штаба министерства обороны России, подчеркивает: «Основной долгосрочной программой России является континентальная интеграция, создание материкового евразийского пространства от Токио до Азорских островов. Задача Москвы — расширить свое стратегическое влияние на восток, запад и юг».

    Главной преградой на пути имперской экспансии Дугин называет Украину и Польшу, поскольку эти страны выступают бастионом Восточной Европы. Чтобы приблизить Россию к ее мечте о мировом доминировании Дугин, который обладает огромным влиянием на людей, принимающих решения в важнейших сферах политической жизни, предлагает уничтожить «санитарный кордон», состоящий из «малых, исторически безответственных народов и государств Восточной Европы», прежде всего Польшу. Агрессивная политика России стала серьезным выводом для системы глобальной безопасности. Над всей европейской цивилизацией нависли черные тучи необъявленной войны. Ни одна страна Центральной и Восточной Европы не способна в одиночку противостоять враждебной деятельности Москвы. Необходимо предпринять усилия, чтобы предотвратить все формы российских диверсий в нашем регионе.

    По образцу Первой Речи Посполитой

    Нам следует помнить тезис Маккиндера: «кто владеет Восточной Европой, тот владеет Евразией и всем миром». Международное сообщество ни в коем случае не должно позволить России обрести доминирование в Центральной и Восточной Европе. Перед лицом сегодняшних угроз страны Междуморья должны объединить усилия в поисках общего знаменателя, объединяющего народы нашего региона. Поэтому следует задуматься над созданием основ для формирования сильного регионального союза, выходящего за границы ЕС, поскольку к этому блоку могла бы присоединиться Украина, а в долгосрочной перспективе и демократическая Белоруссия. Более того, региональные союзы ни в коей мере не противоречат членству отдельных стран в других объединениях. Принадлежность к НАТО или ЕС не исключает возможности создания в Центральной и Восточной Европе регионального блока.

    Значение таких блоков приобретает в современном мире все большее значение. Мы видим это на примере Франции, которая создает средиземноморский союз (стран южной Европы и северной Африки), или скандинавского союза Дании, Финляндии, Швеции, Норвегии и Исландии.

    Польша, Литва и Украины тоже могли бы выступить с инициативой создания регионального союза, базирующегося на историческом наследии Первой Речи Посполитой. В современном геополитическом раскладе это могло бы стать особенно ценной инициативой. Мощный альянс государств Центральной и Восточной Европы стал бы правильным ответом на экспансию агрессивной Империи Зла. Междуморье может послужить крепким щитом европейской цивилизации и всего свободного мира.

    21 комментарий

    avatar
    Хорошая крепко сбитая статья.
    По отношению к ДНР и ЛНР у меня нет негативного отношения, поскольку считаю, что они еще сыграют свою роль в уравновешивании украинского олигархата.То же самое они повлияют и будут двигателем на изменения внутренней политики в самой России.Недаром ФСБшники усердно прочищают ряды ополченцев.
    Конечно не потому, что ДНРыЛНРы сильны, скорее наоборот, раздражение местных ватников будет зашкаливать и нарыв может прорвать внутрь России.Таким образом объективно ДНРЛНР сослужат еще положительную роль на создание Интермариума.
    Даже гдето допускаю, что их роль будет даже больше, чем самой Украины и послужит катализатором процессов.
    0
    avatar
    Ведь представьте, что нет ни ДНР ни ЛНР.Украинский олигархат как правил, так и правит, и не заинтересован в изменениях, здесь Соскин абсолютно прав, Вот тут ДНРЛНР, будет затягивать петлю на горле укроалигархов в силу необходимости их элементарного содержания и представляется необходимостью делиться капиталами или провести люстрацию, а значит должны быть разработаны механизмы контроля.
    0
    avatar
    Вы думаете там что-то останется после того, как россияне свалят? Донбасцы — пример стереотипных «хитрых хохлов», которые перехитрили сами себя.

    Если кто и станет фактором, так это те «добровольцы», которые вернутся назад в Россию. Окунувшись назад в тотальную нищету (см. сюжет из Орска в соседнем посте) у них возникнет вопрос, за что именно они воевали. Они ж ездили туда «воевать с Америкой», а жизнь в Америке их надрыва пупка даже не заметит.
    +2
    avatar
    Я не утверждаю, я предполагаю, это версия не претендующая на верность, Хочу лишь что бы Брамовцы не занимали
    какую то единственную позицию и только негативную по отношению к ДНР и ЛНР, но оставили за собой возможность выбора версий дальнейших событий.Надо иметь в виду, что выступление против Украины спровоцировано в том числе и самой Украиной, забившей на свой юго-восток то ли по безмозглости, то ли по умыслу.
    0
    avatar
    Выступление было вовсе не против Украины. Выступление двигалось исключительно принципом «А почему западенским можно, а донбасским нельзя»? То есть жабой.

    А потому что донбасские спутали хрен с пальцем: за ними не было никаких ни ценностей, ни цивилизационного выбора. Было простое желание «отхапить себе побольше», то есть антигосударственная позиция.

    А кремляди их тупо развели как лохов в своих интересах. Те хотели лишь покрышки пожечь, да из рогаток пострелять, а пришлось всем умереть в борьбе за хрен знает что.
    +1
    avatar
    І так і не зусім. Сапраўды, бунт на данбасе распачаўся хутчэй з-за «а чаму тады і нам нельга?», але гэта была нагода. Прыхільнасць да ідэй ДНР/ЛНР не распаўсюдзілася б сярод насельніцтва Данбасу, калі б не адзін чыннік — непрыяцце Еурапейскіх каштоўнасцей, вера ў руку Амерыкі, антыпатыя ці абыякавасць да Украіны. І гэтакая свядомасць антыпатыя гэтая праграмна і пааслядоўна ўзрошчвалася сродкамі МІ Расеі на працягу дзесяцігоддзяў.
    Бунт на Данбасе быў бы немагчымы без абы-якой антып
    0
    avatar
    атыі да Украіны.
    Вось дарэчы слушныя меркаванні чалавека, які непасрадна знаёмы з некаторымі крэмлёўскімі метадолагамі: www.youtube.com/watch?v=Yn-DmbT3Q38
    0
    avatar
    Статья интересная, но она, увы, хорошо показывает, почему поляки не смогут стать драйверами Интермариума: они слишком увязли головой в Речи Посполитой, которая тянет их вниз.

    Ну какая Литва? Литва, Латвия — абсолютно незащищаемые территории, которые надо добавлять в последнюю очередь, когда Интермариум уже факт жизни. Не Литва, а Польша-Украина-Румыния должны быть хребтом Интермариума.

    Ну какой «демократический союз», который привлечет Беларусь и Украину? На сколько можно видеть, Чехия, Словакия, Венгрия уже ушли возрождать Австро-Венгрию. Поляки остались одни.

    Ну какая конфедерация, когда централизация убийственна для Интермариума? Сеть, а не конфедерация, а это совсем иное животное.

    Ну и наконец, какая Россия? Не ради сдерживания России должен делаться этот союз, а на ее замену.
    +3
    avatar
    Так у поляков и выбора нет, и дело не в Речи Посполитой, а в том, что Чехия Словакия, Венгрия дистанцируют себя от Польши
    демонстрируя лояльность России, видимо из за энергетической зависимости шантаж которой видимо усилился в последнее время, судя по распаду Вышеградской четверки, и это в то время когда угроза войны возросла.
    О Литве Латвии речи нет, тут согласен.Входить с ними в Союз значит подставлять их.
    Поляки не остались одни, считаю, все это показуха и дипломатические реверансы между Москвой и странами Европы.
    Варвар хочет бусы, ну пусть будут у него бусы в обмен на золотишко и газ, ведь пока ничего такого не происходит, что непосредственно касается Европы, Польши в том числе.
    Все таки настаиваю на конфедерации с Польшей, другого пути для Беларуси просто нет, то есть есть конечно-слияние с Россией.Камень преткновения-законы Европы, которые Беларусь должна принять.Беда России, Украины в том, что сами местные просто не в состоянии сделать так как в Европе.Грехи не пускают.Беларусь может преодолеть фактически безболезненно это узкое место.Сетевая структура это уже дальнейшие шаги после конфедерации, поскольку будет создана общая законодательная база.
    0
    avatar
    В отношении России конфедерацию можно рассматривать и как то и как это, любой вариант не исключен.Можно рассматривать и как противостояние России, и как сдерживание, и как помощь в преодолении имперского сознания путем мягкого дружеского отношения и влияния.Тут поле для выбора в зависимости от поведения самой России.
    0
    avatar
    Może i rząd węgierski sie zdystansował a może polski to nie jest ważne, ważne natomiast jest to że miedzy naszymi społeczeństwami kwitnie przyjażń Lengyel, Magyar – két jó barát, együtt harcol, s issza borát…
    Rządy się zmieniają!
    0
    avatar
    I think Orban is not pro-Russian, He is pro-Hungarian, just the way he sees it. And you can't blame him for that. He's streikbrecher's behavior towards Russia (same as that of Zeman in CZ, and Fico in SK) is a simple product of lack of alternatives.

    What can not be tolerated though, is when such behavior touches territorial integrity of other countries. You can do whatever you like inside your own country — be a democracy, or a dictatorship, lean toward West, or toward East — but your freedom is limited by the freedom of others, and your rhetoric should not cross borders.
    +1
    avatar
    My mamy jeszcze wybór ale czy Wy taki posiadacie?
    0
    avatar
    Truth is that without each other none of us has much choice. Whether we like it, or not. Unfortunately, this understanding is not yet in the region.
    0
    avatar
    «Ну и наконец, какая Россия? Не ради сдерживания России должен делаться этот союз, а на ее замену»- wcześniej napisałeś, teraz to- «Truth is that without each other none of us has much choice. Whether we like it, or not.» to po co robić jakąkolwiek konfederację jeżeli nie dla powstrzymania Rosji, zresztą obojętnie jakie będą przyczyny konfederacji czy innych koncepcji, Rosja i tak bedzie twierdzić że to przeciwko niej.
    «Unfortunately, this understanding is not yet in the region»- To weżmy Białoruś, jak myślisz jakie może być zrozumienie (postrzeganie) tego w Twoim kraju, nie sądzę że jest t ktoś w stanie to oszaczować.
    0
    avatar
    to po co robić jakąkolwiek konfederację jeżeli nie dla powstrzymania Rosji, zresztą obojętnie jakie będą przyczyny konfederacji czy innych koncepcji, Rosja i tak bedzie twierdzić że to przeciwko niej.
    Of course Russia will be against it. And of course one of the tactical purposes of Intermarium could be survival next to Russia.

    But — establishing Russia as a key pivot, a key anchor that holds Intermarium together (let it be with a negative sign), is a very and very weak strategy. First, being «against» something is a poor glew, as opposed to being «for» something. Second, by anchoring it all on Russia you de-facto outsource the control of Intermartium to Moscow. Kremlin could just become very nice to certain countries of Intermarium and everything will collapse at once (you already see that). And third, most important — different countries will have different views on Russia. Poland, Romania, Ukraine will long be in opposition to it. Slovakia, Belarus, Hungary, Bulgaria — will be largely positive toward it.

    We should seek what unites us inside, not outside. And I believe the answer is in certain core values, which could be enhanced over time.
    0
    avatar
    To weżmy Białoruś, jak myślisz jakie może być zrozumienie (postrzeganie) tego w Twoim kraju, nie sądzę że jest t ktoś w stanie to oszaczować.
    We need to have more contacts with each other, more forums for collision of opinions, more learning about each other, more joint media projects. Culture goes first.

    As for understanding, today Belarus is already being gradually threatened by Russia, so I think it is a matter of time when it turns toward alternatives. A bigger question is how you develop this in a place like Hungary. Because Hungary is crucial to Intermarium — it is an entry to Croatia, which is an entry into the Adriatic, and without anchoring ourselves in all three sees (Baltic, Black, Adriatic) we are doomed to repeat the fate of Rzeczpospolita I and Austria-Hungary. You need to fully control this connection between the peninsular (Europe) and the mainland (Russia) in order to be able to exercise power.

    Intermarium — is not a tool to just oppose Russia (this is just a small tactical task). Intermarium — is a tool to dominate all of Europe. That is the key understanding that has to come to everyone, especially to the Polish and the Hungarians who way too often project Intermarium into their past, as opposed to into their future.
    +1
    avatar
    Z mojego punktu widzenia szczególnie Litwa to bedzie zbyt duży ciężar.
    1. Stosunki Polsko-Litewskie są fatalne.
    2. Region w fatalnym położeniu.
    3. Kraje Litwa, łotwa, Estonia bardziej widzą sie w różnego rodzaju kooperacj z krajami skandynawskimi
    4. Kraje bezbronne (jak to sam wymieniłeś.
    +1
    avatar
    [С притворным выражением крайнего удивления на лице]

    А кто это сде-е-е-лал? Кто этот цензор креативный редактор, поработавший над моим постом?
    0
    avatar
    я тоже что-то не понял,
    пан Мог за интермариум?!
    не может быть ))))
    0
    avatar
    Со всеми аргументами автора в статье согласен.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.